Мысли для начала... мышления

Неграмотными в 21-м веке будут не те, кто не могут читать и писать, а те, кто не смогут научаться, от(раз)учаться и перенаучаться. Элвин Тоффлер

2014-12-17

Что будет / Алексей Рощин


Алексей Рощин

Что будет

https://www.facebook.com/alexey.roshchin/posts/816730648399475?fref=nf

Сегодня опять разговаривал с журналисткой из Ле Монд, заодно прояснил и для себя некоторые вещи. Уже сейчас можно вполне четко представить, что нас ждет впереди.

1. В народе все еще, несмотря на явную абсурдность, живет дикая надежда на то, что обвал нацвалюты – это просто некое неприятное, но локальное событие. Ну, подумаешь, дорого теперь ехать отдыхать за границу, «а мы не больно-то и хотели!» Эта робкая надежда подкрепляется тем, что пока, действительно, резкого роста цен в торговле не произошло.
Но он произойдет, тут уж не ходи к гадалке. Если весь импорт, все импортные комплектующие и импортные материалы будут обходиться в 2 раза дороже – и товары на рынке тоже будут минимум вдвое дороже. А дальше – дилемма: резкий рост цен наткнется на сужение платежеспособного спроса. Часть провайдеров товаров и услуг сумеет впаривать свой товар дороже, а часть столкнется с отсутствием покупателей и… закроется.
Я вспоминаю свои поездки по провинции; вспоминаю, какие там размеры зарплат. Факт тот, что на большей части территории РФ спрос находится буквально на грани покупательной способности. Что называется, «эластичен по цене». В смысле – даже незначительное повышение цены может обрубать спрос в разы. По 20 рублей еще берут, по 25 – уже с большой неохотой.
То есть вынужденный взлет цен вызовет череду закрытий – фирм, предприятий, заводов и контор. Чем торговать в убыток, лучше уж закрыться, верно? То есть первое последствие – взлет цен и массовые закрытия предприятий по всей стране.

2. Социологические обследования (в том числе те, которые я сам проводил) давно показывают, что зарплаты в промышленности ОЧЕНЬ невысоки, и покупательная способность населения и до всяких «времен покоренья Крыма» была невелика. Спрос последние годы держался на подпорке в виде потребительского кредитования. Люди не могли бы покупать столько товаров, если бы не кредиты, ставшие массовыми и доступными.
При этом многие домохозяйства еще до «украинских событий» оказались сильно «закредитованы»; люди набирали кредиты, а потом «перекредитовывались» - брали новые кредиты, чтобы отдать старые. 
И этому тоже придет конец – здесь сыграет роль недавнее повышение учетной ставки ЦБ до ломовых 17%. Последствия будут многоплановы, но главное – при таких ставках люди просто уже не смогут брать кредиты.
Забавно, но какой-нибудь простой домохозяин Иванов и компания «Роснефть» попадут в одну и ту же беду – они оба вдруг увидят, что набрали слишком много кредитов, а «перекредитоваться» не получается. Причины разные (у Иванова ставка ЦБ, у Роснефти санкции) – но суть одна – придется отдавать долги, а непонятно, с каких шишей.
Роснефти, понятно, поможет добрый Путин, а вот кто поможет Иванову – неизвестно. Зарплату ему точно никто не подымет, наоборот – будет еще хорошо, если у Иванова еще останется работа.
В итоге ставка 17% убьет потребительское кредитование, как следствие – покупательский спрос «схлопнется» еще больше. Меньше спрос – глубже спад в экономике. Из-за невозможности перекредитоваться ивановы по всей стране станут банкротами по долгам, а если их станет много – за ними в трубу начнут вылетать и банки, которым они не вернут долги. Таким образом, армию безработных пополнят еще и банковские клерки.

