Мысли для начала... мышления

Неграмотными в 21-м веке будут не те, кто не могут читать и писать, а те, кто не смогут научаться, от(раз)учаться и перенаучаться. Элвин Тоффлер

2018-02-15

Борьба вер / Андрей Мовчан

Очень серьёзные в последнее время идут споры между патриотами и либералами. Впрочем не менее серьёзны они между патриотами-запутинцами и патриотами-противопутинцами; а так же либералами-рыночниками и левыми либералами; а ещё между евразийскими патриотами-рыночниками и паназиатскими левыми патриотами. И чем тоньше грань, тем больше спор. И чем жёстче длань, тем крепче приклеивают спорящие друг другу на причинные места ярлыки — «ты — патриот!» «нет, это ты — либерал!» «сам либерал, я просто западник!» «да какой ты западник! ты — космополит!»...
Вся эта невероятная скука происходит, как мне кажется, не потому, что разные люди придерживаются разных научных взглядов и сходятся для выяснения истины и развития своих и общественных представлений о мире и благе. Все эти баталии ведутся теми, кто вовсе не имеет научных взглядов.
Человечество пока что разработало, грубо говоря, два вида мировоззрений: научное и религиозное. Научное мировоззрение совершенно не обязательно отвергает бога, в религиозное всё реже его признает. Отличает их совсем другое.
Научное мировоззрение прежде всего признает свою неполноту и вариативность. В науке есть только неизвестные области, выработанные гипотезы и условные истины, основанные на многократной проверке фактами, но любой учёный знает — новые факты часто (почти всегда) заставляют искать новые гипотезы. Учёный таким образом всегда смотрит вперед — там, впереди, всегда меняющийся ответ на вопрос, который он задает здесь и сейчас. Именно поиск и сомнение важны, так как именно неизвестное важно — известное уже известно и как правило — неправильно, ведь мир меняется.
Религиозное мировоззрение противоположно научному. Верующий верит, что существует единая истина, которая уже сформулирована в прошлом. Все, чего в ней нет — не имеет значения, не важно. Всё, что есть в мире, поверяется этой истиной, она имеет универсальную применимость, она вечна во времени и крепче любых обстоятельств. Всякий, кто с ней не согласен — имеет свою корысть во вранье и отказе признать очевидное, и просто не может быть хорошим человеком. К слову, марксизм (да и фашизм) — очевидные религии. Но либерализм — тоже религия; патриотизм — не меньше того.
Спор двух учёных — это спор знающих, что оба неправы, в попытке стать чуть правее. Спор двух верующих — это спор двух добрых сил с двумя злыми за утверждение истины (вернее — двух разных, взаимоисключающих истин).
Я должен сознаться — я начисто лишён способности быть религиозным. Я просто не в состоянии верить в универсальную истину — мне всё время хочется спросить «почему» и докопаться до сути. Вот поэтому я не либерал, не демократ, не рыночник, не западник, не патриот, не славянофил, не державник, не либертарианец, не шовинист, не толерантен, не атеист, не христианин, не иудей, не буддист, не мусульманин и так далее. Я пытаюсь мыслить, познавать, и очень радуюсь, когда локально и временно оказываюсь прав — то есть мои теории подтверждаются фактами. Я так же отлично понимаю, что любая теория описывает только одну грань, только временно и только при определённых условиях. Но — я очень хорош (без ложной скромности) в выявлении верований, делающих вид, что они — наука, и в детекции ложных теорий — просто потому, что я умею копаться в фактах, и у меня нет предвзятости.
Те мысли, которые я иногда пишу — это никогда не попытка агитировать за ту или иную веру. Это — мои мысли. И если они иногда совпадают с догматами того или иного верования — это случайность. То, что они чаще совпадают с догматами либеральной и рыночной веры — это потому, что вера эта в большой степени построена на догматизации современных научных достижений, в то время как вера патриотическо-державная построена в большой степени на социальных мифах столетней давности. Но — ещё раз — и в том, и в другом достаточно веры и сильно не хватает науки, потому я точно не причисляю себя ни к тем, ни уж тем более — к другим.
Отличной иллюстрацией «борьбы вер» или спора «патриотов» и «демократов» может быть куб Неккера — нарисованный на бумажке куб в перспективе (см. рисунок). Его можно воспринять, как куб, лежащий ниже и слева от глаза смотрящего, а можно — как лежащий выше и справа. О том, как лежит куб, можно спорить вечно; кто-то будет даже видеть то такое его положение, то другое, и переживать и метаться, как главный герой «Тихого Дона». Но на самом деле существует лишь плоская фигура из восьми линий — всё остальное — наша вера.
Я всё это пишу к тому, чтобы попросить: господа верующие, не спорьте со мной — я не адепт другой веры, я заранее знаю, что неправ, вам будет неинтересно. Я хотел бы спорить с теми, кто, как и я, видит комплексность истины и её изменчивость, и хочет заниматься поисками, а не борьбой. Может вместе чего и отыщем.


2018-02-08

Снова по старым граблям СССР / И. Эйдман

https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=1755159031213735&id=100001589654713

Те же грабли?

Повальные аресты дагестанского начальства вам ничего не напомнили? Это же очень похоже на "узбекское дело" в позднем СССР.
Путинские власти повторяют многие ошибки позднесоветского руководства, приведшие его к краху.
1. Гонка вооружений при слабой экономике. Попытка мериться с американцами размером боеголовок.
2. Дорогостоящие внешнеполитические авантюры. Тогда — Афганистан, теперь — Украина, Сирия.
3. Кормим «друзей» по всему миру, любых жуликов, которые заявили о своей «социалистической ориентации» (тогда) или поддержки политики Путина (теперь).
4. Разорительные расходы на помпезные торжества и «проекты века». Олимпиады, БАМ, Керченский мост и т. п.
5. Обострение отношений с Западом,. В результате — западные санкции.
6. Конфликт с национальными элитами в республиках, попытка привести там к власти людей из других регионов (тогда в Узбекистане и Казахстане, сейчас в Дагестане и, потенциально, в Татарстане).
7. Снижение уровня жизни большинства население под влиянием разорительных авантюр и военных расходов, о которых я писал выше. Усиление на этом фоне массового недовольства привилегиями элиты ("народ и партия едины, но только разное едим мы", "он вам не Димон" и т.д.).

Все это привело советскую экономику к коллапсу, а страну к развалу. Путин наступает на те же грабли?

Почему Грудинин любит Сталина / И. Эйдман


https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=1756966604366311&id=100001589654713

Почему Грудинин любит Сталина

Нет ничего удивительного, что капиталист Грудинин любит коммуниста Сталина. Именно рябой тиран заложил основы современного номенклатурного капитализма, именно благодаря его наследию сформировался российский олигархат. Сталин посылал зеков на смерть от непосильного труда на "великих стройках коммунизма" фактически для того, чтобы олигархи потом имели возможность покупать самые дорогие в мире яхты и привозить в Крушевель полные самолеты веселых девушек. Усатый палач сгонял в совхозы крстьян, чтобы их потомки работали на новых латифундистов, типа Грудинина.

Сталин создал азиатскую административную систему, при которой экономические ресурсы страны были переданы под полный контроль бюрократии. Так сформировался правящая номенклатура. В истории всегда неформальное обладание ресурсами со временем юридически закреплялось. Бюрократия неизбежно рано или поздно должна была приватизировать подконтрольную ей собственность (об этом, в частности, предупреждал еще Троцкий). Так и произошло при Ельцине. Советско-производственно-чекистская номенклатура и ее партнеры из криминального мира сформировали номенклатурную буржуазию. Именно к ней принадлежит и Грудинин, фактически приватизировавший сталинский совхоз, в руководство которого входил.

Однако Ельцина Грудинин не любит. В 90-е совхозный олигарх, по собственному признанию, не чувствовал себя в безопасности. Сейчас — другое дело. Путин уничтожил остатки демократии и конкуренции, дал номенклатурной буржуазии гарантии неприкосновенности собственности при условии сотрудничества с властью. При нынешнем российском президенте новая номенклатура получила не только собственность, но и авторитарную политическую власть.

Современный номенклатурный капитализм прошел три стадии формирования. Сталин заложил его основы, отдав экономику страны в управление бюрократии. Ельцин дал номенклатуре подконтрольные ресурсы в собственность. Путин установил её политическую диктатуру. «Коммунист-капиталист» Грудинин помнит о своих сталинских корнях.

