Мысли для начала... мышления

Неграмотными в 21-м веке будут не те, кто не могут читать и писать, а те, кто не смогут научаться, от(раз)учаться и перенаучаться. Элвин Тоффлер

2012-08-21

Архивы научных журналов просятся на свободу — Доступ к исследовательским статьям в Интернете должен быть открыт

Архивы научных журналов просятся на свободу — Доступ к исследовательским статьям в Интернете должен быть открыт 

2012-02-08 / Джордж Магаршак — профессор, президент Международного комитета интеллектуального сотрудничества.

наука, журнал, архив, интернет /
До изобретения Интернета научные журналы продавались библиотекам один раз, и никому в голову не приходило, чтобы читатель при каждом чтении журнала подписывал чек, который шел бы издателям.
Фото Андрея Ваганова

Началась первая мировая компьютерная война на уровне правительств и стран. По запросу фирм грамзаписи, несущих убытки в Интернете, Конгресс США приступил к рассмотрению законопроекта, согласно которому каждый сайт, уличенный в пиратстве, может быть подавлен (разрушен, закрыт). И делать это, как только законопроект будет принят, терпящие ущерб фирмы смогут даже без решения суда, дистанционно и по всему миру.

На первый взгляд фирмы грамзаписи правы. Пиратство в Интернете, казалось бы, должно быть прекращено во всех областях. Однако это абсолютно не так. Потому что сам термин «пиратство в виртуальной сети» далеко не столь однозначен, как пиратство на море или грабеж на большой дороге. Потому что тот, кого грабят (или якобы грабят) в Интернете, нередко является пиратом и грабителем сам. Хотя и как бы законным.

Пират в законе, используя имеющиеся у него финансовые возможности, с помощью адвокатов и несовершенства законодательств нередко называет пиратами тех, кто хочет всего лишь свободно пользоваться присвоенной пиратом «добычей», которая в действительности принадлежит всем-всем-всем. Что становится очевидным, если переключиться с грамзаписи на несравненно более глобальную индустрию: распространение научных знаний и доступ к результатам научных исследований, опубликованных в открытой печати.

Свобода доступа к достижениям науки — фундаментальный принцип, на котором наука построена. Нарушение этого принципа, де-факто происходящее в Интернете, грозит не только ученым. Оно угрожает всей цивилизации прогресса и знаний!

Нормальный процесс научной или учебной работы в Интернете должен выглядеть так. Исследователь (профессор, научный работник, сотрудник фирмы, студент) читает монографию или статью. Как только видит ссылку, содержание которой читателю кажется интересным, он нажимает на клавишу — и статья, к которой относится гиперссылка, открывается в соседнем окне. Если в этой статье есть ссылки, в свою очередь, открываются и они. Читатель как бы обложен со всех сторон виртуальными книгами — научная библиотека на одном экране компьютера!

Так должно быть согласно здравому смыслу, благо технологии позволяют. Однако на деле ничего подобного не происходит. Потому что подавляющее большинство научных журналов закрыло свои архивы. Для того чтобы иметь доступ к статьям, надо платить. Причем за каждый журнал — или за пользование сайтом, на котором находится совокупность журналов в той или иной области.

На практике это означает, что свободный доступ к научной информации для ученых, профессоров, сотрудников фирм и студентов всего мира закрыт. Что является абсолютным абсурдом и вредит развитию науки и технологий в мире в интересах нескольких сот человек — владельцев журналов. Они присвоили себе право продавать научную информацию, которую они не создали, а всего лишь опубликовали когда-то. А чаще еще того более: перекупили у издательств или же (как это имело место в СССР) у государств, которые некогда издавали журнал. Ученые никогда не писали статей для того, чтобы кто-то, им даже неведомый, в течение десятилетий получал с их интеллектуальной собственности ренту. Буквально как крепостник барщину.

Подобное было невозможно до изобретения Интернета: журналы продавались библиотекам один раз, и никому даже в голову не приходило, чтобы каждый читатель в научной библиотеке при каждом чтении журнала опускал деньги в копилку или подписывал чек, который шел бы издателям. До изобретения Интернета это было абсурдом — хотя кто-то из владельцев журналов наверняка об этом мечтал. С появлением Интернета абсурд превратился в реальность! Причем, так как Internet Web является World Wide, сразу на всей Земле!

