Мысли для начала... мышления

Неграмотными в 21-м веке будут не те, кто не могут читать и писать, а те, кто не смогут научаться, от(раз)учаться и перенаучаться. Элвин Тоффлер

2012-07-21

Экспертиза «панк-молебна» группы «Pussy riot» в карательном стиле

К вопросу об экспертизе действий группы «Pussy riot».

20.07.2012

В защиту научной исследовательской деятельности.
Экспертиза в карательном стиле

    Перед началом работы с материалами, предоставляемыми следствием для проведения научной экспертизы, каждый исследователь дает подписку о том, что предупрежден об ответственности за дачу заведомо ложного заключения: максимальное наказание — арест на срок до трех месяцев. Таковы со стороны государства формы контроля научной деятельности исследователей, работающих по запросам правоохранителей. Есть и более важный контроль — профессиональная этика, в соответствии с которой только специалист высокого уровня компетентности возьмется за исполнение научной экспертизы, которая будет предъявлена широкому кругу заинтересованных лиц. Есть и личное понимание того, что от честности и непредвзятости эксперта зависит судьба человека, поскольку как досудебное, так  и судебное следствие опирается при вынесении решений в значительной мере на выводы научного исследования предоставленных материалов. Кроме предписанного процессуального порядка изложения, серьезность экспертных задач диктует определенную стилистику написания научных экспертиз: каждое утверждение должно быть обосновано соответствующими ссылками на словари, справочники и специальную научную литературу, заключение текста должно быть написано нейтрально, а использование эмоциональных и любых предположительных суждений должно быть исключено.
    В экспертизе «панк-молебна» группы «Pussy riot», выполненной В.Ю. Троицким, В.В. Абраменковой и И.В. Понкиным, нарушены профессиональные установления, по которым работают экперты. Нарушения серьезны. Говорить о профессиональной несостоятельности экспертов не позволяют внушительный стаж экспертной деятельности, служебные должности и ученые степени авторов. Поэтому возникает  предположение о предвзятости экспертных суждений, которые сложились у авторов текста заранее и могли быть продиктованы их личным жизненным опытом, часто не соответствующим опыту конкретной аналитической практики.
    В состав комиссии, проводившей исследование текстов в материалах дела, был включен доктор юридических наук И.В. Понкин. Обычно научное исследование текстов проводится специалистами, обладающими познаниями в тех областях, в которых юристы специализированных знаний не имеют: лингвистика, психология, религиоведение, социология, история и т. д. Законом установлена обязательность нахождения ответов на любые вопросы, даже если они выходят за рамки компетенции юристов. В данном случае привлечение юриста к проведению комплексной психолого-лингвистической экспертизы удивляет. На с.5 экспертного заключения сказано, что юрист И.В. Понкин совместно с другими экспертами анализировал текст песни. Анализ песенных текстов не входит в область компетенции юристов, которые квалифицируют конкретные деяния с точки зрения права. Пределы профессиональных навыков юриста И.В. Понкина принципиально отличны от научных знаний лингвистов и психологов, которые по запросу юристов анализируют публично распространяемые тексты, преследуя цель определения их содержательной направленности научными специализированными методами.
   В описании методики анализа (с.4) сказано, что «в рамках проведенного лингвистического и юридико-лингвистического анализа были использованы методы текстологического, лексического, лингво-семантического, логического и методологического анализа, а также формально-юридического анализа». В примечании авторы ссылаются на памятку для судей, юристов СМИ, адвокатов, прокуроров, дознавателей и экспертов и на несколько книг, рассматривающих практические вопросы, связанные с проведением лингвистических экспертиз. В экспертном аключении отсутствует список научной литературы, на которую опираются авторы, обязательный в любых исследованиях, так как он позволяет заинтересованным лицам оценить уровень проведенного анализа и степень проработанности данных материалов дела.
    Процитированное выше перечисление методик оставляет впечатление того, что авторы небрежно относятся к словам, которыми они пользуются, иначе из-под их пера не вышел бы изумительный по бессмысленности перл: «метод методологического анализа». В психолого-лингвистической экспертизе по определению не может использоваться «юридико-лингвистический» (?!) и формально-юридический анализ.  
