Мысли для начала... мышления

Неграмотными в 21-м веке будут не те, кто не могут читать и писать, а те, кто не смогут научаться, от(раз)учаться и перенаучаться. Элвин Тоффлер

2012-06-13

Насмотревшиеся телевизора потомки всех тех, кто грабил помещичьи усадьбы

Леонид Каганов: 2012/06/12 Прекрасные новости

12 июня 2012
Прекрасные новости
У телезвезды Ксении Собчак провели обыск (в связи с беспорядками на том митинге, на котором ее не было), и в ходе обыска из домашнего сейфа изъяли... деньги. Нормально, да? Не оружие, не наркотики, даже не листовки — деньги «изъяты в ходе обыска». Из домашнего сейфа звезды. Деньги подозрительно хранились в разных конвертах (нет, чтоб раздобыть один конверт сразу на полтора миллиона), на конвертах обнаружены преступные пометки «Собчак» и «за мероприятие в Казани» (вела корпоративчики). Этот сюр с изъятием у телезвезды денег в ходе обыска — не чей-то наброс, а официальное заявление с сайта Следственного комитета.

Разумеется, пропаганда НТВ нам тут же объяснила, что деньги изъяты потому, что «неизвестно для каких целей они предназначались накануне завтрашнего митинга». О, да! Так и вижу эту картину: наутро Собчак взяла бы их с собой на митинг и там бы раздавала конверты со сцены: «Это вам на штурм Кремля... А это вам за то, что пришли... А это в Казань передайте...» Теперь Ксении, видимо, придется на митинге разбрасывать фамильные бриллианты и столовое серебро — очень зря вы не изъяли у нее из дома все прочие драгоценности, меха, сервизы и бытовую технику. Заодно можно было изъять и саму квартиру — кто знает, с какой целью у Собчак была своя квартира в день перед митингом?

Но самое интересное конечно не это, а отношение части народа к новости: большинство ведь считает, что ТАК И НАДО. Понимаете, да? Путин идет на третий срок вопреки Конституции — так и надо. Всех, кто недоволен, таскают по судам — так и надо. Девушки за танец в церкви сидят в тюрьме уже третий месяц — так и надо. Приняты лютые штрафы за митинги в размере цены автомобиля — так и надо. Телеведущую повыгоняли со всех каналов, когда она заявила, что не поддерживает партию власти — так и надо. Сделали обыск и унесли из домашнего сейфа все деньги — так и надо. Уверен, если Навального осудят на 10 лет за разжигание ненависти к социальной группе «чиновники», а на Красной площади начнутся массовые казни журналистов по обвинению в шпионаже в пользу Австралии, все равно половина населения будет кричать, что так и надо.

Первое время я недоумевал: что же случилось? Почему вдруг какие-то совершенно очевидные истины оказались стерты во многих головах? Почему вдруг такая банальная истина, как свобода слова, стала представляться «угрозой стабильности»? Как так? Как вдруг словосочетание «либеральные ценности» оказалось чем-то, что даже произнести вслух неприлично? Почему Европа, Англия, США и остальные передовые державы стали опять считаться коварными врагами России? И почему регулярные суды над самыми разными людьми, которые не воры, не бандиты, а просто что-то публично говорят, начали казаться вполне справедливым возмездием?

Как так вышло? Вроде ведь жили столько лет в одной стране, читали одни и те же добрые книжки, смотрели одни и те же фильмы, слушали один и тот же «Наутилус» когда-то. Вместе смеялись над анекдотами про Брежнева и ужасались рассказам тех, кто прошел сталинские лагеря.

Логично было бы предположить, что все эти аплодисменты закручиванию гаек — работа малочисленного, но хорошо организованного штаба интернет-провокаторов, которым платят за каждый коммент к каждой новости. Но это же неправда — среди моих старых знакомых есть как минимум человека три, которые готовы до хрипоты доказывать, что все завинчивания гаек и удушения свобод — совершенно необходимая мера, которая лишь одна и спасет страну от... тут речь становится нечленораздельной, потому что и они не в силах объяснить, что именно вдруг сегодня начало так страшно угрожать стабильности.

Объяснений мне видится два.

