Мысли для начала... мышления

Неграмотными в 21-м веке будут не те, кто не могут читать и писать, а те, кто не смогут научаться, от(раз)учаться и перенаучаться. Элвин Тоффлер

2017-04-23

Возможно, страны под названием Россия к концу XXI века не будет


Андрей Мовчан: «Возможно, страны под названием Россия к концу XXI века не будет»

Anews Интервью
3.11
http://www.anews.com/p/57694786/
Финансист и директор программы «Экономическая политика» московского Центра Карнеги Андрей Мовчан рассказал Anews.com о том, как экономика связана с политикой, как российское общество «адаптируется к тупику», и почему Россия может вот-вот упустить свой шанс оказаться в «первой лиге» экономически развитых государств.
Андрей Мовчан – один из самых известных финансовых менеджеров России. С 1993 года занимал топ-менеджерские должности в российских и международных финансовых институтах. Журнал Forbes в 2006 году назвал его «Самым успешным руководителем управляющей компании в России», а журнал «Финанс» в 2008 году - «Лучшим руководителем управляющей компании». Автор многочисленных публикаций по экономике и финансам.

«С точки зрения экономики то, что просто воруют, в общем, ничего особо не означает»

- Вы, судя по большинству ваших высказываний и статей, занимаетесь экономической политологией. Для вас социум, его особенности, является создателем экономической уникальности, а не наоборот. Как и когда вы пришли к этой точке зрения?
- Я политикой и политологией в чистом виде не занимаюсь. Но политика - это продолжение экономики, просто другими средствами. Власть используется в основном для того, чтобы менять правила экономической игры. Поэтому очень сложно отделить экономику от политики не только в России, но и в самых демократических и экономически развитых странах.
- Представим себе страну размером с Россию. Но с менталитетом, например, финским - то есть где не воруют. Если бы такое количество нефтедолларов, что упало на Россию, получила бы эта воображаемая страна, стали бы все ее граждане фантастически богаты, развивались бы инновации, стала бы она в экономическом плане страной номер 1 в мире?
- Как ни странно, изначально не так важно, воруют или не воруют. Представьте, что человек А все украл у человека Б. Деньги теперь у человека А, но все равно они остались в системе. А, например, построил дом, а не Б. Но дом-то все равно построен!
Вопрос скорее в том, что делают с тем, что украли или сделают с тем, что собираются украсть? Ответ на этот вопрос уже и вытекает из факта воровства – раз все воруют, риски высоки, и ворованное надо не вложить в экономику, а либо сразу проесть, либо спрятать подальше. И еще не сворованное – тоже.
Так в России сложилась ситуация, когда основная масса тех денег, которые были заработаны за счет углеводородов, были либо потрачены непроизводительно – на роскошь, танки, бессмысленные проекты – либо были вывезены за границу. То есть не пошли стране впрок.
Reuters
При этом обычно те, кто сначала ворует, потом, когда у них появляется много денег, начинают вдруг соблюдать и защищать законы – им надоедает прятать и вывозить, хочется себя обезопасить в своей стране. Так было в Америке, в Европе, многих восточных странах. Из полубандитского капитализма создавалась структурированная институциональная экономика, потому, что ее участники садились за стол переговоров и говорили «мы больше так не можем».
У нас же сформировалась система, которая монополизировала страну. Появилась вертикаль, которая ее контролирует. И члену вертикали уже все равно, воруют или нет вокруг, потому что внутри вертикали роли расписаны и права определены. Представителям вертикали даже выгодно, что вокруг воруют и законов нет, потому что так ее действия выглядят более законными на общем фоне, она даже претендует на борьбу за законность.
Поэтому никакого движения вперед у нас не получилось. Наша первоначальная капиталистическая раздробленность привела не к созданию соглашения, а к появлению монополиста.
- Эта монополизация власти и ресурсов надолго? Или есть шанс, что все изменится?
- Все бывало по-разному и в разных странах срабатывали разные сценарии. Прекрасный пример того, как из диктатуры может появиться верховенство закона - Сингапур, монополия, которая буквально родила коллективный договор благодаря во многом личности авторитарного правителя. Республика Корея - там диктатура также создала в итоге коллективный договор.
Так что, нельзя однозначно говорить, как будет дальше развиваться ситуация. Все зависит от массы факторов, как внутренних, так и внешних. Та же самая Южная Корея прошла этап осознания, что у нее нет шансов, кроме того как открыться внешнему миру и поставить во главу угла закон. А ее северная тезка этого не сделала, наоборот, монополия там доведена до предела жесткости.
Reuters
У России, с тем объемом ресурсов, которые у нас есть, пока нет насущной потребности ни открываться внешнему миру, ни переходить к более производительной форме экономической структуры. Можно худо-бедно жить, продавая ресурсы и покупая все остальное. Поэтому здесь вероятность естественной эволюции ниже.

«Возьмите Норвегию. Где там ментальность викингов?»

