Мысли для начала... мышления

Неграмотными в 21-м веке будут не те, кто не могут читать и писать, а те, кто не смогут научаться, от(раз)учаться и перенаучаться. Элвин Тоффлер

2011-10-29

Онтологический коучинг, или Бытийное невежество недоучек

Сегодня попалась мне на глаза в «Живой ленте» одного из друзей ссылка на англоязычный ролик про «онтологический коучинг». Про «коучинг» принципиально не читаю, поскольку на 99,9% фуфло пустое, но на «онтологический» купился и стал рыться. Дорылся и до русскоязычных пересказов тут и тут. Порылся в этом «онтологическом коучинге» — рыдаю от смеха. Эти «коучи» («кучеры» по-русски) сделали сногсшибательное открытие: люди это люди, они разные и прежде всего хотят удовлетворяющей жизни и понимания. «Онтологию» здесь прикрутили за ради красивого словца, пустой ярлык для неграмотной менагерской публики.

О сколько нам ещё таких же «открытий чудных» готовит... онтологически (бытийно) неизбывное и фундаментальное невежество людей с менеджерским образованием и таким же кругозором! А сверху идут «инновационные» указивки: «психологизацию» в менеджменте к ногтю, больше экономики, юриспруденции и «практического» менеджмента.

Подобного рода проблемы касаются не только менеджерского, но и всего образования в целом. Без глубокого и широкого научного, и в том числе фундаментального социогуманитарного, образования мы так и будем получать «специалистов» и «кучеров», после долгого набивания шишек на элементарных ошибках с восторгом оповещающих мир о том, что... это мир, сложный, разный и даже «онтологический»...

P.S. от 24.05.2015: Я сам более чем предпочитаю тренерскую позицию в поддержке самонаучения взрослых, но имею в виду под этим исключительно то же самое, что происходит в спорте, где тренер-специалист (практически всегда сам бывший спортсмен) помогает другому человеку овладеть очень чётко очерченными конкретными знаниями и навыками (компетенциями). Фактически, речь по делу может идти только о разновидности педагогики и андрагогики, но не в смысле «агогики» (вождения за руку), а в смысле параллельного сопровождения самостоятельной личной траектории усилий самонаучающегося. Тренерство, хоть сколько-нибудь заслуживающее признания и оплаты, должно быть нацелено на помощь в тренировке конкретных, осязаемо продуктивных компетенций, основанных на лучших современных научных концепциях и подкреплённых экспериментами и практическими результатами. Всё иное — это соучастие в метафизическом онанизме коучируемого.

Из идей «онтологического коучинга», о котором я пишу выше, можно извлечь некое рациональное зерно, например, помощь в организации комфортной социальной коммуникации в рамках организации, что само по себе дорого стоит, Но «помощь в организации общения» не позволяет надувать щёки так, как «онтологический коучинг». Маркетинг — это тот ещё всучинг :)

PP.S. от 2016.02.14. Всплыла принципиально более содержательная и действительно интересная заметка об онтологическом коучинге на русском языке, которую тут и воспроизвожу:

Наблюдать по-другому: онтологический коучинг и Newfield

Newfield + 2
Онтологический коучинг — одно из исторически первых направлений, возникшее в 1980-е годы и являющееся одним из крупных трендов в области коучинга и трансформационного обучения. Его также сегодня называют школой Newfield, представленной международным сообществом Newfield Network.
Наблюдатель

«Наблюдать по-другому» — один из слоганов этой школы и он достаточно точно отражает суть концепции и практики этого направления. Идея наблюдателя — одна из ключевых в нем. Она восходит к взглядам известных чилийских ученых Умберто Матураны и Франциско Варелы, оказавших наибольшее влияние на взгляды создателя онтологического коучинга Ф.Флореса, который проходил у Варелы непосредственное обучение (Flores, 2007). Они полагали, что наше знание о мире определяется не столько миром, сколько нашей собственной структурой и что не существует независимого от субъекта-наблюдателя объективного знания (Матурана, Варела, 2001). Эта идея является центральной для констуктивизма, согласно которому мы не столько отражаем мир, вещи, процессы, события, других людей, сколько выстраиваем, конструируем их сами с помощью собственного аппарата восприятия, языка, социальных отношений и практик. Как формулирует это сам Флорес: «Свойства вещей существуют только как операциональные различия, определяемые наблюдателем» (WinogradFlores, 1986). Добавим, что идеи конструктивизма рассматриваются одним из источников и одной из составляющих современной философии коучинга (OConnorLages, 2007).
Отсюда берет начало исходный тезис онтологического коучинга: о том, что клиент ограничен тем, как он наблюдает свой мир, и что проблемы, возможности и решения существуют лишь в «глазах зрителя» (Sieler, 2003a). Одна из целей коучинга в данном случае — позволить клиенту стать наблюдателем с более широкой перспективой видения и способов рассмотрения вещей, способного ставить под сомнение собственные наблюдения.

