Мысли для начала... мышления

Неграмотными в 21-м веке будут не те, кто не могут читать и писать, а те, кто не смогут научаться, от(раз)учаться и перенаучаться. Элвин Тоффлер

2012-03-26

Ненависть или любовь? Сила или слабость? | Кирилл Лунёв

Ненависть или любовь? Сила или слабость? | Сайт Кирилла Лунёва

Опубликовано Март 24th, 2012

Сегодня в ленте достаточно тех, кто снова и снова поднимают вопрос о “Pussi Riot”.

Парадоксально, но в основном это сторонники мнения РПЦ.
Но кроме всего прочего выдвигается тезис, — вот представьте себе, чтобы было бы…
Если такое выступление случилось бы в мусульманском, иудейском, каком еще храме…

Так вот.
Представляется, что таких выступлений сегодня в России, не могло быть ни в одном храме, кроме храма РПЦ.

Почему?
Давайте немного отвлечемся.
Вот еще раньше, — уже задавался вопросом так кто же собственно «разжигает» и пытается по поводу расколоть общество?

Вот смотрите.
Хотя идет следствие, но основное давление на следствие — ДО СУДА! — пока что через СМИ стараются донести именно сторонники ортодоксальной церкви.
Возьмем только последнюю неделю.

22 марта принято Заявление Межрелигиозного совета России в связи с провокацией в Храме Христа Спасителя, вчера в СМИ выступила главы юридической службы Московской патриархии инокини Ксения (Чернеги), сегодня на сайте Московского Патриархата размещено осуждающее заявление Его Святейшества.

И там прямо сказано, что православные истинно должны осудить этот поступок…

Вот только никто так и не задумывается, отчего это произошло именно в храме РПЦ?

Сделаю еще одно отступление.
Как ни странно, но многие сегодня — особенно из молодого поколения — убеждены, что в СССР храмы были закрыты.
Могу сказать, что вырос в городе, — небольшом, — чуть больше 100.000 человек, где совершенно спокойно работали церкви минимум 7 конфессий.
Может и больше, — это только те, что вспомнил сразу.
Даже две православные конфессии — современная и старообрядческая имели свои действующие храмы.

И, несмотря, на существующую атеистическую пропаганду, никаких проблем с оскорблением верующих, с тем, чтобы кто-нибудь зашел в церковь — ради интереса к примеру — не было.

Но ни тогда, ни сегодня не возникало желания как-то оскорбить верующих, напакостить в храме, тем более сорвать службу.

И хотя неоднократно писал, что само действо “Pussi Riot” одобрить не могу, но вполне могу объяснить — как мне кажется, — истоки такого поступка.
А заодно и того факта, что никому в голову не придет делать это в католическом, мусульманском или иудейском храме.

Те, что сегодня «осуждам» так или иначе задаваясь таким вопросом — вот, представьте, это произойдет в мусульманском храме, там бы… Камнями бы забросали…

Как ни странно, но в годы молодости пришлось неоднократно заходить во всякие храмы.
И честно признавался, что человек сугубо не религиозный, хотя и не атеист.
Тем не менее, со многими верующими священниками до сих пор поддерживаю хорошие отношения.
Правда, и тут сегодня вынужден признать, что это не относится на служителей РПЦ.
Даже с единственным коллегой по ВПК пришлось расстаться после того, как обратился к нему и именно, как к священнику.

Обсуждать не хочу — тем не менее это факт.

Но это и не суть.
В чем же дело?
А вот задумайтесь, — имеет ли сегодня отношение к любому человеку, — верующему, не верующему все иные конфессии?
Нет, в Москве были недовольные, что резали те же баранов, однако, это делали не служители мусульманских храмов.

Часто ли можно видеть на телевидении, даже просто в сети, навязывание мусульман, католиков, иудеев, протестантов, буддистов, что именно их вера, религия, конфессия — единственно верная?

Ответьте честно сами.
И поймете, что не было бы прецедента c “Pussi Riot”, было бы что-то еще.
И не стороны общества, нет.

Сплотить людей, привлечь к себе внимание можно двумя способами — предложив некую положительную цель или найдя общего врага.

Сегодня очевидно, что распространение православных ценностей в обществе в течение последних 20-25 лет не привело к росту нравственности и морали.
Скорее, надо признать наоборот, — чем больше распространяется влияние конфессий, тем больше падает мораль и нравственность.

