Мысли для начала... мышления

Неграмотными в 21-м веке будут не те, кто не могут читать и писать, а те, кто не смогут научаться, от(раз)учаться и перенаучаться. Элвин Тоффлер

2009-12-15

«Целительство», манипуляция и самообман: иррациональность человека против его здоровья

Опубликована моя очередная статья в журнале «Здоров’я України — ХХІ сторіччя» — «Целительство», манипуляция и самообман: иррациональность человека против его здоровья. (ссылка дана сразу на весь цикл статей — добавлено 14.05.2015).

2009-11-25

Страшный позор Санкт-Петербургского университета — кафедра онтопсихологии

Какое-то время мне казалось, что эта несуразная, дичайшая ситуация рассеется как дым, как нелепая случайность... Не рассеивается. Вынужден публично назвать вещи их именами. С 1998 г. СПбГУ, гордость российского высшего образования и науки, сотрудничает с отъявленным мошенником и манипулятором  Антонио Менегетти, «отцом» пустейшей подделки «под науку» под названием «онтопсихология». Дело дошло даже до того, что в 2004 г. была открыта КАФЕДРА ОНТОПСИХОЛОГИИ!!! И где — в СПбГУ на факультете психологии!!!

Онтопсихология — ровно такая же ничтожная макулатура, как и дианетика с саентологией другого мошенника, Р. Хаббарда. Даже всеядная российская Википедия даёт такую справку по критике онтопсихологии:
«Критики онтопсихологии утверждают что она является альтернативой религиозной секты, есть масса пострадавших в психосоциальном плане, во многих странах преследуется законом. Провоцирует экзальтированность и антисоциальность личности со стремлением к материальному превосходству и духовному аутизму. Представляет собой взвешенную смесь из дианетики Хаббарда смешанной с уфологией. Частые случаи суицида. Имеет корень секты по принципу «кто занимается онтопсихологией — того вычисляет монитор отклонения, кто перестает заниматься онтопсихологией — того монитор отклонения убивает, как разумное существо, которое вышло из общей массы, отстранилось от инопланетного эксперимента». Доктор Сюзен Блэкмор считает, что онтопсихология — это мешанина из искаженных частей меметики и популярной психологии. В 1998 Министерство внутренних дел Италии внесло Ассоциацию онтопсихологии, наряду с саентологией, в список опасных сект. Итальянский Центр по изучению новых религий CESNUR включил эту организацию в энциклопедию «Религии в Италии». В Бразилии онтопсихология не признана Федереальным Советом по психологии, вследствие чего, онтопсихологическая практика является незаконной, а ряд бразильских ученых называют ее «псевдонаукой»».
Никаким секретом не является, что вузовская и особенно так называемая «практическая» психология в России сильно заражены псевдонаукой и прочим шаманизмом, но когда так лажаются «маяки» и «светочи науки», которым государство готово дать исключительный статус в образовании и науке, то так и хочется сказать — это полный п... (в смысле «прикол», конечно же).

P.S. См. весьма информативную критическую статью моего однофамильца А. В. Волкова «Онтопсихология Б.Г. Ананьева и «онтопсихология» А. Менегетти: мимикрия лженауки в российское образование».

2009-11-02

Тренинг «Визуально-картографические методы критического мышления: использование в решении повседневных и профессиональных проблем и в когнитивном консультировании»

Критическое мышление и РЭПК на каждый день: лечим или обучаем?

Первое же существенное указание на специфику РЭПК одновременно раскрывает и реальное содержание любой психотерапии и любого метода консультирования: «РЭТ также содержит профилактическое обучение и, возможно, поэтому может по-настоящему называться, вместо закрепленного медицинского термина психотерапия, изменением поведения или обучением»1.

Обучение и тренировка — вот чем занимается с клиентом честный и по-научному профессиональный консультант. Обучение научно (рационально) осмысленному опыту совладания с жизненными проблемами, со своими чувствами и поступками и тренировка навыков мышления и рационального поведения — вот чем занимается РЭП-консультант.

Известный критик сложившихся традиций психотерапии и защитник прав клиентов, юрист Лоренс Стивенс (Lawrence Stevens), не случайно в своем обзоре признаний образовательного характера психологической помощи первым упоминает А. Эллиса: «В своей книге «Новое руководство по рациональной жизни», Альберт Эллис (Albert Ellis), д-р филос. наук, нью-йоркский психолог, и Роберт А. Харпер (Robert A. Harper), д-р филос. наук, говорят, что они следуют «образовательной, а не психодинамической или медицинской модели психотерапии». В своей книге «Подготовьтесь, настройтесь на то, чтобы сделать психотерапию успешной для Вас», психотерапевт и профессор психологии Харви Л. Сакстон (Harvey L. Saxton), д-р филос. наук, пишет: «Что является психотерапией? Психотерапия — просто вопрос переучивания. Переучивание подразумевает отказ от устаревших понятий и знакомство с новыми и осуществимыми. Пациенты, в некотором смысле, подобны студентам; они нуждаются в способности и готовности участвовать в процессе переучивания». В книге «Когда разговор недёшев, или как найти правильного врача, когда Вы не знаете, с чего начать», психотерапевт Мэнди Афтел (Mandy Aftel), M.A., и профессор Робин Лакофф (Robin Lakoff), д-р филос. наук, говорят: «Терапия… — форма образования». Так как так называемая психотерапия — форма образования, а не терапия, то Вам нужен не доктор или врач, а человек, квалифицированный для того, чтобы обучить Вас в той области, в которой у Вас возникла трудность. Тот, кто заявляет, что является экспертом благодаря «профессиональной» программе обучения психотерапии, редко, если вообще когда-либо, будет лучшим советчиком для Вас»2.

Обучающе-тренирующий подход — единственно возможный равноправный вариант отношений между консультантом и клиентом, к тому же поддающийся взаимному контролю и объективному оцениванию результативности. Одновременно это и единственный путь к активизации и развитию наиболее ценных человеческих способностей — рационального мышления, саморефлексии и самоконтроля. Если консультант честно предъявляет те концепции и знания, которыми он может поделиться с клиентом, и открыто требует от последнего точно определенного самостоятельного труда в виде упражнений, ведения дневников, домашних заданий, то у клиента появляется возможность в полной мере оценить как разницу между предлагаемыми знаниями и собственными представлениями, так и действенность тренировочной программы. Решающий же признак здорового и конструктивного обучения клиента заключается в применении критического мышления и равноправной дискуссии как основных методов исцеляющего диалога, когда консультант и клиент вместе ищут разумное решение проблемы и вырабатывают оптимальные принципы восприятия реальности.

В РЭП-диалоге консультант выступает не как космически далекий от клиента представитель некоего закрытого сообщества с недоступными профану знаниями и магическими умениями, а как равный ему земной житель, всего лишь более рационально мыслящий и накопивший несколько больше опыта и знаний в управлении своими эмоциями и поведением.
1 Эллис А. Гуманистическая психотерапия: Рационально-эмоциональный подход. / Пер. с англ. — СПб.: Сова; М.: ЭКСМО-Пресс, 2002. — С. 45.
2 Документ с сайта http://elena.romek.ru.

2009-11-01

Критическое мышление на каждый день: любите ли Вы искать и исправлять свои ошибки?

«Животные и даже растения приобретают знания методом проб и ошибок или, точнее, методом опробования тех или иных активных движений, тех или иных априорных изобретений и устранением тех из них, которые «не подходят», которые недостаточно хорошо приспособлены. Это имеет силу для амебы..., и это имеет силу для Эйнштейна. В чем основная разница между ними?

Я думаю, что у них по-разному происходит устранение ошибок. В случае амебы любая грубая ошибка может быть устранена устранением амебы. Ясно, что в случае Эйнштейна дело обстоит не так; он знает, что будет совершать ошибки, и активно ищет их. Однако не удивительно, что большинство людей унаследовали от амебы сильное нежелание как совершать ошибки, так и признавать, что они их совершили! Тем не менее, бывают исключения: некоторые люди не имеют ничего против совершения ошибок, если только есть шанс обнаружить их и — если ошибка обнаружена — начать всю работу сначала. Таким был Эйнштейн, и таковы большинство ученых творческого склада: в противоположность другим организмам, человеческие существа используют метод проб и ошибок сознательно (если только он не стал для них второй натурой). Похоже, есть два типа людей: те, кто находится под чарами унаследованного отвращения к ошибкам и потому боится их и боится их признавать, и те, кто тоже хотел бы избегать ошибок, но знает, что мы чаще ошибаемся, чем не ошибаемся, кто узнал (методом проб и ошибок), что может противостоять этому, активно ища свои собственные ошибки. Люди первого типа мыслят догматически; люди второго типа — это те, кто научился мыслить критически. (Говоря «научился», я хочу выразить свое предположение, что различие между этими двумя типами основано не на наследственности, а на обучении.)» (Поппер, Карл Р. Эволюционнаяэпистемология // Эволюционная эпистемология и логика социальных наук: Карл Поппер и его критики / Пер. с англ. — М.: Эдиториал УРСС, 2000. — С. 68-69).