- А насколько силен фактор менталитета? Попробуй во Франции сделать что-то такое, что ухудшит положение пенсионеров? Начнутся многомиллионные демонстрации протеста и забастовки. Нашим фактически сказали «денег нет, но вы держитесь» и на этом все закончилось.
- Конечно, нельзя с лету отвергать идею разной ментальности. Но, если присмотреться, мы увидим, что она сильно меняется у каждого народа. Возьмите Китай за последние столетия. Там была изоляционистская ментальность, колониальная ментальность, потом стала буржуазная, затем маоистская, теперь какая-то гибридная и эволюционирующая на глазах.
У Южной Кореи 50 лет назад ВВП был ниже, чем у Северной Кореи. Это была забитая, отсталая страна... И скорее всего, если бы ментальность нищеты не изменилась, страна была бы вскоре захвачена Северной Кореей, либо стала сателлитом Китая. Но сейчас - это одна из самых успешных экономик мира.
Сперва диктатура, затем засилье олигархического капитализма, потом диверсификация экономики и бурное развитие, копирование западных образцов. Сегодня Корея - главный конкурент в области высоких технологий, страна, до уровня которой по ВВП на человека Китаю расти еще десятки лет, если у него вообще есть возможность дорасти.
Сеул, столица Южной Кореи. Фото Reuters
Так что ментальность меняется волшебным образом. Возьмите Норвегию. Где там ментальность викингов? Или Великобританию - где имперская ментальность, которая там была еще 100-150 лет назад? В США за 70 лет после убийства Мартина Лютера Кинга произошли кардинальные изменения в массовом сознании и ментальности. Шовинистическая, расистская, не толерантная страна, в которой афроамериканцев не пускали в автобусы, а женщинам не разрешали открывать счета в банках без согласия мужа, в которой еще 75 лет назад ведущий университет не брал евреев, превратилась в одну из самых толерантных стран. Сменила призыв на контрактную армию, выбрала афроамериканца на два срока президентом и, похоже, выберет президентом женщину.

«10 лет назад почти 80% опрошенных отвечали, что Штаты – наш друг»

- Не считаете, что российская ментальность более инертна?
- Конечно нет. 30 лет назад тех ребят, которые делали «варенку», искренне считали врагами-спекулянтами и тунеядцами, людьми, которые подрывают общественный строй. Вспомните, как тогда воспринимали США, КГБ, КПСС, ученых, торговцев, рабочих?
Ментальность зависит от обстоятельств, от ситуации, глобальнее – от социальных изменений.  Когда исчезло рабство? Когда неквалифицированный подневольный труд стал невыгодным. Когда сексуальные нормы стали существенно мягче? Когда значение наследования имущества в экономике стало намного меньше (ну и когда появились эффективные контрацептивы).
В каких обществах растет толерантность к «другим»? В тех, где важен вклад каждого в экономику. Ну и конечно в обществах, где все построено на распределении ограниченного ресурса, любой предлог будет поводом для ненависти – хорошо у нас еще рыжих не травят.  
- Если в 90-е годы наиболее желанным был вариант стать преуспевающим бизнесменом, в нулевые молодежь мечтала работать в «Газпроме» или «Роснефти», то сейчас многие хотели бы стать госчиновниками. Это тоже смена ментальности? Или во времена СССР, к которым страна так стремится, было так же?
- Нет, насколько я помню. Тогда были три уважаемые категории - физики, лирики и передовики производства. А чиновники воспринимались скорее отрицательно - мутные люди, бюрократы, властолюбцы. Так что сегодня это – четвертый вариант.
Но ментальность - еще более гибкая вещь. 10 лет назад проводился опрос о том, как граждане России относятся к США и почти 80% опрошенных отвечали, что Штаты - наш друг. Сейчас большинство искренне считает, что Штаты - враг. Ментальность иногда меняется даже просто под воздействием упорной пропагандистской работы.

«Жить будем немного беднее сейчас, затем немного беднее потом и так далее»