Потому очевидно, что функция проповедника нравственности и морали пока у РПЦ получается плохо. Её миссионерская деятельность в новых исторических условиях успеха не принесла.
И остается сплотить верующих на принципе страха неких внешних врагов.
И тут надо сказать, — не было бы “Pussi Riot”, вполне вероятно что-то подобное бы случилось бы.

И именно поэтому сегодня нагнетание напряженности в обществе, стремление его расколоть путем досудебного давления на следствие по сути идет именно от руководства этой конфессии.
Хотя допускаю, что они искренне считают, что в других конфессиях это не происходят, потому что боятся наказаний от приверженцев.

Так вот.
Это не так.
Если бы деятельность конфессии не выходило бы за пределы храмов, то и претензий бы у общества к конфессии не было.
Даже недовольство мусульманами сводилось больше от резания баранов на улицах городов, а не оттого, что на Кавказе воевали ваххабиты.
И, если мусульмане перестанут это делать на улицах, то особенности их религии будут мало трогать большинство россиян.

А вот, если РПЦ будет продолжать пытаться распространять свое влияние на общество вне собственно храмов…
То могу предположить, что несмотря на самое строгое наказание, у части общества это станет вызывать неприятие.

И последнее.
В русском языке есть пословица — «Насильно мил не будешь».
Никаким наказанием нельзя заставить людей поверить, что таким образом можно поднять мораль, нравственность, тем более любовь к ближнему.

Есть и еще пословица — «На обиженных воду возят».
Сегодня, как ни странно, но общество раскололось — во многом благодаря позиции защитников «святынь» — по принципу ненависти и прощения.

Могу лишь сказать, что прощать могут только сильные и уверенные люди.
Обижаются в основном дети.

Sapienti sat.
Dixi.

Это, конечно, не вера. Это имитация веры: Усмешка диавола : o_proskurin

o_proskurin: Усмешка диавола

Из слова Патриарха Кирилла:
Ну что должно было бы быть в земле нашей, которая самим фактом своего существования во многом обязана Церкви Православной и вере православной, подвигавшей народ наш на величайшие подвиги — в том числе на защиту Отечества в 1812 году? Ведь во имя сей победы и был воздвигнут Храм Христа Спасителя. Нет, появляются люди, которые оправдывают это кощунство, минимизируют его, стараются представить как некую забавную шутку... А потому я призываю всех вас усилить молитвы о стране нашей и о народе нашем... Диавол посмеялся над всеми нами, введя столько скорбей в те дни, когда мы должны уходить от волнений мира сего, погружаться в молитву, ограничивать себя постом, каяться в своих собственных грехах. Но, может быть, Господь проводит нас через эти испытания в святые дни Великого поста для того, чтобы мы все осознали ответственность за землю нашу, за Русь Святую, за веру православную. 
Из защитительной речи Федора Никифоровича Плевако:
Много бед, много испытаний пришлось претерпеть России за более чем тысячелетнее существование. Печенеги терзали ее, половцы, татары, поляки. Двунадесять языков обрушились на нее, взяли Москву. Все вытерпела, все преодолела Россия, только крепла и росла от испытаний. Но теперь... Старушка украла старый чайник ценою в 30 копеек. Этого Россия уж, конечно, не выдержит, от этого она погибнет безвозвратно... 
В чем разница? В том, что у Плевако — сарказм, а у Кирилла — как бы всерьез. В самом деле: все пережила земля наша — и нашествие двунадесяти языков в 1812 году, и гонения на церковь, и разрушение Храма Христа Спасителя (и тысяч других храмов) — и только перформанс Pussy Riot поставил землю русскую и веру православную на грань гибели!..

По-моему, не может в это вcерьез верить предстоятель РПЦ. Сколько раз, поди, в начале своей карьеры проезжал будущий патриарх в черной «Волге» мимо бассейна «Москва» — и ничего. Ни разу не выступил с обличительным пастырским словом. А сколько раз, поди, въезжал в Кремль (уже на более комфортабельном автомобиле) — и тоже ни разу не громыхнул перед земными владыками: «Не будет ноги моей здесь, покуда в кремлевских стенах захоронены человекоубийцы и гонители православия (вроде Емельяна Ярославского), а на Красной площади лежит идолище поганое!»... Ничего, терпел как-то. А тут, понимаешь, чаша терпения переполнилась...