2009-10-05

Фильмы, которые мне понравились

«Во власти женщины» (2007) (норв. Tatt av kvinnen) — фильм норвежского режиссёра Петтера Несса по одноимённому роману Эрленда Лу.  Невероятно тонкий, умный и смешной фильм. (Это фраза не моя, а цитата, но я к ней присоединяюсь).

Критическое мышление на каждый день: кинопритчи как средство оттачивания критического взгляда

Меня попросили почаще сообщать о хороших фильмах, достойных просмотра, но я решил пока повспоминать те, что у меня ассоциируются с тем или иным проявлением критического мышления. И, как ни странно - а может, это и совсем не странно, - все они оказались кинопритчами.

Сегодня первый в списке - "Плезантвиль" (Pleasantville), США, 1998 г., режиссёр Гэри Росс. Комментарии, на мой взгляд, не требуются, сюжет простой и ясный.

Второй - "Быть Джоном Малковичем" (Being John Makovich), США, 1999, сценарист Чарли Кауфман, режиссёр Спайк Джоунз. Тут бы я написал если не целую книгу, то пару-тройку больших статей. Один из любимейших мною фильмов. Я показывал его отрывками и целиком на некоторых своих семинарах и тренингах как учебный фильм по социальной психологии.

Рациональные верования на каждый день: Счастливому и счастье даётся (Happy-Go-Lucky)

Посмотрели вчера с женой в своём домашнем кинотеатре фильм "Беззаботная" / Happy-Go-Lucky (Майк Ли / Mike Leigh) [2008 г.] очень рекомендую — настоящее европейское кино, долгое приятное послевкусие.

Этот фильм одновременно может служить прекрасной иллюстрацией практического воплощения РЭП-философии А. Эллиса. Сама РЭП-философия ни разу не упоминается, но главная героиня живёт именно по рациональным постулатам наслаждения жизнью.

Перевод названия, хотя и отвечающий содержанию всех просмотренных мною словарей, в корне неверный. Буквальный — и полностью точный — перевод словосочетания Happy-Go-Lucky — "счастливому и счастье даётся", что абсолютно соответствует духу РЭП-философии. Героиня, Поппи, в фильме совсем не беззаботная, а правильно относящаяся к заботам, встречающимся у неё на пути, да и весь сценарий играет именно на такое толкование названия.

С переводом названий фильмов в России вообще беда. Не могу не вспомнить почти что классический пример загубленного переводом названия — общеизвестный фильм "Красотка" с Джулией Робертс и Ричардом Гиром. В оригинале это Pretty Woman — Хорошенькая женщина (известная песня тоже так называется, вроде бы). Разница между "красоткой" и "хорошенькой женщиной" огромна, это очевидно любому нормальному мужчине. Герой полюбил проститутку отнюдь не за красоту, а за совсем другие качества, которые и обозначаются понятием "хорошенькая женщина". Выбор названия "Красотка" явно никакими рекламными соображениями не оправдывается — точное название сочнее и привлекательнее. Остаётся плохая работа переводчиков и патологически загубленная сенситивность в восприятии оттенков смыслов слов и явлений.

2009-10-03

Критическое мышление на каждый день: Почему наш мир самый лучший? Интерпретируя К. Поппера

Разбор ненависти М. Мура к капитализму напомнил мне мысль Карла Поппера о том, что наш нынешний мир (он имел в виду развитые демократии Запада) самый лучший из всех периодов человеческой истории.
Многие почему-то принимают это умозаключение за апологетику и стремление увековечить достигнутый порядок вещей. Мне кажется, что такая интерпретация категорически противоречит всему, что писал и высказывал этот мыслитель.

Логика К. Поппера, позволившая ему высказать такое суждение, достаточно проста. Социальный мир фундаментально индетерминированный, т.е. может и совершенствоваться, и ухудшаться, и топтаться на месте в зависимости от того, что делают члены социума в данный исторический период времени. Соответственно, в будущем нам никак и ничем не гарантирован ни один из этих трёх вариантов, что ни хорошо, ни плохо, но точно лишает нас возможности сравнивать свой настоящий мир с неким обязательным лучезарным будущим.
Известные факты про прошлое ни одному здравомыслящему человеку не позволят считать хоть какой-то отрезок истории лучше того состояния наиболее развитых демократических государств, который нам доводится наблюдать.
Главная же проблема людей состоит не в сочетании изощрённого ума и слабо развитой нравственности, а в искреннем и благородном желании сделать мир лучше на основе всего лишь мизерного и убогого обыденного мышления и без адекватных знаний и умений, что, естественно, делает достижение любого мало-мальски приемлемого положения дел в социуме почти что чудом.
Складываем один плюс один плюс один - получаем три, т.е. единственно возможный и логичный вывод о том, что в определённой части мира действительно достигнут наилучший из известных истории результатов социального благоустройства.
Тот факт, что этот результат во многих отношениях несовершенен, а многим даже противен, не может опровергнуть данный вывод. "Што шмогла, то шмогла...", ведь этот вывод сделан не по сравнению с выдуманными идеалами, а по сравнению всех уже достигавшихся фактических результатов. Если бы, например, прыгали в длину несколько сот человек со слабым физическим здоровьем и с разными увечьями, и из них один одноногий калека прыгнул бы на один сантиметр дальше всех, но при этом примерно так на жалкие пару-тройку метров, то его бы все поздравили с заслуженным чемпионством.
При этом обязательно бы нашлись роптальщики, что это не настоящее чемпионство, что люди могут быть и сильными, и здоровыми, и прыгать на двадцать, а то и тридцать метров (правда, на Луне). В задницу этих болтунов! Пусть своим примером покажут здесь, на Земле, и с теми людьми, какие есть, как реально прыгнуть хотя бы ещё на сантиметр дальше. Вот тогда мы им дадим медаль и бочку мёда!
Это, кстати, кто не знает, заход на разговор о реалистичной постепенной (пошаговой, покусочковой) социальной инженерии по К. Попперу в противовес утопическим кроваво-мыльным пузырям и фундаменталистов, и коммунистов, и прочих импотентных социоонанистов...

2009-10-02

Критическое мышление на каждый день: В чём же виноват капитализм? Опять о кризисе — постоянном кризисе разумности

«Капитализм: история любви» (Capitalism: A Love Story (2009)) режиссера-антиглобалиста Майкла Мура (Michael Moore) активно рекламируется в последнее время, причём именно как пример некоего критического взгляда на текущий финансово-экономический кризис. Я его пока не смотрел, но по некоторым рекламным роликам и аннотациям можно получить представление об основных идеях и «логике» этого творения, которое, судя по всему, никакого отношения к критическому мышлению не имеет.

Для критической оценки этого «критического» опуса достаточно указать на явные признаки параноидально-галлюциногенной «теории заговора», по которой все социально-экономически-политические беды на Земле осуществляются по чьему-то осознанному и заранее спланированному зловещему плану. Это уже говорит о некритичности автора к своим и чужим больным фантазиям.

Настоящий критический анализ существующего положения человечества предполагает критический взгляд на ВСЕ элементы социальной конструкции, в том числе на ВСЕХ людей (включая и себя) и на ВСЕ организации, а не только на кучку отморозков с Уолл-стрит. Настоящий критический фильм о современном (и всех предыдущих) кризисах должен бы включать неприглядную правду обо ВСЕХ членах человеческого рода и обо ВСЕХ социальных институтах и порядках, ими навороченных.

М. Мур совершенно инфантильно продолжает верить в сказки, будто все беды и радости на свете делают злые и добрые волшебники, а все остальные насельники этого мира никакого отношения к имеющемуся положению дел не имеют, т.е. положение их имеет, а они его — нет. Именно поэтому его фильм пользуется такой популярностью у широких масс обывателей — они тоже заинтересованы поддерживать у себя эту убаюкивающую иллюзию, освобождающую от напряжения и ответственности.

Всех действующих лиц и весь их вклад нужно иметь в виду, чтобы создавать более или менее адекватные и реалистичные описания и объяснения любых социально-экономических и политических процессов и их результатов. В глобальных явлениях виноваты все и практически в равной мере, хотя и каждый на своём месте. Поиск изолированных кучек «козлов отпущения» более или менее оправдан лишь в случаях изолированных же и конкретных преступлений, подтверждаемых документами и фактами, а не высосанными из пальца киноужастиками. Разумный принцип «Мысли глобально, действуй локально» в головах таких параноиков, как М. Мур, извращается в метод «Мысли как близорукая курица, обвиняй в глобальных бедах только тех, кто тебе просто не нравится (только не себя и себе подобных)».