    Научные эксперты отвечают на конкретные вопросы, которые перед ними ставит следствие. В том случае, если вопросы следствия поставлены некорректно, у специалистов есть право обратиться к назначившей экспертизу инстанции с тем, чтобы вопросы были уточнены или переформулированы. В данном случае вопросы, которые были поставлены, однотипно начинаются словами «Могут ли быть оценены действия … как…». Следовательно, подразумевается неоднозначный ответ. Ответив «Да, могут» эксперты указывают лишь на одну из возможных интерпретаций, допуская тем самым и другую интерпретацию действий — «А могут и не оцениваться как…». В экспертном заключении двусмысленности недопустимы. Имеются специальные техники анализа, которые уберегают аналитиков от ошибок упрощенчества, порожденных разговорной речью.
    Далее, в вопросах следствия совмещены разные события — те действия, которые реально были произведены во время «панк-молебна» в Храме Христа Спасителя (далее ХХС), и те действия, которые были представлены в аудиовидеозаписи. Однако, следователь формулирует вопрос следующим образом: «Могут ли быть оценены действия участниц группы «Pussy Riot», совершенные ими 21 февраля 2012 г. в Храме Христа Спасителя (совместно или по отдельности) и изображенные на представленной аудиовидеозаписи… как…». Факт предоставления экспертам только одной видеозаписи показывает, что следствие было заинтересовано в том, чтобы исследование рассматривало аудиовидеозапись как аутентичное отражение того, что произошло в ХХС. Но в таком случае удивительно, что в своем заключении сами эксперты утверждают, что они не были введены в заблуждение следствием. Им было известно, что предоставленная им запись из материалов дела является монтажом, и было известно, что аудиозапись была наложена на предварительно смонтированные кадры. На с.4 В.Ю. Троицкий, В.В. Абраменкова и И.В. Понкин указывают, что в их задачу «не входило определение соответствия текста песни, исполненной участницами группы «Pussy Riot» и наложенной в последующем в качестве аудиосопровождения на представленную аудиовидеозапись акции (являющуюся композицией из фрагментов видеозаписей, сделанных разными видеокамерами во время проведения акции), и текста песни, в действительности исполненной указанными лицами в Храме Христа Спасителя во время указанной акции. Исследовался текст песни, записанный в аудиосопровождении аудиовидеозаписи акции, представленной для исследования». Более того, они добросовестно указывают, что в ХХС был исполнен только первый куплет песни (с. 6 ). Но почему же они «забывают» об этом обстоятельстве дела и исследуют текст песни так, словно он был исполнен в ХХС полностью? Пристрастность, необъективность в освещении события выдают накал страстей, обычно характерный для энтузиастов, нахрапом взявшихся не за свое дело, подчиняясь неким чрезвычайным обстоятельствам из одного только чувства собственного долга. Освещение того, что (а) реально было исполнено в ХХС, и что (б) является наложенным аудиорядом, т. е. не было исполнено в ХХС, являются центральными для проведения данной экспертизы и включаются в первый обязательный ее раздел под названием «обстоятельства дела». Если исследователи утверждают, что аудиозапись была наложена на аудиовидеозапись, то они обязаны анализировать отдельно как аудиозапись, сделанную в ХХС, так и студийную аудиозапись. Эксперты имели возможность и должны были затребовать от следствия оригинальную, не смонтированную запись акции музыкальной группы. Далее следовало установить, что же реально было произнесено и проделано в ХХС и фрагменты каких именно конкретных поступков присутствуют в видеоклипе. Иными словами, для судебного следствия отчетливо должно быть разграничено понимание «аудио-» в аудиовидиозаписи и «аудио-» в аудиосопровождении.
    Как следует из просмотра видеоряда, в клипе представлены не одна, а две акции — не только в ХХС, но и в другом храме, что нашло подтверждение в сообщениях СМИ. Со ссылкой на протоиерея Всеволода Чаплина: «Девятнадцатого февраля, за два дня до храма Христа Спасителя, участники известной группы пришли в Елоховский собор и там, развернув гитары, пытались что-то играть. Их вывели оттуда служащие храма. В ролик, изображающий известную акцию в храме Христа Спасителя, вмонтирована запись из Елоховского собора, именно там участники группы успели развернуть гитары» (см., например, http://www.mr7.ru/articles/51394/). Эта же информация подтверждена и в фильме Аркадия Мамонтова «Провокаторы», показанном по 1 каналу Российского телевидения 24 апреля 2012 г. Таким образом, в клипе, выложенном в интернете, фрагменты обеих акций были смонтированы. Поэтому клип не может быть предметом анализа как акция исключительно состоявшаяся в ХХС. Проводить исследование произошедшего в ХХС не затребовав результаты технической экспертизы, которая бы определила места склейки разных записей, эксперты не имели права. Почему так спешили?  Работа научных экспертов по времени не ограничена.
