Мысли для начала... мышления

Неграмотными в 21-м веке будут не те, кто не могут читать и писать, а те, кто не смогут научаться, от(раз)учаться и перенаучаться. Элвин Тоффлер

2014-06-12

Становление постмодернового тоталитаризма в России / Михаил Немцев

http://mnemtsev.livejournal.com/518357.html

кое-что о будущем

Jun. 10th, 2014 at 1:33 PM

Сара Ханжарова (userinfo.gif?v=17080?v=116.1xanzhar) задаёт вопрос: Есть несколько фактов (не политических вовсе, а экономических и как бы социо-культурных), ясно показывающих нам, что человеческая жизнь в России в некотором смысле заканчивается. Но интуиция как бы молчит, не сообщает, что пора бежать. Интересно, почему?

Загадка не простая. И очень точно пишет Сара: «человеческая жизнь... в некотором смысле заканчивается». Словами Ницше: «пустыня растёт».

Мы находимся в эпицентре становления первого в истории человечества постмодернового тоталитаризма. Это тоталитаризм, который не нуждается в сложных атрибутах модерного тоталитаризма (известного по истории ХХ века): репрессиях, сложных массовых политических движениях и т.п. Этого скорее всего мы и не увидим. Никакой идеократии! Что такое постмодерновый тоталитаризм? Это режим, созданный и существующий ради обеспечения всеми возможными ресурсами (во всех возможных смыслах слова «ресурс») небольшой группы людей, контролирующих некоторую территорию. Что-то вроде пресловутого «золотого миллиарда», но в масштабах части континента (не это ли имел в виду Павловский, говоря про «построение мирового будущего в одной отдельно взятой стране»?) В принципе, тут и скрывать особо нечего -- вспомним слоган примерно пятилетней давности «энергетическая империя».

Эта территория должна быть полностью глобализована; более того, выживание и успех этой группировки (назовём её выражением того же Павловского «премиальный класс») критически зависят от включения этой территории и её ресурсов в глобальные рынки. По отношению к населению этой территории, а в перспективе и по отношению к населению сопредельных территорий премиальный класс выступает как колониальная администрация, и ничем иным быть не может, но «метрополия» её -- это мировой финансовый капитализм «как таковой». Это важно понимать чтобы  раз и навсегда перестать мыслить происходящее на этой территории в рамках проблем национального  (или недо-национального) отдельно взятого государства.

Отличительная черта постмодерного тоталитаризма -- полное отсутствие какой-либо идеологии. Вместо неё -- «кратоцентрическая» установка сознания (я её определил как «жругризм»), которая поддерживается «антропологической прошивкой», о которой там  говорит тот же Павловский. Не нужно никаких массовых партий. Достаточно ситуативно создаваемых массовых движений, мобилизуемых  с помощью медиа и оформляемых с помощью простых символических конструкций. Внутренние противоречия этих конструкций, которые были бы губительны для «модерновых идеологий», в данном случае полезны, потому что предоставляют «мастерам» чрезвычайную гибкость управления («было бы серьёзной ошибкой думать», как написано на входе в  библиотеку Мошкова). Идеологический вал по поводу «украинских нацистов», «бандеровцев» и т.п. хорошо показал, как это работает; и это урок ближнего будущего.

Итак, глобализация территории с постепенной демодернизацией и архаизацией практик существования на ней.

Это и означает «заканчивается жизнь».  Но некая «минус-жизнь» продолжается, конечно.
Теперь: ничего, потрясающего воображение, происходить не будет.

Вместо убийственных для экономики и для образа в глазах мировых партнёров так называемых «массовых репрессий» оказывается достаточно индивидуализированного контроля, основанного на технологиях персонализации и отслеживания «цифрового следа» и повышающего индивидуальную уязвимость (т.е в неопределённо долгой перспективе «каждый будет виноват», но в каждый данный момент времени репрессии касаются только очень немногих. Это парализует активность --  и этого достаточно для управления). В то же время, высокий уровень «свободы права» (концепт В. В. Бибихина) искусственно архаизирует отношения -- как там в песне, «здесь правит не тот у кого есть бумага /а тот у кого длинней чага-чага» [клип, кстати, неожиданно «в тему», дебильноватый такой -- умора. Российское лето-2014]. Это в частности означает что в России вполне возможно и весьма выгодно ведение некоторых видов бизнеса -- при условии. что вы обзавелись чагой-чагой. Это бизнесы, капитализирующие переработку и (пере)распределение ресурсов. Но это не те бизнесы, которые лягут в основу новой технологической революции.