В подобных опусах допускаются две основные (не считая многие другие) ошибки: материализация абстрактного и отождествление людей с их поведением и поступками. Материализация абстрактного — это борьба с капитализмом. Что такое капитализм? Это какое-то чудовище, имеющее точный адрес проживания, где его можно найти и пристрелить? Нет, это всего лишь не очень удачный термин для обозначения некоторой совокупности абстрагированных характеристик экономики и общества. Бороться с ним намного бессмысленнее, чем с ветряными мельницами — те хоть обладают свойствами материальных объектов, их можно сжечь или разрушить — или разобрать на части.

Отождествление людей с их поступками состоит в том, что вместо сосредоточения внимания и усилий на анализе и работе с поступками как таковыми начинают клеймить определённых людей как воплощённых духов этих поступков, полагая, что осуждение и наказание этих людей избавит мир от соответствующего плохого человеческого поведения или преступлений. В действительности любой человек является потенциальным источником любых поступков, поэтому полная ликвидация ошибочных или преступных действий со стороны представителей человеческого рода возможна лишь в результате полной ликвидации всего этого рода. Нам это надо?

Это понимание НЕ означает, что преступников не надо отдавать под суд, а бракоделов — не лишать премий и заработков. Оно требует лишь точной расстановки акцентов и приоритетов в мозгах и на практике и приводит к логично вытекающему пониманию того, с чем можно и действительно нужно работать, а также — с чем нужно работать в первую очередь.

Важнее всего, таким образом, вопрос о том, что первично, а что вторично. В том же фильме М. Мура громко взывается, судя по всему, к справедливости. Вроде как — если будет на земле справедливость, всем будет счастье. Но откуда возьмётся справедливость, если люди в абсолютном большинстве не умеют взвешенно и критически-рационально мыслить? Справедливость, как ни крути, это всё же в основном рациональное отмеривание. Справедливость — вторичное следствие разумности, но никак не наоборот. Поэтому озаботиться следует в первую очередь обеспечением землян именно критическим мышлением. Счастья в результате не обещается, но бардака будет поменьше, а удобств жизни — побольше. Только критическое мышление — это вопрос и задача прежде всего для себя, а не для демонстраций под лозунгами «Эй, правительство! Куда смотрит правительство? Почему оно позволяет дуракам распоряжаться нашими деньгами?» Да потому что сам дурак...

2009-07-19

Критическое мышление: библиография и литература в сети — 001

Между делом, почти случайно, обнаружил в сети достаточно полезную книгу:

Федоров А. В. Развитие медиакомпетентности и критического мышления студентов педагогического вуза (pdf). М.: Изд-во МОО ВПП ЮНЕСКО «Информация для всех», 2007. 616 c. — текстовый вариант.

Надо еще посмотреть, насколько хорошо в ней представлено «университетское» КМ и не слишком ли продвигается убожество РКМЧП — направленность на педвуз сильно настораживает. В любом случае в ней есть обзор проблемы и понятий и большой библиографический список по теме.

Статья того же автора: Федоров А.В. Развитие критического мышления в медиаобразовании: основные понятия //Инновации в образовании.2007. № 4. С. 30-47.

P.S. Если судить по списку литературы, то это всё труды в русле РКМЧП, что существенно уменьшает их ценность...

2009-07-12

Критическое мышление: сократово выспрашивание (сократический диалог) и макропроцессы мышления

В продолжение темы вопросов как важнейших инструментов умелого мышления:

(См. также: Вопросы для прояснения, понимания и диалога: сократова дискуссия и таксономия сократова выспрашивания)

В книге Р. У. Поля «Критическое мышление: Что необходимо каждому для выживания в быстро меняющемся мире» (Paul, Richard W. Critical Thinking: What Every Person Needs to Survive in a Rapidly Changing World. Rohnert Park, CA: Center for Critical Thinking and Moral Critique, Sonoma State Univ., 1990) сформулированы 5 макропроцессов умелого (критического мышления) с философской точки зрения:

1. Сократово выспрашивание (сократический диалог): выспрашивание самих себя или других, чтобы сделать полностью высказанными и явными важные моменты нашего мышления:

a) Что точно является проблемой? Действительно ли это наилучший вариант постановки проблемы?

b) Из какой точки зрения мы исходим? Есть ли альтернативные точки зрения, исходя из которых можно было бы подойти к проблеме или задаче?

c) Какие предположения мы делаем? Оправданы ли они? Какие альтернативные предположения мы могли бы сделать вместо них?

d) Какие понятия (концепты) мы используем? Осознаем (понимаем) ли мы их? Их уместность (соответствие)? Их смыслы и подтексты?

e) Какое доказательство мы нашли или должны найти? Насколько надежен наш источник информации?

f) Какие выводы мы делаем? Хорошо ли поддержаны эти выводы?

g) Какие следствия (смыслы, подтексты) вытекают из нашего рассуждения (объяснения)?

h) Как наше рассуждение (объяснение) замещает (превосходит) конкурирующее или альтернативное рассуждение (объяснение)?

i) Есть ли возражения нашему рассуждению (объяснению), которые мы должны рассмотреть?

2. Концептуальный анализ (анализ концептов): любые проблематичные понятия (или концепты, связанные с проблемой? В оригинале — problematic concepts) или способы употребления терминов должны быть проанализированы, а их основная логика изложена и оценена. Сделали ли мы так?

3. Анализ спорного вопроса: всякий раз, когда кто-то рассуждает, этот кто-то пытается уладить какой-нибудь спорный вопрос. Но чтобы уладить вопрос, нужно понять тип вопроса. Различные вопросы требуют различных способов урегулирования. Учитываем ли мы точные требования спорного вопроса?

4. Реконструкция альтернативных точек зрения в их самых сильных формах: поскольку всякий раз, когда кто-то рассуждает, этот кто-то рассуждает с точки зрения или в пределах концептуальной структуры, он должен идентифицировать и реконструировать эти альтернативные точки зрения. Реконструировали ли мы эти релевантные точки зрения эмпатически?

5. Рассуждения диалогические и диалектические: поскольку почти всегда есть альтернативные линии рассуждений о данном вопросе или проблеме, и так как разумный человек сочувственно рассматривает их, он должен включаться в диалектическое рассуждение. Обсудили ли мы с различных точек зрения (когда уместно) и рационально идентифицировали ли и рассмотрели ли сильные и слабые стороны этих точек зрения в результате этого процесса?

2009-06-17

Критическое мышление: индивидуальная эпистемология — вопросы к осознанию личных теорий

Вопросы к осознанию индивидуальных теорий
  1. Как я приобретаю знания?
  2. Как я наблюдаю?
  3. Как я обращаюсь с фактами? Как я нахожу, воспринимаю, выбираю, использую и оцениваю факты?
  4. Каким источникам информации я доверяю и по каким критериям? Проверяю ли их и если «да», то как?
  5. Как я мыслю (думаю)? Или думание отличается от мышления?
  6. Что я делаю, когда мыслю (думаю)?
  7. Что я делал, когда отвечал на предыдущий вопрос?
  8. Различаю ли я внутренний диалог и собственно мышление?
  9. Что я считаю проблемами?
  10. Как я решаю проблемы?
  11. Как я принимаю решения?
  12. Как появляются мои эмоции? Или совсем другой вопрос: «Что вызывает у меня эмоции?»
  13. Что я делаю со своими чувствами?
  14. Часто ли я меняю свои мнения и представления (верования)?
  15. Часто ли я меняю свои решения?
  16. Как я меняю свои представления (верования) и как принимаю решение их менять? Или совсем другой вопрос: «Как я осознаю необходимость их изменения?»
  17. Как я обнаруживаю свои ошибки и как к ним отношусь?
  18. Как я обнаруживаю чужие ошибки и как к ним отношусь?
  19. На основании чего и как я выбираю то представление ситуации, которым пользуюсь в каждый данный момент времени? Или я его не выбираю, а оно мне дано? Если дано, то как, кем или чем?
  20. Осознаю ли я настолько отчетливо наличие множества аспектов и способов структурирования ситуации (восприятия и описания воспринимаемой реальности), что уверенно и регулярно выбираю разные подобные инструменты, наиболее подходящие к случаю?
  21. Осознаю ли я различия между нейтральными констатациями (наблюдениями, «холодными» когнициями), оценочными позитивными и негативными верованиями (аттитьюдами, «тёплыми» и «горячими» когнициями) и своим реальным поведением?
  22. Оцени степень истинности (соответствия фактам) своих представлений о мире и людях:
  • в % от предполагаемой «полной» истины;
  • в % от уже добытой человечеством;
  • в % от современного «чемпиона мира» по истинным знаниям;
  • в % от среднестатистических представителей того же социального слоя и того же уровня образования.
  1. Как я понимаю судьбу?
  2. Как я понимаю причинность?
  3. Как я представляю предопределенность (детерминизм)? [Если все предопределено (например, богом), то в чем же смысл выборов человека? В том ли, чтобы в бетонном туннеле выбрать самую прямую траекторию, и только? Или же это «мудрость» «понедельничного болельщика», или человека, не желающего брать на себя ответственность за существование в недетерминированном мире, или отражение того факта, что в каждой ситуации существует наиболее оптимальный выбор?]

