Мысли для начала... мышления

Неграмотными в 21-м веке будут не те, кто не могут читать и писать, а те, кто не смогут научаться, от(раз)учаться и перенаучаться. Элвин Тоффлер

2011-12-20

О выходе из гражданской комы : Александр Амзин

Приоткрыть левый глаз
Александр Амзин о выходе из гражданской комы

Митинг на Болотной площади, как и дату 10 декабря 2011 года, я буду помнить всегда. Запомнятся четыре вещи: плотная толпа, в которой не чувствуется ветра, холод, проникающий даже сквозь подошвы высоких шнурованных ботинок, голоса политиков, качающие первые ряды, и песня "Наш дурдом голосует за Путина".

До тех пор я никогда не ходил на митинги. Не знаю, пойду ли еще, но в декабре я ощущал, что по-другому поступить не могу. Там меня, как писал Кнышев, окружали милые, симпатичные люди, медленно сжимая кольцо. Это было прекрасно. Каждый раз, когда я слышал конструктивные предложения (например, записаться наблюдателем на следующих выборах или акунинское про организацию онлайн-трансляций с избирательных участков), теплый ком подкатывал к горлу.

Воодушевленные митингом люди разошлись по домам — возмущаться "половиной процента" найденных нарушений, недостаточным медиа-покрытием события на Болотной и явно завышенными оценками численности участников митинга в поддержку "Единой России". Аналитики, все как один, написали про зарождение гражданского общества в стране. И лидеры мнений, все как один, предложили не призывать Россию к топору.

У меня насчет сложившейся ситуации есть несколько соображений. Вот они, мои маленькие предновогодние тезисы.

Войну за перевыборы оппозиция, к сожалению, проиграла. Несмотря на трезвые призывы к отставке Чурова и многих других, власти просто спели Let It Be. Перефразируя эпиграмму известного фантаста, "Подлога нет! — сказали кандидаты, и доктора кивнули головами". Перевыборов не будет. Будем реалистами — президентские выборы, даже если против их результатов выступит в десять раз больше народу, тоже вряд ли будут оспорены.

Но, допустим, было бы наоборот. Мы собрались на Болотной, потом еще где-нибудь, а потом пару раз сходили куда-нибудь наблюдателями и перевыбрали более сбалансированную Госдуму, а затем и более неожиданного президента. В этой ситуации есть сценарий гораздо более плохой, чем гражданская война — успокоение.

Куда как легко выбрать человека, на которого можно переложить ответственность за решение накопившихся проблем; предоставить ему мандат, карт-бланш и все такое. Примерно двенадцать лет назад, в эпоху треволнений, дефолтов, взрывов домов и еще черт знает чего мы сделали осознанный выбор в пользу стабильности, передав такой же мандат на обеспечение стабильности и решение проблем Владимиру Владимировичу.

Он это доверие оправдал — дефолта не было, взрывы домов прекратились, а вместе с ними — и всякая политическая жизнь. Понадобилось почти десять лет, чтобы наглость чиновников, достигшая невообразимых высот, спровоцировала гражданские выступления — все эти химкинские леса и синие ведерки.

Пациент самостоятельно ушел в кому. Десятого декабря 2011 года он содрогнулся, приоткрыл левый глаз и увидел вокруг консилиум оппозиционных политиков, предлагающих ему подписать завещание в их пользу.

Ребята, очень просто можно выбрать Немцова, Явлинского, Лимонова, Навального, Яшина, черта с рогами и кого-нибудь еще в придачу. Пусть разруливают, ведь мы были на Болотной и пару раз их поддержали. Но мне не хочется быть тем, кого Линор Горалик в свое время называла "Умничка такой". Да и вам, я думаю. Митингов недостаточно — ни мирных, ни боевых. Оппозиция их проводит уже лет двадцать в разных вариантах — и что?

Для того чтобы пациент хотя бы встал с кровати, ему придется сто раз бессильно упасть. Чтобы, выйдя из комы, убить Билла, надо долго готовиться, рисковать и одерживать одну маленькую победу за другой.