Термин «пиратство научной информации» коварно искажен в Интернете. Пиратами изображаются миллиарды людей, которые хотят свободно получать научную информацию, как это было начиная с Пифагора, Евклида и Архимеда.

Здравый смысл подсказывает: право не только на авторство, но и на распространение знаний принадлежит тем, кто знания создал, а не посредникам, которые за бесценок (по сравнению с триллионами долларов, потраченных государствами на науку) присвоили себе право торговать созданными не ими знаниями, всего лишь поместив статьи в журнал.

С одной стороны: годы труда коллектива и/или ученого, с другой — всего лишь опубликование. Которое, заметим, в XXI веке и вовсе осуществляется парой движений пальцев. Ну не абсурд ли?!

В действительности ситуация еще хуже: права контроля и продажи интеллектуальной собственности, созданной учеными всего мира, продаются и перепродаются без согласия и даже информирования тех, кто эти знания создал. Этой абсурдной и наглой практике, при которой ученые всего мира и коллективы ученых превращены в оброчных мужиков — с работы которых взимают оброк, даже когда они сами об этом не подозревают, должен быть положен конец. Архивы научных журналов в Интернете должны быть в открытом доступе. Приоритет создателей интеллектуальной собственности в свободном распространении знаний над теми, кто всего лишь опубликовал их исследования, должен быть законодательно подтвержден.

Таким образом, вопрос о пиратстве в Интернете далеко не столь однозначен, как кажется фирмам грамзаписи. Неудивительно, что против него резко выступили такие интернет-гиганты, как Google и «Википедия». Они провозгласили противоположный лозунг: Интернет должен быть открыт и свободен!

После привлечения внимания к проблеме (без чего решение могло быть принято втихую, как часто бывает) сотни тысяч американских граждан послали в Конгресс письма с протестами и позвонили законодателям. Результат проявился: конгрессмены отложили рассмотрение законопроекта, вернув его инициаторам «для доработки». Разум восторжествовал. Но не полностью.

Взимание ренты за распространение научных знаний в Интернете продолжается. Если проблема свободы во всем Интернете и на всех сайтах (как призвали Google и «Википедия») не столь однозначно решаема (например, подавление сайтов, на которых террористы обучают, как убивать и взрывать, необходимо продолжить) в той части, которая касается свободы распространения научной информации, опубликованной в открытой печати, ответ абсолютно бесспорен. Мировому интеллектуальному сообществу необходимо перейти в контрнаступление, в реконкисту, если хотите, вернув похищенное у него фундаментальное право на свободу доступа к информации и ее распространение. Включая, разумеется, Интернет.

Сказанное показывает, что проблема свободы или, наоборот, цензурирования Интернета не может быть решена одним слоганом на все случаи. Нельзя сделать Интернет совершенно свободным — как предложили Googlе и «Википедия». Необходимость подавления сайтов террористов, к примеру, производящаяся в настоящее время правительством США по всему миру, ни у одного здравомыслящего человека и ни одного государства — члена ООН протестов не вызывает. Но она не может быть решена также World Wide Web борьбой с пиратством в Интернете без точного определения того, что пиратством является.

Пиратство фильмов – в частности, голливудских, о котором президент США сказал в ежегодном обращении к нации, – несомненно, пресекать надо. А вот так называемое пиратство ученых при рассылке научных статей нужно не пресекать, а наоборот: законодательно запретить взимать плату за чтение научной периодики в Интернете и наказывать тех, кто препятствует свободному чтению.

В случае сопротивления владельцев журналов — или посредников —правительства могут спонсировать создание единого сайта, на котором все журналы, когда-либо издававшиеся в этой стране (и статьи, скажем, более чем годичной давности), будут в открытом доступе.