2018-02-07

И тётя Надя, их педолог... Как закалялся совок

И тётя Надя, их педолог... Как закалялся совок


https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=2070458646520088&id=100006679173835

Павел Коган
(из незаконченного романа в стихах, время и место действия — 1924/1925, детский сад, написано в 1940/41)

И тётя Надя, их педолог,
сказала: «Надо полагать,
что выход есть и он недолог,
и надо горю помогать.
Мы наших кукол, между прочим,
посадим там, посадим тут.
Они — буржуи, мы — рабочие,
а революции грядут.
Возьмите все, ребята, палки,
буржуи платят нам гроши;
организованно, без свалки
буржуазию сокрушим!»
Сначала кукол били чинно
и тех не били, кто упал,
но пафос бойни беспричинной
уже под сердце подступал.
И били в бога, и в апостола,
и в христофор-колумба мать,
и невзначай лупили по столу,
чтоб просто что-нибудь сломать.
Володя тоже бил. Он кукле
с размаху выбил правый глаз,
но вдруг ему под сердце стукнула
кривая ржавая игла.
И показалось, что у куклы
из глаз, как студень, мозг ползёт,
и кровью набухают букли,
и мертвечиною несёт,
и рушит черепа и блюдца,
и лупит в темя топором
не маленькая революция,
а преуменьшенный погром.
И стало стыдно так, что с глаз бы,
совсем не слышать и не быть,
как будто ты такой, и грязный,
и надо долго мылом мыть.
Он бросил палку, и заплакал,
и отошел в сторонку, сел,
и не мешал совсем, однако
сказала тётя Надя всем:
что он неважный октябрёнок
и просто лживый эгоист,
что он испорченный ребёнок
и буржуазный гуманист.
(…Ах, тётя Надя, тётя Надя,
по прозвищу «рабочий класс»,
я нынче раза по три на день
встречаю в сутолоке вас…)


Володя промолчал дорогу,
старался не глядеть в глаза,
но возле самого порога,

сбиваясь, маме рассказал
про то, как избивали кукол,
про «буржуазный гуманист»…
На лесенке играл «Разлуку»
слегка в подпитье гармонист.
Он так играл, корявый малый,
в такие уходил баса,
что аж под сердцем подымалась
необъяснимая слеза.

7
А мама бросила покупки,
сказала, что «теряет нить»,
сказала, что «кошмар» и — к трубке,
скорее Любочке звонить.
(Подруга детства, из удачниц,
из дачниц. Все ей нипочём,
образчик со времён задачников,
за некрасивым, но врачом.)
А мама, горячась и сетуя,
кричала Любочке: «Позор,
нельзя ж проклятою газетою
закрыть ребёнку кругозор.
Ведь у ребенка „табуль раса“
(Да ну из Фребелевских, ну ж),
а им на эту „табуль“ — классы
буржуев, угнетённых. Чушь.
Володя! Но Володя тонкий,
особенный. Не то страшит.
Ты б поглядела на ребёнка —
он от брезгливости дрожит.
Всё мой апостол что-то ищет.
Ну, хватит — сад переменю.
Ах, Надя, — толстая бабища,
безвкуснейшая парвеню».

8
Володя слушал, и мокрица
между лопаток проползла.
Он сам не ведал, что случится,
но губы закусил со зла.
Какая-то чужая сила
на плечи тонкие брела,
подталкивала, выносила…
Он крикнул: «Ты ей наврала.
Вы обе врёте. Вы — буржуи.
Мне наплевать. Я не спрошу.
Вы клеветуньи. Не дрожу и
совсем от радости дрожу».
Он врал. Да так, что сердце ёкнуло.
Захлебываясь счастьем, врал.
И слушал мир. И мир за окнами
«Разлуку» тоненько играл.

2018-02-01

Дикость: Чтоб одна здравая идея в голову вошла, оттуда же пять дурных должны сначала выйти

02:16 / 9.05.12
128864 просмотра

Дикость

Чтоб одна здравая идея в голову вошла, оттуда же пять дурных должны сначала выйти

Константин Зарубин

https://snob.ru/profile/21902/blog/48861

Некоторые вещи просто не сразу приходят в голову. Дело случая. Это естественно.

Раненых солдат сотни лет поливали кипящим маслом и жгли калёным железом. Потом одному французу пришло в голову этого не делать. Вместо кипящего масла он взял масло розовое, смешал его с яичным желтком, добавил скипидара и пошёл нервничать. Боялся, что помрут бедолаги. Наутро приходит, и о чудо: кого прижгли — тем совсем худо, а кого не прижгли — тем уже так себе.

Лошадям тысячи лет надевали на горло ремень. Тяни, родимая, как можешь. А ты, если лошадь, и рада бы тянуть что есть мочи (стегают же), но чем сильнее тянешь, тем труднее дышать. Потому что ремень на горле. С колесницей ты ещё справляешься, но землю на тебе уже не вспашешь. Землю пахали волами, которым ничего не страшно. Волы (в ярме) были тупые, медленные, неповоротливые. Потом китайцам пришло в голову запрягать лошадей не за горло, а за грудь. А потом даже за плечи. Иными словами, китайцам пришёл в голову хомут. И произошёл небывалый подъём сельского хозяйства.

У астрономов полторы тысячи лет была красивая система: посередине Земля, вокруг Солнце, планеты с эпициклами (чтоб объяснить, почему они петляют), и всё равномерно вращается по идеальным окружностям.
(Из книги В. А. Бронштэна "Клавдий Птолемей".)
Красиво, но громоздко как-то. Эпициклы? Зачем демиург наворотил эпициклы? А главное, вычисления не сходятся: то Марс на два градуса выше, чем надо, то Сатурн на полтора градуса ниже. Потом одному поляку пришло в голову (ну хорошо, не ему первому, но зато пришло так пришло), что Земля вертится. А одному немцу пришло в голову, что планеты не вращаются идеальными кругами. Тут же пропали эпициклы, и всё сошлось наконец.

Или женщин в Европе веками жгли за колдовство. Потом одному немецкому профессору пришло в голову, что колдовства не бывает. Он присмотрелся поближе — и действительно: нет колдовства. Есть только суеверия, садисты, слухи, самовнушение и ни в чём не повинные женщины. Ужаснулся профессор и погнал волну. Книгу написал. Петиции слал августейшим особам. Сначала суды над ведьмами запретили в Пруссии. Затем во всех остальных немецких герцогствах и княжествах.

Заразна, как мы видим, не только дурость. Здравые идеи тоже бывают заразительны. Наверное, потому что жизнь от них становится лучше. Привыкнешь к хорошему и думаешь крепким задним умом: ну, это же очевидно. Любому идиоту ясно, что от кипящего масла лучше не станет.

Привыкнув, едешь в командировку в Демократическую Республику Южный Мордор. И две недели ходишь там, пришибленный местной реальностью, потому что в Южном Мордоре порезы всё ещё прижигают раскалёнными ножницами. Лошадей запрягают в петли. В школах преподают птолемеевскую астрономию. В уголовном кодексе отдельная статья за наведение порчи и отдельная за летание на метле.

Накануне отъезда тебя приглашает в гости местный коллега. Гостеприимные хозяева, очаровательные дети, все лучшие блюда южно-мордорской кухни, тосты за здоровье дорогого гостя. Под занавес вечера, разомлев от алкогольных паров, ты кренишься в сторону коллеги и недоумеваешь вполголоса:

- Слушай, ну я всё понимаю. Некоторые вещи просто не сразу приходят в голову. Дело случая. У нас вон тоже три тыщи лет не могли до хомута додуматься. Но раз мы уже додумались, вам-то зачем ждать? Или — ты только не обижайся — охота ваша на ведьм. Мы в Европе десятки тысяч баб перевели, пока до нас дошло, что это всё сказки. Но раз до нас уже дошло, вам-то чего по этим граблям топтаться? Я понимаю, экономика у вас дохлая. Но это же не вопрос денег…

И так далее. А коллега смотрит на тебя печальным взглядом. Он человек начитанный. За границей был, в Костроме жил два года.

- Ах, не всё сразу, дорогой. Ты вспомни, как у вас было. Аристарху ещё в Древней Греции пришло в голову, что Земля не стоит на месте. И кто ему поверил? Коперник книгу свою написал — её разве бросились вводить во всех учебных заведениях? Ничего подобного. Когда Галилея сажали за гелиоцентризм, сто лет уже прошло после Коперника. А хирург этот французский, Паре? В шестнадцатом веке написал, что раны не надо прижигать. А их ещё двести лет после этого прижигали. На ведьм до конца восемнадцатого века охотились, хотя Томазий твой немецкий ещё в 1702 году объяснил, что ведьм не бывает. А до Томазия разве не писали, что всё это сказки и мракобесие? Да двести лет писали, как минимум. А хомут сколько веков овладевал умами? Нет, не всё сразу, дорогой. Чтоб одна здравая идея в голову вошла, оттуда же пять дурных должны сначала выйти. Много времени надо…

На этом месте твой южно-мордорский коллега никнет головой и принимается рыдать. Безутешно. А ты смотришь на него, сконфуженно хлопая глазами. Для тебя все эти дикости — южно-мордорская экзотика. Для него — повседневность.

Причём я вас с ним прекрасно понимаю. Обоих. Потому что хронически чувствую себя заезжим туристом и южно-мордорским туземцем. Одновременно.