- Если цена на нефть не вырастет, рискует ли Россия остаться без таких базовых вещей, как катализаторы для нефтехимии? Свою, советскую нефтехимическую промышленность нефтекомпании давно заменили на более эффективную западную. Возможно ли, что мы просто останемся без высокооктанового бензина, каких-то других необходимых вещей?
- Думаю, не останемся. Нам вполне хватает нынешней цены на нефть, страна конечно меньше импортирует, но при этом баланс текущего cчета у России позитивный, и он будет таким оставаться многие годы. Просто потребление сильно сжалось. Мы же очень просто устроены: зарабатываем деньги на продаже нефти и распределяем их на все население. И когда цена снижается, то и население начинает меньше получать. Соответственно, оно начинает меньше потреблять. Таким образом, баланс внешней торговли восстанавливается.
Если бы была противоположная ситуация, если бы у людей было бы много не зависящих от нефти источников внутреннего дохода, в ситуации, когда экспорт очень сильно упал, потребители покупали бы валюту для приобретения импорта, как и раньше. И рубль бы падал намного сильнее.
Reuters
Но у нас не зависящих от нефти источников дохода очень мало. Поэтому жить будем немного беднее сейчас, затем немного беднее потом и так далее.
А на катализаторы денег пока хватит, ну или потом сами снова научимся их создавать. Сейчас, кстати, идет именно этот процесс - попытка вместо эффективного встраивания в международное распределение труда создавать для себя какие-то вещи плохого качества и дорого, учиться самим себя обеспечивать любой ценой, как при средневековом натуральном хозяйстве, только в масштабах страны. Мы будем делать больше автомобилей, холодильников, вагонов. Собственные технологии будем разрабатывать, как это было раньше. Другое дело, что без международной кооперации и многолетней школы конкурентных разработок мы вернемся к советскому состоянию, с нашими «Жигулями» и туалетной бумагой, которая не рвалась по перфорации.

«Медведев не соврал – в бюджете действительно нет денег»

- Бюджет 2017 года предусматривает сокращение затрат на медицину, образование и даже на оборону. Это тот процесс - в русле того, о чем мы говорим?
- Медведев не соврал – в бюджете действительно нет денег. Для того, чтобы потратить больше, нужны деньги, пусть даже их придется напечатать. Но в этом случае инфляция будет снижать стоимость денег.
У нас правительство достаточно грамотное, хотя не реформаторское и не способное поменять ситуацию, но оно понимает, что расходы нельзя не балансировать с доходами. Пока есть резервы, правительство будет их потихоньку тратить. Когда резервы закончатся, оно начнет увеличивать внутренний долг, начнет занимать на рынке - благо лишних рублей даже сейчас на рынке много - и тратить занятое на покрытие дефицита бюджета.
Как это ни парадоксально, но в этом смысле властям не нужен рост экономики. Нынешняя стагнирующая экономика выбрасывает на рынок очень много ненужных рублей. Люди не хотят инвестировать рубли и не знают, куда их девать.
В случае, если экономика по каким-то причинам начнет расти, например, благодаря резкому изменению политической ситуации, падению рисков, то быстро образуется приличный дефицит рублей. Ставки на внутреннем рынке поднимутся и правительству будет тяжело занимать на свои нужды.
Это, кстати, одна из причин, почему они боятся реформ. Если они подтолкнут предпринимательскую активность, то возникнет денежный дефицит, который будет необходимо как-то замещать, мы это видели по реформам в других странах. Поэтому правительство рассчитывает на то, что все будет тихо, спокойно, денег на внутреннем рынке будет много и внутренний долг можно будет повышать и повышать. Лет на 10 такой политики хватит...
YouTube
- То есть, не будет никаких шагов к инновационной экономике, о которой так любил говорить Дмитрий Медведев в бытность свою президентом?
- Шагов не будет по многим причинам. Я назвал только одну. Вторая в том, что российская властная вертикаль построена на сделке между властью и пирамидой управления страной, суть которой состоит, если хотите, в лозунге «лояльность в обмен на права».
Члены «вертикали» получают права на пренебрежение законами и правами людей, не входящих в вертикаль и более низко стоящих в вертикали, интересами общества. Если сейчас начать эти права отбирать, то моментально уйдет лояльность губернаторов, мэров, чиновников, силовиков. А это для власти очень опасно, поскольку если у этих чиновников не будет стимулов поддерживать центральную власть, то мы очень быстро получим классическую феодальную раздробленность. А то и новую власть, которая сможет подтвердить старый контракт.
Не будет реформ еще и потому, что нет заказа от населения. Для него реформы - это «лихие 90-е», бандиты, нищета, безработица, падение всех показателей экономики. Объяснять, что ситуация 90-х – следствие крушения СССР, которое было предопределено самой сутью социалистической системы, что реформы 90-х не только спасли страну от гражданской войны, но и спустя 20 лет в 2014–16 годах именно благодаря им Россия пережила нефтяной шок и выстояла – бесполезно, никто не слушает.
Еще причина - у нас реформы никто не умеет делать. Кому их делать - нанимать «варягов» из-за рубежа? Россияне боятся иностранцев, как во времена до Ивана Грозного, у нас опять свой путь. Где взять таких людей, у которых есть соответствующие знания и опыт работы? Не приглашать же Бальцеровича – точно обвинят в попытке продать Россию Америке!
(Лешек Бальцерович - польский экономист и политик, представитель монетаризма. Организатор и идейный вдохновитель польских экономических реформ. - Anews.com.)