    Эксперты обязаны очень точно, с дотошностью до отдельных знаков описать те материалы дела, которые выделены как объект научного анализа, чтобы добросовестно исключить возможность подмены этих материалов. Например, в описании CD должны указать его номер, провести хронометраж содержащейся на нем аудиовидиозаписи, определить происхождение записи: являются ли материалы на компакт-диске копией файла, находящегося в компьютере кого-либо из подсудимых, были ли они взяты из интернета или получены каким-либо другим образом. Если в документе «Постановление о проведении экспертизы» не были указаны данные о происхождении материалов следствия, то эксперты обязаны были их затребовать. Только при соблюдении этих обязательных условий взаимодействия экспертов со следствием будут исключены неопределенные формулировки такого рода: «нарушение общественного спокойствия в течение продолжительного периода времени» (с. 9), «продолжительное неподчинение замечаниям и требованиям сотрудников охраны культового здания» (с. 9 ) или утверждения, что акция продолжалась несколько минут (с. 5).
    Эксперты В.Ю. Троицкий, В.В. Абраменкова и И.В. Понкин указывают на 31 с., что следствием им были предоставлены показания очевидцев акции в ХХС. Однако они не сообщают, сколько именно человек давали свидетельские показания, кем, когда и в какой форме они записаны, имеются ли в этих текстах показаний противоречия, и если есть, то в чем они состоят.
    В разделе «Обстоятельства дела» эксперты, пересказывая «Постановление о назначении экспертизы», сообщают, что Н. Толоконникова, Е. Самуцевич и М. Алехина вместе с неустановленными лицами «в течение нескольких минут осуществляли выкрики, громко пели песню, танцевали» (с. 5). Между тем, не смонтированная запись акции в ХХС (выложена в интернете, в частности, в блоге адвоката Надежды Толоконниковой М. З. Фейгина) показывает, что все событие развивается 1 мин. 34 сек., включая выведение участниц акции из храма. Само же отдельное действие «панк-молебна» в ХХС продолжается 42 сек. При этом продолжительность клипа — 1 мин. 53 сек. Эксперты обязаны были указать на неточности хронометража в документе «Постановление на экспертизу» и зафиксировать их.
    В исследовательской части описывая «панк-молебен», эксперты В.Ю. Троицкий, В.В. Абраменкова и И.В. Понкин сообщают, что все участницы акции были одеты в платья яркого, «кислотного» цвета (с. 6 ). Эксперты не поясняют, какие цвета они называют «кислотными», хотя следует давать объяснения всем терминам, которые они заимствуют и употребляют. Употребление ими слова «кислотный», которое часто используется в пейоративном контексте как обозначение раздражающе яркого цвета, выдает негативно-оценочное настроение аналитиков в адрес действующих лиц. Только по этой причине, видимо, возникает прямое искажение информации. Одна из девушек была одета в белое платье. Именно эту девушку (хорошо видно на не смонтированной записи) охранники ХХС сразу же удалили с солеи, поэтому в молебне в ХХС она участия не принимала. Но в клипе появляется гитаристка, одетая в белое платье аналогичного фасона. Эти нестыковки проясняет протоиерей В. Чаплин, который объясняет, что игра на гитаре происходила не в ХХС, а в Елоховском соборе.
    Исследовательская часть экспертизы В.Ю. Троицкого, В.В. Абраменковой и И.В. Понкина построена не как аналитический разбор, а как эмоциональная инвектива с нагромождением оценочных, не требующих подтверждения суждений. Эксперты утверждают, что «действия участниц акции являются очевидным грубым нарушением общепризнанных норм и правил поведения с учетом содержания действий, места совершения акции и других существенных обстоятельств» (с. 7) и что «о наличии грубого умышленного нарушения общепризнанных норм и правил поведения свидетельствует характер совершенных ими действий» (там же). Здесь следовало бы представить со ссылкой на авторитетные исследовательские центры социологический срез представлений в обществе о том, что сами эксперты называют «общепризнанными нормами и правилами поведения» и «другими существенными обстоятельствами». Взамен данных конкретных социологических исследований экспертами дается перечисление «норм» со ссылками на Апостольские правила и решения средневековых соборов.