Культурный ландшафт постмодернового тоталитаризма одновременно и крайне насыщен событиями, борьбой мнений и т.п. и в то же время — совершенно опустошён.  Эти мнения выстраиваются вокруг очень простых векторов, коренящихся в физиологии: страх, обида, самоудовлетворение, эйфория, вообще-настроение. Вот хороший пример -- говорение Александра Залдостанова.  Много слов, ценностных суждений. Но что можно, например, возразить Хирургу ну так, «чтобы поговорить»? А ничего. Можно подстроиться -- или не подстраиваться. Тут предполагается очень простое, архаичное (в антропологическом смысле слова) когнитивное поведение. Такая подстройка активизирует антропологическую прошивку жругризма. Но, заметьте, никто особенно не заставляет менять или иметь какие-либо взгляды вообще. Достаточно быть готовым воспроизводить в некоторых заданных ситуациях совокупность речевых знаков. Удобнее (экономичнее) всего ни во что не верить. Единственный общий знаменатель у этих настроений и пр., естественно, война. Пусть не «настоящая», но -- виртуальная, бесконечная подготовка к которой вполне может насытить смыслами почти что любую жизнь. Машина войны «достраивает» это общество до совершенного замкнутого жизненного цикла. Постмодерновая идеология -- это идеология настроения, а не взглядов или идей — эти последние рационализируют настроение. Это кстати вызывает иногда внешние аналогии с фашизмом (а если ещё вовремя  вспомнить слова Беньямина о том, что «фашизм эстетизирует политику»), но отличие в том, что эта эстетизация не инструментальна, она сама по себе и есть «политика».

Так что не удивительно,что «Донбасс- сердце России»   [Я не хочу говорить что речь Залдостанова -- это выражаясь философским языком, энтелехия российской гуманитарной культуры -- тем, на что будут давать гранты и что будет представлена на экранах медиа  -- «это мы! любите нас такими!»; но наивно было бы ждать чего-то иного. Всё иное -- не запрещено, но «по возможности», т.е. за свой счёт, в свободное время, как и сейчас занимаются «наукой» сотрудники университетов].

И вот это -- я перечислил только несколько признаков -- сравнительно новое явление даже для тех, кто жил в Эс-Эс-Эс-Эре. Представьте себе карикатуру: культурная пустыня, и в ней на окраине патронного завода дикие люди препираются, кого сегодня съесть :)  Впрочем, многие надеются что в этом патронном заводе будет некое подземное КБ, где они найдут себе и пристанище и занятость по способностям. Это будут очаги «глобального мира». Для многих интеллектуалов такая перспектива «вернуться налегке с запасом стрел назад в подвалы» -- в полузакрытые и закрытые лаборатории, КБ и на кухне очень соблазнительна. Возможно, через какое-то время  возможность неограниченного поиска в сети Интернет будет таким «бонусом», за которую стоит побороться.

Очевидно, что доступ сравнительно небольшого числа «интеллектуалов» в неограниченный (нефильтруемый) Интернет никак не подорвёт постмодерновый тоталитаризм, пока жругристская «антропологическая прошивка» делает их круг чтения, интересов и т.п. их сугубо частным делом. В этих подвалах можно быть и пацифистом и антимилитаристом. Не нужно жечь книги, лишь бы те, кто их читает, не придавали этому слишком большое значение.
Этого ещё не было не только в истории России, но и в истории вообще. Никто и никогда ещё не наблюдал самопроизвольное превращение  страны 1-го мира в страну 3-го мира. Никто ещё не видел настоящего постмодернового тоталитаризма. Не удивительно, что никакая интуиция не может предвосхитить причудливость и странность происходящих при этом странных причудливых явлений.

Current Location: дома

Current Mood: ровное

Tags: (де/ре)колонизация постсоветскогообщественная дифференциацияпредчувствие гражданской войнытекстфрагменты об идеологиифутурология и эсхатологиячто такое Россия?этика и эстетика европеизма