3. Предыдущие два пункта, в общем, стандартные, «общеэкономические» - такие последствия так или иначе наступают в любой стране, охваченной экономическим кризисом. Пункт Три – это уже наша, российская специфика, но по своему разрушительному содержанию этот пункт стоит предыдущих двух.
Дело в том, что после «схлопывания» российской экономики по всей России уменьшится «кормовая база». О чем речь? Речь об огромной армии «государевых людей», чиновников и силовиков, которые привыкли за предыдущие «тучные годы» кормиться за счет бизнеса. Фирм станет меньше, денег у них тоже станет меньше – а орава «надсмотрщиков», привыкших сладко жить, мягко спать и особо ничего не делать, вовсе не уменьшится.
Конечно, можно понадеяться, что все бесчисленные бандиты в погонах и без оценят ситуацию и скажут себе – «ну что ж, жить за счет откатов, рэкета и рейдерства становится все труднее – а не заняться ли нам по такому случаю честным трудом?» После чего и впрямь уйдут, как говорили в старину, «в народное хозяйство».
Что-то, однако, подсказывает, что такой хеппи-энд маловероятен. Скорее всего, среди «silovics» (термин стал международным) начнется грызня и кровавые «переделы», а главное – они станут с особым остервенением набрасываться на тех немногих, кто сумеет выжить и сохранить свое дело в новых, ужесточившихся условиях.
Скажем, есть у меня приятель, назовем его Иван, который последние 10 лет старательно, неторопливо выстраивает свой бизнес. Фирма небольшая, в ней 5 человек, поставляет в Россию продукцию высокого передела. Иван очень горд тем, что у него «совершенно «белый», чистый бизнес». На него несколько раз «наезжали», тягали в налоговую и к ментам, требовали «делиться» - однако до сих пор ему как-то удавалось отбиваться и никому не платить.
Очень высока вероятность того, что в новых условиях Ивану устоять не удастся. К нему придут и скажут – «делиться надо!» Он про «белый бизнес», а ему в ответ «Нас – рать! Кризис на дворе!» 
Беда еще и в том, что маржа уменьшится, и платить он не сможет – его просто сожрут.

Общий вывод. Пункт Третий – ключевой. Беда страны в ее нынешнем виде в том, что она принадлежит «силовикам». Это огромный паразитический слой, и, что самое печальное, против него в стране нет механизмов. Такие «Иваны» против них абсолютно беззащитны.
Поэтому совершенно беспочвенны надежды на некое «импортозамещение», которые якобы должно бурно процвести после девальвации. Ничего не процветет, поскольку предприниматели не дураки – никто не будет строить заметный бизнес, когда в стране существует орава злых и оголодавших псов. А безрассудных смельчаков сожрут, не дав им даже опериться.

Противопоставить что-либо этому сценарию невозможно. Пункты 1 и 2 страшны, но преодолимы; пункт 3 – приговор. 
Фантастический шанс возникнет только в том случае, если «иванам» удастся каким-то образом перехватить у «силовиков» контроль над государством. Выборы, независимые суды и шерифы. 
Ну, или развал c переходом к "военному коммунизму". Образчик каждый может заценить, съедив в ДНР. Или ЛНР. Словом - в "Русский мир".

Реперы и коридоры успеха

Реперы и коридоры успеха

Если мы принимаем, что мир динамичный и непредсказуемый, а мы ограничены и склонны ошибаться и заблуждаться, то коридоры нашей успешности оказываются очень узкими и жёсткими. Мы при этом может загуливать от этих коридоров в любую сторону сколь угодно далеко и сколь угодно надолго, пока в лёгкие поступает земной воздух, а в желудок — пища, а окружающие ещё способны нас терпеть.

Критическое мышление — это и отгребание от себя собственной и чужой глупости с помощью искусственных когнитивных конструкций — и постоянная разработка и поддержание этих когнитивных инструментов в рабочем состоянии. Инженерия — слепое нащупывание возможностей для организации и оборудования своих шести соток во Вселенной.

Мы можем только создавать фантазии и затем тыкать их всячески иголками и скальпелями критики, чтобы нащупать, где они в чём-то пересекаются с реальностью, а где — пустые.