«Чтобы стать реально бедной страной, надо потерять половину ВВП»

- Получается такая безрадостная картина. Все рванули вперед, а мы, как всегда, остались…
- Безрадостная, но не апокалиптическая. Страны типа Аргентины сотню лет так живут. Доля ВВП Аргентины в мире 100 лет назад была вдвое выше, чем сейчас. Ну и что? Сейчас российская доля ВВП составляет менее 2% от мировой, станет 1%, какая в конце концов разница?
- Получается, не Россия, а какая-то Верхняя Вольта с ракетами…
- Ну, до этого нам еще далеко. У нас все-таки более $8 тыс. ВВП на человека в год. Чтобы стать реально бедной страной, надо потерять половину, на это уйдут десятилетия при нынешних темпах.
- При этом создаются новые виды вооружения, Сирию используют для их тестирования…
- Тоже не совсем правильно. Мы на вооружение сегодня тратим меньше, чем Саудовская Аравия. Мы очень сильно проигрываем и США, и НАТО в целом, и Китаю, мы тратим всего в 1,5 раза больше, чем Германия. При этом у нас проблем с безопасностью гораздо больше. Германия, член НАТО, у нее маленькая граница, она окружена союзниками. У России ничего этого нет, лишь моря, океаны, горы, талибы на Юге, НАТО на Западе, Китай на Востоке.
Reuters
К тому же, новые виды вооружения – это пропагандистское преувеличение. Те, о которых так прекрасно рассказывают по телевизору – это все разработки 1980-х годов прошлого века, которые мы стараемся улучшать. На эти улучшенные модели заказ вооруженных сил минимальный – новые самолеты и танки заказываются десятками, основное производство – старые модели. Я бы не преувеличивал темпы модернизации. 

«Сейчас страна идет в тупик, и общество быстро адаптируется к этому тупику»

- Какая же все-таки историческая роль России, если она вообще существует?
- Я сомневаюсь, что понятие «историческая роль» вообще имеет смысл. У любой страны современного мира может быть только одна позитивная роль – обеспечивать своим гражданам высокий и постоянно растущий уровень жизни, комфорта и безопасности, и, по возможности, взаимовыгодно сотрудничать с другими странами.
На мой взгляд, Россия упустила свой исторический шанс стать одним из мировых лидеров по качеству жизни своих граждан. Шанс, который реально был после революции 1991 года и еще сохранялся в начале 2000-х.
Сейчас страна идет в тупик, и общество быстро адаптируется к этому тупику, не просто соглашаясь с ним, но и начиная блокировать любые возражения.
Мы загоняем самих себя в капкан лжи – все популярнее становится идея отказа от материального прогресса по причине нашего якобы морального превосходства над Западом. Только вот на практике по уровню преступности, количеству абортов и разводов, наркоманов и алкоголиков, семейному насилию и детской смертности мы на порядки опережаем тот самый Запад, а по тиражам книг и объемам благотворительности – кардинально отстаем.
Reuters
Еще 10-15 лет, и шанс для вывода России в ее теперешних границах и с теперешней структурой общества в «высшую лигу» будет навсегда упущен. Возможно и страны под названием «Россия» на этом месте к концу XXI века не будет, а будет что-то другое.

2017-04-21

Архитектурные требования к мышлению / А. Левенчук

Пишет Anatoly Levenchuk (ailev
2017-04-21 00:36:00
http://ailev.livejournal.com/1342372.html

Архитектурные требования к мышлению

Мои архитектурные требования к мышлению – это его абстрактность, адекватность, осознанность, рациональность. Я ничего не говорю о том, как устроено мышление внутри, но я требую от мышления полезного внешнего поведения на его внешней границе: мышление должно быть абстрактно, адекватно, осознанно и рационально.

Абстрактность -- это главное требование, мне в мышлении нужно абстрагироваться от неважного и сосредоточиться на важном. Мышление моделирует мир, а не отражает его в полноте всех ненужных деталей. Мышление должно отделять зёрна от плевел и оперировать зёрнами. Мышление должно уметь отвязываться от индивидов и мыслить типами, прототипами, общими образами: я не знаю, что там у него внутри, но я требую какого-то обобщения с опусканием ненужных для предмета мышления деталей. Мне нужна абстрактность, с конкретными предметами и кошечка справится, и собачка. Абстрагировать кошечке и собачке не удаётся, они работают только с конкретными ситуациями, а я хочу уметь планировать и проектировать, я хочу работать с целыми классами и типами ситуаций. Без абстрагирования я не смогу переносить опыт одних ситуаций на другие, я не смогу эффективно учиться, я не смогу создавать языки. 

Адекватность -- это возможность проверить, связано ли моё абстрактное мышление с реальным миром, или оно всё остаётся в отвязанности от вещного мира и у меня не будет способов проверить его результаты, соотнести его результаты с реальным миром. Адекватны ли мои мыслительные представления о ситуациях реальному (т.е. существующему независимо от меня, материальному) миру? Или мышление меня обманывает и предлагает какие-то неадекватные представления? Мне нужно практичное, применимое для действия мышления, я хочу быть адекватным и не отрываться от реальности.