    Очевидно, что канонические правила, которым следует РПЦ, являются внутренними правилами этой церкви, и они не могут квалифицироваться как общепризнанные, особенно учитывая, что значительная часть этих правил в РПЦ не соблюдается. Например, правило 51 Трулльского собора запрещает православным выступать на сцене и посещать театры, 13 правило этого же собора запрещает рукополагать священника до достижения 30-летнего, а дьякона 25-летнего возраста (для сравнения патриарх Кирилл (Гундяев) был рукоположен в сан священника в возрасте 23 лет), 11 правило запрещает любое общение с иудеями, включая совместное мытье в бане и лечение у врачей-иудеев. Более того, эксперты дают заведомо ложную информацию о канонических правилах. Так в тексте заключения сказано, что 9-е правило Апостольского собора запрещает «творить бесчинства в церкви» (с.7). Между тем 9-е апостольское правило гласит: «Всех верных, входящих в церковь и писания слушающих, но не пребывающих на молитве и святом причащении до конца, как бесчиние в церкви производящих, отлучать подобает от общения церковного». Таким образом, бесчинством в данном правиле названо покидание христианами церкви до окончания службы. Согласно экспертизе 62 правило Трулльского собора (эксперты пишут название собора с орфографической ошибкой: Трульский. – И. Л., В. У.), запрещает находиться в церкви в «комической» или «сатирической» одежде. На самом деле 62 правило не имеет ни малейшего отношения к поведению в церкви, а касается запрета (актуального в VII в.) участвовать в языческих праздниках, в первую очередь связанным с культом Диониса.
    Целевая направленность ссылок, ненужных для данного заключения и ошибочных, выдает желание экспертов представить действия участниц «панк-молебна» как масштабное событие, нарушающее религиозные правила, освященные вековой традицией.
    Вслед за ссылками на решения соборов эксперты переходят, наконец, к документу, в котором сформулированы требования к поведению посетителей в ХХС — «Памятке», которая висит перед входом. Обращение к этому документу закономерно и правильно. Однако «Памятка» не цитируется, как это необходимо было сделать, а пересказывается, причем в форме, которая вызывает вопросы. В частности, эксперты сообщают, что в ХХС установлен запрет «приходить женщинам в одежде, оставляющей открытыми различные части тела (плечи, грудь, живот и др.)». Из изложения не ясно, действительно ли в «Памятке» стоит непонятное «и др.» (нужно ли, например, женщинам закрывать лицо и руки – они ведь тоже является «частями тела»), или же эксперты произвольно сократили перечень. Эксперты упоминают о запрете приходить в ХХС с объемными сумками, указав, что чехол с гитарой, который принесли с собой участницы «панк-молебна», попадает под эту категорию: «в данном случае объемная сумка – чехол с гитарой» (с.8). Но все посетители ХХС проходят через рамку металлоискателя, а вносимые в храм вещи подвергаются осмотру охраной. Как явствует из кадров, на которых зафиксирован вход членов группы в ХХС 21 февраля 2012 г. (включены в фильм Аркадия Мамонтова, показанный по 1 каналу Российского телевидения), охрана не возражала против внесения в храм гитары и, следовательно, не сочла это нарушением правил. Упоминание о гитаре, приравненной к запрещенной «объемной сумке», потребовалось экспертам для того, чтобы умножить количество нарушенных участницами акции правил.
    Эксперты утверждают, что нарушение порядка поведения в храме является грубым. Обосновывают они это тем, что участницы «панк-молебна» публично использовали в своей акции бранные слова «срань» и «сука» в непосредственной близости от православных икон «в отношении священнослужителя Русской Православной Церкви» (с.9). Это утверждение является в отношении слова «сука» заведомо ложным. Как указывают сами эксперты на с. 6, участницы «панк-молебна» успели исполнить в ХХС только 1-ый куплет своего молебна. Слово «сука» употреблено в 4-ом куплете и, следовательно, в ХХС не звучало.