Это, конечно, не вера. Это имитация веры. Или, пожалуй, симулякр веры. И, соответственно, патриаршья речь — симулякр волнения, скорби и заботы о судьбах земли русской. В этом нет ничего удивительного, поскольку вся путинская «Россия», вся ее идеология (и «православие» как часть идеологии) — это симулякр. И «правосудие» — тоже, конечно, симулякр.

Над этим разложением (выдающим себя за «возрождение») можно было бы отстраненно рефлексировать или отстраненно же посмеиваться, если бы мнимые православные и мнимые патриоты-государственники не калечили судеб реальных людей.

Церковь повела себя как самый обычный, холодный, жестоковыйный, чванливый бюрократический институт государства  — и «попала»


Леонид Радзиховский, публицист: Побойтесь Бога


Понимаю, что для РПЦ трудно выпутаться из этого маразма, сохранив корпоративную честь.

Но время явно против них.

Когда при ближайшем рассмотрении выяснилось, что все «кощунство» этих скверных девчонок свелось к молитве к Богородице «убрать Путина» и резким высказываниям о Кирилле, стало ясно — чем-чем, а богохульством тут не пахнет. Публично дразнить людей — нехорошо, устраивать скандалы ради геростратовой славы — безобразие (и вовсе не первое – до этого, как известно, они чудили в музее и т.д.), но где же «богохульство»? Ни Путин, ни Кирилл, ни ХХС — не воплощения Христа, не наместники Бога на Земле.

Кто «ближе к Богу» — Патриарх, эти девицы, я, читатели сайта «Эха», Шевченко или Пархоменко — любопытный вопрос. Ответа только нет. А вот любить Христос завещал — всех.

Уголовщины в их действиях в строгом смысле нет — ни насилия, ни порчи имущества. Уголовное преследование девиц «от имени Церкви» — вот прямое, грубое богохульство. Тюрьма за «не ту молитву в Храме» — вот осквернение Храма Божьего. Попытки «вырвать покаяние» в тюрьме — это богословие Аль Капоне: «доброе слово убеждает, доброе слово и пистолет убеждает еще больше». Софистика «не мсти своим врагам — но борись с врагами Веры» — вот глупое богохульство. Вера в Бога тут не при чем, а верить в Путина-Кирилла-РПЦ никто не обязан.

В общем, Церковь повела себя как самый обычный, холодный, жестоковыйный, чванливый бюрократический институт государства — и «попала». Ведь как ни крутись, но «МинВеры» — не совсем обычное, живет «Христа ради» — т.е., прошу прощения за выражение «на кредит Заповедей». Верующий ждет — пусть неосознанно — что поведение РПЦ хоть символически чем-то должно отличаться от того же МВД. И продолжая этот маразм Церковь проводит «разоблачение магии», продолжает подрывать свою моральную капитализацию. А из дурацких панков творит «мучеников», чуть не «святых».

Добрый (и непрошеный) совет: не дожидаясь Пасхи найдите способ с «пристойным выражением лица» отпустить «кощунниц». А надеяться вымучить из них «покаяние» — и тем самым одержать «морально-корпоративную Победу» — очень слабая. Даже если «доломаете» страхом и насилием — «катарсиса» в обществе не будет.

В общем, побойтесь Бога, вспомните Евангелие, смирите свою корпоративную гордыню — и «простите» то, что и прощать-то нечего. От РПЦ даже извинений за глупость, агрессию и «разжигание религиозной розни» не ждут — просто молча сдайте назад и все.

И вам тоже простят. Не панки, а нормальные люди. Другой Церкви у них нет, они рады ходить в эту — не затрудняйте им такую возможность.

PS. Между прочим, на многочисленные “возражения» — «у Вас — иудейская вера, вот о ней и пекитесь. И как бы реагировали в синагоге или в мечети на такие выходки?», могу ответить.

Я — человек верующий, ни к какой конфессии не принадлежу. А уж ни к какой религиозной организации — тем более. Как и ни к какой светской … Впрочем, я едва ли столь великая фигура, что стоит рассказывать свою биографию. Судить о любой религии — тем более открытой, не замкнутой секте — вправе любой человек. Особенно, если сама Церковь прямо обращается к светской власти, к государству. Уж к нему-то мы все имеем отношение. Не знаю, как бы реагировали иудеи или мусульмане. Наверное, плохо. Но знаю, что отличие христианства состоит в том, что Христос призывал прощать врагам (да не «прощать», а любить врагов!) и подставлять левую щеку. Увы, прямо вот так и сказано. И это — не «оговорка», а именно суть Учения. Понятно, что многих христиан такие призывы прямо бесят, но отказаться от христианства им тоже почему-то не хочется … Ну, это уж ваши трудности, господа. Чем тут поможешь?

