Мысли для начала... мышления

Неграмотными в 21-м веке будут не те, кто не могут читать и писать, а те, кто не смогут научаться, от(раз)учаться и перенаучаться. Элвин Тоффлер

2012-11-22

Анти-грабли — 0003: Погром евреев и успешных как «душа» России, или 130-летняя эволюция погрома в России

Прочитал сегодня на «Эхе» пост Юрия Магаршака «В России было две эмиграции от погромов: сначала еврейская, потом русская». Нисколько не сомневаюсь, что в школьных и вузовских российских учебниках истории таких текстов нет. Ю. Магаршак в комментариях написал:
Мне кажется для оздоровление нации было бы правильно, чтобы поставили ещё два памятника: жертвам еврейских погромов в царской России (например на Красной площади, перед памятником Василию Блаженному) и жертвам большевистских погромов (скажем, у Мавзолея).
 Я бы предложил — вместо Мавзолея. Но у власти — идейные наследники, а может, и генетические потомки описанных двух волн погромщиков. И они усиленно взращивают ту толпу, что вынуждена будет громить именно их — больше не у кого теперь поживиться.

Теперь сам пост Ю. Магаршака:

В РОССИИ БЫЛО ДВЕ ЭМИГРАЦИИ ОТ ПОГРОМОВ: СНАЧАЛА ЕВРЕЙСКАЯ, ПОТОМ РУССКАЯ

22 ноября 2012, 14:21

убитым в продолжающемся 130 лет Большом Погроме России посвящается

Погромы в России, начавшиеся как погромы еврейские, были преобразованы большевиками в погром русской интеллигенции и дворянства. Потом в погром русского крестьянства. Потом в Погром всего народа. Потом в погром тех, кто мыслит. В перестройку погром перекинулся на бизнесменов. После распада СССР на всех, кто слаб. Не утихая, а только меняя объект.

Первая многомиллионная эмиграция из Российской Империи началась в 1882 году, сразу после вошествия на престол Александра Третьего. Это была еврейская эмиграция от погромов, устраиваемых Властью с одобрения, или как минимум при попустительстве церкви. Суть погромной политики государства состояла в том, что “православным патриотам России”, желавшим “побить жидков” разрешалось (не поодиночке а коллективно: единственное ограничение) безнаказанно грабить и убивать. Не всех подданных Государя – только евреев: такая им была “привилегия”. Можно было забрать чужое имущество, разрушить дом, ограбить, изнасиловать, лишить жизни любым, в том числе и сколь угодно садистским способом (никаких ограничений, как скажем, в испанскую инквизицию, в которой сжигали потому что “пролития крови быть не должно”: на погроме Высочайше по умолчанию разрешалось стать зверем. И не просто зверем а каким угодно зверьём) – и при этом быть твердо уверенным, что за избиения, изнасилования, грабежи и убийства не воспоследует наказания. Потому что убийства, избиения, изнасилования и грабежи евреев в России Александра Третьего, а затем и сына его Николая, преступлениями не считались – если совершались “народом”.

“Мне кажется – я мальчик в Белостоке.
Кровь льется, растекаясь по полам.
Бесчинствуют вожди трактирной стойки
и пахнут водкой с луком пополам.
Я, сапогом отброшенный, бессилен.
Напрасно я погромщиков молю.
Под гогот: "Бей жидов, спасай Россию!"
насилует лабазник мать мою”

написал Евтушенко в своем переведенном на множество языков стихотворении Бабий Яр. И написал правду. Точнее – малую толику правды – настолько, насколько убийства, ограбления и избиения сотен тысяч людей, происходившие по всей стране, можно уместить в несколько строк.

Еврейские погромы, с дозволенными убийствами, ограблениями и изнасилованиями начались в районах еврейского проживания (черты оседлости и вне её) сразу после вошествия на престол Императора Александра Третьего и вскоре приняли широкий размах. “Антиеврейские погромы, омрачившие эпоху, рассматривались царём как проявление народной поддержки режима” (проф. Джон Клиер, Англия).