Вот, например, лежит мой отец после инсульта в больнице г. Сланцы Ленинградской обл. В его палате нет кнопки вызова дежурной медсестры. (Медсестра: «Там туалет рядом, больные ходят, всегда можно позвать.») С одной стороны, дикость. С другой стороны, мне бы и в голову не пришло, что в больнице г. Сланцы может быть кнопка вызова дежурной медсестры.
Или нянечки, которые орут на пожилого человека после инсульта, когда он в утку не попадает. С одной стороны, это уже и не дикость даже. Это за гранью добра, зла и профпригодности. С другой стороны, мне и не представить других нянечек в российской больнице. Нет, они там наверняка попадаются. Только в голове не укладываются.

Или бюрократ с мигалкой на крыше. Я в этом семестре учу группу сотрудников шведского Управления дорожного транспорта. Инженеры в годах. Английский слабенький, по шведским меркам. Отрабатываем дорожную лексику. Спрашиваю: у кого во Шведском королевстве есть мигалки? У полиции, у скорой помощи, у пожарных. Хорошо. У кого ещё? Хм, а у кого ещё они могут быть? В самом деле, думаю. У кого же. Несколько секунд не мог сообразить. Потом щёлкнуло в голове. Встали мозги на прежнее место.

Как будто глядишь на рисунок с двойным дном: с первого взгляда вроде Зигмунд Фрейд с бородой, а потом щёлк! — и вместо Фрейда голая дама заламывает руки. Когда читаю российские новости, голова без конца щёлкает, как метроном.

Вот люди сидят в тюрьме, потому что спели песню в месте отправления религиозного культа. Дикость / щёлк / обычные дела.

Вот людей задержали за то, что они гуляли по Красной площади с кусками белой ткани на одежде. Дикость / щёлк / обычные дела.

Человека оштрафовали за то, что он держал в руках цитату из Фаины Раневской. Дикость / щёлк / обычные дела.

Людей задержали за то, что 1-го мая шли по Невскому с разноцветными флагами. Дикость / щёлк / обычные дела.

Людей задержали за то, что они ехали в другой город. Щёлк.
Центр огромного города зачистили от людей. Щёлк.
Людей задержали за то, что они шли по улице. Щёлк.
Людей задержали за то, что они стояли на улице.
Людей задержали за то, что они стояли в парке.
Людей задержали за то, что они сидели у памятника.
Депутатов парламента задержали за то, что они стояли с людьми на улице.
Щёлк щёлк щёлк щёлк.

Я всё понимаю. Тысячи лет подряд бытовало мнение, что власть — это когда делаешь, что хочешь. Хочешь — головы рубишь. Хочешь — Москву от людей зачищаешь. Хочешь — круглые шляпы запрещаешь носить. Войну можно устроить из-за чего-нибудь. А если хочется особого величия, можно согнать всех в кучу, чтоб строили пирамиду и рыли Беломорканал.
Потом людям пришло в голову, что власть не для этого существует. Кроме того, людям пришло в голову, что за исполнение песен не сажают в тюрьму. Прогулки по улицам не могут быть административным нарушением. Мигалки нужны только тем, кто едет по экстренному вызову. И так далее — вплоть до кнопок в больничных палатах.

Ведь здорово, правда? До всего этого уже додумались. Нам осталось только отвыкнуть от неподвижной Земли и кипящего масла. Пламенные сторонники любого статус-кво вечно советуют всем «начать с самих себя», и в данном случае с ними трудно не согласиться. Если бы мы смогли отделаться от щелчков в собственных головах, размылить замыленные глаза, всегда называть дикость дикостью — мы оказались бы в другом обществе.

Это, конечно, не мне пришло в голову. Я просто волну гоню дальше.

2018-01-31

Ненавижу! Система образования усилиями чиновников приобрела какую-то совершенно извращённую форму / Николай Казмин


Николай Казмин
29 янв в 16:12

НЕНАВИЖУ!