Первое — телевизор. Как человек, у которого дома нет телевизора уже лет двадцать, я вообще с трудом представляю, что там происходит. Это какой-то таинственный мир. Изредка я оказываюсь в каких-то домах или учреждениях, где он включен, и тогда до меня доносятся противоестественные интонации, пытающиеся изобразить душевное напряжение злых и добрых героев телесериалов, и все это перемежается совершенно гебефренической рекламой, а также новостями, которые декламируются крайне важным и встревоженным тоном, хотя я их уже сутки назад читал в интернете. Однако тенденцию я заметил четко: если человек начинает вслух рассуждать о врагах, о том, как много стало внутри страны нерукопожатных врагов и как важно ужесточить меры против всех врагов стабильности России, то надо аккуратно его спросить о взаимоотношениях с телевизором. Обычно выясняется, что он включен каждый день — и во время завтрака, и вечером, и пока лежит на диване. Наивно думать, что круглосуточная реклама подсолнечного масла эффективна, а реклама верности курсу партии расшибется о барьер логики и разума.

Другое объяснение гораздо более печальное. Оно заключается в том, что состав населения в стране никуда не делся. Потомки всех тех, кто грабил помещичьи усадьбы, писал на соседей анонимки в НКВД и травил Пастернака — с ними-то как раз ничего плохого не произошло, они все здесь. Теорию Дарвина никто не отменял: если создать условия, при которых преимущество для выживания получает не тот, кто талантлив, честен и работоспособен, а тот, кто удачно устроился завскладом гастронома, завел полезные связи и умеет заранее почуять, какая политическая сила теперь сильнее прочих, и ее, эту силу, вовремя поддержать... то получится вполне себе эволюционный вектор, и через несколько поколений процент таких людей вырастет многократно.

PS: Мне тут в далеких комментах далекого журнала задали вопрос: не будет ли мне потом стыдно за мои нынешние взгляды? То есть как бы человек считает, будто есть сейчас в стране два различных взгляда, но они одинаково равноправны (хотя по судам таскают лишь вторых). Но я вот что-то не помню, чтобы в истории литературы какому-нибудь писателю стало стыдно за то, что он выступал за свободу, против завинчивания гаек, ужесточения законов и прессования несогласных государственным аппаратом. А вот обратных примеров много.

© Леонид Каганов  lleo@aha.ru

Про патриотизм | tema: Артемий Лебедев

tema: Про патриотизм

Повторяем пост по просьбам читателей в связи с Днем России. Оле-оле.

Любопытно, что страны с тираническими и тоталитарными режимами всегда преподносят своим гражданам обычные свойственные людям достижения в качестве достижения своих режимов.

Меня чудовищно бесит, когда в заслуги советской власти пиздаболы ставят то, что советская власть отмыла деревню, построила Днепрогэс, запустила человека в космос, и далее по списку. А американцы что, кукурузными листьями жопу подтирают? В Америке тоже везде провели электричество, там тоже дохуя гидроэлектространций и они тоже в космос летают. При этом — без коммунизма. СССР было тяжело восстанавливать города после войны. А Германии легко? У нас хуевые дороги, потому что климат невыносимый. А в Финляндии с Норвегией что, другой климат?

Вот герб Северной Кореи:

Обратите внимание, у них там ГЭС и опора линии электропередачи. Что делает ЛЭП на гербе? Северокорейцы ее изобрели? Они открыли электричество? Просто больше нечего выдать за достижение. У самого мерзкого капрежима есть такие же провода.

Человечество развивается достаточно однородно. Не бывает такого, что в одной стране 50 лет уже смотрят телевизор, а в другой не знают, как он выглядит. Везде все одинаково. Это достижения человечества, а не режимов. При определенном количестве жителей в стране мы всегда наблюдаем определенный уровень знаний и определенное количество суперталантов.

Не надо мне, блять, говорить про великий подъем страны из разрухи. Особенно, блять, применительно к России. Без советской власти было бы только лучше. Это, сука, очевидно, как божий день.

Я родился и вырос в России, но это не значит, что какому-либо из сменившихся за отчетный период режимов я должен быть благодарен за то, что умею и знаю.

А особенно бесят ебланы, которые рассказывают мне, как именно надо любить страну и что именно должно быть свойственно патриоту.