 Фразеологизм «срань Господня» эксперты считают отнесенным к «священнослужителю РПЦ». На с.15-17 они подробно разбирают лексему «срань», одарив научное сообщество наукообразным неологизмом «анально-экскрементальная семантика». Эксперты утверждают, что «соединение в указанном выражении лексемы «срань» с лексемой «Господня», учитывая ее значение («Бог» — объект религиозного поклонения и почитания в православном христианстве) радикально усиливает оскорбительно-издевательский характер всей текстовой конструкции «срань Господня» в целом…[По загадочной причине авторы экспертного заключения производят «Господня» не от «Господь», а от «Бог». —  И. Л., В. У.]. Фактически словосочетание «срань Господня» обладает «богохульным», «кощунственным» смыслом, имея объектом посягательства православных верующих, их права… Выкрикивание участницами группы «Pussy Riot» во время указанной акции следующего фрагмента их песни: «Срань, срань, срань Господня| Срань, срань, срань Господня» представляет особо жестокое надругательство и изощренное уничижительное глумление над социальной группой православных верующих, выражение явного неуважения и грубо пренебрежительного, издевательского отношения к социальной группе православных верующих по признаку отношения к религии» (с.16–17).
    Данный фрагмент экспертного заключения типичен для общей тональности текста экспертизы и потому заслуживает подробного разбора.
    Приведя несколько значений слова «срань» по различным словарям, авторы полностью игнорируют тот факт, что собственно словосочетание «срань Господня» является ФРАЗЕОЛОГИЗМОМ - устойчивым сочетанием слов, значение которого в целом отличается от простой суммы значений его частей или не выводимо из значений составляющих его слов. Этот фразеологизм получил некоторое распространение в современном русском языке через дублирование американских фильмов как перевод американской идиомы Holy shit (в дискуссиях о переводе американских фильмов в интернете в качестве автора перевода этой идиомы как «срань Господня» называют Л. В. Володарского). Согласно Кембриджскому словарю американских идиом (Cambridge Dictionary of American Idioms, CUP, 2003) это выражение (с пометкой «грубое»), имеет значение «как неприятно», «какой неприятный сюрприз» и т. п. Характерным примером является использование идиомы в популярном сериале «Интерны» на канале ТНТ. Один из героев сериала, американец, работающий интерном в московской больнице, столкнувшись с неприятной и неожиданной ситуацией восклицает: “Holy shit!”.
    Именно в таком значении этот фразеологизм и стал употребляться в русском языке и используется в «панк-молебне». С его помощью участницы группы эмоционально выражают свое негативное отношение  к тому, что Московская патриархия вступила в тесный альянс с политической властью.
    Утверждение авторов экспертизы, что «срань Господня» (фразеологизм со значением «Как неприятно», варианты: «Ну ничего себе!», «Ну ни фига себе!», «Докатились!» и т. п.) обладает «богохульным», «кощунственным» смыслом и имеет «объектом посягательства православных верующих, их права» является голословным, не опирается на корректный лингвистический анализ. Эксперты ставят в кавычки слова «богохульный» и «кощунственный». В соответствием с правилами русского синтаксиса кавычки ставятся для обозначения прямой цитаты или в тех случаях, когда слова используются в ироничном, условном несобственном значении. Поскольку в контексте экспертизы ироничное значение этих слов исключается, то соответственно они являются цитатой, но без указания авторства это недопустимо.
    Авторы заключения утверждают, что акция была направлена на «изощренное и циничное выражение явного неуважения и грубо пренебрежительного, издевательского отношения к социальной группе православных верующих» (с. 9). Далее в тексте заключения они постоянно используют подобные эмоционально-оценочные суждения: «жестокое надругательство и изощренное уничижительное глумление над социальной группой православных верующих», «изощренное и циничное выражение явного неуважения и грубо пренебрежительного, крайне оскорбительного отношения к социальной группе православных верующих», (с. 10), «нарочито развязные и вульгарные пляски и иные действия» (с. 11), «издевательское воздействие на социальную группу православных верующих» (с. 13). Нагромождение и повторение эмоциональных оценочных суждений совершенно недопустимо в экспертном заключении. Авторы нигде не объясняют, что они понимают под «изощренным и циничным неуважением» и чем оно отличается от просто неуважения, почему они считают пляски нарочито вульгарными и развязными. Экспертам следовало бы объяснить следствию особенности молодежной субкультуры панков, в рамках эстетики которой был осуществлен «панк-молебен». Этой существенной для следователей и судей экспертной справки с характеристикой отличительных проявлений различных молодежных формирований, существующих в современном обществе, не представлено.