НЕНАВИЖУ!
Я не знаю, к кому обращены эти мои слова – к моим коллегам-педагогам, к министру образования, к Путину, Господу Богу или просто крик отчаяния и гнева в пространство…, но я хочу поделиться этим.
Оговорюсь сразу: я не готов говорить за всю систему образования в целом, поэтому все, что тут будет сказано, опирается только на мой личный опыт в области театрального образования.
КОРОТКО
Сегодняшняя система образования усилиями чиновников приобрела какую-то совершенно извращенную форму. Когда получал образование я, главной целью любого учебного заведения, от детского садика до ВУЗа, было научить чему-то. А сегодня главным стало не это, а отчетность, причем, отчетность, которая в значительной степени не имеет вообще никакого отношения к реальной картине. И в создание чудовищного вала этой отчетности, во всю эту постыдную бюрократическую клоунаду вовлечен каждый педагог. Вовлечен насильственно, без малейшей возможности отвертеться. Педагоги пишут программы, аналитические планы, КТП, УМК, жонглируют на бумаге дидактическими модулями и компетенциями, ФГОСами, мучительно пытаются придумывать способы разнесения предметов по каким-то необъяснимы таблицам, тратя на это кучу времени, мотают себе нервы, ссорятся с начальством, но зачем это все? Какова цель? Кем это придумано?
Когда некоторое время назад я возмущался и наивно пытался что-то доказать, начальственные дамы отвечали мне, что с них взятки гладки, такова система. ТАКОВА СИСТЕМА. Да, все верно. Но система эта
- ЛЖИВА, поскольку невозможно придумать единый шаблон для всего многообразия учебных дисциплин. Нормативы, формы отчетности, распределение учебных часов порождены фантазиями министерских и местных чиновников, не имеющих представления о реальном положении дел и нам приходится писать откровенное вранье, которое, якобы, соответствует этим фантазиям
- БЕСПОЛЕЗНА, поскольку весь этот бумагооборот ни в коей мере не влияет на то, ЧТО и КАК реально преподают педагоги.
- УНИЗИТЕЛЬНА, поскольку полезная деятельность педагогов направляется, контролируется и оценивается людьми некомпетентными, зачастую вообще не имеющими отношения к той профессии, которую они (педагоги) преподают
- ВРЕДОНОРСНА, поскольку отнимает полезное время у педагогов и оправдывает зарплаты и должности целой структуры, паразитирующей на учебном процессе и не производящей ничего полезного
И я докажу это
Лживость
Еще раз оговорюсь: я не знаю, как происходит это при обучении математиков или медиков, инженеров, космонавтов или еще кого там, поэтому я буду касаться только театрального образования. Но вот что я точно знаю, так это то, что невозможно втиснуть в некий стандарт образования все профессии. Разная подача материала, разная степень индивидуализации, разные критерии оценок…. Кто тот идиот, который придумал единые правила, который пытается впихнуть невпихуемое?!
Любой педагог, который сегодня завален составлением этих бумажек, прекрасно понимает, что вся эта писанина изначально лжива. То, что пишется в планах и программах, практически никогда не совпадает с реальностью, потому что те, кто откуда-то из заоблачных высей спускают нам нормативы, скорее всего, просто совершенно не понимают сути конкретных дисциплин, которые преподаются в реальности. Не понимают специфики учебного процесса в каждом конкретном случае. От чиновного начальства (которое, впрочем, считает себя участниками педагогического процесса) на меня сваливается такой бред, что просто руки опускаются. Конечно, учебный процесс должен быть структурирован, но структуру эту должны создавать те, кто занимается именно самим учебным процессом, то есть педагоги. Но в реальности структуру нам спускают сверху те, кто в этом ни бельмеса не понимает. И когда моим начальственным дамам я говорю, что предлагаемая им структура бредова, идиотична и нереальна, мне отвечают, что это не они придумали, а министерство. И что же, неужели я считаю, что в министерствах сидят дураки? Да! Да!!! Я считаю, что в министерстве сидят … ну пусть не дураки, но люди некомпетентные.
Примеры? Пожалуйста: веду занятия на двух курсах. На одном мне предлагается в течение года преподавать дисциплину "сценическая пластика" в течение одного года, а на другом четыре года подряд преподавать "сценическое движение". И не дай Бог попутать формулировки. Но такой дисциплины "сценическая пластика", которую можно было бы впихнуть в один год, просто не существует на свете! Сценическая пластика – это общее объединяющее название для всего комплекса дисциплин, имеющих отношение к телесной выразительности актера. Сцендвижение, сценбой, техника трюка, фехтование, музыкально-ритмическое воспитание, работа с предметами, да хоть пантомима и художественное ковыряние в носу – вот всё это вместе, все то, что преподается разными педагогами на протяжении всего периода обучения объединяется общим термином "сценическая пластика" А мне предлагают это впихнуть в один год. Зато "сценическое движение", которое предполагает всего две цели – развитие и совершенствование опорно-двигательного аппарата и основных психофизических качеств, и которое преподается за один-единственный первый год обучения, мне предлагают растянуть на четыре года. Другой пример: веду раздел "парные и групповые взаимодействия". Руководящая дама требует от меня, чтобы я расписал пофамильно и по часам расписание индивидуальных занятий. Смотрю на нее, как на идиотку, и пытаюсь выяснить, понимает ли она вообще, что значит слово "групповые". Но она отвечает, что это мои проблемы и ТАК ПОЛОЖЕНО. Еще: Предмет "сценическое фехтование". Требование, чтобы с сентября я включил в расписание самостоятельные занятия. Как вы себе это представляете? Я даю студентам оружие, объявляю, что сегодня у них самостоятельное занятие и ухожу? И что дальше? Студентов после этого отправляют в Травму, меня в тюрьму, а кто все это потребовал? Вот то-то! Самый последний пример: буквально два дня назад от меня потребовали составить программу и расписание для студентов-заочников вот по той самой сценической пластике, о которой я писал выше. Из них мне нужно распределить 12 часов групповых занятий, 5 часов индивидуальных и 100 (СТО!!!) самостоятельных. Это как? Они самостоятельно должны осваивать сценическую акробатику, сценбой и прочие?! Вот эти местами немолодые и неспортивные дяди и тети…
Вот поэтому, когда я утверждаю, что командные документы, спускаемые на меня из министерства, составлены идиотами, мне есть на что опереться. Я мог бы привести еще кучу примеров, но, думаю, что и этих достаточно. То есть понятно, что в программах и я и мои коллеги вынуждены писать некий бред, который каким-то образом укладывается в рамки, заданные нам абсолютно некомпетентными людьми.
Далее. Для того, чтобы из составленной этими министерскими писаками программы вытекала какая-то зарплата для педагогов, ими придумываются заведомо нереализуемые схемы и несуществующие предметы. Пример: на предыдущем месте работы режиссерам я преподавал одновременно два предмета, один из которых назывался "сценическая пластика", а другой "ОСНОВЫ сценической пластики". В параллель. Я не шучу!
На инструктаже о том, как составлять программы начальственная дама изрекает, что на одну тему нельзя отводить больше четырех часов. Мой коллега, преподающий актерское мастерство, пытается объяснить ей, что это нереально. Ну невозможно тему "создание сценического образа" вложить в четыре часа. Дама интересуется, а сколько же нужно? Нууу может месяц… Нет, говорит она, месяц много, надо уложиться в четыре часа. То есть она ВООБЩЕ не понимает, о чем идет речь! Вернее, понимает, но ее не интересует, что там бывает на самом деле, ей нужно, чтобы мы вложились в идиотский стандарт, рожденный в больном мозгу министерского бюрократа. Какие-то темы, распределенные на весь семестр, нас заставляют оформить, как тему одного урока… и из такого бреда, не имеющего никакого отношения к реальности, состоит вся программа, которую мы должны родить.
Самое мерзкое в этой ситуации то, что все эти надсмотрщики отчетливо понимают, что требуют от нас невозможного и, чтобы создать то, что они от нас требуют, мы должны написать в программах и всех этих календарно-тематических планах откровенную брехню. Опять же пример: моя непосредственная надсмотрщица-методистка после моих долгих объяснений, что невозможно написать реальную программу, которая соответствовала бы министерским требованиям в сердцах сказала мне:" Да напишите там любое враньё, лишь бы оно было похоже на правду!". Это я сейчас не шучу, она сама сказала это мне своим ртом! Ок, я бы и написал, но для этого объясните мне, как она должна выглядеть эта правда, с вашей точки зрения. Но этого она мне объяснить не может, потому что ни бельмеса не соображает в том, чем я занимаюсь. То есть это я должен написать вранье, похожее на правду по ее прямому указанию!
Не знаю, как в изучении химии или астрономии, но в творческих профессиях просто не-воз-мож-но составить календарный план освоения профессии. Если я знаю, что, например, первый семестр второго курса отдан изучению приемов сценического боя, то весь семестр я буду заниматься именно этим, но в той последовательности и в тех объемах, и с тем распределением времени, которые будут определяться конкретным коллективом студентов, а не календарным планом. Но объяснить эту непреложную истину бюрократам из методкабинетов я не могу, они этого просто не понимают.
А вот что они понимают очень хорошо и за чем следят очень строго, так это за тем, чтобы все циферки по всем часам у разных преподавателей и студентов строго совпадали. Вот тут они проявляют бешеное рвение и борьбу за правду. Потому что в этой бухгалтерии они только и разбираются. Они готовы всю кровь из нас выпить, чтобы привести в идеальный порядок дебет и кредит по часам и темам, которые на самом деле наполнены совсем не тем, что написано в наших бумажках.
Бессмысленность
Ну ладно, оставим тему лживости. Допустим (допустим!), что вот персонально мне удастся родить нечто такое, которое будет правдой. Допустим, я потрачу кучу времени, нервов, но рожу. Что дальше? Для чего это? Вот я написал, коллеги мои все написали, сдали им… И в электронном виде, и на бумаге, испортив кучу черновиков и забракованных вариантов (бумаги-то не жалко, да?) что дальше? Что они с этим делают? Какова дальнейшая судьба этих бумажек? Ну вот вся наша контора соберет, весь город соберет, все школы, колледжи ВУЗы, вся страна, наберут десять ангаров бумаг. ДАЛЬШЕ ЧТО?
Я пытался узнать, какова дальнейшая судьба всей этой макулатурной Ниагары. Ответа я не получил. Может они ведут какую-то статистику? Может они анализируют это и могут дать мне какие-то рекомендации? Но для того, чтобы дать мне рекомендации, нужно хоть что-то понимать в том, чем я занимаюсь.
Мне приводят два аргумента в защиту этой бюрократической машины: 1) необходимость работать по программе 2) контроль за моей деятельностью. Разберемся.
