Мысли для начала... мышления

Неграмотными в 21-м веке будут не те, кто не могут читать и писать, а те, кто не смогут научаться, от(раз)учаться и перенаучаться. Элвин Тоффлер

2013-11-05

Об инженерофобии и гуманитарных НИОКРах, или Почему я не монтессорианец — и не только не...

Тема этого поста зрела у меня давно, и я пишу этот пост в несколько заходов, пытаясь и мысль выразить яснее, и достучаться до тех, кого это точно заденет.

Вы никогда не задумывались над странной разницей в позициях людей, занимающихся проблемами мира неодушевлённого (мира 1 по классификации К. Поппера), и людей, занимающихся проблемами одушевлённого человеческого существа (мира 2)? Я имею в виду то, что первые преимущественно заняты решением конкретных частных проблем, тогда как вторые постоянно и довольно массово пытаются совершить открытия или сочинить теории обязательно глобального и «окончательного» характера (любопытно, что люди из первой группы, переходя во вторую, часто заболевают тем же самым).

Это явление глубоко и подробно описал в своё время Карл Поппер в виде анализа двух типов инженерии — утопическо-радикальной и пошагово-реалистической — в работе «Открытое общество и его враги» (см. т. 1, гл. 9).

В результате трудов первой группы людей мы имеем все блага цивилизации и колоссальный рывок технического и естественно-научного развития в последние десятилетия, а результаты второй группы, как бы помягче сказать, пока сильно проигрывают.

Если инженер разрабатывает один подшипник для сложного большого механизма, то он спокойно принимает то, что он делает только подшипник — и более ничего, и примерно понимает, какую мизерную долю процента занимает продукт его труда в решении проблем по созданию успешной исправно работающей системы из громадного количества деталей и деталек, подсистем и подсистемочек. И он (инженер) всегда готов к тому, что завтра эту систему надо будет отправлять в утиль и разрабатывать нечто новое, поэтому спокойно воспринимает и вчерашнее, и завтрашнее свои творения как повседневные расходные рабочие инструменты, а не как объекты поклонения и служения.

Педагог или психолог (и прочие практики инженерии человеческих душ, включая и политиков с управленцами, пардон, менеджерами), объективно изобретая тот же «подшипник», так и норовит подменить им сложную большую конструкцию и объявить его «окончательным решением» (кое-кто, надеюсь, поймёт язвительную иронию этого словосочетания), тотально-универсальным. Нередко, правда, делаются оговорки об ограниченной применимости «супер-подшипника» и о якобы наличествующем понимании сложности решаемых задач, но практика чаще всего демонстрирует ритуальную пустоту этих словесных заклинаний. И «супер-подшипник» становится всерешающим демиургом, а его адепты формируют очередную секту, которая затем непременно делится на секточки, либо создающие свои вариации супер-подшипника, либо стремящиеся сохранить в первозданной чистоте первородный же супер-подшипник.

Некоторые почти диссиденты пытаются из такого тупика выйти путём создания эклектических комбинаций разных супер-подшипников, но и такие конструкции и плохо катят, и недалеко едут.

В результате в области прикладного (практического) человеко- и социоведения мы имеем тысячи вариантов телег или — в лучших случаях — велосипедов, но никак не можем перейти на новый уровень технологической организованности и продуктивности, который позволил бы приступить к автомобиле- или даже авиастроению.

Да, именно люди создают себе и другим сородичам тот тип проблем, который обозначили как «дикий», «непослушный» (wicked). Да, люди и их взаимодействие — это самые сложные и самые непослушные укротителям системы, которые нам известны.

Но из этого совершенно не следует, как многие противоестественно думают и утверждают, что в разработке методов, инструментов и сложных технологических систем человековеды и человеководы должны по-прежнему пользоваться только привычными им средневековыми ремесленными приёмами, фобически сторонясь любых намёков на необходимость заимствования и освоения на своём поле того, что у технарей обозначено зловеще клацающей аббревиатурой НИОКР.