Осознанность -- это возможность понять, как я мыслю, как я рассуждаю. Если я просто "имею интуицию", это меня не удовлетворит. Я не смогу научить мыслить других, повторять их мои рассуждения. Я не смогу заметить ошибку в моём мышлении, не смогу его улучшить или изменить, не смогу выучить другой способ мылсить, ибо я его не буду замечать, не буду его осознавать. Я не смогу удерживать внимание в мышлении, ибо нельзя удерживать внимание на том, чего не осознаёшь. Я не смогу предъявить неосознаваемое мной мышление для проверки со стороны логики и рациональности, не смогу сознательно принять решение о том, что в той или иной ситуации мне достаточно от мышления интуитивной догадки, а не строгого рационального рассуждения. Я хочу знать, о чём я размышляю, как я это делаю, я хочу иметь возможность выбирать -- мыслить мне о чём-то или не мыслить, я не хочу быть бессознательным мыслящим автоматом. Я хочу быть осознанным в мышлении.

Рациональность -- это возможность провести рассуждение по правилам, логичное рассуждение. Это возможность отстроиться от своей биологической и социальной природы, не делать связанных с этим ошибок. Рациональность -- это возможность проверить результаты быстрого образного интуитивного мышления на отсутствие ошибок рассуждения по правилам, возможность задействовать опыт человечества в мышлении. Это возможность явно (хотя бы в диалоге с самим собой, то есть осознанно) обсудить эти выработанные цивилизацией правила хорошего мышления, обсудить логические основания мышления, обсудить допустимость или недопустимость использования каких-то отдельных приёмов мышления. Я не хочу ошибок мышления, поэтому я должен быть рациональным, я должен уметь распознавать ошибки мышления у себя и других, я должен уметь выразить результаты мышления так, чтобы уменьшить число ошибок в их восприятии. Я хочу быть рациональным, мне нужно уметь делить задачи на части (рацио -- это ведь "деление"), я не хочу чистой образности и эмоциональности кошек и собак, мне нужна цивилизованность в мышлении, использование лучших достижений цивилизации в том, как мыслить.

Все остальные требования к мышлению -- это декомпозиция представленных, или разные варианты их сочетания (так, "сильное мышление" обычно сводится к хорошему абстрагированию и адекватности, "мудрость" это просто другие слова для адекватности, "творческое мышление" -- это задействование правильного абстрагирования). 

И уже потом должна обсуждаться архитектура мышления, те важнейшие решения (осознанность!) по основным принципам его организации, по его структуре, составу частей и их взаимосвязей, которые должны удовлетворить архитектурным требованиям. И в этой архитектуре мышления выделяется "цивилизационная платформа", которая и должна обеспечивать выполнение этих архитектурных требований абстрактности, адекватности, осознанности, рациональности. 

Научение мозга работать с мышлением на уровне этой платформы -- основа обучения любому мышлению, это интеллектуальный фитнес (fitness), готовность к мыслительному действию. Это всё в мышлении нужно "накачать" и "разработать" (как мышцы и суставы для готовности тела к движению -- мозг ведь тоже тренируем, он пластичен!) для того, чтобы дальше иметь возможность абстрактно, адекватно, осознанно и рационально мыслить в какой-то культуре, в каких-то паттернах мышления, на следующем уровне специализации мышления: будь это более специальная по отношению к "просто мышлению" культура системного мышления, вычислительного мышления (computational thinking), танцевального или спортивного мышления в его многочисленных изводах разных жанров танца и видов спорта, или какого-то ещё более специального и быстро меняющегося в своих самых разнообразных мыслительных практиках инженерного или менеджерского мышления. Дальше можно обсуждать, насколько само мышление паттернировано, насколько оно импровизационно в части комбинирования паттернов, насколько спонтанно и хороша ли эта спонтанность, и много чего ещё обсуждать. Впрочем, я всё это обсуждал уже не раз в своих самых разных текстах про мышление (хотя и немного в другой терминологии), и ещё буду не раз это обсуждать. Ссылок не даю, их всё одно будет слишком много.

20 апреля 2017, 22:08:27 UTC Комментарий изменен:  20 апреля 2017, 22:11:17 UTC
 
> Адекватны ли мои мыслительные представления о ситуациях реальному (т.е. 
> существующему независимо от меня, материальному) миру? Или мышление 
> меня обманывает и предлагает какие-то неадекватные представления? Мне 
> нужно практичное, применимое для действия мышления, я хочу быть 
> адекватным и не отрываться от реальности.
А тут вот проблемка... Кроманьонскому охотникособирателю адекватные представления не предусмотрены особенностями ттх конструкции... Потому как взаправду все не так, как на самом деле (ц)Ежи Лец, кажется.

Вот как доросла наука до зачатков квантовой механики и нейрофизиологии, так вот и полезли всякие махизмы с эмпириокритицизмами, а на микроуровне никто вообще ничего в принципе не способен понять, а описывается все только забубенными математическими формулами... И вот современная физика вплотную уже подбирается к буддистским космогоническим концепциям, а бозон Хихиксггса полгода голосованием выбирают. 