Как, говорят мне, неужели ты считаешь, что не нужна программа?! Ты собираешься преподавать без плана? Нужна программа, конечно, нужна. И план нужен. Но, поскольку преподаю я, то и стратегию, и тактику преподавания должен разрабатывать я сам. И делать я это должен по правилам понятным мне, а не какому-то малообразованному чиновнику из министерства, который ничего не соображает в моей профессии и не знает ее тонкостей. Есть единственный человек, с которым я готов обсуждать то, ЧТО я собираюсь преподавать и то, КАК я буду это делать, и человек этот - руководитель курса, который доверил мне своих студентов. Он говорит:" Вот тебе мои студенты. Я – театральный человек и я точно знаю, какие требования предъявляет к актерам сегодняшний театр. Через четыре года эти ребята должны уметь делать вот это, это и это". И тогда я разрабатываю программу, которую обсуждаю именно с руководителем курса. Ни со старшим методистом, ни с ЗавГОРОНО, ни с министром образования, ни с Путиным, ни с Папой Римским! Только худрук курса может обсуждать со мной, какому разделу уделить больше учебных часов, а какому меньше. Именно обсуждать со мной, а не указывать в ультимативной форме, как это делает Минобрнауки. И займет такая программ очень немного места. В развернутом виде такая программа на четыре года занимает у меня три странички. И в ней нет этой идиотской детализации, потому что она не только невозможна, но и просто не нужна! Для чего я должен писать по требованию бюрократов толстенную заумную бумагу, в которой они все равно ничего не понимают? Ну напишу я ее, И ЧТО?! Что они собираются с ней делать, кроме красивого складирования? Они, конечно, могут ее прочитать, примерно также, как я могу прочитать инструкцию по овцеводству в условиях высокогорного климата. Может они по прочтении могут дать мне какие-то рекомендации? Может они, изучив аналогичные бумажки от моих коллег, как-то их осмыслят и сделают какие-то выводы? Очень сильно сомневаюсь. У квалифицированного педагога программа обучения не на бумаге, а в голове. Если у педагога в голове нет четкой программы, то это – плохой педагог и его надо гнать с работы. И никакая программа, написанная на бумажке, ему не поможет. И то, хорошо ли я ее напишу на бумаге или плохо, или напишу на китайском языке, или вообще не напишу, никак не влияет на то, что я реально буду преподавать и как.
Контроль. Тут вообще бред. Для начала вопрос, что именно они собираются контролировать? Мою деятельность или отчетные бумажки? Чтобы контролировать мою деятельность, нужно в этом разбираться, а с этим у них проблема. Ну приходите ко мне на урок, проверьте, не прогуливаю ли я, что я делаю, как делаю, правильно или неправильно. Но за всю мою педагогическую карьеру ко мне на урок не пришел ни один представитель этой шайки. НИ РА-ЗУ! Почему? Да потому что для того, чтобы не выглядеть идиотами, им нужно разбираться в том, что я делаю. А единственное, в чем они разбираются – это количество параграфов, толщина шрифта и сложение циферок в графе "итого". Вот только это они и контролируют за свою зарплату. И для контроля им нужно заставить нас заполнять кучу форм, бланков, отчетов, которые могут отражать реальность, а могут не отражать… главное, чтобы они были!
Одной из защитниц это замечательной системы, которая пыталась доказать мне, что она выполняет полезную и нужную работу, я предложил провести мысленный эксперимент. "Вот представьте себе - сказал я - что в одном месте собрали всех учителей нашей страны. Вот прям всех-всех, кто по вашей милости занимается этим важным и полезным бумаготворчеством. Не знаю, сколько их, сотни тысяч, а, может быть, и за миллион. Вот собрали их и попросили поднять руку тех, кому все это действительно помогает научить чему-то детей. Ну и представьте себе, сколько поднимется рук". Знаете, что мне ответила эта высокоученая представительница минобрнауки? Она сказала:" Ой, не валяйте дурака!"
Унизительность
Бессмысленная работа унизительна. Осознание того, что я выполняю бессмысленную работу, заставляет меня ощутить себя рабом, бараном в стаде. В одной из мрачных книжек об альтернативной истории я вычитал рецепт, как подчинить население целой страны. Рецепт очень простой: нужно заставить (именно заставить!) людей, не задумываясь, совершать бессмысленные поступки. Например, дважды в год переводить стрелки часов на час вперед и назад. Зачем? А затем, чтобы выдрессировать. Затем, чтобы у исполнителей атрофировалось желание и умение думать. А в статье " Как развалить систему образования за семь шагов", автор статьи: Д.Б. Сандаков (Январь 2013, г. Минск) читаем:" Армейская мудрость гласит: чтобы солдату в голову не приходили дурные мысли, он должен быть постоянно занят; не важно чем, главное – занят. Чтобы в головы педагогов не проникли хорошие и умные мыли, они тоже должны быть постоянно заняты какой-нибудь пустой и тупой работой. Поскольку красить траву в среде преподавателей как-то не принято, нужно изобрести аналог «покраски травы» для профессуры. … Аналогом «покраски травы» в ВУЗах может быть заполнение бесчисленных и никому не нужных бумаг и отчетов. Каждый год надо менять формы основных документов, чтобы всю документацию надо было переделывать заново. Но педагоги (особенно советской закалки) – люди вредные, упертые и стойкие. Даже в бессмысленном деле они запросто могут найти творческую составляющую. Чтобы исключить эту возможность, необходимо в документооборот ввести элемент авральности: около 30% всех бумаг следует требовать предоставить срочно и с-сегодня-на-завтра" (источник https://fishki.net/1961365-kak-razvalit-sistemu-obrazovanija-za-sem-shagov.html)
Как я уже писал выше, особый цинизм этой унизительной ситуации придает то, что обе стороны – и исполнители, и руководство, отдают себе отчет в том, что работа эта бессмысленная и брехливая. Но если первых это бесит, то вторые делают вид, что так и должно быть. А чтобы придать особый вес своей деятельности, они проявляют удивительную въедливость и скрупулезность в том, что они умеют делать хорошо, а именно, в контроле формы. Недавно одной из моих коллег вернули написанный ею талмуд по той причине, что у нее заголовки разделов не были выделены жирным шрифтом. Это просто какое-то изощренное издевательство.
Унизительна ситуация, когда моей работой руководят некомпетентные чиновники, когда мою деятельность контролируют и оценивают люди, не разбирающиеся в том, что я делаю, когда во власти этих людей моя зарплата, карьера и возможность выгнать меня с работы. Результаты моего труда может квалифицированно оценить только тот, кто является его потребителем. Если я выращиваю картошку, то ее качество может оценить тот, кто ее ест или повар, который готовит из нее еду, а не бухгалтер рынка, где этой картошкой торгуют. Если результатом моего труда является воспитание актера, то оценить качество моей работы может зритель или режиссер, который с этими актерами работает, руководитель курса, который сформулировал мне заказ, но никак не бюрократ от образования, которому откровенно наплевать на уровень выходящих из стен заведения специалистов. Потому что его волнуют только те показатели, за которые плюсики к карьере получает он. Его волнует рейтинг учебного заведения, а не квалификация выпускников. На предыдущем месте работы декан театрального отделения открытым текстом в приказной форме запрещала ставить студентам тройки, потому что это снижает рейтинг факультета. Трудно придумать более унизительную для педагога ситуацию.
Кому и для чего это нужно
Что же мы имеем? Мы имеем действительно систему, которая включает в себя две группы людей: одна занята производством реального результата – обучает профессии, а вторая занята некоей деятельностью, которая отнимает кучу времени и у тех и у других, насквозь лжива и производит нечто такое, что не имеет реального применения. При этом обе группы получают зарплату (даже не решаюсь сравнивать их). Существует утверждение, что любой труд должен быть оплачен. Это неверное утверждение. Оплачивается не сам труд, а его результаты. Если в результате трудовой деятельности произведена никому не нужная дрянь, то и оплата должна быть соответствующая. И не имеет никакого значения, сколько сил было потрачено на производство это дряни. Если мне на рынке пытаются продать гнилую картошку, то меня совершенно не волнует, сколько труда потрачено на ее выращивание. Да пусть хоть золотой лопатой ее окучивают и на скрипке на ней играют – я не собираюсь платить за ненужный мне товар!
Казалось бы, все просто и логично: за хороший товар платим, а за плохой – нет? Не тут-то было. Наша система выстроена и узаконена в такой форме, что тот, кто производит качественный результат, а именно педагоги, не получат своей зарплаты до тех пор, пока не обеспечат зарплатой своих контролеров. В одной из "разъяснительных" бесед мне было прямо сказано, что именно вот это, и показано на толстую пачку бумаги, и есть моя зарплата, именно вот за эту писанину, пардон, отчетность, мне и платят. Да? Правда?! А я-то наивный, думал, что мне платят за то, что я чему-то учу студентов.
Когда я утверждаю, что это педагоги обеспечивают зарплату контролерам-методистам-бюрократам, то я нисколько не преувеличиваю. При этом обратного движения не наблюдается. То есть если завтра они все куда-то испарятся, то на моей работе это вообще никак не отразится. Нет, вру, отразится – я вздохну с облегчением и у меня появится гораздо больше свободного времени, которое я смогу уделить студентам. А вот если исчезну я и мои коллеги-педагоги, то у наших господ управленцев моментально остановится всякая деятельность, которую мы постоянно подпитываем потоком бумаг. Подпитываем по их требованию. Они постоянно от нас чего-то требуют, но что-то я не помню, чтобы мы от них чего-то требовали. Как-то раз мне проникновенно глядя в глаза объясняли: "ну поймите же, мы делаем одно общее дело и должны жить в СИМБИОЗЕ!". Вон оно как? Насколько мне известно, симбиоз – это когда два организма сосуществуют, принося друг другу взаимную пользу. Вот, например, живут у меня в животе какие-нибудь полезные лактобактерии, и они там отвечают за разложение определенных белков. Я даю им приют, а они за это делают свою полезную работу. А еще у меня в животе живут глисты, которые питаются моими соками и не приносят никакой пользы, кроме вреда. И называется это не симбиозом, а ПАРАЗИТИЗМОМ. Я понимаю, какую пользу учебным заведениям приносят библиотека, буфет, завхоз и, даже, вахтер, и готов признать это симбиозом. Но какую пользу приносят господа, занятые сбором бумаг, я не понимаю. Так что никак не могу признать это симбиозом. Они все для меня являются недружественными соседями по образованию. Он отнимают у меня время, гробят мои нервы, заставляют заниматься производством бумажного потока, за который зарплату получают они! Подчеркиваю, вся эта ненужная для реального учебного процесса писанина - бумажки-отчеты-планы-программы производится нами, но зарплату за это получаем не мы. Какой уж тут симбиоз… это очень неприятные соображения, но я вынужден их сформулировать: СИСТЕМА ОБРАЗОВАНИЯ СЕГОДНЯ ТАКОВА, ЧТО ВНУТРИ НЕЕ СУЩЕСТВУЕТ СТРУКТУРА, ПАРАЗИТИРУЮЩАЯ НА УЧЕБНОМ ПРОЦЕССЕ!