Пока педагоги и психологи (и иже с ними) не обретут спокойный инженерный взгляд на методы своей деятельности и не будут рассматривать их разновидности не как фанаты разных религий, а как пользователи или разработчики разных наборов ножовок, молотков, напильников, ноутбуков, смартфонов и т.п., и пока для педагогов системы Макаренко, Эльконина, Давыдова, Монтессори, а для психологов концепции гештальттерапии, психоанализа, трансактного анализа и когнитивно-поведенческого подхода не станут равнозначными рядовыми «подшипниками», которые можно и нужно объективно сравнивать, испытывать, переделывать и комбинировать любым образом, разбирать на части и на запчасти, выискивать малейшие дефекты и просчёты без страха за разрушение своего прежде любимого «супер-подшипника» — до тех пор гуманитарная прикладная (да и теоретическая) сфера будет в ж..е, пардон, в перманентном жесточайшем отставании от передовых рубежей человеческого же, вполне человеческого, мышления и конструктивной деятельности.

В действительности дело ведь не в психоэмоциональных и культурных тонкостях своевольно-упрямых людей в сравнении с суконной материальной простотой неодушевлённых предметов, а, скорее, наоборот. Неодушевлённый предмет не дрогнет и единым своим протоном или электроном, пока вы не подберёте к нему единственно воздействующие ключи, поэтому вам приходится играть с ним по очень жёстким правилам. А сапиентный сородич простит вам всё, что угодно, да ещё и сыграет с вами в миллион само- и взаимообманных игр, лишь бы охранить свой самоубийственный «душевный» комфорт... И педагоги с психологами, подыгрывая инженерофобии, нелепо игнорируя подлинную мощь науки и инженерии, замыкаясь в своих разлюбезных секточках мимимишных методов, тормозят социальное и личностное развитие посильнее инквизиции — и уж точно коварнее...

Дополение от 2014.06.06: Американский специалист по российской науке очень хорошо описывает ситуацию именно ТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО провала России — «Молоко без коровы»: технологический провал России. А я пишу продолжение темы, следите за блогом, пока предварительная тема поста «Конструальный беспредел, или Правила априорного авантюризма жизни» (первые два слова точно останутся).

Дополнение от 2018.02.18 про Монтессори-движение.

Ирина Исаева

https://www.facebook.com/photo.php?fbid=10210190526031071&set=a.1674781960864.209892.1576905158&type=3

#amirefresher2018 #трансформационное
#мировыетренды #учитьсянаошибках

Весь зал вчера был глубоко тронут речью президента АМI USA Гретчен Холл на открытии конференции АМI в Фениксе. Более 1200 участников, в основном AMI учителя и директора школ, аплодировали стоя.
Я попросила Гретчен поделиться ею, чтобы можно было её перевести для русскоговорящего Монтессори сообщества. Пока переводила, рыдала.

Thank you, Gretchen Hall

Речь Президента AMI USA Гретчен Холл
Феникс, Аризона, США. 16 февраля 2018 г.

Шестнадцать лет назад по рекомендации консультанта я впервые присутствовала на курсе повышения квалификации. Я был потрясена и испугана одновременно большим сообществом и в то же время почувствовала связь с чем-то значительно большим, чем моя изолированная работа в качестве учителя. С того дня я посещала все курсы повышения квалификации, и мои роли в сообществе развивались от учителя до администратора, консультанта, тренера, ведущего и теперь в качестве президента AMI США. Я стою здесь сегодня со своим опытом и смотрю на наше сообщество с совершенно иной точки зрения, чем взгляд наивного учителя 16 лет назад.

Именно с этой точки зрения я хотела бы поделиться с вами видением и призывом сегодня вечером.

Я вижу сейчас, что движение AMI в США стоит на обрыве - с прекрасными перспективами на горизонте и ужасающим видом на пропасть внизу. Как мы сюда попали и как мы движемся вперед, это то, что нам нужно осмыслить сегодня.