Мне глубоко насрать на все победы сборных России по футболу, бобслею и керлингу. Я считаю, что надо взорвать 99% памятников, посвященных победе, потому что они своим уебищным конъюнктурным наличием оскорбляют память о победе. Я считаю, что фильм «Адмирал» — чудовищное говно, что Чебурашка позорит страну в качестве символа на олимпиаде, что у нашего гимна хорошая музыка и ужасные слова, что рубли плохо нарисованы, что московский кремль надо перекрасить обратно в белый цвет.

Меня бесит, когда мне рассказывают, что я (а также родители, бабушки с дедушками и пр.) должен быть благодарен стране, за то, что имею (образование, мирное небо над головой и пр.). Я патриот, но я никому ничего не должен. Ни один уебок не может придти ко мне и сказать, что если я патриот, то я должен то-то. Просто потому, что патриотизм — это только то, что я чувствую и считаю правильным, а не то, что думает военрук, чиновник или хуй с полторашкой "Ягуара".

Как встретите человека, который вам скажет: «Ты не патриот», бейте по еблу сразу. Не ему, блять, судить.
Tags: КНДР, Корея, отношение, патриотизм, спорт

Охота на хомяков. Из цикла «Гражданин поэт»

Охота на хомяков. Из цикла «Гражданин поэт» — Авторские колонки — Новая Газета

ВЫПУСК № 64 ОТ 13 ИЮНЯ 2012
Дмитрий Быков
Охота на хомяков. Из цикла «Гражданин поэт»

13.06.2012 Теги: быков, стихи

Подражание понятно чему

Я уже не нуждаюсь в защите,
Я похерил оглядку и шок.
Обыщите меня, обыщите!
Загляните в защечный мешок.
Чем я плоше Навального Леши?
Приходите с утра, натощак,
Как, сгибаясь под тяжестью ноши,
У Собчак уносили общак!

Припев: Идут войной на хомяков,
в поход на гнезда!
Галеру с крабами достали хомячки.
Их поднимают на заре, пихают грозно
И лезут пальцами в защечные мешки.

От Парфена подряд до Пархома
Под стенанья кремлевской грязцы
Хома сапиенс, бешеный хома
Обнажает стальные резцы.
Мы отвыкнем робеть, заикаться,
Мы броней обрастем со спины,
Вам предстанет такой хомякадзе,
Что покажутся медом скины.

Припев.

Наши щеки округлы, как глобус,
Наш защечный запасец зловещ.
Нас не должен запугивать обыск —
Это очень хорошая вещь!
В отложеньях хомячьего быта,
В липком времени, льющемся вспять,
Столько разных вещей позабыто –
А пора бы уже отыскать.

Припев.

Запылились с эпохи советской,
Но, как видим, у нас еще есть
И упрямство, забытое в детской,
И в чулане забытая честь,
И старинное фото в оправе,
И надежды — не меньше пяти,
И понятье о леве и праве:
Все при обыске можно найти.
Прихотливы эпохи изгибы,
Но и обыск хорош до поры:
Без него нам себя не найти бы
В полумраке хомячьей норы.

Припев.

Не особо привязаны к тыщам,
Не страшась энтэвэшной молвы,
Мы себя постепенно отыщем,
Но чего же отыщете вы?
Придаваясь досужему трепу,
Поднимая пинками семью,
Вы нароете Полную Жопу —
Но не нашу уже, а свою.
Побеждайте свои предрассудки,
Ибо есть еще время пока:
Ваша гибель не в зайце, не в утке,
А в защечном мешке хомяка.

Припев: Идут войной на хомяков,
в поход на гнезда!
Галеру с крабами достали хомячки.
Их поднимают на заре, пихают грозно
И лезут пальцами в защечные мешки.

Генералы и дети любят пугать | Председателю Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации генерал-полковнику юстиции А.И. Бастрыкину — о незаконченных делах

Председателю Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации генерал-полковнику юстиции А.И. Бастрыкину — о незаконченных делах

13.06.2012

Уважаемый господин председатель!

Обращаюсь к Вам публично с письмом чрезвычайной срочности, поскольку возможность Вашей личной встречи с редакционной коллегией Вами отклонена.