Необходимо четко определить, что является пиратством. Потому что сами пираты охотно выдают себя за пострадавших от гангстерства. Как это происходит, в частности, с закрытием архивов научных журналов в Интернете. Цензура в World Wide Web должна быть тонко организованной структурой, напоминающей иммунную систему в человеческом организме. Отделяющей полезное от вредного, чуждое от нужного и удаляющей только то, что вредит организму.

В условиях временного затишья Россия может внезапно, эффектно, этически безупречно, а экономически с колоссальной выгодой для себя выйти на первый план. Почему бы Госдуме РФ не выступить с законодательной инициативой: вся научная периодика, опубликованная по-русски, а также переведенная с русского на иностранные языки, должна быть открытой, в свободном бесплатном доступе – включая и Интернет?! Это будет приветствоваться международной интеллектуальной общественностью и, несомненно, повысит престиж российского государства на международной арене.

Протестовать против этой естественной меры могут только хозяева холдингов, которых на всей планете не более тысячи, а в России и вовсе можно пересчитать по пальцам. Однако в интересах всего человечества разум обязан возобладать. Диктату коммерции над созиданием, хозяев журналов над учеными, университетами и исследовательскими центрами должен быть положен конец.

Без свободы доступа к научной информации модернизация, которая в России определена как одна из самых приоритетных задач, попросту невозможна. У пиратов научных знаний, похитивших у мирового сообщества возможность свободного доступа к знаниям и право столь же свободного распространения их, необходимо забрать похищенное и вернуть всему человечеству.

Нью-Йорк

КОММЕНТАРИИ ЭКСПЕРТОВ

Вячеслав Семенович Степин, академик, научный руководитель Института философии РАН

Знания — это особый продукт. Если я обменял один товар на другой товар, скажем, топор на мешок муки, — я приобрел топор, но лишился муки. Но знания — абсолютно другой продукт: если я передал вам свои знания, это не значит, что кто-то их потерял. Напротив: при передаче знания умножаются в том смысле, что и тот, кто обладал знанием, и тот, кто получил его, стали обладателями этих знаний.

Вмешательство рыночных механизмов в процесс трансляции знаний порождает ограничения, которые разрушат основной принцип науки. Чем общество, в котором какие-то люди являются хранителями знаний, а тем более их продавцами, отличается от тоталитарного общества? Было же время, когда у нас был запрет на кибернетику. Превращение знаний в товар рыночных отношений, а сам процесс трансляции научного знания — в предмет торговли столь же опасно.

Принцип свободного распространения знаний — одна из основ науки с самого ее появления. Знание должно свободно транслироваться, свобода получения научного знания должна иметь приоритет над правом их ограничивать рыночными отношениями. Право ученого на распространение знаний должно иметь приоритет над правом посредника, для которого знания — продукт. Ограничить свободу распространения знаний — значит подрывать в корне саму науку, нарушить фундаментальный принцип ее существования и развития.

Сергей Петрович Капица, профессор, академик Европейской академии наук

Всецело поддерживаю предложение о необходимости открыть архивы научных журналов и сделать это на законодательном уровне. После того как был изобретен ксерокс, была сделана попытка запретить ксерокопирование научных статей, которая провалилась. После того как был расшифрован геном человека, фирма, его расшифровавшая первой, сделала попытку запатентовать последовательность генов в геноме — и получила отказ, так как геном принадлежит всему человечеству. В результате плата за пользование информацией о геноме живых существ, включая геном людей, не взимается, победил здравый смысл.

Плата за пользование архивами научных журналов столь же абсурдна. Препятствование свободному распространению знаний хозяевами журналов и взимание ренты за чтение — притом бессрочной, не имеющей срока давности — нарушает принципы, на которых наука построена: свободный обмен информацией и свобода доступа к результатам научных исследований, опубликованных в открытой печати.

Игорь Григорьевич Яковенко, профессор РГГУ, доктор философских наук, культуролог

Разделяю позицию и пафос профессора Магаршака. Проблемы защиты авторских прав, защищаемых фирмами звукозаписи, заслуживают внимания и требует адекватных решений. Однако доступность всей остальной открытой информации в Интернете для каждого пользователя составляет фундаментальное условие существования и развития современной цивилизации.