Со смертью миротворца и антисемита Александра Третьего (фигуры неоднозначной), дрожащего от страха перед террористами в Гатчине и в то же самое время устраивавшего террор против мирного безоружного населения в стране, которая ему безоговорочно подчинялась, еврейские погромы не прекратились а продолжались, словно и не заметив смены монарха. С особой, невиданной ранее силой вспыхнув на следующий же день после обнародования манифеста 17 октября 1905 года, вводящего вместо абсолютистской монархии с ничем не ограниченной властью Самодержавного Государя монархию конституционную, в которой народу была даровано право избирать Думу. Хотя взирая из 21 века “народная” антисемитская логика неясна даже при всем старанье ее понять: почему, если стране дарована демократия, надо евреев бить а не радоваться обретенным свободам?! Вот уж воистину, другой такой страны, чтоб, получив конституцию, громить а не ликовать, даже и представить нельзя при самом дерзновенном воображении.

Между тем Россия (которую умом понять невозможно а если кажется, что понимаешь, то ошибаешься – закон Тютчева если сформулировать прозой), обретя конституцию, не взликовала а помрачнела. Вот так прямо: проснулась наутро, выпила, расправила кулаки и сказала: пора! Только в одном октябре месяце (то есть за тринадцать оставшихся дней) произошло более 600 погромов в более чем ста местечках и городах. Цифра настолько большая, что случайное совпаденье с погромами момента обретенья Россией Свободы, то есть, казалось б, величайшего праздника (о котором Пушкин, мечтая и грезя, писал: “Товарищ, верь, взойдет она, звезда пленительного счастья”) абсолютно исключено. Как солнышко Первого Свободного Утра встало над Российской Империей, как только заря-матушка занялась, так и пошли. Не радоваться и не отмечать праздник, которого целое тысячелетие ждали – громить евреев!

Еврейские погромы прекратились по всей необъятной стране разом с приходом Столыпина. Что само по себе однозначно доказывает что стихийными они не были. И в такой стране, как Россия Романовых, в которой армия и полиция контролировали любые коллективные действия, непоощряемыми правительством быть не могли.

За четверть века погромов в России Александра Третьего и сына его Николая было убито, изнасиловано, избито и искалечено не менее ста тысяч евреев – в разы больше, чем во всем мире во всех террористических актах за последние пятьдесят лет. Спасаясь от погромов, в Первую Волну Эмиграции из Российской Империи уехало в Европу и США более двух миллионов евреев.

Такова – если ну совсем вкратце – история Первой Российской Эмиграции от погромов. Но не последней. Потому что вскоре за первой последовала вторая эмиграция от погромов. На этот раз русская. Эмиграция от большевистских погромов. В которых русские громили русских. Точнее, образованных русских. Русскую интеллигенцию. Русское дворянство. Русское офицерство. А также – с особенной яростью – священников и Православную Церковь.

Вторая многомиллионная эмиграция из Российской Империи от погромов началась сразу после прихода к власти большевиков. Которые провозгласили погром (переименовав в “красный террор” и “уничтожение паразитических классов”) официальной идеологией победившего строя. Согласно “марксистко-ленинской” политике “Самого Прогрессивного и Свободного Государства на всей Земле”, образованных русских людей (интеллигенцию, офицерство, купечество, промышленников, дворян, священнослужителей) разрешалось – и даже предписывалось – безнаказанно грабить и убивать. Можно было присвоить чужое, лишить жизни, изнасиловать любым сколь угодно садистским и извращенным способом, какой душа душенька погромщика (комиссара, матроса, чекиста, человека с ружьём, товарища большевика, “попутчика Революции” и просто “НАШЕГО” человека) пожелает – и при этом быть уверенным, что за убийство, изнасилование и грабеж образованных русских людей “пролетариями” (а на самом деле люмпенами и бандитами) не воспоследует наказания.

Чудовищные зверства, совершавшиеся под руководством большевиков в Советской России по отношению к русской интеллигенции, русскому офицерству, русским промышленникам и купцам, русским дворянам и аристократам сопоставимы только со зверствами, совершавшимися во время еврейских погромов в царской России. Чтобы не ужасать без нужды и без того нервное население, напомним скажем, как пленные и совсем ещё юные офицеры русской армии, сопротивлявшиеся большевизму, были раздеты догола, их половые члены отрезаны и вставлены в рты, после чего в таком нечеловеческом виде, который заурядное садистское воображение не представит, все до единого юноши – цвет русского народа, его надежда и будущее - были зверски убиты. А также о “Дне Мирного Восстания” в Одессе, во время которого можно было прийти в любой дом и взять чего хочешь. А если кто-то сопротивлялся или же не понравился по какой-либо прочей причине, убить. Приблизительно то же происходило в декабре 1917ого в Петрограде (где “буржуазию” могли выкинуть из окна вместе с мебелью) и других городах. Этими немногими фактами из сотен тысяч подобных им для краткости ограничимся.