Авторы постоянно утверждают, что «панк-молебен» направлен против социальной группы православных верующих. Они нигде не дают своего классификационного определения понятию «социальная группа», хотя  обязаны дать то понимание термина, которому они следуют. Авторы заключения нигде не обосновывают, по какому признаку они объединяют всех православных верующих в единую социальную группу. Как известно, внутри православия существует большое количество церквей, причем некоторые из них не состоят в евхаристическом общении (например, РПЦ МП и Русская древлеправославная церковь, Русская старообрядческая церковь, Украинская православная автокефальная церковь, федосеевцы и т.д.). Федосеевцы, являющиеся радикальными беспоповцами и при этом определяющие себя как  православные, полагают, что в РПЦ МП царствует антихрист и не признают таинств этой церкви. Таким образом, любые действия, совершаемые в любом храме Московской патриархии не являются, с их точки зрения сакральными, равно как и сами храмы, и, следовательно, никакие акции не могут осквернить то, что по определению не является священным. Священник Украинской православной автокефальной церкви (обновленной) Яков Кротов дал интервью на радио «Свобода», из которого следует, что он рассматривает акцию как молитву и соответственно она не может быть направлена против верующих. «Способы и формы этой молитвы нетрадиционны для средней полосы России, но формально это молитва»,  — сказал священник.

    Таким образом, утверждение о том, что акция «панк-молебен» направлена против «социальной группы православных верующих», с формальной точки зрения ошибочно, так как  православные верующие не составляют единую социальную группу. А смысловая направленность этого утверждения нацелена на то, что авторы экспертного заключения стремятся максимально расширить круг людей, против которых якобы была направлена эта акция.
    По выводам это утверждение представлено следующим образом. На с.12 авторы заключения пишут: «действия участниц группы "Pussy Riot" (совместно и (или) по отдельности), совершённые ими 21 февраля 2012 г. в Храме Христа Спасителя и изображённые на представленной аудиовидеозаписи обоснованно могут быть оценены как совершённые по мотивам религиозной ненависти и вражды, а равно по мотивам вражды в отношении социальной группы православных верующих». Обосновывают эксперты это тем, что действия участниц акции носили вульгарный характер, проведены в культовом здании, где участницы пародировали православные обряды, клеветали на верующих и священнослужителей РПЦ и выражали ненависть и нетерпимость к православным верующим.
    Обозначение действий как вульгарных (вульгарный — лишенный вкуса, пошлый) является субъективно оценочным суждением, которые не могут употребляться в экспертном заключении. Утверждения, что участницы акции издевательски пародировали «осенение православными верующими себя крестом» (с. 12), поскольку совершали «лишние движения» и что они глумливо пародировали православные богослужебные песнопения, является не доказанным. Эксперты не указывают, какие «лишние движения» совершили участницы акции и в чем состоит пародия. На видеозаписи видно, что девушки встали на колени, осенили себя традиционным трехперстным крестным знамением и клали земные поклоны, т. е. в данном эпизоде их поведение внешне полностью соответствует православной молитвенной традиции. Молитва «Богородица, дево, Путина прогони» из «панк-молебна» положенная на музыку Сергея Рахманинова к молитве «Богородице, Дево, радуйся» из «Всенощного бдения», не была исполнена в ХХС. Пение было наложено на смонтированную видеозапись, о чем авторы заключения не просто «забывают» упомянуть, а против очевидного утверждают, что пение молитвы было осуществлено в ХХС. Это уже тяжелая, непростительная ошибка в тексте экспертизы.
    Авторы заключения усматривают клевету в словах «панк-молебна»  «Черная ряса, золотые погоны», ссылаясь в качестве доказательства на сайт участниц группы «Pussy riot», где они объясняют: «Черные рясы скрывают под собой КГБшные погоны, которые в путинской системе особенно ценятся и имеют статус золотых» (с. 17). Клеветой, согласно «Словарю русского языка в четырех томах» (изд. 2-е исправленное и дополненное, М., 1982), называется «ложное обвинение, заведомо ложный слух, позорящий кого-то, а также распространение таких слухов». Если авторы экспертного заключения считают, что факт сотрудничества священнослужителей с органами КГБ и работа в этих органах является заведомо ложным утверждением, то они должны были сослаться на документы, официально это утверждение опровергающие. Этого не сделано по совершенно очевидной причине: сведения о подобном сотрудничестве многократно публиковались и не были опровергнуты. Например, еще в 1992г. митрополит (тогда архиепископ) Виленский и Литовский Хризостом выступил на архиерейском Соборе Русской Православной Церкви со следующим заявлением: «У нас в Церкви есть настоящие кагебешники, сделавшие головокружительную карьеру; например, воронежский митрополит Мефодий. Он офицер КГБ, атеист, человек порочный, навязанный кагебешниками. Синод был единодушно против такого епископа, но нам пришлось взять на себя такой грех; а дальше — какой у него был взлет!».