Возможно, придется перетерпеть и первый срок, а может - и второй. Принять к сведению закручивание гаек, которое обязательно последует за любыми активными действиями — и все равно не сломаться. Сначала наблюдателем на выборы, потом достать своего депутата требованиями, потом не дать взятку гаишнику, потом заставить соседа не мусорить, затем поговорить с учительницей, занизившей ребенку оценку за неполиткорректное сочинение, затем не допустить уничтожения леса под боком, затем помочь детскому дому, затем создать городское сообщество неравнодушных, затем узнать, почему префект разъезжает на BMW X5, затем пойти в префектуру или мэрию с проектом строительства спортивной площадки, затем выдвинуть самого себя в муниципальный совет, поступить на полставки в муниципальную библиотеку или вести кружок, сообщить о злоупотреблениях чиновников, узнать, как устроена власть и кто отвечает за выключенные фонари на вашей улице, затем пройтись по ДЕЗу, собрать жильцов, да еще не забыть изучить права потребителей.

И, наконец, перевыбрать тех, кто одержал временную победу год, два, десять лет назад. Не закрывать левый глаз, а потратить неделю на открытие правого. Два месяца на сгибание мизинца на руке. Год учиться заново шевелить ногами. Два — чтобы сесть, тяжело привалившись к стене. А потом еще надо встать на ноги и упорно тренироваться, вспоминая, как вы провели апперкот в девяносто первом.


Вы готовы? Нас минимум тридцать тысяч человек. Готовы?

О «русском бунте, бессмысленном и беспощадном» - Блог Артема Кречетникова


О "русском бунте, бессмысленном и беспощадном"

Артем Кречетников, bbcrussian.com Артем Кречетников, bbcrussian.com | 11:54, понедельник, 19 декабря 2011-19, 11:54

"Не приведи Бог видеть русский бунт - бессмысленный и беспощадный!" Эти слова героя пушкинской "Капитанской дочки" почти два века знают в России все сколько-нибудь образованные люди. И повторяют к месту и не к месту.

Разумеется, вспомнили их и в последние дни в связи с самыми массовыми  за последнее десятилетие оппозиционными митингами. Что называется, всласть оттоптались на теме.

Одни аналитики и журналисты подыгрывают государству в "веховском" духе: "Благословлять надо эту власть, своими штыками и тюрьмами ограждающую нас от ярости народной!". Другие, вероятно, искренне тревожатся за себя и своих детей.

Спешу всех успокоить: никакого бессмысленного и беспощадного бунта в современной России не может быть, потому что быть не может никогда.

Александр Сергеевич Пушкин написал знаменитую фразу применительно к пугачевскому восстанию.

Но тут вот какая историческая закавыка получается. Задолго до Пугачева, и даже до Разина, в Москве произошли два крупных выступления: "соляной бунт" 1648-го и "медный бунт" 1662 года. И они не были ни беспощадными, ни, тем более, бессмысленными, а очень напоминали выступления тогдашних европейских горожан.

Москвичи предъявили конкретные, понятные и реалистические требования: убрать заворовавшихся непопулярных сановников, снизить налоги, изъять из обращения медные деньги, которых начеканили слишком много, из-за чего разгулялась инфляция.

Правительство в обоих случаях прибегло к силе, но одновременно проявляло готовность договариваться и идти на уступки, давало обещания, которые были, хотя бы частично, выполнены. Во время "медного бунта" царь Алексей Михайлович даже прилюдно бил по рукам с одним из народных вожаков.

В то же время в Западной Европе случались бунты - французская Жакерия, восстание Дольчино в Северной Италии, германское "восстание башмака" - один к одному напоминавшие пугачевщину.

Те же утопические требования, вроде упразднения частной собственности и брака, либо полное отсутствие таковых. То же бессмысленное уничтожение материальных ценностей и убийство всех богатых и образованных, невзирая на возраст и пол. И запредельное зверство при подавлении.

Особенно поучительная история случилась во Франции в середине XIV века.

