Мысли для начала... мышления

Неграмотными в 21-м веке будут не те, кто не могут читать и писать, а те, кто не смогут научаться, от(раз)учаться и перенаучаться. Элвин Тоффлер

2016-08-21

«При всех недостатках»: кейс языковой манипуляции

В оценках деятельности Иосифа Сталина видными государственными деятелями РФ (касается не только нового министра образования товарища Васильевой) обращает на себя внимание постоянно используемый ими речевой оборот «при всех недостатках...». Чуть реже употребляется «было много плохого, но...».
«При всех недостатках» — это, надо понимать, больше миллиона расстрелянных по политическим статьям, почти четыре миллиона, отправленных в ГУЛАГ, около шести миллионов депортированных, столько же умерших от голода, неподдающееся подсчёту количество угробленных во время войны во всевозможных котлах, ну и так ещё, по мелочи. «Было много плохого» — тоже, наверняка, об этом. Трудно представить, что какие-то иные «недостатки» требуют такого специального и постоянного упоминания. Дома-то строили действительно неплохо.
В общем, товарищ Васильева, не будьте ханжой, здесь уже все свои. Вы на своих лекциях говорите прямо: «Несмотря на несколько десятков миллионов расстрелянных, безвинно посаженных, высланных, умерших от голода и раскулаченных русских (в том числе) людей, Сталин...». А дальше уже по тексту, как вы любите, про единство нации, победу, государственное благо и экономику. Поверьте, слово «патриотизм», написанное за вашей спиной, заиграет совершенно новыми красками.
11 ч · Доступно всем

Обучение языку и обучение критическому мышлению

Язык и мышление кажутся людям чем-то само собой разумеющимся, чем-то легко и незаметно данным от рождения. Люди с определённого возраста осознают себя как говорящих и думающих (не буду здесь употреблять концепт мышления, желательно различать думанье и мышление). В реальности оба инструмента являются исключительно искусственными предметами научения в течение нескольких лет, причём в основном на весьма примитивном уровне. В силу ряда свойств и явных функций (аудиальность и визуальность вкупе с необходимостью обеспечения стандартного массового применения) язык стал отдельным основным предметом всех систем образования довольно давно (хотел бы я представить, как адепты РКМЧП предлагают спрятать обучение языку в другие предметы ;) ).
Попытки убрать из школьного курса языка многие элементы его анализа и специальную терминологию его описания (филолого-лингвистическую) должны быть жёстко контролируемы, чтобы учащиеся получали отчётливое представление о языке как сложно устроенном искусственном инструменте.

В этом смысле мышление принципиально отличается от языка только немотой и невидимостью. Можно, конечно, сослаться на то, что речь и текст являются аудиальной и визуальной формами объективации мышления, но огромная часть явлений (феноменов)  мышления остаются непроговорёнными и неотекстованными). И фундаментально язык является служебным средством мышления, а мышление является более важным, более глубоким и более значимым во всех отношениях явлением, чем язык.

И настала эпоха прямого специального научения мышлению как обязательному основному предмету в системе образования. Нужно перейти от языка к мышлению как стандарту современной грамотности и любого профессионализма. В США учёные начали это осознавать и практически реализовывать почти 100 лет назад (90 лет первому тесту критического мышления), а за последние полвека научно-образовательное сообщество США достигло в этом направлении впечатляющих результатов. Россия и в целом б. СССР отстают в данном отношении почти катастрофически.

Необходим принципиальный переход к принципиальной фундаментальности (КОРНИ).

Методоложества а ля Щедровитянство является тупиковой попыткой обойти мировую культуру научной деятельности и научных разработок через формирование секты приобщённых.