Критическое мышление: Мудрый старик и завистливые односельчане

Как-то по радио услышал эту чудную историю и записал её по памяти:

Мудрый старик и завистливые односельчане

Африканская сказка

Жил-был в одной деревне старый человек, который славился своей мудростью на всю округу. Но не всем эта слава нравилась, были и завистники.

Решили они как-то посмеяться над стариком. Взяли лошадь и выкрасили один ее бок желтой краской, а юноше сделали кудри с одной стороны головы. Затем этот юноша прошел мимо дома мудрого старика с крашеной лошадью, да так, что к дому были обращены его кудри и желтый бок лошади.

Подождали немного завистники и пошли к старику в гости. Зашли, поздоровались и как бы невзначай спросили, не проходил ли мимо его дома кудрявый юноша с желтой лошадью.

«Да, — ответил спокойно старик, — мимо моего дома проходил юноша, у которого были кудри с той стороны головы, что я видел, но я не знаю, кудрявый ли он. И была у него лошадь, у которой бок, видимый для меня, был желтым. Но была ли лошадь вся желтая, того я не знаю».

Опечалились завистники, но от своей идеи отказываться не захотели. Нарядили они одного мальчика девочкой, дали ему корзину с камнями и велели пройти мимо дома того старика.
Спустя некоторое время приходят они опять к старику и между делом в беседе спрашивают, не проходила ли мимо его дома девочка с корзиной, полной хлеба.

«Да, — отвечает спокойно старик, — мимо моего дома проходил ребенок, одетый как девочка, но была ли это девочка или мальчик, я не знаю. И была у этого ребенка корзина, чем-то наполненная, но был ли это хлеб или что-то другое, мне неизвестно».

Совсем загрустили завистники и пошли прочь. Но старик окликнул их и сказал вдогонку: «Бывает, что приходят люди, которые выглядят доброжелательно, ведут вежливые речи и кажутся очень хорошими. Но с невидимой на первых порах стороны они на самом деле строят ловушки и желают тебе зла».

2009-05-26

Тренинг вопросов: формулирование и использование вопросов для решения проблем и управления своей жизнью

6-7 июня 2009 г. в Москве состоится «Тренинг вопросов: формулирование и использование вопросов для решения проблем и управления своей жизнью». Запись в группу: sem1nar@mail.ru, тел.: +7-926-206-13-43 (Марина).

Тренинг вопросов: формулирование и использование вопросов для решения проблем и управления своей жизнью

Цели
  • освоение знаний о вопросах как инструментах мышления, коммуникации и саморегулирования;
  • обучение принципам и навыкам применения вопросов в критической дискуссии в рационально-эмоционально-поведенческом консультировании (РЭПК);
  • обучение навыкам применения вопросов в противодействии манипуляциям, а также самообману.
Содержание
  • Вопрос — как много в этом слове...
  • Типы вопросов.
  • Источники вопросов.
  • Как формулирование и построение вопросов влияет на ответы.
  • Эффективное применение вопросов.
  • Вопросы в консультировании, дискуссиях и в общении с самим собой.
  • Как поставить под вопрос свои и чужие ошибки и заблуждения. Подведение ситуации или верования под вопрос.
  • Рациональные вопросы в нерациональном мире. РЭП-вопросы.
  • Вопрос — половина ответа. Даже больше...
Методика
Информирующий диалог, эксперименты, игры, упражнения, анализ ситуаций, освоение и отработка конкретных навыков. В тренинге также используются учебные видеокейсы, презентации, наглядные и раздаточные материалы.

Продолжительность

Продолжительность тренинга — 2 дня по 8-9 часов, с перерывами на обед и кофе-брейки.

Ведущий

Волков Евгений Новомирович, канд. философ. наук, доцент кафедры общего и стратегического менеджмента, Государственный университет — Высшая школа экономики, Нижний Новгород.

2009-05-22

Уроки кризиса — условия эффективной работы над ошибками

Этот пост по смыслу должен бы открывать тему "Уроки кризиса", и я хотел сначала поместить его как добавление в первый пост этой серии, но потом решил, что он может быть интересен сам по себе. Итак:

Текущий глобальный финансово-экономический кризис оказался во многом неприятной неожиданностью для абсолютного большинства как государственных деятелей, так и учёных, не говоря уже о простых гражданах. В результате многократно прозвучала идея, очевидная в подобной ситуации, что необходимо существенно скорректировать наличные верования о реалиях современного общества хотя бы у той части населения, которая прямо определяет принципы и правила финансово-экономической жизни. Можно бы на этом успокоиться, решив, что чужие ошибки не имеют отношения к моим собственным заблуждениям.

Стоит, как мне кажется, всё же задуматься над тем, что конкретные реализации неверных представлений о реальности могут иметь абсолютно идентичные базовые причины, например, в ошибочных навыках и неотрефлексированных шаблонах мышления, в самих системах верований индивидов и социальных групп. И почему бы тогда не сосредоточиться на прямом способе работы с прямыми источниками проблем? Представьте, как бы звучали репортажи и аналитические ток-шоу о кризисе, если бы на примерах ошибок президентов, премьер-министров и нобелевских лауреатов объясняли рядовым гражданам их собственные ошибки в отношениях с реальностью и с окружающими их людьми. Такое изображение ситуации, на мой взгляд, во-первых, вполне возможно, и, во-вторых, намного более продуктивно и конструктивно во всех отношениях, чем то, что мы наблюдаем на телеэкранах и в прочих СМК. Если бы при этом представители масс-медиа ещё и признавались в том, как распространённые человеческие ошибки сказываются в их деятельности, то можно было бы констатировать факт настоящего полного покаяния человечества [при чтении окончания этой фразы прошу не забывать о чувстве юмора] [более серьезный вариант окончания фразы: то можно было бы констатировать существенный прогресс как в решении проблем, так и в социальной коммуникации.].

2009-04-12

Явления — определения — термины (на примере «деструктивного культа» и «психокульта»)

Ко мне обратились с таким запросом:
[quote]... Я пишу статью... о тренингах. В частности, касаюсь вопроса «экологичности» тренинга и его противоположности, подходящей под описание «психокульт».
Формулировка, которую я использую в статье звучит так: «Под понятием «психокульт» имеется в виду разновидность деструктивных культов, сект в широком смысле этого слова, которые маскируются под «научные», «образовательные» и «общественные» организации. Они обещают «научить успешной, свободной и счастливой жизни» за несколько дней по «единственно правильным» и «уникальным» методикам, используя техники манипулирования, софистики, разнообразного мошенничества при полном отсутствии заботы о психологическом и социальном здоровье участников».
В общем-то получился эдакий винегрет, а не определение :) Поэтому хотела попросить Вас (как первоисточник) дать комментарий относительно деструктивных культов и психокульта в частности.[/quote]
Мой ответ:

Я отношусь к терминам лишь как к кратким ярлыкам, заменяющим для удобства общения описания явлений, которые, собственно, люди и обсуждают. Любые дискуссии о терминах я считаю бессмысленными, если не сопоставляются и не согласуются описания явлений в качестве основного содержания диалога. На деле все словари и энциклопедии стоит выпускать обязательно еще и в самом адекватном варианте, где привычные формы определений переписаны справа налево, т.е. где идет сначала описание явления, а в конце указывается: «Все вышеописанное для краткости речи и текстов условно заменяется таким-то ярлыком — словом или словосочетанием». (Такой подход был прекрасно сформулирован К. Поппером, я его просто пересказываю своими словами. Источник: Поппер К. Открытое общество и его враги. Т. 2. Гл 11, ч. II)).

При таком подходе одновременно учитываются уже сложившиеся в языке взаимосвязи между описаниями явлений и понятиями-ярлыками, поэтому, если мы что-то называем «культом», то наше описание явления желательно согласовывать с описаниями тех явлений, которые до нас обозначали ярлыком-сокращением «культ». Таким образом, мы сначала описываем и структурируем интересующее нас явление, потом смотрим, есть в этом явлении какие-то структуры, уже имеющие общепризнанные ярлыки, чтобы использовать эти ярлыки для создания ярлыка именно для данного явления.

В свете такого подхода Ваше определение «психокульта» вполне имеет право на существование, поскольку содержит достаточно точное описание явления, точнее, определенной стороны данного явления.

Я предложу свой вариант, начиная с явления, обозначаемого словом «культ». Когда люди придают чему-то (вещам, явлениям или идеям) или кому-то (реальным людям или воображаемым существам) чрезвычайно большую роль, ценность и значение в сравнении с тем, что они относят к обыденной жизни и к обычным людям, и начинают создавать и практиковать ритуалы приобщения и поклонения таким вещам, идеям и людям, — это обозначается термином «культ».

Если вышеописанное отношение, поклонение, ритуалы и взаимодействие с лидерами и другими участниками культа приводят к разрушению индивида (и общества) в том или ином отношении и к нанесению ему того или иного вреда, а также к деградации и регрессу его социальной жизни и социальных связей, то подобное сочетание явлений обозначают термином «деструктивный культ».