Паразитов никто не любит. От них стараются избавиться, минимизировать контакты с ними. Но как же от них избавишься, когда именно в их руках органы контроля и управления. Причем, на всех уровнях, от министерства до каждой сельской школы. Это от них зависит, сколько раз педагог будет переписывать свои бумажки, доводя их до того соответствия идиотским стандартам, которое понравится контролеру низового звена. Это от него зависит, сколько педагог будет сидеть и сводить в многочисленные таблицы циферки за несуществующие занятия по выдуманным дисциплинам. Это от контролера среднего звена будет зависеть как часто целое учебное заведение будет лихорадить в преддверии очередной аттестации. Это от верховных контролеров и фантазеров от бюрократии зависит, как часто вся страна, все сотни тысяч педагогов с матюгами дружно садятся заново переписывать всю документацию, потому что очередному уроду из заоблачных министерских высей захотелось получить очередную премию, и он для этого выдумал новый стандарт.
Одна дама из этой когорты, после разговора со мной, когда я высказал ей примерно то, что написано выше, сквозь слезы в сердцах спросила меня:" Ну что мне теперь уволиться? Вы этого хотите? За что же вы все ко мне так относитесь? Почему вы все издеваетесь надо мной? Что я вам такого плохого сделала?!". Да упаси Господь, я ничего не имею против нее лично. Я вовсе не жажду ее увольнения. Это совершенно бессмысленно: уволь ее, на это место другая сядет, может еще неизвестно, какая. А вот насчет " За что же вы все ко мне так относитесь" – тут попробуйте сами догадаться.
Итак, планирование и контроль. Я не против того, чтобы они присутствовали в учебном процессе, они нужны, с этим я не спорю. Насчет планирования, и каким оно должно быть, на мой взгляд, я уже писал выше: для планирования работы педагога вся эта структура не нужна, для этого достаточно самого педагога и его непосредственного начальника. Что же насчет контроля, то и тут картина аналогичная: контролировать меня может только тот, кто в моей работе разбирается и тот, кто непосредственно выдал мне задание. А что мы имеем вместо этого? Вместо этого мы сегодня имеем многотысячную бюрократическую структуру, которая узурпировала эти две функции, обставила их чудовищно сложными, бессмысленными и трудновоспроизводимыми ритуалами, отупляющими тех, кто выдает реальный результат – то есть педагогов. При этом нельзя упрекнуть участников этой структуры в том, что они ничего не делают, но смысл их деятельности лишь в том, чтобы оправдать само существование этой гири на шее образования. Им необходимо как-то оправдывать сове существование, свои зарплаты, кабинеты и вмешательство в те области, в которых они никому не нужны и только мешают. Они маскируют это словесами о том, что тем самым помогают учебному процессу, усовершенствуют его, оптимизируют, но даже дураку понятно, что если их деятельность прекратить, то это ни в малейшей степени не помешает этому самому учебному процессу, а сотни тысяч педагогов вздохнут свободно.
Что делать
По существу, мы видим кормушку, вокруг которой вьется куча народа, который от нее кормится и защищает ее всеми силами. И любые попытки лишить их этой кормушки, вызывают бешеное сопротивление. Самое главное, что нужно понять – это то, что бороться нужно не с этими нахлебниками, а с самой кормушкой. Не изменять ее, не трансформировать, не улучшать. ЕЕ НУЖНО ЛИКВИДИРОВАТЬ!
Недавно по телевизору показывали встречу президента Путина с представителями творческой элиты, и там к президенту обратился Николай Цискаридзе с отчаянной просьбой избавить творческие ВУЗы от удушающей заботы Минобрнауки. Он рассказал об этом ярме, которое висит на шее, душит, заставляет бессмысленно тратить время, об идиотских нормативах, о никому ненужной отчетности и т.д. Он привел замечательный аргумент: " ведь военные академии как-то справляются сами, без этого заведения? Министерство обороны не отдало свои учебные заведения в ведение этой организации. Так неужели мы тупее военных и не сможем сами воспитать себе смену?! И сидевшая рядом с Путиным начальственная дама моментально включилась в беседу, глубокомысленно поведав, что надо будет пересмотреть систему нормативов, отчетности и еще каких-то процедур, оптимизировав ее… В зале поднялся смех и тогда президент покосился на нее и сказал:" вот видите, с кем работать приходится". То есть понятно, что представители этой кормушки, ее конструкторы, охранители и пользователи готовы как угодно ее трансформировать, видоизменять, маскировать, менять ей имя, но сохранять любой ценой.
Повторю еще раз: до тех пор, пока кормушка существует, всегда найдутся те, кто захочет от нее кормиться. Поэтому нужно не бороться с кормящимися, а ликвидировать кормушку.
Мне говорят: "ну хорошо, ты предлагаешь ликвидировать, сломать, уничтожить… а что взамен?" Да в том-то и дело, что взамен ничего! Когда из тела вырезают раковую опухоль, то взамен ничего не пришивают! Когда от ног отвязывают гири, то ничего другого взамен не привязывают. Все полезные функции этой структуры (а это планирование и контроль) могут быть реализованы внутри кафедры или факультета. И именно внутри кафедры, факультета, конкретного учебного заведения могут быть выработаны те формы, которые наиболее понятны, прозрачны и необременительны. И не нужно никакой тотальной унификации на этом уровне, потому что у разных учебных заведений могут (и должны быть!) свои особенности, свои методики, не совпадающие с другими, своя школа. Это даже внутри какой-то одной отрасли, а уж в рамках всей системы образования во всем ее многообразии и речи не может идти ни о какой унификации, ни о каких трафаретах, ни о каких единых стандартах. Я не знаю, где и когда мы подцепили эту заразу – в процессе ли привития Болонской системы на нашу почву, или еще раньше в недрах совка, но если мы от нее не избавимся, то рано или поздно она нас задушит окончательно.
Но ни о каких телодвижениях в этом направлении не может идти речи до тех пор, пока творческие ВУЗы будут в подчинении Минобрнауки. Потому что если во времена СССР МВССО "несло ответственность за состояние и дальнейшее развитие системы высшего и среднего специального образования, за качество подготовки специалистов", то Минобрнауки РФ "... осуществляет функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере образования…". Очевидно, что между "несением ответственности" и "осуществлением нормативно-правового регулирования" большая разница. Сегодня задачей номер один, на мой взгляд, является переподчинение творческих ВУЗов Минкульту. При этом нужно понимать, что эта бюрократическая структура, о которой я писал, способна мимикрировать и постарается проскочить туда же. Хотя, и в Минкульте с этим все в порядке. Вот пример выступления А. Калягина на Совете при Президенте по культуре и искусству21.12.2017: " Только один фрагмент из инструкции по заполнению "анкеты мониторинга исполнения детского репертуара, имеющего возрастные ограничения", послушайте, пожалуйста: «Показатели рассчитываются на основании указаний по заполнению строки 06 графы 4-й и строки 10 графы 3-й формы 12-НК. Сумма значений, введённых в строку 04 анкет за первый – четвёртый кварталы должна совпасть с суммой значения строки 06 графы 3-й и значения строки 10 графы 3-й годовой формы 12-НК". (Смех в зале. Аплодисменты.)
Post scriptum
К сожалению, на сегодняшний день педагогическое сообщество ничего не делает, чтобы изменить ситуацию. Люди запуганы, понимают, что не только активные действия, но и просто публичные высказывания на эту тему чреваты последствиями. Опять же пример из личного опыта: весь сентябрь и октябрь я и мои коллеги судорожно готовили очередную порцию бумажек и когда все всё, наконец сдали на нас свалили новые правила оформления, заполнения и пр… короче, давайте, ребята, заново! Я сказал, что не желаю этим заниматься, поскольку собирался уехать на постановку спектакля. А все мои коллеги дружно сели переделывать со словами "тебя же уволят!" Ну и черт с ним, пусть. А что я предлагаю? А предлагаю я просто ВСЕМ отказаться это делать. Потому что всех уволить побоятся – это грандиозный скандал будет. Одного выгнать с работы легко, а весь коллектив – вони не оберешься… нет, переделали дружно. Вернулся из поездки, и что вижу? Снова переписывают, поскольку вот-вот аккредитация грядет.
Это было последней каплей, и я решил уволиться. Я больше не желаю принимать участие в этой постыдной клоунаде. Может кто-то скажет, что это капитуляция с моей стороны, может обзовут меня пораженцем, но я понимаю, что сделать что-то можно лишь сообща. Действия в одиночку – это битье головой об стену.
И в тот день, когда я подал заявление по собственному желанию, все мои коллеги сидели на очередном инструктаже о новых правилах бумагомарания. Нечто, под названием "протокол №5" - очередная инструкция, которая ставит своей целью свести воедино все документы, которые были написаны до того, осуществить их перекрестный контроль по вертикали, горизонтали и диагонали. Причем писаться эта сводная фигня будет не ВМЕСТО всех предыдущих фигней, а В ДОПОЛНЕНИЕ к ним.
Некоторое время назад одна из моих коллег, переписывая в очередной раз очередной вариант, страдальчески воскликнула, что единственное, что ее греет, так это мысль о том, что вот, сейчас она все это доделает, и от нее отстанут. Тогда я ей ответил, что это зряшная надежда, не отстанут, потому что вот сейчас, в этот самый момент, пока она заполняет этот стандарт, в недрах министерства каким-нибудь шустрым негодяем уже готовится следующий, потому что шустрому негодяю хочется получить очередную премию. Она мне тогда не поверила, и вот вам – вуаля, получите "протокол №5. А пока будете заполнять, чтобы вы не расслаблялись, пусть вас не оставляет мысль, что "протокол №6" уже в работе.
Ну и вдогоночку немного конкретики. Вот список конкретных документов, которые написаны конкретно мной в течение этого учебного года, который, кстати, еще не окончился, так что мои оставленные коллеги еще дополнят этот список:
- Программа учебной дисциплины – 3 шт. для очного отделения, 1шт. для практики и 2 шт. для заочников (каждая – документ из 20-30 страниц, в который входят 1. Паспорт рабочей программы учебной дисциплины 2. Структура и содержание учебной дисциплины 3. Условия реализации учебной дисциплины 4. Контроль и оценка результатов освоения учебной дисциплины 5. Приложения)
- календарно-тематические планы групповых занятий для очников – 3 шт.
- календарно-тематические планы индивидуальных занятий для очников - 3 шт.
- календарно-тематические планы групповых занятий для заочников - 2 шт.
- календарно-тематические планы индивидуальных занятий для заочников - 2 шт.
- журналы групповых занятий для очников – 3 шт.
- журналы индивидуальных занятий для очников – 3 шт.
- журналы групповых занятий для заочников – 2 шт.
- журналы индивидуальных занятий для заочников – 2 шт.
…было еще что-то, уже не помню…
И вся эта куча документов (26 штук!) в разных частях или полностью дублирует друг друга, дополняет, проясняет, детализирует и стыкуется, как паззлы. И вот теперь, помимо всего этого и в дополнение к нему будет еще нечто сводное по "протоколу №5"