Однако для того, чтоб безоружное население грабить и убивать, нужны были исполнители, быдло без-совести-без-стыда, которых в христианском народе были бы невозможно найти в заметном количестве. Но они сыскались во множестве по первому зову, потому что многосоттысячная армия штурмовиков, привыкшая грабить, насиловать и убивать мирных и безоружных, в России была. Созданная Александром Третьим армия “патриотов”-погромщиков. Привыкших к тому, к чему их “десять лет спустя” после того, как оставил без дела Столыпин, призвал Ленин: к безнаказанному убийству, насилию и грабежу. Люмпен, садит и бандит являлся авангардом Революции Быдла а вовсе не трудолюбивый крестьянин и не рабочий-мастеровой. Ленин – в сравненье с последними отцом и сыном Романовыми – всего лишь указал другого врага: разрешил безнаказанно убивать не героев рассказов и повестей Шолом Алейхема, а героев рассказов Чехова и романов Толстого. И вся разница!

Так – по призыву партии большевиков русские (точнее русское быдло, а не совестливые, образованные, нравственные русские люди, которых в России было в тысячу крат больше, чем негодяев) стали громить русских. Тем легче, что нелюбовь к образованным слоям общества цари и Православная Церковь (“не нужна нам еллинская учёность”) внушали из поколения в поколение. Даже идеологию менять не пришлось! Только объект, который безнаказанно насиловать, грабить и убивать разрешили.

В гражданскую войну на еврейских погромах (которые осуществлялись и белыми, и красными, и зелеными, и махновцами, и анархистами – всеми, воевавшими между собой но в этом, чуть ли ни в одном этом сходившимся) было убито не менее двухсот тысяч мужчин, женщин, детей. А на русских погромах (которые хитрые большевики погромами не называли чтоб ассоциация не возникла) еще больше, возможно в несколько раз – с той только разницей, что на русских погромах убивали и истязали по классовому а не национальному признаку. В результате из Большевистской России в 1918-1924 годах в Европу уехало (по разным оценкам) от полутора до трех миллионов человек. И это была вторая эмиграция от погромов. Эмиграция цвета российской культуры и интеллекта. Русская эмиграция из России.

Александр Третий посадил русский народ, как на героин, на иглу безнаказанного погрома. Который коммунисты всего лишь немножечко изменили-подправили, сменив объект с иудея на образованного и независимо мыслящего славянина. И который вот уже сто тридцать лет, принимая все новые и новые формы, то затухая то разгораясь, продолжается.

В любой стране мира есть определенный процент людей, которые ждут-недождуться чтоб им дозволили быть животными. А о часах, когда им в реальности приходилось грабить, насиловать и убивать, вспоминают как о вспышках наивысшего счастья. Там и тогда, где становиться животным (грабить, насиловать, убивать), грозит тюремным заключением или смертью, такие садисты, маньяки, бандиты в массе своей остаются бандитами только внутри себя. Максимум на интернете то есть виртуально и с псевдонимами – яко технологии 21ого века теперь позволяют. Однако как только появляется возможность безнаказанно проявить свои животные качества в Вселенной трех измерений и одного времени, они немедленно превращаются из сапиенсов в зверей. Так было в Гитлеровской Германии и в завоеванных нацистами странах, таких казалось бы разных как Франция, Польша, Украина, Россия, Румыния: от палачей в концлагерях и расстрельных командах отбоя не было. Так было в сталинском НКВД ГПУевиче и ГПУ ВЧКевиче, а также в предке всех Террорастов Страны Советов ЧК (у которого, как у Адама, нет отчества, бо был Самим богом “диктатуры пролетариата” Ульяновым-Лениным создан). Но в 19 веке в единственной из европейских стран (граница Европы – напоминаю – с Татищева проведена по Уралу) разрешение быть животным, насиловать, грабить и убивать безнаказанно дал Александр III. Только по отношению к евреям. И только когда есть Высочайший Кивок. Но это, казалось бы локальное и мозаично эпизодическое мероприятие (если смотреть на карту России в пространстве-времени), создало другую Империю. В которой сотни тысяч если не миллионы потенциальных садистов, убийц и маньяков ждали, когда ж и им будет дано разрешение вволю потешиться-посадисничать, пограбить-поубивать. Однако на большей части России безнаказанно убивать. грабить и насиловать было нельзя потому что евреев там не было: черта оседлости, понимаете. Поэтому для сотен тысяч потенциального человекозверья мечта посадисничать, понасильничать и пограбить оставалась затаённой мечтой. Пока не пришёл Ленин и не разрешил делать все, что захочется, с теми, кто есть в каждом городе и даже в каждой деревне: с образованными людьми. И эти сотни тысяч мерзавцев, в мгновение ока превратившись в животных, явясь в полной готовности грабить, насиловать и убивать по первому зову большевиков. И разгулялись! Ох, разгулялись!!!!!!