Pussy Riot: На протестах с нами Приснодева Мария


Грани.Ру | Группа Pussy Riot: На протестах с нами Приснодева Мария


Мы придерживаемся этической традиции плюрализма ценностей, которая рассматривает моральный спор как выражение столкновения несовместимых и несоизмеримых предпосылок, а моральное предпочтение — как лишенный критериев выбор между подобными предпосылками, как тип выбора, которому не может быть дано никакого рационального обоснования. На плюрализме ценностей основана современная политика мультикультурализма. Проект эпохи Просвещения по рациональному обоснованию морали потерпел крах в XX веке, и этот крах зафиксирован в современной социологической и философской мысли. Метафизические предпосылки сейчас не играют той роли, какой они играли во времена до Маркса и Ницше. Попытка религиозной этической системы претендовать на привилегированное положение в современом мире несостоятельна. Влияние секулярной системы ценностей необратимо, XX век с его историческими потрясениями навсегда изменил мир. В нашем мире религия является одним из выражений образа жизни, столь же ценным, как и светский. Пора оотказаться от понимания религии как источника высших истин и перейти к пониманию религии как выражения определенного образа жизни. Религия не может претендовать на роль уникального проводника к благу, как она делала это раньше.

Подорванность метафизической традиции и единого этического словаря, на которые ранее ссылалась религия, рождает такое явление современности, как религиозный фундаментализм. Фундаменталисты пытаются представить ситуацию таким образом, как будто они возвращаются к традиционным, досекулярным ценностям. Однако это не так. Их поведение гораздо более агрессивно и неуверенно, чем поведение человека, реально обладавшего традиционными ценностями. Интеллектуальная и культурная традиции, обосновывавшие уникальность и привилегированность религии как образа жизни, подорваны, и фундаменталистам приходится занимать оборонительную позицию. Отсюда — нападения, погромы, теракты, угрозы физической расправы, уголовные дела.

Фундаментализм — не только российская история, однако российское государство занимает уникальную для западного мира позицию по отношению к фундаменталистам. Благодаря тесному соработничеству патриарха Кирилла и Путина религиозный фундаментализм принимает в России масштабы официальной государственной идеологии. В школах вводятся в качестве обязательного предмета «Основы православия». На художников и кураторов одно за другим заводятся уголовные дела — это дела Юрия Самодурова, Андрея Ерофеева, Анны Альчук (которая, по всей вероятности, была убита религиозными фанатиками), Александра Савко. Путин готовится вводить в федеральное ТВ больше передач о православии. Бывшие чекисты, охотившиеся в СССР за воцерковленными гражданами, стоят теперь на Рождество в храме Христа Спасителя, не имея в душе ни капли веры, но следуя официальной линии госпропаганды. Перед парламентскими выборами в Москву привозят пояс Богородицы в надежде на то, что граждане будут выходить на улицу не для протестов, а только для того, чтобы унизить себя, не получивших ВИП-пропуска, в многокилометровой очереди в храм Христа Спасителя. После партиарх Кирилл прямым текстом заявляет, что россияне не должны ходить на митинги, а обязаны сидеть молчком в своих домах, молясь на В.В. Путина, исправившего «кривизну истории». Депутат Госдумы от «Единой России» Александр Сидякин требует ужесточить наказание за так называемое «циничное осквернение храмов», при том что в европейских страна традиционные законы о кощунстве либо отменяются (как недавно в Британии), либо переосмысляются. Религия, потеряв свои метафизические основания, находит их теперь в соработничестве с государством. Патриарх Кирилл верит в Путина. Лучше бы в Бога верил. Но пояс Девы нам не заменит митингов. На протестах с нами — Приснодева Мария!