2018-01-26

Движение в ж...


https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=1959226187738221&id=100009525754556

«Движение вверх»

Фильм под завязку набит комплексом провинциальности и комплексом неполноценности. Поэтому непонятно откуда восторги.

Абсолютно тупые выдумки про сына, которого надо обязательно лечить за границей, волшебные контактные линзы, которых не было и быть не могло в начале 70х, американцы купили патент на чешское (!) изобретение только в 1978, обязательные для интеллигенции небоскребные и ширпотребные восторги, "американская система подготовки" у тренера, поголовная фарца команды (когда в 1977 один только Белов допустил отдаленно похожее - был скандал на весь советский спорт) и прочее и прочее.

Самое главное — сама история победы в финале 1972 подана абсолютно лживо. Полное впечатление, что в дворовую команду пришел хер с горы, подкупил ее линзами и баблом, и неумелые дебилы начали выигрывать. Да екарный бабай... Сборная СССР по баскетболу это с 50х годов одна из сильнейших команд мира. Это призер всех без исключения олимпиад, всех кубков и чемпионатов. Начиная с олимпиады 1952 года она постоянно дышала американцам в спину, пять серебряных медалей, одна бронзовая. Поэтому того удивления и реакции властей на пресс-конференцию быть в принципе не могло. Не было никакого пиетета перед американцами, хотя бы потому что, несмотря на беспроигрышные олимпиады, у американцев каждый раз была новая команда. Это были студенты, из которых НБА отбирала лучших. После. И что мы видим в фильме? Каких-то монстров, уже одним своим видом внушающих страх и ужас, аяйяйяй, они нам сейчас полные корзины накидают. Бред сивой кобылы. Сценаристам — кол за идиотизм и кальку с американских спортивных байопиков.

Судейство. Не было никакой особо грубой игры со стороны обиженных американских монструозов. В этом может убедится каждый, на ютубе есть полная запись матча. И гадкого судейства, обижающего "наших малчиков" — тоже соответственно не было. По полу валялись примерно поровну, и красные, и белые. Сама по себе проблема засуживания советских спортсменов в 1972 году не могла появиться, это не 2018. СССР сделал тогда все, чтобы выиграть свои сто медалей как можно более комфортно. Даже заставил ФРГ разогнать всех потенциальных протестантов от любителей Кенигсберга до сынов Бандеры. Начало 70х это пик могущества СССР, в отличие от униженной Вьетнамом и постоянными антивоенными выступлениями Америки. Союз вообще мог делать все, что угодно, и делал. Эти последние "три секунды" замечательный показатель. Каждая сторона их оценивает по своему. 

Американцы до сих пор снимают фильмы о том, как злобные, всемогущие на тот момент русские украли у них победу. Один из тогдашних судей, столкнувшись с похожей проблемой на олимпиаде в Солт-Лейк-Сити бросил фразу: "Да разве это давление? Вот в Мюнхене-72 действительно было давление". Какое там засуживать советов, они косо смотреть боялись, чуть что — сразу видели воронок и гулаг-архипелаг. В фильме эти три секунды бедненьким обиженным русачкам дарит с барского плеча седовласый западный эльф, мол, ладно уж, так и быть, попробуйте еще раз. На самом деле этого эльфа (глава Международной Федерации Баскетбола на минуточку) за шкибон притащил к судейскому столу Юрий Озеров. И таскал его два раза. Эти три секунды выгрызали всем советским миром и выгрызли. Мало того, одна из любимых жалоб американцев — перед тем самым последним броском через все поле, судья махнул рукой прикрывающему американскому игроку и тот подумал, что это знак "отойди, не мешай". И отошел. Американские студентики привыкли к правилам НБА, а они отличаются. После чего был бросок под кольцо, и тамошние два студентика отлетели от нашего бугая, как тряпичные куклы в разные стороны. А наш кросавчик спокойненько примерился и положил двухочковый мячик в корзинку. Он же не знал, что этими пиндосами надо было восторгаться.
Короче, фильм "Движение вверх" это не фильм о спортивной победе, а квинтэссенция нашей нынешней провинциальности и закомплесованности, которая тогда была лишь у барыг и гнилых интеллигентов. И только к концу 80х распространилась уже на всех

То, что он стал таким популярным — понятно, хотя бы такая победа. На безптичьи и жопа соловей.

Путин и дебаты — боится или нечего сказать?


Тот, кто не упоминает Навального, опять не будет участвовать в дебатах. Восемнадцать лет не участвовал, и вот опять. «Не должен царский глас на воздухе теряться по-пустому». Как сообщил Дмитрий Песков, президентская должность налагает особые условия на участие в выборах. Другие претенденты, стало быть, могут излагать свои приоритеты вслух, а главный всё показывает делом. Мы, как говорится, и близко не видим ни одного конкурента.

Все это правильно, потому что в России играть по правилам – признак слабости. Побеждает (или по крайней мере выглядит сильней) тот, кто говорит: будет так, как я хочу.

Говорить вообще как-то не комильфо. Мужик не говорит – мужик делает. Тот, кто не упоминает Навального, давно не произносит ничего содержательного, даже знаменитых мемов не порождает, и вся интрига в том, упомянет он Навального на этот раз или опять удержится. Вот только со временем такая молчаливость воспринимается уже не как сила, а как бессодержательность, отсутствие программы, даже некоторая нелегитимность (потому что источником его легитимности был Ельцин, а от ельцинской России уже ничего не осталось). Человек ведь может молчать по двум причинам. Либо ему не о чем с нами говорить, либо у него вообще проблемы с диалогом и он боится любых дискуссий.

С годами вырисовывается удивительная конструкция: преимущество главного кандидата – исключительно в том, что он у власти. Сам по себе – в отрыве от этой власти – он не представлял никакого интереса до 1999 года и не будет представлять после...

Ему нечего сказать, нечего продемонстрировать, кроме ссоры со всем миром и огромного количества людей, которым при нем комфортно стагнировать, то есть гнить. Ему совершенно нечего предъявить, кроме трона; все остальные хуже ровно тем, что до этого трона пока не дорвались. То есть он как бы выше всех на целый трон. И это в самом деле серьёзное преимущество, – но ещё Наполеон говорил Даву, если не врёт исторический анекдот: вы длиннее меня на целую голову, но эта разница устранимая.

Вот и эта разница – тоже устранимая, и, бог даст, без всякого насилия.

2018-01-18

Явка или бойкот. Почему люди ходят на выборы?

Явка или бойкот. Почему люди ходят на выборы?

Григорий Голосов, ЕУ (для «Republic»)

«При обсуждении вопроса, стоит ли появиться на избирательном участке 18 марта сего года, некоторые участники используют аргументы «от науки». Что же, поговорим в таком ключе. Сразу замечу, что именно по этому вопросу наука может лишь подкрепить выводы, к которым обычный человек способен прийти с помощью элементарного здравого смысла. Но вот сформулировать эти выводы более ясно наука, конечно, позволяет.

К вопросу часто подходят не с того конца, пытаясь спрогнозировать (как правило, не очень убедительно, потому что прогнозирование сложных социальных процессов – рискованное дело) возможные последствия явки или неявки больших масс избирателей. Однако участие в голосовании – это индивидуальный выбор, и поэтому первое, на что следует обращать внимание, – индивидуальные мотивы. Почему люди ходят на выборы?

Мотивы разнообразны, но на то она и наука, чтобы сводить многообразные мотивы к нескольким простым основаниям. Современная политическая наука выделяет два основных вида стимулов к голосованию: инструментальные и экспрессивные. В реальности они обычно переплетаются таким образом, что даже самому избирателю трудно их различить. Но в аналитических целях различение полезно, и именно потому, что оно позволяет прояснить картину.