Нет разных путей и способов развития ни у индивидов, ни у обществ. Если мы принимаем определённые реперные условия, то максимальная возможная успешность располагается в очень узких координатах, к которым мы можем либо приближаться, либо удаляться, либо гулять вообще в стороне в пределах условий хотя бы минимального жизнеобеспечения. Иными словами, эволюционно сообразный индивидуальный или «особый» путь развития — это либо специфическая траектория освоения единственно выигрышной модели эволюции, либо некоторые флуктуации в пределах этой модели. Всё остальное — отклонения в тупики.

Европейская культура оказалась успешной именно в силу того, что дощупалась до единственно верных основных условий успеха: свобода поиска и фантазии, свобода и обязательность критики (наука), максимальная организованность труда (инженерия), в том числе когнитивного (интеллектуального) труда (логика, критическое мышление), сетеподобная структура (децентрализация, инициатива, распределённая ответственность). И ориентация на устойчиво воспроизводимый, осязаемый и растущий результат, действительно улучшающий жизнь и общества, и индивида. Нащупывалось это 2,5 тысячи лет, так что попытки превзойти это достижение должны быть соизмеримы по усилиям — и тем более по результатам.

А одним из самых важных инженерных результатов в ментальной области как раз и является специфическое европейское отношение к миру и к своему положению в нём в качестве деятельного и разумного творца-труженика. И этот европейский продукт тоже вырабатывался не одно столетие. Такая оценка не является расизмом, поскольку речь идёт не о степени полноценности расы или нации, а указывается на культурный когнитивно-поведенческий комплекс, усваиваемый после рождения в процессе социализации.

Можно сколько угодно говорить о ценности разных культур, но они хороши в эволюционном плане только постольку, поскольку не мешают реализовываться и развиваться эволюционно выигрышному ядерному (базисно-фундаментальному) комплексу качеств общества и индивида, которые (эволюционно выигрышные качества) единственно способны обеспечить максимально длительную и благополучную жизнь человечеству и всем составляющим его обществам.

И на уровне отдельного человека или отдельной организации дело успеха обстоит ровно таким же образом. Модель неслучайной и контролируемой успешности — одна, моделей случайных выигрышей и проигрышей — миллионы (принцип «Анны Карениной»).

Никто и ничто не заставляет идти к этой модели и жить ею — только выбор веры. Да, весь опыт истории и ежедневные факты современности говорят исключительно в пользу научно-инженерной модели, но это не имеет никакого значения для сознания, лишённого соответствующей модели, точнее, этих опыта и фактов не существует для людей, верящих в другие модели.

Очень характерно, что научно-инженерная модель — единственная, построенная на сомнении, критике, эксперименте, проверке и тщательном логическом и технологическом выстраивании. Собственно, это и есть основное содержание данной модели. В основании её два постулата: «не знаю» и «слепо созидаю(сь)», причём в тесной взаимоувязке друг с другом. Единственный «изм», беспрестанно подкрепляющий свою состоятельность с момента рождения, — научный инженеризм. Либерализм, консерватизм, социализм, национализм и т.п. — это технологически и содержательно безнадёжно устаревшие продукты ещё старинной социальной инженерии. Если кто ищет современную идеологию или «национальную идею», то на эти роли явно напрашивается научно-инженерный когнитивно-поведенческий комплекс, хотя бы для самой продвинутой публики.

Инженерия (выстроенность, закреплённость (в т.ч. визуализированность), воспроизводимость, тиражируемость, стандартность/реперность и т.п.) есть овеществление заработанного знания (мир 3). Мир 3, собственно, есть инженерно порождённый мир, буквально инженеро-мир.

Придумали теорию — обкатали критикой — зацепили ею кусочек реальности — закрепили этот кусочек в том или ином продукте по-инженерному. Так строится мир человека. Все стадии перечисленного процесса должны быть постоянно погружены в критику (как и сама критика), как в животворящий и очищающий раствор, чтобы вовремя удалять или предупреждать появление гноя и ржавчины.