Если объектом поклонения в деструктивном культе являются не религиозные идеи и фигуры богов, а жизненный успех и неопределимый «личностный рост», то такое явление обозначают термином «психокульт».

В этих описаниях я за основу взял «ядерные» (центральные, основные) явления (процессы и результаты) (первичные «половые признаки»), которые наиболее удобно обозначить терминами «деструктивный культ» и «психокульт». В Вашем определении описываются уже вторичные «половые признаки», тоже очень важные, но образующие обслуживающий, технический «этаж» явлений, присущих психокультам: специфика приманок для вовлечения, технологии воздействия и степень ответственности, точнее, безответственности, организаторов и ведущих по отношению к «тренингуемым».

Светский характер верований, внушаемых в псевдотренингах, не отменяет ни отношение к ним как к «святому откровению», ни исключительно ритуальный характер как самих псевдотренингов, так и организуемой в рамках их программ «социально полезной деятельности». В данном случае вполне можно воспользоваться тем разграничением «ритуала» и «деятельности», который описывает Э. Берн в своем трансактном анализе (это разграничение в целом совпадает с социологическим и этнографическим).

Остальные подробности различий между действительно обучающими и развивающими (т.е. конструктивными) тренингами и деструктивными псевдотренингами (психокультами) уже были предметом моих статей как в украинской прессе (Волков Е. Н. Тренинг как шаманство, как маркетинг и как научный социоинженерный продукт // Еженедельник АПТЕКА (Киев, Украина). — № 3 (574), 22 января 2007 г.), так и в российской (Волков Е. Н., Вершинин М. В. «Источники жизни» или паразиты иллюзий? Что тренируют на (псевдо)тренингах типа Lifespring (МГТО) // Журнал практического психолога, 2008, № 4. — С. 75-98.)

2009-03-14

Критическое мышление — зачем отдельно?

По предыдущему посту был задан интересный и важный вопрос:
chetvericov комментирует... Зачем нужен курс критического мышления, когда все высшее образование по идее должно быть направлено на его формирование? В особенности курсы типа методологии, истории науки и прочие.
Во-первых, в вопросе уже есть оговорка «по идее», что подразумевает несовпадение с ситуацией «на деле». В российском высшем образовании (тем более в среднем) критического мышления нет ни "на деле", ни "в идее". В психологическом образовании, добавлю, его особенно нет. Уже поэтому приходится ставить вопрос о появлении такого предмета.

Во-вторых (этот пункт должен быть скорее первым), о чем вопрос задан? Я имею в виду встречный вопрос моему читателю: что он вкладывает в понятие «критическое мышление»? У меня есть предположение, что мы пока говорим о разных явлениях. Надеюсь, мой собеседник уточнит, что он читал по критическому мышлению из рекомендованного мною и сверх того.

Я же воспользуюсь случаем, чтобы уточнить описание того явления, о котором говорю. Критическое мышление как специфический образовательный предмет —продукт, во многом инспирированный идеями критического рационализма К. Поппера, который начал создаваться и развиваться примерно с 1970-х годов в университетах США. Это не отраслевая, а проблемная междисциплинарная концепция, в чем ее огромное преимущество перед отраслевыми дисциплинами. И это очень хорошо разработанная не только теория, но и технология применения методов и приобретения навыков. О полноценном, «университетском» варианте КМ можно прочитать в книге Р. Поля (Paul R.), студенческие переводы некоторых глав из которой (еще не полностью отредактированные) я только что разместил на своем сайте — Поль Р. У. Критическое мышление: Что необходимо каждому для выживания в быстро меняющемся мире. Содержание раздела по КМ на моем сайте см. здесь.

2009-03-08

Критическое мышление — «школьное» и «университетское». Введение в проблему

Я уже писал в теме «Уроки кризиса — конкретные проекты для образования» о жесточайшей необходимости начать преподавание в школах и вузах критического мышления:
критическое мышление и основы когнитивной науки (научные знания о мышлении, когнитивных процессах, основы научной методологии и методики с соответствующими базовыми навыками. Я позже напишу (написал здесь) о разнице между, как я для себя условно называю, "университетским" вариантом технологии критического мышления и ужасно кастрированным "школьным" вариантом в виде РКМЧП);
Выполняю данное обещание. С критическим мышлением как технологией и как учебным предметом начинать знакомиться лучше всего по книге Дайаны Халперн: Халперн Д. Психология критического мышления. На русском языке еще выходила книга Скотта Плауса «Психология оценки и принятия решений», которая также может служить прекрасным образцом и прекрасным учебным пособием по данному предмету. Эти две работы пока исчерпывают список доступных русскоязычному читателю источников по "университетскому" варианту критического мышления. Такой классификационный ярлык я применяю потому, что большинство известных мне работ такого содержания и такого качества рассчитаны на студентов и прочий люд с высшим образованием.

"Школьный" вариант КМ (так буду дальше для краткости обозначать критическое мышление) для меня однозначно ассоциируется с программой РКМЧП (Развитие Критического Мышления через Чтение и Письмо), созданной американскими школьными педагогами. На русском языке вышла целая серия работ в рамках этой программы, поскольку она интенсивно внедрялась в российское школьное образование через Фонд Сороса в 1990-х и в первой половине 2000-х годов, а сейчас её распространение осуществляется через международный консорциум.

Итак, есть школьное КМ, и университетское КМ, это же можно сказать про любую дисциплину, представленную на обоих уровнях образования. Разный возраст, разный уровень подготовки, разные задачи — в чём проблема?

Проблема в том, что под одним названием созданы, на самом деле, два разных направления, две разных дисциплины, одна из которых — РКМЧП — дезориентирует педагогов и лишает учащихся многих необходимых знаний и умений, заложенных в полноценном университетском КМ (в других постах я этот тезис разверну в перечень конкретных претензий). Еще бОльшую проблему создает намерение деятелей РКМЧП выдать свою дисциплину за единственно достойный вариант и навязать его вузовскому образованию, что в России вполне может осуществиться и даже уже осуществляется: курсы КМ для преподавателей вузов по варианту РКМЧП начали действовать два-три года назад.

Желающие самостоятельно составить мнение о различиях двух подходов могут, не дожидаясь продолжения моих заметок, прочитать параллельно две книги: уже указанную "Психологию критического мышления" Д. Халперн и «Критическое мышление: технология развития» И. О. Загашева и С. И. Заир-Бека, в которой продвигается идея распространения РКМЧП в вузах.

2009-03-02

Консультанты, консультаны и консултаны

Люблю играть с языком, со смыслами и созвучиями. И однажды столь привычное мне слово "консультант" в процессе написания очередной статьи о проблемах невежества и шаманства в постсоветской практической психологии вдруг рассыпалось на три части: собственно "консультанты", "консультаны" и "консултаны".

"Консултаны" - понятно, от слова "султан", т.е. те психологи и психотерапевты, которые видят себя пупом мира и мудрости, а всех клиентов - и младших коллег - держат за презренных подданных, с которых надо драть три шкуры и свысока учить "уму-разуму".

"Консультаны" - это от слова "путаны", т.е. проститутки, стремящиеся чем и как угодно ублажить клиентов, чтобы те снова и снова приходили к ним за советом и за счетом за обслуживание.

А консультанты - просто настоящие профессионалы, действительно помогающие клиентам решать проблемы - если последние по-настоящему этого хотят и этим занимаются.

2009-02-28

Как живые организмы заранее увёртываются от падающего кирпича, о котором они не знают? Кварки и реперы мировоззрения — 4

Весьма правдоподобный ответ на вопрос «Как живые организмы заранее увертываются от падающего кирпича?», как мне представляется, дал Карл Поппер в своей концепции эволюционной эпистемологии.

Её основные тезисы следующие:
  • Все организмы — решатели проблем: проблемы рождаются вместе с возникновением жизни.
  • Единственное оптимальное средство, позволяющее живым организмам активно и, главное, проактивно решать проблемы индетерминированного мира — способность производить теории (предположения, гипотезы).
  • Первичными формами теорий являются сами организмы как таковые — их биолого-физиологическое строение.
  • Процесс эволюции — это процесс ОТБОРА ТЕОРИЙ, т.е. предположительных биологических, а затем и социальных, фантазий о формах жизни в условиях Земли, а не видов самих по себе.
  • Формы существования теорий в процессе эволюции тоже изменяются и развиваются, самый радикальный скачок происходит при возникновении человека и человеческого языка. «В то время как теории, вырабатываемые амебой, составляют часть ее организма, Эйнштейн мог формулировать свои теории на языке; в случае надобности — на письменном языке. Таким путем он смог вывести свои теории из своего организма».

Эффективная рациональность: азбука разумности - тренинг в Москве 28-29 марта

Тренинг "Эффективная рациональность: азбука разумности. Основы действенной работы с жизненными проблемами и зависимостями (Рационально-критический подход к решению проблем: рационально-эмоционально-поведенческие техники консультирования и развития личности)" точно состоится в Москве 28-29 марта 2009 г. Запись в группу: sem1nar@mail.ru, тел.: +7-926-206-13-43 (Марина).