Инструментальные стимулы – вслед за основоположником соответствующей теории демократии Энтони Даунсом – лучше всего описывать в терминах поощрения и наказания. Приходя на избирательный участок, избиратель либо наказывает действующего правителя за плохое управление, голосуя против него и тем самым сокращая его шансы остаться у власти (то есть голосуя за оппозицию), либо поощряет его за хорошее управление, действуя противоположным образом. Базовая логика инструментального голосования – бинарная: наказать одних и поощрить других.

Естественно, непременным условием для такой модели голосования является допущение, что наказание будет реальным, – иными словами, что правитель действительно может лишиться власти по итогам выборов. В современной России это условие не выполняется. Общеизвестно, что в результате выборов 2018 года Владимир Путин власти не лишится.

Такое было бы возможно и в условиях демократии: конечно же, бывают правители, настолько успешно справляющиеся со своими обязанностями, что их следует не наказать, а поощрить, и это заранее всем понятно. Но нынешняя ситуация в России другая. Объективно говоря, итоги последней путинской шестилетки плачевны: экономика в стагнации, жизненный уровень населения падает, внешнеполитические авантюры изолируют страну и втягивают ее в гонку вооружений, которая поглощает треть бюджетных расходов. У многих избирателей найдутся причины наказать Путина, но сделать это они не смогут.

Дело тут не в том, что результаты российских выборов систематически подделывают, а в том, что другим непременным условием для инструментального голосования является участие в выборах правдоподобной оппозиции. Это такая оппозиция, которой избиратель – не важно, правильно или нет – может приписать способность к управлению страной, не греша при этом против здравого смысла. Правдоподобную оппозицию к выборам в России, как известно, не допускают. Ни один из «оппозиционных» кандидатов, имена которых будут перечислены в избирательном бюллетене 18 марта, даже не ставит перед собой цели победить Путина, – на эту тему, кажется, высказались уже все «оппозиционеры». А если сами они не стремятся победить, то только идиот поверит в такую возможность.

Из вышесказанного не вытекает, что оппозиционно настроенному избирателю заказан путь на любые авторитарные выборы. В 2011 году, например, тактика голосования за «любую другую партию» заметно снизила результат «Единой России» и тем самым доставила серьезное беспокойство властям. Но на президентских выборах такого инструментария нет. Победитель получает все. Если в 2011 году почти каждый голос за «любую другую партию» конвертировался в мандаты этих партий и, стало быть, в потерю мандатов «Единой Россией», то теперь голоса за других кандидатов уйдут в никуда, в пустоту.

Можно было бы сделать вывод, что отсутствует инструментальная мотивация не только к голосованию против Путина, но и к голосованию за него. И действительно, многие из тех, кого массированная государственная пропаганда привела к выводу, что наказывать Путина не за что, на выборы не придут. Они сочтут это (совершенно справедливо) пустой тратой времени. Но не все так просто. На самом деле авторитарные режимы имеют в своем распоряжении целый набор инструментальных стимулов к явке избирателей, которые не имеют никакого отношения к логике поощрения и наказания правителей, но зато затрагивают интересы самих избирателей.

Прежде всего это клиентелизм, то есть ситуация, при которой человек приходит на выборы ради материального вознаграждения или под угрозой наказания. Сюда же относятся разного рода блага, предоставляемые избирателям в день выборов: бесплатные концерты, народные гуляния, лотереи и прочие коврижки, включая излюбленные бывшим председателем ЦИК дешевые пирожки. В России эти механизмы стремительно развиваются. Они уже служат главным основанием для участия в выборах очень многих людей (хотя, как кажется, все еще не для большинства).

Для оппозиционно настроенных избирателей, однако, эти стимулы часто оказываются недостаточно сильными. Поэтому для того, чтобы обеспечить их явку на выборы, нужно подключить второй основной тип мотивации – экспрессивный. Экспрессивное голосование строится на эмоциональном стремлении избирателя поддержать близкого ему кандидата. Такому избирателю не важно, может ли излюбленный кандидат победить, и не важно, проиграет ли правитель. Главное – оказать действенную поддержку, проявить солидарность и с предпочтительным кандидатом, и с той социальной средой, к которой принадлежит сам избиратель и для которой голосование именно за этого кандидата является естественным, социально поощряемым. В большинстве демократий преобладает именно экспрессивная мотивация к голосованию.

Я не сомневаюсь в том, что в России экспрессивная мотивация присутствует при голосовании за Путина (ведь многие люди голосуют за него вполне искренне), за любого кандидата от КПРФ, а также за Жириновского и Явлинского. Убедить людей, испытывающих к своим кандидатам искреннюю любовь, не ходить на выборы – задача неразрешимая. Но таких однолюбов в России сравнительно немного, и если отвлечься от особого случая с Путиным, на воспитание любви к которому брошены гигантские государственные ресурсы, то с каждым годом все меньше. Слишком уж большая сила воли нужна, чтобы любить вопреки всему.

Что же касается основной массы избирателей, далекой от сильных политических эмоций, то их поднять на выборы труднее, но можно попытаться подсунуть им искусственный объект для одноразовой любви. На данном этапе избирательной кампании такую роль для определенного сектора электората играет, насколько я понимаю, Ксения Собчак. Тут есть проблема. Вполне возможно, что у кого-то она заслужила искреннюю любовь своим искрометным участием в шоу «Дом-2» и «Блондинка в шоколаде», но не думаю, что таких избирателей много. Их и не должно быть много, потому что иначе Собчак представляла бы реальную опасность для действующей власти. Ни о каких выборах ей не пришлось бы и мечтать. Факт состоит в том, что Собчак в России скорее не любят, чем любят.

Поэтому в кампании Собчак присутствует мысль, что голосовать нужно как бы за нее, но не за нее лично, а за те ценности, которые она отстаивает. Тут есть подмена понятий. Голосование за ценности – это, по существу, не экспрессивное, а инструментальное поведение. В соответствии с общей логикой инструментального поведения оно имеет смысл только тогда, когда претензии данного кандидата на власть рассматриваются как правдоподобные. Иначе имело бы смысл голосовать не только за Собчак, но и за кандидатов вроде Андрея Богданова и прочих карикатурных «либералов», которых иногда пускают на выборы на потеху публике. Ситуация не идентичная, но принципиальной разницы не вижу.

Так что на вопрос, зачем идти на выборы 18 марта, политическая наука отвечает однозначно: незачем. Забастовка избирателей, которую предлагает Алексей Навальный, – это довольно сложная стратегия, и перспективы ее зависят ровно от того, насколько хорошо отработают сам Навальный и его команда. Но совершенно независимо от этого надо понимать, что делать на этих выборах нечего».

Константин Куортти ("СУММА ТЕОЛОГИИ" от АЛЕКСАНДРА МОРОЗОВА ). Выношу (для памяти) свой ответ Людмиле Кузьминой (которая ставит вопрос: "Ответь, в чем смысл!?") из дискуссии "участие/неучастие":
Люда, все семь аргументов за "неучастие" ("забастовку") уже названы. Давайте я их повторю кратко:
1. Мы ("обезьяна") долго прыгаем, чтобы достать банан. но он высоко. Может быть, надо ради эксперимента попробовать другое "техническое решение". Не получится: будем дальше "прыгать", никто нас не ограничивает в дальнейшем.
2. Навальный вел тяжелую работу несколько лет и стоит досмотреть, чем она кончится, помогая ему, а не мешая.
3. Политическую угрозу Кремлю представляет (в данный момент) только Навальный (из имеющегося меню) и если политической целью считать давление на режим, то лучше поддержать его, чем любого другого.
4. Либеральная повестка (классическая) сдохла окончательно. И вопрос не в том, как ее "реанимировать" — с помощью "старых" (Явлинский) или "новых" либералов (Собчак). А в том, чтобы дать возможность самостоятельно самоопределиться новым "посткрымским поколениям" в государстве Новая Евразия. Вот пусть они самоопределяются и поборются за свое "право голоса", а мы можем разве что помочь "умом" (если спросят).
5. Из движения "непошедших" может быть получится новое общественное движение. А из либеральной партии Собчак — ничего. Лучше сделать ставку на "неизвестное", чем на "известное".
6. Так наз. "нравственный аргумент": не надо брать никакой ответственности за надвигающиеся безобразия путинизма четвертого срока. (Вы участвуете в выборах ректора университета в Германии в 1932 году? нет! а Хайдеггер — да. Ну, история показала, что лучше бы и он отказался).
7. "Нет выборов — нет явки!". Простой аргумент от 1968 года. Хотите править Россией, сидя на штыках Кадырова? Флаг вам в руки! Но без нас. Явку мы вам обеспечивать не будем.
+
Вот какие примерно аргументы я услышал, читая дискуссию "участие/неучастие". ну, и вы тоже, Люда, их уже читали. В совокупности они мне кажутся более интересными, чем аргументы "участия", которые я тоже внимательно прочитал и посчитал.