5 мер эффективной борьбы с коррупцией — если с ней реально хотят бороться

открыть материал ...
"Многие из тех, от кого зависит борьба с коррупцией, больше всего боятся ужесточения ответственности"Питер Круддас, финансист правящей в Великобритании Консервативной партии, подал в отставку после того, как газета The Sunday Times обвинила его в попытке продать доступ к премьер-министру и министру финансов страны за 250 тыс. фунтов. Политический обозреватель радио новостей Станислав Кучер считает, что при всем различии культур британский пример должен стать "заразительным" и для российского общества.
открыть материал…

«Коммерсантъ FM», 26.03.2012 // 09:31

"Многие из тех, от кого зависит борьба с коррупцией, больше всего боятся ужесточения ответственности"

Питер Круддас, финансист правящей в Великобритании Консервативной партии, подал в отставку после того, как газета The Sunday Times обвинила его в попытке продать доступ к премьер-министру и министру финансов страны за 250 тыс. фунтов. Политический обозреватель радио новостей Станислав Кучер считает, что при всем различии культур британский пример должен стать "заразительным" и для российского общества.

История простая и красивая. Журналисты, подозревая, что правящая партия практикует прием "пожертвований", в том числе от иностранцев, что запрещено законом, под видом бизнесменов встретились с господином Круддасом и выторговали "добро" на встречу с премьером. После публикации в газете чиновник публично заявил: "Я глубоко сожалею, что мое хвастовство во время разговора могло создать впечатление, что речь идет о неподобающих действиях". И — подал в отставку.

В пятницу, комментируя "откровение" Медведева о провале "Крестового похода" против коррупции, я предположил, что первые лица страны никогда и не ставили перед собой цель вылечить эту смертельную для российской государственности болезнь. Потому, что, если бы хотели — давно вылечили. Я даже назвал фамилии людей, готовых поделиться конкретными рецептами. Отклики на нашем сайте и странице в Facebook, которые я получил в ответ, показывают: в России еще хватает людей, убежденных, что наше отечество с его "особенной статью" "аршином общим не измерить", а потому борьба с коррупцией — дело дохлое.

Цель этого комментария — сократить число таких пессимистов. Я просто приведу 2 необходимых и 3 желательных меры, которые власть принять в масштабах хоть всей страны, хоть эксперимента ради, в любой отдельно взятой области. Этими идеями со мной поделился экономист Михаил Делягин, а в их эффективности я сам убеждался не раз, общаясь с бизнесменами и политиками в Италии и в Штатах, то есть странах, где размах коррупции когда-то легко конкурировал с российским.

Шаг первый — при расследовании коррупционных дел освобождение от ответственности взяткодателя. В той же Италии во время многолетней операции "Чистые руки" бизнесмену гарантировалась неприкосновенность, если, к примеру, он сдавал четырех из пяти чиновников правительства, с которыми работал по коррупционной схеме. У нас же даже "подставы", когда гаишники "разводили" водителей на взятку, а затем шантажировали скрытой съемкой, основывались на ответственности обеих сторон. "Круговая порука вяжет, как копоть" — о какой борьбе можно говорить, пока ее жертвой рискует стать даже тот, кого вынуждают "давать"?

Шаг второй — если член ОПГ (а любой госчиновник, берущий взятку — участник организованной преступной группировки) не сотрудничает со следствием, у его семьи конфискуется все имущество. Жестко, но именно так американская мафия утратила свою экономическую базу — а ведь там, было время, "распиливали" и губернаторы, и прокуроры, и судьи.

Третий шаг — введение электронной системы принятия решений чиновниками. Четвертый — тоже скорее желательный, чем необходимый. Именно его сделали Грузия, Молдавия и Белоруссия. Высылка из страны всех воров в законе. Совершенно не демократическая тема, но разве того же Путина испугаешь недемократическими мерами ради высокой цели?

И, наконец, пятый шаг, следствием которого во многом и стала отставка главного финансиста британских консерваторов. Создание института репутации и ужесточение ответственности чиновника — даже в случае, если его участие в коррупционной схеме не доказано. Есть у тебя дом за 5 миллионов долларов при зарплате в 15 тысяч рублей — наслаждайся домом, но увольняйся с работы, никогда больше не занимайся госслужбой и даже думать забудь о преподавании когда-либо в юридических вузах.

Часто мне кажется, что именно пятого "пункта" многие, от кого зависит реальная борьба с коррупцией, боятся больше всего.

Я знаю, что многие из вас назовут эти шаги очевидными и добавят: "Пока у власти Путин, ничего не изменится". Такая позиция имеет право на жизнь, но я уверен: даже "очевидное" нужно освежать в памяти. В том числе и для тех, кто хочет рано или поздно поменяться с Путиным ролями.

© 1991–2012 ЗАО «Коммерсантъ. Издательский дом». All rights reserved.