Язык и реальность
Языку в онтологическом коучинге придается принципиальное значение. Флорес опирается в своих взглядах на работы известных логиков, лингвистов, философов Джона Остина и Джона Серля — авторов теории речевых актов. Остин внес значительный вклад в науки о языке, различив в своей самой известной работе «Как производить вещи с помощью слов» (1962) два разных типа высказываний: 1) констативные, в которых мы лишь констатируем, описываем нечто и 2) перформативные, фактом произнесения которых мы порождаем то, чего не было до этого («клянусь», «я объявляю вам войну» и т.д.). Как и физические действия, перформативы можно оценить по критерию успешности (удачности, эффективности) или неуспешности, но никак не истинности/ложности (Улановский, 2004). К слову, Флорес использовал похожее различение, разрабатывая вместе с Вернаром Эрхардом практические формы работы с людьми, которые потом использовались в коучинговых программах «Форума».
В онтологическом коучинге уделяется внимание нескольким характеристикам, явно или неявно представленным в языке клиента, для каждой из которых существуют свои приемы работы:
  • —      основополагающая забота
  • —      базовые языковые акты
  • —      типы разговоров
  • —      истории и нарративы
© Улановский А.М., 2013
В таком описании действительно просматриваются некие онтологические аспекты, хотя и частичные, и сильно непоследовательные, и без обращения к опыту других фактически онтологических подходов к консультированию. Можно упомянуть хотя бы личностные конструкты Дж. Келли и когнитивный подход, которые прямо работают с онтологиями клиентов, не упоминая термин «онтология». Первоисточники про онтологический коучинг тоже относительно онтологичны:
В целом же нет оснований отказываться от заголовка про невежество недоучек, поскольку по факту речь идёт об обычной практике низкокачественной и малонаучной разработки «на коленке» (непрофессионального подхода к гуманитарным НИОКР) очередного рыночного продукта с выделяющимся и загадочным названием без всякого учёта научного содержания термина, без междисциплинарного исследования, без развития уже накопленного опыта и т.д.

И, кстати, про онтодизайн.

Анатомия Аркаима: подлинная история против энергетики бреда, невежества и мошенничества

На днях (24-26.10) проводил семинар в Челябинске, организованный по гранту городской администрации энтузиазмом Марины Владимировны Волковой. Получил, кроме удовлетворения от работы и интересного общения, в подарок две книжки её же замечательного издательства: «Аркаим — земля святая, денежная» Юрия Шишкина и «Золотой телец Аркаима, или 401-й способ сравнительно честного отъёма денег: Дневник гуру» Натальи Буяновой.

Первая книга — личное свидетельство человека, 10 лет непосредственно наблюдавшего весь процесс целенаправленного и исключительно баблосрубательного формирования мыльного пузыря мифа об Аркаиме как «духовно-космически-энергетическом центре», который является полностью плодом циничной фантазии современных Остапов Бендеров. Вторая книга написана в жанре пародийного «дневника гуру», откровенно рассказывающего о том, как он создаёт свою секту и как эксплуатирует невежественную веру в «чудеса» Аркаима. Его откровения сопровождаются ещё и комментариями учёного, что делает книгу блестящим образцом просветительской и терапевтической (от глупости) литературы. Денежная цена обеих книг по нашим временам копеечная, несравнимая с ценностью и полезностью (особенного для интеллектуального здоровья) содержания. Must read (надо читать), как говорят англоязычные земляне.