В основе миссии AMI лежит сохранение наследия доктора Марии Монтессори. Мы упорно трудились, чтобы сохранить это наследие и сегодня мы наслаждаемся репутацией качественной реализации и высоких стандартов. Но мы дорого заплатили за это признание. В процессе сохранения мы превратились в защитников. Мы усиленно держались за прошлое и защищали его от тех, кто угрожал ему. Так же, как мать защищает своего ребенка, исходит из любви и преданности. Но, как мы знаем, слишком большая защита - это препятствие для роста и со временем мы почувствовали это. Мы стали эксклюзивными и критичными, осуждая тех, кто думал по-другому. Наше движение разделилось и сломалось, даже среди нас самих. Индивидуальные потребности были поставлены выше потребностей сообщества. Защищая прошлое, мы ставим настоящее и будущее под угрозу, и мы создали пропасти, на одной из которых мы стоим сегодня. Развилась культура «их» и «нас», чувство, которое сегодня тревожно отражается в нашей политике. Мы начали измерять других о том, насколько они «Монтессори», мы придумали термин «Montesomething» (псевдомонтессори) для дискредитации и девальвации других. Классифицируя себя, как «обученные» и «не обученные», мы отделили нас далеко друг от друга. Мы гордимся тем, что наша педагогика закладывает фундамент для социальной сплоченности, но мы не смогли достичь сплоченности в нашем собственном сообществе.

Д-р Монтессори говорила: «Мы должны изменить наше фундаментальное отношение к ребенку и любить его любовью, которая верит в его личность и доброту; который видит не его недостатки, а его достоинства.» Возможно, нам нужно отразить это на наше фундаментальное отношение друг к другу.

Со временем мы оттолкнули людей. Наше членство застопорилось, количество наших школ-членов не меняется. Доля школ, признаваемых AMI составляет 5% общеобразовательных школ Монтессори. В образовательном менеджменте присутствует серьезный кризис, поскольку школы и другие образовательные организации испытывают сложности в нахождении лидеров. Формируются другие организации с целью удовлетворения потребностей общества, которые мы не рассматриваем. Мы балансируем на пропасти и можем упасть.

Но на горизонте есть надежда.

• Мы увеличили число тренеров и учебных курсов.
• Обучение проходит в сотрудничестве с университетами с возможностью получения степени бакалавра и магистра.
• Между несколькими организациями координируются исследования для поддержки актуальности и эффективности образования Монтессори.
• Инициатива Общественной политики Монтессори в сотрудничестве между AMI / USA и AMS, работает с государственными и федеральными агентствами над устранением препятствий для образования Монтессори.
• Программа глобальной школьной аккредитации предлагает путь к совершенствованию в поддержку школ и учителей.
• Программа Основная цель после двухлетнего процесса планирования вошла в стадию внедрения намерения утроить количество обученных взрослых.
• Аффилированные центры AMI в США уже более года работают вместе и стремятся максимизировать вклад AMI в США.
Мы должны продолжать открывать наши умы и наши сердца в будущем. Мы должны отбросить наши индивидуальные роли, удостоверения личности, значки и акронимы. Мы не должны быть корыстными и обслуживать себя, но едины в нашем служении детям. Мы должны строить мосты над разрывами, которые мы создали. Мы должны стоять рядом со всеми, кто работает для социальной справедливости и от имени детей. Это наше наследие и наша миссия.

Свой призыв я выражу песней. Эта песня написана в женском лагере мира "Гринэм-Коммон» в 1983 году. Называется она «Строя мосты» («Building Bridges»)

(Гретчен запела а капелла)

Строя мосты над нашей разделенностью,
Я тяну к тебе руку, протянешь мне свою?
Соединив голоса и наши представления,
Друзья, мы создадим такую дивную гармонию.

Время настало. Лучший способ почтить наше наследие — обеспечить наше будущее.
Я тяну тебе руку, протянешь свою мне? Я знаю, соединив голоса и наши представления, друзья, мы создадим такую ​​дивную гармонию.

Спасибо за внимание.
Гретчен Холл

Мой комментарий к этому выступлению: Действительно современной программы выхода из кризиса я не вижу. Подлинного понимания ошибок и путей их устранения тоже не вижу.