После проигранной битвы при Пуатье государство зашаталось. Король Иоанн Добрый и цвет рыцарства оказались в плену у англичан. Страной начал править наследник, будущий Карл V, но дофин - не помазанный монарх. Как сказали бы сейчас, легитимность власти оказалась подорвана.

К обычным феодальным тяготам добавились поборы на выкуп знатных пленников и бедствия военного времени. Ответом стала вышеупомянутая Жакерия (от пренебрежительной клички деревенского простолюдина "Жак-простак").

Одновременно поднялись богатые парижане под предводительством купеческого прево Этьена Марселя. Эти хотели известно чего: самоуправления, расширения гражданских прав, голоса при назначении налогов и расходовании собранных денег.

Оба восстания дофину удалось подавить. Но очень по-разному.

С парижанами, фактически, поладили миром. Правительственным войскам в голову не пришло жечь город или учинять над его жителями массовую расправу. Казнили лишь несколько человек, непосредственно замешанных в убийствах слуг дофина.

В глазах рыцарей буржуа были, если не ровней, то, во всяком случае, гражданами, с которыми можно и нужно договариваться.

С участниками Жакерии не торговались по причине отсутствия предмета для торга. Их резали и вешали сотнями и тысячами, не разбирая конкретной вины. Проучить так, чтобы внуки боялись!

Причем в расправе участвовали и французы, и англичане, временно забыв о войне, которую вели между собой. Все понимали, что Жакерия - это лесной пожар, который необходимо потушить, иначе всех спалит.

Поэтому правильнее сказать, что бессмысленным и беспощадным является не русский бунт, а крестьянский бунт, независимо от места событий.

Средний класс борется за более достойное место для себя в рамках существующей цивилизации.

Патриархальные общинники - за уничтожение ее как таковой. Их заветная мечта - вернуться к натуральному хозяйству, ввести равенство, жить по стародавним обычаям, без государства, налогов и городов, выращивать ровно столько, сколько нужно для пропитания.

Выразить эти чаяния они не могли из-за неграмотности, отчего казалось, что людей просто охватывает иррациональная жажда разрушения.

А теперь вопрос: о каком "бессмысленном и беспощадном бунте" мы говорим применительно к сегодняшней России?

Он теоретически возможен в странах, стоящих на уровне России XVIII-го и Франции XIV века: в Африке, арабском мире, с натяжкой - в Латинской Америке и Южной Азии.

Почему почти 100 лет назад наши предки так легко подняли оружие друг против друга? Потому что 80 процентам населения все, что мы называем цивилизацией, было не нужно и не дорого. Поросенка зарезал, картошки запас, дров нарубил - и кум королю. А что городские "баре" будут голодать и мерзнуть - так им и надо.

Миллионы мужиков, живших теми же представлениями, что во времена Пугачева, на беду, получили в руки оружие и при первой возможности хлынули с фронта, чтобы "взять все, и поделить". Кучка авантюристов, именовавшихся партией большевиков, оседлала стихию, а потом утопила ее в крови.

Какое отношение все это имеет к нам и к современной жизни? Ни тех людей, ни той России давным-давно на свете нет.

Двадцать лет назад у нас была революция. Так тогда ни одной урны с мусором не перевернули.

Один неглупый американец, с которым я обсуждал эту проблему, выразил мнение, что за десятилетия обладания атомной бомбой у россиян выработалась повышенное чувство ответственности перед собой и человечеством: нельзя устраивать гражданскую войну и хаос в ядерной державе.

Вероятно, и этот фактор сыграл свою роль. Но, на мой взгляд, главная причина все-таки другая: и коммунисты, и демократы были современными горожанами. Те и другие понимали, что, если нарушить нормальную работу железных дорог, электроснабжения и прочей инфраструктуры, все просто вымрут.

Даже нацболы, не говоря о подавляющем большинстве участников митинга на Болотной площади, не хотят ничего громить и уничтожать. Единственное, чего они добиваются - немножко уважения, или, на худой конец, его видимости.

Давайте оставим "русский бунт, бессмысленный и беспощадный" варварскому прошлому и будем договариваться по-хорошему. Как цивилизованные люди.