2009-02-27

Что делают живые организмы в этом мире? Кварки и реперы мировоззрения — 3

Итак, что мы уже имеем в качестве первых кварков и реперов мировоззрения? Индетерминированный мир (отсутствие тотальной жесткой причинно-следственной связи всего со всем), в котором, соответственно, перемешаны процессы развития (прогресса), разложения (регресса) и застоя (цикличности), — короче, полный бардак (кое-кто называет это хаосом).

И в таком мире появляются живые организмы. А что принципиально отличает живой организм от неживых предметов? Своевольное (в определенном смысле хаотичное) поведение, свобода выбора своих реакций (действий). Столь экспериентальные и рисковые существа могли появиться только в хаотичном индетерминированном мире, так что картина получается вполне логичная.

[Кстати, в контексте такого представления возникновение живых организмов становится гораздо менее маловероятным и одновременно гораздо более естественным.]

Появиться-то они появились, но тут же получили себе на голову проблему. Условно я ее называю "проблемой падающего кирпича".



Основной вопрос этой проблемы звучит так: "Когда лучше всего реагировать на падающий на голову кирпич — после его падения на голову или до того?" Любой здравомыслящий человек скажет, что лучше "до того". Полностью согласен. Обозначим этот выбор как выбор проактивности, а противоположный — как постактивность (вспоминается почти уже старинный лозунг пацифистов прошлого века: "Лучше быть сейчас проактивным, чем потом — радиоактивным").

А как это сделать, если вы (живой организм) еще ничего не знаете ни о кирпичах, ни об их способности падать с возвышенностей, ни о последствиях встречи кирпича с вашей головой (или что там у вас?)? Часто отвечают с индивидуалистически-робинзонадной точки зрения: понаблюдать за опытом других организмов. Такой вариант полностью исключен, поскольку речь идет о самом первом выборе, позволяющем или не позволяющем организму прожить хоть сколько-нибудь долго в неопределенном хаотичном мире, в силу чего возможность каких-то наблюдений "со стороны" еще просто не реализована. Эта возможность появится лишь на следующих этапах после решения "проблемы падающего кирпича".

А эта проблема была разрешена, и разрешена весьма эффективно, о чем свидетельствует наличествующее (пока еще) многообразие и количество живых организмов на Земле.

Как именно — об этом следующий пост на тему «Кварки и реперы мировоззрения».

2009-02-15

Уроки кризиса — кризис верований

Напомню одну из центральных мыслей в процитированном тексте Ч. Пирса:

«Мы верим в высказывание, если мы готовы действовать на его основании. Полная вера есть готовность действовать на основании данного высказывания в случае серьезного жизненного кризиса, мнение (opinion) есть готовность действовать на его основании в делах относительно несущественных».

Здесь заложено интересное основание одной из возможных классификаций верований — в каких делах и насколько последовательно мы готовы следовать им на практике.

Согласно и главному фундаментальному принципу социальной психологии, и когнитивной теории, люди не реагируют на события и прочие стимулы непосредственно, а прежде очень быстро подбирают (в основном неосознанно, но в пределах сознания) кажущиеся подходящими к случаю верования (когниции) и реализуют на практике связанные с этими верованиями наборы поведенческих актов.

Возможна, соответственно, обратная операция, когда по поведению людей в столкновении с определенными стимулами считываются запустившие это поведение верования, — методика, прекрасно разработанная в когнитивном консультировании, хотя и применительно к ограниченному спектру человеческого поведения.

Поскольку экономическое поведение, а тем более, поведение руководителей и агентов экономики, — это всё то же человеческое поведение, направляемое системой верований, то самым полезным и весомым результатом извлечения уроков из текущего кризиса могло бы быть составление перечня выявившихся ошибочных верований с одновременным предложением системы более реалистичных и конструктивных верований взамен негодных.

Я имею в виду не поверхностные официальные верования агентов мировой политики и экономики и опять же официальные поверхностные верования, положенные в основание тех или иных финансово-экономических институтов и финансово-экономической политики отдельных государств и их сообществ, а именно всю толщу наших человеческих верований, включая в первую очередь самые корневые, базовые верования как на уровне индивидов, так и на уровне социальных групп.

Только такой подход имеет шансы как на выявление всех слабых мест наших верований, которыми мы загоняем себя в тупики с такой маниакальной настойчивостью, так и на формулирование по-настоящему действенных шагов по уменьшению деструктивного заряда нашего мировоззрения.

Уроки кризиса — кризис и верования, наука и рассудок (3)

Пирсовский текст — столетней давности, посему терминологически не совсем совпадает с современным словарем науки и философии, но основные идеи понятны и не утратили своей актуальности. Мне они близки тем, что совпадают с моими рассуждениями в предыдущих постах и в целом с моими «мнениями» в ряде главных моментов — про недооценку человеческой способности к ошибкам, про связь кризиса и верований, про глубокую пропасть между «рассудком» («здравым смыслом») и научным мышлением. Рассуждения Ч. Пирса я прочитал уже после написания предыдущих постов, и мне показалось небесполезным сослаться на мнение, становящееся все актуальнее и актуальнее с каждым десятилетием и даже целым веком.

То, что в цитированных отрывках Ч. Пирс называет «чувством», «инстинктом» и «рассудком», в современном изложении обозначается как «стереотипы» и разного рода «когниции», а также «социальные автоматизмы». «Верования» и «мнения» уже вроде давно никто не различает по Пирсу. Есть универсальный вариант К. Поппера, предлагавшего все варианты предположений живых организмов о мире обозначать понятием «теории», а в консультативном когнитивном подходе используется универсальный термин «верования». К этим терминологическим «разборкам» я вернусь в дальнейшем, но понятно, что речь идет об одном и том же круге явлений, потенциал которого в предотвращении и разрешении нынешних и грядущих социальных кризисов задействован пока чрезвычайно неудовлетворительно.

Уроки кризиса — кризис и верования, наука и рассудок (2)

О верованиях, науке и кризисе у Ч. Пирса следующие рассуждения:

«Я не признаю за чувством или инстинктом никакого, даже минимального, веса в вопросах теории. Здравое (right) чувство и не претендует на такой вес, а здравый (right) рассудок самым решительным образом отверг бы подобную претензию, будь она высказана. Верно, что иногда в науке мы приходим к тому, чтобы испытать предположения, на которые нас наводит инстинкт; но мы только испытываем их, мы сравниваем их с данными опыта и готовы в любой момент отбросить их под воздействием опыта. Если в человеческих делах я признаю верховенство чувства, я делаю это по велению самого рассудка, и точно так же по велению чувства я отказываюсь признавать за ним какой-либо вес в вопросах теории. И, я полагаю, тому, что обычно — и уместно — называют верованием (belief), т.е. принятию некоторого высказывания (proposition) как κτημα έσ άεί {приобретение на все времена — греч.}, по энергичному выражению д-ра Каруса, вообще нет места в науке. Мы верим в высказывание, если мы готовы действовать на его основании. Полная вера есть готовность действовать на основании данного высказывания в случае серьезного жизненного кризиса, мнение (opinion) есть готовность действовать на его основании в делах относительно несущественных. Но чистая наука не имеет никакого отношения к {практическому} действию. Принимаемые ею высказывания она просто заносит в список посылок, которыми намерена пользоваться. Ничто не является — и не может быть — жизненно важным для науки. Следовательно, принятые ею высказывания представляют собой не более чем мнения, и весь их список — временный. Человек науки ни в какой мере не связан своими заключениями. Он ничем не рискует на их основании. Он всегда готов отказаться от одного из них или от всех них вместе, если опыт будет им противоречить. Я признаю, что у него есть привычка называть некоторые из них установленными истинами, но это означает всего лишь высказывания, против которых на сегодняшний день не возражает ни один компетентный человек. Кажется вероятным, что любое высказывание такого рода еще долго будет оставаться в списке принятых высказываний. И всё же завтра оно может быть опровергнуто, и тогда любой человек науки будет рад избавиться от ошибки. Таким образом, во всей науке нет ни одного высказывания, которое соответствовало бы понятию верования.

Но в жизненно важных вопросах всё наоборот. В таких вопросах мы должны действовать, и принципом, на основе которого мы готовы действовать, является верование.

Таким образом, теоретическому знанию, или науке, нечего сказать непосредственно по практическим вопросам; они вообще неприменимы к серьезным жизненным кризисам. Теория применима к мелким практическим делам, но решение вопросов жизненной важности следует предоставлять чувству, т. е. инстинкту.