Нейросети, опять же, многоуровневые - угу, скоро вместо программистов одни заклинатели демонов останутся.

В СТРРАНЕ БАРРДАК!
 это все не про реальность, реальность другая )
На днях решил плотно изучить логику, для чего выбрал The art of reasoning (4ed) для ознакомления с самыми основами, выделив Fundamentals of logic design (7ed) как одно из возможных завершения первого шага, так как последняя книга является вводным курсом логики для инженеров.

Для этой же записи приведу выписки из первых двух глав The art of reasoning. Почему? -- запись о концепции "мышление" с фокусом на differentia при отсутствующем genus.

=Classification=
==Rules==
1. A single principle or set of principles should be used consistently so that the categories (species) are mutually exclusive and jointly exhaustive.
2. The principle or principles used should be essential.

==Strategy, organizing concepts==
1. Find the highest-level (most abstract) genus.
2. Identify concepts that are species of that genus; they should all have the same degree of abstractness.
3. Identify the principle of division that applies to the concepts in step 2; put the principle in brackets.
4. For each concept in step 2, identify any other concepts that are its species, and identify the principle of division (the single priciiple by which the concepts has been divided into species).
5. Repeat step 4 for as many levels as necessary.

==Key terms==
Classify - to group things into species and genuses according to their similarities and differences.
Referents - the class of things for which a concept stands.
Genus - a class of things regarded as having various subcategories (its species).
Species - a class of things regarded as a subcategory of a wider class (a genus)
Mutually exclusive - in a classification, the property that each species excludes the members of every other species.
Jointly exhaustive - in a classification, the property that the species taken together cover all the objects int he genus.


=Definitions=
==Main functions==
1. State the criteria for membership in the class of referends
2. Indicate the relationship between a concept and other concepts.
3. Condense the knowledge we have about the referents of a concept.

==Rules==
A definition should:
1. Include a genus and a differentia.
2. Not be too broad or too narrow.
3. State the essential attributes of the concept's referents.
4. Not be circular.
5. Not use negative terms unnecessarily.
6. Not use vague, obscure, or metaphorical language.

=Strategy:=
==constructing definitions==
1. Find the genus of the concepts-the broader concept that includes C and other, related concepts from which one needs to distinguish C.
2. Choose a differential that distinguish C from other concepts in the same genus. If there is more than one distinguishing attribute, choose the most essential one.
3. Check to make sure that the resulting definition is not circular, unnecessarily negative or unclear.

==Key terms==
Definition - a statement that identifies the referents of a concept by specifying the genus they belong to and the essential characteristics (differentia) that distinguish those referents from other members of the genus.
Genus - a class of things regarded as having various subcategories (its species).
Differentia - the element in a definition that specifies the attribute(s) distinguishing a species from other species of the same genus.
Counterexample - a specific instance that proves a definition wrong.
Stipulative definition - a stipulative definition introduces a new concept (or a new meaning for an existing concept) by specifying the criteria for inclusion in the concept.

2017-04-20

Утонем в крови не завтра, так послезавтра?...


...один момент меня сильно заботит. Власти настроили против себя всю подлинную интеллигенцию, всех честных бизнесменов и бывших бизнесменов (тех, кто потерял бизнес по вине власть имущих, но мог бы открыть другие, однако делать это до глобальной смены курса уже не станет), многодетные семьи, сельскохоз регионы, валютных ипотечников, научных деятелей, вкладчиков и сотрудников санированных банков, шахтёров, дальнобойщиков, нищих пенсионеров и инвалидов, огромное число медработников, учителей, инженеров, рабочих многих заводов, сотрудников туротрасли и т.д. — и продолжают провоцировать хамством подростков и студентов.

Сходу начались бучи против собянинского проекта по сносу пятиэтажек с противоправным законом, который он силится под него протащить через ГД (все муниципальные встречи с жильцами выселяемых в потенциале домов — это аншлаг со скандалом, и никакие привозимые властями автобусы левых голосовальщиков ситуацию не спасают — я внимательно наблюдаю за группой, которая собирает всю информацию по этому вопросу). Плюс к ним — защитники захватываемых под точечную застройку и храмы парков, пользователи общественного транспорта и автомобилисты города (последних 3,8 млн) и др...

В любой регион поезжай (от 200 км от Москвы) — остановись возле кафе, магазина, рынка — поговори с людьми (пошути, зацепись языками) — и всё услышишь: хают депутатов, мэров, губеров, фсбешников, правительство и Путина — покуда хватает матерных эпитетов (и даже те, кто за Крымнаш — ибо Крым далеко, а кушать надо здесь и сейчас). Я с мая по октябрь езжу по стране на машине тысячи км — и всё это вижу. И никакой ВЦИОМ заказными байками реалий не отменит. Улучшений же в стране для основной массы граждан не предвидится. Объективно предвидится ухудшение.