В понедельник 4 июня утром Вы пригласили с собой на борт самолета, вылетающего в Нальчик, моего заместителя, шеф-редактора «Новой газеты», руководителя отдела расследований Сергея Соколова. Цель поездки Вами была сформулирована так: редакция в статье Соколова «10 тысяч с небольшим рублей за одну жизнь — это прейскурант государства» («Новая газета», № 61 от 4 июня 2012 года) оскорбительно для Вас отреагировала на приговор в отношении одного из фигурантов дела по массовому убийству в станице Кущевской. Господин Цеповяз, отсидев 8 месяцев, получил 150 тысяч рублей штрафа за сокрытие преступления. В своем комментарии Соколов оценил действия силовых структур крайне негативно. Возможно, персонально несправедливо охарактеризовав Вас и ряд других руководителей правоохранительных органов как «опору власти Цапков и их бизнеса» (эпитеты опускаю). Вы потребовали извинения.

На совещании в Нальчике приглашенный Вами в президиум Соколов извинения лично перед Вами за эмоциональный перехлест принес, однако задал ряд вопросов по сути расследования. Его извинения Вы в результате не приняли, грубо потребовав покинуть зал (эпитеты опускаю).

Об этом беспрецедентном в практике правоохранительных органов случае с приглашением журналиста на совещание и публичном выяснении отношений на грани фола сообщили все ведущие, в том числе и правительственные, СМИ в России и за рубежом.

Знаете, Александр Иванович, мне на самом деле такая жесткая (а Вы даже упомянули слово «дуэль») прилюдная стычка кажется, как это ни странно, справедливой. Стороны открыто предъявляют друг другу претензии, не страшась нарушить устоявшийся протокол, дают волю эмоциям, не прячут обиду, требуют ответа за оскорбления. Нас, журналистов, тоже захлестывают чувства, когда мы ежедневно имеем дело с людскими бедами, слезами, беспомощностью перед грубой или равнодушной силой. Такое выяснение отношений бывает — в плюс. И мы от такого выяснения отношений не уходим. Как заметил однажды Кеннеди, лучше встреча в верхах, чем встреча в пропасти.

Увы, на этом история не закончилась. Была вторая, вызывающая оторопь, часть, о которой не сообщили приглашенные в Нальчик СМИ. Но о ней знаете Вы, Александр Иванович.

После приземления Вашего борта поздним вечером Соколов был усажен в машину Вашей охраной и отвезен без объяснения причин в подмосковный лесок. Там Вы попросили охрану удалиться и остались с Соколовым наедине.

Мы не хотим мельчить, Александр Иванович, не хотим участвовать в клановой войне силовиков, и поэтому не цитируем то, что Вы в крайне экспрессивном состоянии высказали Соколову о газете, редакционной политике, как Вы охарактеризовали нашего погибшего обозревателя Политковскую.

Вы, Александр Иванович, признанный ученый, сторонник так называемого «института установления истины». Это когда соблюдается не только формальная, процедурная часть правосудия, но открывается правда, устанавливается истина. И Вы знаете, что на этот раз жестокая правда в том, что Вы в запале грубо угрожали жизни моего заместителя. И даже удачно пошутили, заметив, что сами же это дело и будете вести…

Александр Иванович! Я знаю, что генералы и дети любят пугать. Но мы не дети, и к Вашей деятельности всегда относились с профессиональным уважением. Именно поэтому к Вашим словам я и редакционная коллегия отнеслись со всей серьезностью. Мы работали на многих войнах. Мы хоронили наших коллег. Мы принесли Вам извинения в газете за избыточные эмоции и двусмысленную формулировку.

Но теперь и я от Вас, господин генерал, имею право требовать. Требовать гарантий безопасности для Сергея Соколова и сотрудников редакции. Я надеюсь, мы сможем преодолеть взаимный эмоциональный срыв (если это не было чем-то большим). Также прошу Вас довести до Ваших подчиненных, ставших свидетелями конфликта на совещании в Нальчике, не воспринимать сотрудников «Новой газеты», работающих на Кавказе, как людей, на которых открыт долгожданный сезон охоты.

Ваш ответ мы опубликуем. Кроме того, Александр Иванович, у нас есть и другие незаконченные дела. Например, дело Анны Политковской.

Поэтому с надеждой на сотрудничество
главный редактор
«Новой газеты»
Д. МУРАТОВ