Научно-инженерный когнитивно-поведенческий комплекс не является открытием, он нуждается в рассмотрении под ранее не применявшимся или применявшимся непоследовательно и частично углом зрения и в упаковке и обработке для изготовления широко потребляемого продукта, чем я и пытаюсь заниматься. Задача: предоставить как можно большему количеству людей, не являющихся учёными или инженерами, возможность овладеть передовыми когнитивно-поведенческими умениями; а учёным и инженерам дать возможность понять, как распространить профессиональные навыки на другие сферы своей жизни за пределами узкой «зарплатной» работы.

Херня на постном масле / Кох Альфред

Кох Альфред - Только вот в такие минуты начинаешь понимать...

Кох Альфред

Только вот в такие минуты начинаешь понимать истинные масштабы вещей... США - растут. Китай - растет. Европа (!) - растет. Весь мир - растет. И только Россия в глубоком кризисе.

Всего лишь - политическая изоляция и санкции. И оказалось, что все - липа. Нет никакой экономики, нет собственных финансов, нет никакой идеи развития, нет даже просто института, который управляет страной...

Есть только Начальник и его прихоти. И огромный аппарат, цель которого - эти прихоти исполнять. Поэтому он называется - исполнительная власть.... Но он не власть... Он аппарат...

И даже когда старикам повышают пенсии - это не потому, что так надо, а потому, что это прихоть Начальника. Ему захотелось - и пожалуйста: повышение пенсий.

Ему захотелось Крыму - на тебе Крыму. Захотелось севрюжины с хреном - на севрюжину с хреном. Захотелось конституции. На конституцию. На ужин. Съел, тонко икнул, и опять сделал кислое лицо. Как у того корейского мальчика со странной прической...

Иран санкциями Запад душил почти сорок лет. С самой исламской революции 1978 года. И - не додушил. Устояли персы. Экономика работает, институты - в порядке, даже атомную бомбу почти изготовили.

А тут полгода не прошло - и в жопе. И не надо мне рассказывать про золотовалютные резервы и всякие там макроэкономические параметры. Все это - херня на постном масле.

Конкуренции - нет. Доверия к власти - нет. Институты (даже те дохлые, что достались от 90-х) - уничтожены. Везде - симулякры им. тов. Суркова. В политике - симулякры. В общественной деятельности - симулякры. В культуре - симуликры. В благотоврительности (!) - симулякры. Нет выборов. Нет борьбы идей. Нет свободного капитала. Всех слушают. На всех собирают папочки. Про всех есть компромат....

Какой рост? Какой энтузиазм? Какой социальный оптимизм? Это все - постановка. Ты радуешься? Скока дашь? Тыщу! Да ебтыть! Ишо как радоваюсь! Дай две? Ок! Уииии.... Какой я радый! Дай я тебя расцелую. Вот и вся электоральная поддержка...

Пришли злые мальчики и разломали наши песчанные домики... А мы думали, что и вправду встаем с колен... Разломали легко, играючи, даже не напрягаясь... Ну и куда теперь бросать нашу бомбу? В кого? Кому мы нужны? Хоть с бомбой, хоть без нее?

Глупые, несчастные, золотушные троечники... Че теперь хорохориться и изображать из себя нравственную альтернативу Западу? Какая там альтернатива! С кладбищами, похожими на помойку, с больницами, полными клопов и больных, лежащих в коридорах, с вшивыми солдатами-срочниками, с африканской коррупцией и пенсиями в 150 долларов в месяц... Это даже не Иран. Это Эритрея и Чад, только с зимой - до минус 40...

Правильно сказал Чехов: "Россия, это большая равнина, по которой ходит лихой человек"...

П.С. Ниче, ниче... Завтра ваш вождь вам расскажет, что вы (оказывается) не сдаетесь и будет продолжать борьбу! И вапще - все просто смерть как здорово и хорошо. И Мацкявичус (вот оно - старое, свободное НТВ) - будет кивать своей беленькой головкой: истинные крест, вашество, никогда так хорошо не было...