Далее, существуют два мыслимых подхода к тому, как здравое чувство может трактовать подобные грозные кризисы. С одной стороны, возможно, что человеческие инстинкты, хоть и не столь детальны и наглядны, как инстинкты бессловесных животных, всё же способны руководить нами в величайших наших заботах без всякой помощи рассудка, тогда как, с другой стороны, чувство может приводить жизненные кризисы под власть рассудка, поднимаясь в подобных обстоятельствах до такой высоты самоотречения, что вся ситуация становится незначительной. Фактически мы можем видеть, что здоровая человеческая натура действует обоими этими способами». (Пирс Ч. С. Рассуждение и логика вещей: Лекции для Кембриджских конференций 1898 года. — М.: РГГУ, 2005. — С. 135-136)

2009-02-14

Уроки кризиса — кризис и верования, наука и рассудок

Просматривал лекции Ч. С. Пирса «Рассуждение и логика вещей» и нашёл у него несколько интересных высказываний на тему верований и кризиса, а также науки и рассудка.

Сначала пирсовские рассуждения о рассудке:

«...в практических делах, в вопросах жизненной важности, очень легко преувеличить значение логического рассуждения (ratiocination). Человек полон тщеславия из-за своей способности рассуждать! Ему кажется невозможным смотреть на себя так, как он смотрел бы на себя, если бы мог раздвоиться и наблюдать себя критическим взглядом. Те, кого мы так любим называть «низшими животными», рассуждают очень мало. Но я прошу вас обратить внимание на то, что эти существа очень редко совершают ошибки, тогда как мы!.. Чтобы разрешить спор, мы выбираем двенадцать «добрых и верных людей», представляем им факты с величайшим тщанием, руководствуясь «совершенством человеческого рассудка», они их выслушивают, обсуждают, приходят к единодушному решению — и большинство людей согласится с тем, что спорящие стороны почти с тем же успехом могли бы решить дело, просто бросив монетку! Такова слава человека!

Душевные (mental) качества, которыми мы больше всего восхищаемся во всех людях — кроме нас самих, — это девичья нежность, материнская преданность, мужская смелость и другие дары, перешедшие к нам по наследству от двуногого, ещё не умевшего говорить, в то время как происхождение отличительных черт, наиболее заслуживающих презрения, коренится в нашем рассудке. Уже одного факта, что всякий человек так смехотворно переоценивает собственную способность к рассуждению, достаточно, чтобы показать, насколько поверхностна эта способность. Ведь нам не приходилось слышать, как храбрец превозносит собственную храбрость, скромная женщина хвалится своей скромностью или подлинно надежные люди гордятся собственной честностью. То, чем они гордятся, — это всегда какой-нибудь несущественный дар красоты или умения.

Именно инстинкты, чувства (sentiments) образуют субстанцию души. Познание есть лишь её поверхность, место её соприкосновения с внешним по отношению к ней {миром}. [...]

Есть три типа рассуждений. Первый — очень нужный, но он поставляет нам информацию только по поводу наших собственных гипотез и четко заявляет, что, если мы хотим узнать о чем-нибудь ещё, нам следует обратиться по другому адресу. Второй тип зависит от вероятностей. Он претендует на ценность только в тех случаях, когда мы имеем дело — как страховая компания — с бесконечным множеством незначительных рисков. Там, где речь идет о жизненном интересе, он ясно говорит: «Меня не спрашивайте». Третий тип рассуждений пробует испытать, что может дать il lume naturale, освещавший шаги Галилея* («Естественный светильник (рассудка)», здравый смысл (ит.)). На самом деле это обращение к инстинкту. Так рассудок при всех кружевах, в которые он себя обычно наряжает, в случае жизненного кризиса возвращается к мозгу своих костей, чтобы просить помощи у инстинкта.

Рассудок по самой своей сущности эгоцентричен. Во многих делах он ведет себя как муха на плуге. Пчела, несомненно, думает, что у нее есть хороший резон (a good reason) заделывать свои соты так, как она это делает. Но я был бы очень удивлён, узнав, что её рассудок решил проблему изопериметричности, которую решил её инстинкт. Люди часто воображают, будто действуют, руководствуясь рассудком, тогда как на самом деле резоны (reasons), на которые они ссылаются, суть не что иное, как оправдания, изобретаемые неосознанным инстинктом в ответ на ехидные «почему» нашего Я. [Выделено мною. Е.В.] Масштаб этого самообмана таков, что философский рационализм становится фарсом.

Итак, рассудок в конечном счете апеллирует к чувству. Чувство же, со своей стороны, ощущает себя человеком». [Выделено мною. Е.В.] (Пирс Ч. С. Рассуждение и логика вещей: Лекции для Кембриджских конференций 1898 года. — М.: РГГУ, 2005. — С. 132-134).

2009-02-08

Уроки кризиса: решение проблем — человеческое, слишком человеческое...

Во время кризиса более отчетливо, чем обычно, выступают важнейшие особенности отношения людей к проблемам. Самая главная: проблемы — отдельно, люди — отдельно. Не вдаваясь пока в подробности (они возможны в будущих постах), отмечу, что животные в значительной мере НЕ МОГУТ НЕ РЕШАТЬ встающие на их пути проблемы, и они отступают лишь перед проблемами, превосходящими их силы и способности.

А вот люди МОГУТ И РЕШАТЬ, И НЕ РЕШАТЬ ЛЮБЫЕ ПРОБЛЕМЫ, даже вполне посильные и имеющие давно известные решения, поскольку сами выбирают, что им считать проблемой, а что нет, невзирая на вопиющие очевидные и объективные факты.

Люди также способны долго (очень долго) и настойчиво (очень настойчиво) применять в решении признанных проблем неэффективные методы, игнорируя известные эффективные.

Я называю это «человеческой проблемой в решении проблем» (в науке это явление получило название «непослушных проблем» — wicked problems. См. «Непослушные проблемы — кто виноват?»). Если она не будет решена каким-нибудь удовлетворительным образом, то осуществление одного из предвидений С. Лема окажется неотвратимым:
Может быть, мир действительно не имеет края, но мы сами пропасть, а поэтому край создадим.
Станислав Лем. Мегабитовая бомба // Компьютерра, 2002, № 7. — С. 59.

2009-02-04

Уроки кризиса — конкретные проекты для образования

Еще в 1993 г., в январе, как помню, приезжал в Нижний Говард Кассинов (Kassinove Howard), психолог, профессор, тогда декан факультета психологии Университета Хофстра в Нью-Йорке. И выступал он перед нижегородскими школьными психологами с одной-единственной идеей — ввести преподавание психологии как обязательного предмета с первого по двенадцатый класс (он на американскую школу примеривал). Обосновывал эту идею Говард просто — на опыте 20 лет работы со взрослыми клиентами, обращающимися за психологической помощью. Приходили они, видимо, со столь однообразными типичными симптомами, и так сильно ему надоели, что он решил загрузить по полной программе школу, чтобы избавить себя от такой нудятины. Но в США его идеи не подхватили, вот он и колесил по новой России в надежде, что тут к нему прислушаются.

Мысль-то простая и разумная (и даже во многом реализуемая) — заранее и профессионально дать детям жизненно необходимые знания о человеческом сознании, поведении, эмоциях, а также о социуме, социальных процессах, институтах, структурах и социальном взаимодействии, т.е. дать самые насущные знания, ежесекундно требующиеся каждому индивиду в течение всей жизни, но не в виде ублюдочно-куцых курсов, вроде ОБЖ, полового просвещения и «психологии семейной жизни» или обществоведения, а в виде капитального многолетнего курса адаптированной научной и практической психологии, прежде всего социальной и когнитивной, социологии и логики и в существенной мере в форме тренингов.

Мне до двадцатилетнего опыта работы в практической психологии осталось совсем немного, а тут и кризис подоспел. Но еще в 2004 г. я впервые сформулировал свой вариант радикального изменения школьных (и вузовских) образовательных стандартов (см. Волков Е. Н. Здоровое мышление как средство профилактики и терапии патологического мышления в деструктивных культах). Мне видятся следующие жестко обязательные блоки:
  • социологический (базовые научные знания об обществе в объеме определенных разделов социологии);
  • статистика и теория вероятности (необходимые для повседневной жизни основы в популяризированном изложении);
  • социально-психологический (базовые научные знания о социальном взаимодействии на уровне индивидов и групп, тоже только определенные разделы, «разжеванные» в хорошем популяризаторском стиле);
  • в очень умеренном объеме психология индивида (поскольку вокруг этой темы накопилось слишком много спекуляций и шарлатанства, особенно в виде поп-«психологии», то нужен жесточайший отбор только научных знаний и концепций);
  • формальная логика с добавлением некоторых тем других отраслей логики (необходимые для повседневной жизни основы в популяризированном изложении);
  • критическое мышление и основы когнитивной науки (научные знания о мышлении, когнитивных процессах, основы научной методологии и методики с соответствующими базовыми навыками. Я позже напишу (написал здесь) о разнице между, как я для себя условно называю, «университетским» вариантом технологии критического мышления и ужасно кастрированным «школьным» вариантом в виде РКМЧП);
  • основы физиологии с основами научной практической медицины (нормальные медицинские знания для повседневной жизни, НИКАКОЙ ВАЛЕОЛОГИИ!!!).
Что убрать или потеснить в существующих школьных и вузовских программах — вопрос следующий, хотя я частично на него попробовал ответить.