Такого, как при большевиках в отношении образованных русских а при Александре III к евреям не было даже в Испании при Торквемаде: пытала и сжигала “святая” Инквизиция, народу лишь, как в римских цирках на зрелище, дозволялось только смотреть. В России же 1881-1921 грабил, насильничал и убивал “народ” - с позволения Императора или Председателя Совнаркома. Что оставаться “святым” и соответственно “самым передовым в мире” не мешало а помогало.

Александр Третий, создавший в России класс погромщиков, был предтечей революции Ленина против царизма (а также и гитлеровских штурмовиков). Не создай “царь-миротворец” армию кровавого быдла, революция Ленина скорее всего бы не удалась поскольку ударной силы и традиции убивать мирных безоружных людей массами не было в Российской Империи. Не таков был русский народ, пока его на погромы, как на наркотик и водку, не посадили. Ну а отучить от пристрастия к безнаказанному насилию и убийству имеющих к этому склонность так же трудно, как отучить от алкоголизма или зависимости от иглы.

На этом можно было бы поставить точку. Однако, поскольку погром в России, пережив три изменения строя, вот уже сто тридцать лет здравствует и даздравствует переходя из одних форм в другие, для хотя бы маломальского осмысления сущего представляется необходимым добавить несколько слов. Ни погромщики при царях-батюшках, ни их покровители&покрыватели во всех “эшелонах” царской Власти думать не думали, что то, что они совершают по отношенью к евреям, бумерангом ударит по ним самим. Самым что ни на есть русским из русских! Наивная убежденность. Зверства, которые обрушивают на евреев, оборачиваются против тех, кто преследовал их – как бумеранг. Испанцы сжигали евреев на аутодафе при Фердинанде и Изабелле – но триста лет спустя, во времена Наполеона и Гойи (см. Капричос) когда иудеев в Испании после изгнания аж с 1492 года не было ни единого, продолжали гореть костры, на которых сжигали: не евреев, а испанцы испанцев! Гитлер согнал евреев в гетто, возведя вокруг них стены с колючей проволокой – но не прошло и дюжины лет с уничтоженья еврейских гетто Союзниками как стеной и колючей проволокой оказалась разделена вся Германия, с образованием колоссального немецкого гетто, отделенного от свободного мира стеной под названием ГДР. Погромщики из лабазников и купцов, “кулаков” и “простого люда” думать не думали, что их, русских из русских и “патриотов из патриотов” будут расстреливать в подвалах ЧК и раскулачивать на Большом Большевистском Погроме так же, как они сами”громили жидков”. Наказания Венгрии и Чехословакии, психушки КГБ для (инако)мыслящих, ссылка академика Сахарова, убийство Магницкого, прессование в тюрьмах и дедовщина в армии – внучатые племянники и потомки погромной политики Александра Третьего, А потом Ленина с Сталиным. А потом Брежнева, Андропова и Черненко. Политика безнаказанного убийства и издевательств над беззащитными и безоружными, за которые не воспоследует наказания, начало которой в форме разрешенных государством еврейских погромов положил Александр Третий а Ленин всего лишь немножечко изменил, ну а Иосиф Сталин довел до логического совершенства не умирает. Как джин, выпущенный из бутылки.

Такая вот 130-летняя эволюция погрома в России. От государя-императора Александра Третьего до Наших Счастливых Дней. Большой погром, начавшийся как еврейские погромы, был преобразован большевиками в погром русской интеллигенции и русского дворянства, потом в погром русского крестьянства, потом в Большой Погром всех, потом в погром тех, кто мыслит, с падением СССР в погром всех кто созидает и живет не воруя. Как волны прибоя, волны погрома России, первой волной которого был еврейский погром, то усиливается, то затихает. Но ни на минуту не исчезнет.

Борис СТРУГАЦКИЙ: Самая опасная наша болезнь — нежелание свободы. Страх свободы. Свободофобия - Общество - Новая Газета

Борис СТРУГАЦКИЙ: Самая опасная наша болезнь — нежелание свободы. Страх свободы. Свободофобия - Общество - Новая Газета