И это сейчас ни в каких протестах ещё не участвует огромная радикально настроенная часть населения, поскольку не видит смысла вылезать из норы до тех пор, пока кто-то не подожжёт покрышки. Но если кто-то начнёт — она вылезет, причём стихийно — без чьего-либо конкретного руководства, ибо настроена она анархически (у неё нет вождей, она никому не верит — и не поверит, пока кто-то не повторит подвиг Ли Куан Ю, поставив к стенке собственных приятелей-миллиардеров-коррупционеров). И тогда может начаться такое, что мало не покажется. Плюс анти-кавказские и анти-семитские националистические настроения...

Отсюда вопросы. На что в ближайшем будущем рассчитывает власть? — На анти-украинскую, анти-западную и православную пропаганду — и силовиков? — И что они будут делать? — Стрелять в граждан?.. А власть — со своей оторванной от жизни колокольни — не думает, что разъярённые толпы сделают с семьями стрелков — своими соседями?.. Или она их спасать и прятать будет? [Не смешите.] Или ей кажется, что обнищавший, отчаявшийся, униженный, разгневанный народ, в котором несколько лет жёстко накручивали тяжёлые агрессивные неврозы, будет так милосерден и либерален, что кого-то пощадит?.. И что дальше? — Утонем в крови не завтра так послезавтра?..


...к одному только типу фоловеров обращаюсь напрямую — остальные, впрочем, тоже могут ознакомиться — как зрители адресного монолога.

Речь пойдёт о результатах пропаганды последних трёх лет. Конкретно — о состоянии, в котором пребывает общество по итогам. Чего вы, господа, со своими генеральными линиями тут — внизу — натворили, в частности в виде побочного эффекта, который, похоже, не учли при разработке своих программ.

Следствием пропаганды национального величия, русского мира и православной религиозности, а также дискредитации общечеловеческих ценностей, преподносимых вами в отрицательном смысле (дескать — либеральное дерьмо всё это, чуждые нам западные ценности и хилая лицемерная демократия) стало следующее:

- резкое усиление анти-кавказских, анти-семитских, анти-среднеазеатских, анти-украинских, анти-донбасских [у вас в школах русские детки и родители уже детей беженцев с Донбасса подтравливают, ау] настроений;

- резкое усиление повседневной бытовой вседозволенности, хамства, проявлений невоспитанности, бескультурья и неуравновешенного поведения, вплоть до серьёзного хулиганства;

- рост психических и психоневрологических заболеваний и отклонений, усиление повседневной поведенческой агрессии граждан в местах общественного пользования (дороги, магазины, заправки и т.д.);

- рост бытовой и уголовной преступности (в т.ч. преступлений, классифицируемых, как тяжкие — в частности, групповых избиений (с идеологической, религиозной и политической мотивацией), влекущих за собой травмы высокой степени тяжести вплоть до несовместимых с жизнью);

- рост взаимной многоуровневой классовой ненависти (бедные vs богатые; интеллигенция vs быдло; регионы vs столицы — и вот это всё ещё и в различных наборах частичного смешения классов);

- рост массового недоверия к средствам массовой информации, власти (на всех уровнях), силовым структурам.

Вы, господа, перегнули палку. Пик ваших психологических успехов пришёлся на 2014-2015 гг. В 2016-м тем Сирии, украинских безобразий, беспредела ближневосточных беженцев в Европе, православного величия, успехов атомной энергетики, Дня космонавтики, Дня победы, крымских восторгов, Донбасса, запрещённого у нас ИГ, ужасов и лживости Америки и НАТО, а также информационных вбросов о нашем успешном экономическом росте — уже отчаянно перестало хватать для того, чтобы люди не отвлекались на внутренние проблемы (бишь собственные беды и тяготы) в стране.

И в попытке по-хамски насильственно манипулировать старшеклассниками и студентами вы сейчас допускаете самую потенциально взрывоопасную вашу ошибку.

Так что ещё большее давление на коллективный разум на фоне всеобщего обнищания/обеднения и роста взаимной внутренней агрессии, невротических состояний и асоциального поведения породит только ещё большее недоверие и сопротивление. Пик ваших психологических возможностей, смею вас заверить, вами пройден.

Поэтому очень хорошо подумайте, что вы будете делать, если вот этот народный, отнюдь не глиняный монстр, которого вы создали, окончательно устанет от нищеты, созерцания чужих дворцов, самолётов, уточек, лимузинов и покраски травы и фасадов перед приездом высокого начальства (а люди видят всё и по всей стране — и фильмы Навального им для этого, поверьте, не нужны — в регионах они вам сами покажут, кто и в каком дворце рядом с их домом живёт — регионы это вам не закрытая Рублёвка, которая далеко за облаками). Подумайте. Потому что стрелять в разгневанное население руками росгвардии, полиции и иных силовых структур — хоть это и разрешено теперь по закону вами же — не вариант.