Уроки кризиса — совершенствование форм и методов работы над ошибками и технологий извлечения уроков

Ряд форм и технологий работы над ошибками напрашивается с очевидностью. Например:
  • регистрация ошибок как ценного ресурса;
  • обмен опытом ошибок;
  • составление каталогов и энциклопедий ошибок (последнее частично существует, но как очень периферийное явление);
  • индивидуальные (не групповые, которые неэффективны) «мозговые штурмы», нацеленные на формулирование возможных ошибок;
  • тренинги, семинары и конференции по ошибкам и заблуждениям;
  • и т.д.

Уроки кризиса — исправление (изменение) основных концепций, используемых для оценки ситуации и выработки решений

Говоря об исправлении концепций (верований), я не обязательно имею в виду отказ от чего-то или фундаментальную переделку.

Кризис, как мне кажется, является весьма подходящим поводом, чтобы вспомнить о разных уровнях тех концепций (теорий, верований), на основе которых мы оцениваем ситуации и проблемы и принимаем решения, а также о том, что одну и ту же теорию можно сформулировать несколькими разными способами, акцентируя и усиливая разные аспекты.

Например, при составлении каких-нибудь проектов пишется обычно ОБОСНОВАНИЕ, ДОКАЗАТЕЛЬСТВО того, почему нужен именно такой проект и почему его нужно именно так воплощать на практике. Может, изменить требования и заставить авторов описывать еще и все возможные ОПРОВЕРЖЕНИЯ и вероятные ОШИБКИ?

Что касается разных уровней концепций, то стоит поплотнее заняться разницей между поверхностными декларируемыми (писанными) теориями решения проблем и теми подспудными верованиями, которыми индивиды руководствуются в непосредственной деятельности по реализации «писанных» решений.


Уроки кризиса — поиск новых или недооцениваемых по значению проблем

Я не буду, да и просто не могу, говорить обо всех возможных уроках кризиса во всех областях человеческой деятельности, и не буду предлагать панацею — её в сложном индетерминированном мире быть не может.

Я придерживаюсь концепции пошаговой социальной инженерии К. Поппера (см. Карл Поппер о социальной инженерии) или градуализма, т.е. ориентируюсь на постепенные «точечные» решения наиболее болезненных и актуальных проблем в различных областях. Решения эти должны разрабатываться специалистами в открытом критическом диалоге и с осторожными экспериментальными пробами.

Далее я изложу только основные выводы, касающиеся моей сферы профессиональных интересов и опыта, поскольку частично обоснование предлагаемых тезисов уже было мною опубликовано (см. Волков Е. Н. Здоровое мышление как средство профилактики и терапии патологического мышления в деструктивных культах).

Итак, новые или недооцениваемые по значению проблемы, которые следует признать и переоценить, на мой взгляд, включают:
  • Катастрофический разрыв между инерцией культуры и образования и резко меняющимся характером и содержанием тех проблем, что люди вынуждены решать в повседневной жизни и профессиональной деятельности. Ни один проект образовательной системы пока даже не приблизился к уровню и сложности накопившихся социальных проблем. Я не про постоянные сетования на отставание образования от жизни, а про факт — как серьезно и как много раз ошиблись массы специалистов и управленцев в самых передовых по образованию странах. Эту тему почему-то никто особо не затрагивает, в прайм-тайм не обсуждают. Об ошибках своих вообще мало кто говорит — и выслушивать критику от других никто не напрашивается. Нужна новая культура — культура признания и обсуждения ошибок.
  • Другая сторона этой же проблемы — необходимость повысить уровень грамотности (социальной, когнитивной и логической) рядовых граждан, без чего они остаются слишком легко манипулируемыми при мало повышающейся способности к самоуправлению и саморегуляции. Это проблема новой безграмотности - социолого-когнитивно-логической.
  • Незнание — это неопределенность, а неопределенность — это напряжение и стресс. Самый эффективный здоровый способ уменьшения этой субъективной неопределенности и соответствующего напряжения и стресса — это знания. Но знания должны относиться к самым распространенным и острым сферам неопределенности, т.е. это не вообще знания, а очень точно определенные.

Уроки кризиса — формула решения проблем

Есть такая формула:

P1 -> ТТ -> ЕЕ -> Р2

Придумал ее Карл Поппер, и расшифровывал так: "Проблема (P1) порождает попытки решить ее с помощью пробных теорий (tentative theories) (ТТ). Эти теории подвергаются критическому процессу устранения ошибок (error elimination) ЕЕ. Выявленные нами ошибки порождают новые проблемы Р2. Расстояние между старой и новой проблемой часто очень велико: оно указывает на достигнутый прогресс" (см. Карл Р. Поппер. Эволюционная эпистемология).

Добавлю здесь от себя, что расстояние между новой и старой проблемой может указывать и на регресс, и на застой, К. Поппер упоминает лишь оптимистический вариант.

Более полный вариант формулы начинается не с проблемы, а с пробной теории:

ТТ -> P1 -> ТТ1 -> ЕЕ -> Р2

Этот вариант интересен тем, что он предполагает возникновение проблем по причине плохого качества или ошибочного содержания исходных пробных теорий. Этот же вариант наглядно указывает на то, что мы видим лишь те проблемы, которые есть в наших пробных теориях.

Теперь собственно об уроках кризиса. Он свидетельствует, что многие важнейшие проблемы мы либо не замечаем, либо прикладываем к ним неверные теории (и неэффективные решения, вытекающие из них), либо плохо проводим работу над ошибками (если вообще ее реально проводим), либо совершаем все три рода ошибок одновременно. Последнее предположение кажется наиболее близким к действительности.

Всеобъемлющая работа над ошибками, приведшими к такому тяжелому кризису, должна включать, соответственно, все три направления:
  1. поиск новых или недооцениваемых по значению проблем;
  2. исправление (изменение) основных концепций, используемых для оценки ситуации и выработки решений;
  3. совершенствование форм и методов работы над ошибками и технологий извлечения уроков.

Куда этот мир катится? Кварки и реперы мировоззрения — 2

Выбор космологической картины мира — вопрос выбора веры. Основания такого выбора — тоже вопрос веры, но это не означает равнозначность и равноценность вер, особенно в свете социальных и прочих последствий того или иного выбора. Я предпочитаю верить в предпочтительность рациональных и логических рассуждений при выборе космологической веры, поэтому привожу некоторые из них в подкрепление своего выбора индетерминированной Вселенной.

Первый из них состоит в рассмотрении следствий из выбора детерминированного мира, прежде всего ограничений на характер изменений в подобном мире. Основные альтернативы - на рисунке ниже.



Не знаю, куда катится Вселенная в целом, но подчинение всего в ней одному из трех типов изменений весьма сомнительно. Разумнее, как мне кажется, предполагать, что все три типа изменений сосуществуют и могут сменять друг друга в любом порядке. Получается так:


И мне этот вариант кажется более реалистичным, на него и ориентируюсь.

Где это я? Кварки и реперы мировоззрения — 1

Самая банальная из банальностей состоит в том, что абсолютному большинству людей кажется, будто они точно знают, где и в каких обстоятельствах находятся. Вопрос на прояснение: мы находимся в детерминированном или индетерминированном мире?

Детерминированный мир предполагает, что все уже раз и навсегда заминировано, т.е. все явления, события и процессы связаны однозначными и раз и навсегда заданными причинно-следственными связями.

Индетерминированный мир предполагает, что причинно-следственные связи могут меняться в одних областях, а в других они не носят однозначно-однонаправленного характера, т.е. детерминация — лишь одно из явлений в целом индетерминированного мира. При этом есть области, где детерминация играет весьма заметную и определяющую объективную роль (физический мир), а есть такие, где в основе своей индетерминированные процессы могут принимать формы, в восприятии человеческого сознания схожие с жесткой "физической" детерминацией (мир живых организмов, социум, человеческое сознание).

Так появляется первая альтернатива, выбор в которой носит взаимоисключающий характер. И что выбираете вы? Мой выбор — на рисунке.


2009-02-02

Всё уже открыто, лишь залежи банальности ещё не все освоены

В заголовке — фраза С. Ежи Леца. Она для меня характеризует крайнюю степень неэффективности абсолютного большинства людей в использовании уже добытых человечеством знаний и фактов. Это не их вина, а в основном их беда, поскольку наша культура и образование пока не настроены на радикальное увеличение КПД использования валяющихся под ногами ресурсов. Поэтому свою задачу в данном блоге я вижу не в ознакомлении читателей с новыми "открытиями", а в освещении под разными углами зрения залежей "банальностей" — научных и логических — из сферы моей компетенции, т.е. из философии, социологии, социальной психологии и истории.

Записи в блоге я рассматриваю как рабочий черновой текст, поэтому любая из них может подвергнуться правке в любой момент.