Если, конечно, вы не хотите утопить страну с таким уровнем внутренней агрессии в крови на долгие годы.

Факты не всегда важнее, чем мнения, и вот почему (англ.)

Facts are not always more important than opinions: here’s why

April 17, 2017 8.47pm BST
https://theconversation.com/facts-are-not-always-more-important-than-opinions-heres-why-76020 
 
The message over the doorway to London’s Kirkaldy Testing Museum. But don’t be too quick to believe the facts and dismiss the opinions. Flickr/Kevo ThomsonCC BY-NC-ND
Which is more important, a fact or an opinion on any given subject? It might be tempting to say the fact. But not so fast…
Lately, we find ourselves lamenting the post-truth world, in which facts seem no more important than opinions, and sometimes less so.
We also tend to see this as a recent devaluation of knowledge. But this is a phenomenon with a long history.
As the science fiction writer Isaac Asimov wrote in 1980:
Anti-intellectualism has been a constant thread winding its way through our political and cultural life, nurtured by the false notion that democracy means that “my ignorance is just as good as your knowledge”.
The view that opinions can be more important than facts need not mean the same thing as the devaluing of knowledge. It’s always been the case that in certain situations opinions have been more important than facts, and this is a good thing. Let me explain.

Not all facts are true

To call something a fact is, presumably, to make a claim that it is true. This isn’t a problem for many things, although defending such a claim can be harder than you think.
What we think are facts – that is, those things we think are true – can end up being wrong despite our most honest commitment to genuine inquiry.
For example, is red wine good or bad for you? And was there a dinosaur called the brontosaurus or not? The Harvard researcher Samuel Arbesman points out these examples and others of how facts change in his book The Half Life of Facts.
It’s not only that facts can change that is a problem. While we might be happy to consider it a fact that Earth is spherical, we would be wrong to do so because it’s actually a bit pear-shaped. Thinking it a sphere, however, is very different from thinking it to be flat.
Asimov expressed this beautifully in his essay The Relativity of Wrong. For Asimov, the person who thinks Earth is a sphere is wrong, and so is the person who thinks the Earth is flat. But the person who thinks that they are equally wrong is more wrong than both.
Geometrical hair-splitting aside, calling something a fact is therefore not a proclamation of infallibility. It is usually used to represent the best knowledge we have at any given time.
It’s also not the knockout blow we might hope for in an argument. Saying something is a fact by itself does nothing to convince someone who doesn’t agree with you. Unaccompanied by any warrant for belief, it is not a technique of persuasion. Proof by volume and repetition – repeatedly yelling “but it’s a fact!” – simply doesn’t work. Or at least it shouldn’t.

Matters of fact and opinion

Then again, calling something an opinion need not mean an escape to the fairyland of wishful thinking. This too is not a knockout attack in an argument. If we think of an opinion as one person’s view on a subject, then many opinions can be solid.
For example, it’s my opinion that science gives us a powerful narrative to help understand our place in the Universe, at least as much as any religious perspective does. It’s not an empirical fact that science does so, but it works for me.
But we can be much clearer in our meaning if we separate things into matters of fact and matters of opinion.
Matters of fact are confined to empirical claims, such as what the boiling point of a substance is, whether lead is denser than water, or whether the planet is warming.
Matters of opinion are non-empirical claims, and include questions of value and of personal preference such as whether it’s ok to eat animals, and whether vanilla ice cream is better than chocolate. Ethics is an exemplar of a system in which matters of fact cannot by themselves decide courses of action.
Matters of opinion can be informed by matters of fact (for example, finding out that animals can suffer may influence whether I choose to eat them), but ultimately they are not answered by matters of fact (why is it relevant if they can suffer?).

Backing up the facts and opinions

Opinions are not just pale shadows of facts; they are judgements and conclusions. They can be the result of careful and sophisticated deliberation in areas for which empirical investigation is inadequate or ill-suited.
While it’s nice to think of the world so neatly divided into matters of fact and matters of opinion, it’s not always so clinical in its precision. For example, it is a fact that I prefer vanilla ice cream over chocolate. In other words, it is apparently a matter of fact that I am having a subjective experience.
But we can heal that potential rift by further restricting matters of fact to those things that can be verified by others.
While it’s true that my ice cream preference could be experimentally indicated by observing my behaviour and interviewing me, it cannot be independently verified by others beyond doubt. I could be faking it.
But we can all agree in principle on whether the atmosphere contains more nitrogen or carbon dioxide because we can share the methodology of inquiry that gives us the answer. We can also agree on matters of value if the case for a particular view is rationally persuasive.
Facts and opinions need not be positioned in opposition to each other, as they have complementary functions in our decision-making. In a rational framework, they are equally useful. But that’s just my opinion – it’s not a fact.