    Священник РПЦ МП о. Георгий Эдельштейн в 2002 г. написал открытое письмо тогдашнему президенту В. В. Путину, в котором он обратил внимание главы государства на это выступление со следующими комментариями: «Повторяю, все это было сказано не в частной беседе, не на коммунальной кухне, это официальное выступление маститого иерарха на Соборе всех собратьев-иерархов. Каждое слово зафиксировано в документах Собора. Потом Хризостом неоднократно повторял такие же обвинения в своих интервью, они публиковались в газетах и журналах в России и за рубежом» (см., например, интервью архиепископа Виленского и Литовского Хризостома М. Позднееву, РМ. 24.4.1992).
    6 марта 1992 г. в официальном документе парламента России было опубликовано «Частное определение Комиссии Президиума Верховного Совета, в котором, в частности, было сказано: «Комиссия обращает внимание руководства Русской Православной Церкви на антиконституционное использование Центральным Комитетом КПСС и органами КГБ СССР ряда церковных органов в своих целях путем вербовки и засылки в них агентуры КГБ. Такая глубокая инфильтрация агентуры спецслужб в религиозные объединения представляет собой серьезную опасность для общества и государства: органы государства, призванные обеспечивать его безопасность, получают возможность бесконтрольного воздействия как на многомиллионные религиозные объединения, так и через них на ситуацию в стране и за рубежом. Как показал государственный переворот 19-21 августа 1991 г., возможность использования религии в антиконституционных целях была реальностью». И далее в том же документе сообщались следующие сведения: «По линии ОВЦС выезжали за рубеж и выполняли задания руководства КГБ агенты, обозначенные кличками "Святослав", "Адамант", "Михайлов", "Топаз", "Нестерович", "Кузнецов", "Огнев", "Есауленко" и др. Характер исполняемых ими поручений свидетельствует о неотделенности указанного Отдела от государства и его трансформации в скрытый центр агентуры КГБ среди верующих. Глубокая инфильтрация агентуры спецслужб в религиозные объединения несомненно представляет собой серьезную опасность для общества и государства».
    Таким образом, в своем «панк-молебне» участницы группы «Pussy riot» повторили сведения, содержащиеся в официальных документах. Опубликованные в открытой печати эти документы не могли не быть известны авторам экспертного заключения, а если случайно не были известны до начала написания экспертизы, то специально должны были быть ими исследованы. Замолчав эти документальные факты, эксперты проявили необъективность и голословно обвинили участниц «панк-молебна» в клевете. Нарушение профессиональной этики связано с тенденциозным обращением с фактами.
    На с. 14–19 текста экспертизы содержится раздел, названный авторами «Анализ текста песни, исполненной участницами группы “Pussy riot” во время акции». Повторим еще раз: авторам экспертного заключения было известно, что во время акции в ХХС участницы панк-группы исполнили только один куплет своей песни (с. 6 экспертного заключения). Поэтому название раздела уже является заведомо вводящим в заблуждение читателей.
    Удивительно, но собственно обещанный авторами анализ текста «панк-молебна» в заключении отсутствует. Авторы игнорируют то, что текст представляет собой стихотворное произведение, анализ которого требует использования специальных методик. Далее они пренебрегают контекстуальным анализом, выдергивая из текста отдельные слова. В результате этого две из пяти с половиной страниц раздела посвящены разбору слова «сука», которое вообще не было произнесено в ХХС.
    Авторы экспертизы утверждают, что молитвенное обращение участниц акции к Богородице: «Богородице, Дево, стань феминисткой» (положенное на музыку Рахманинова) несет «издевательское и негативное воздействие» (на кого авторы не уточняют. — И. Л., В. У.), поскольку «уничижительно для верующих христиан соединяет образ Богородицы и негативно оцениваемую Русской Православной Церковью идеологию феминизма, ряд элементов которой находятся в антагонистическом противоречии с христианским учением». Авторы заключения не стремятся к его обоснованности. Они  не дают определения феминизма, что необходимо было сделать. Под понятие «феминизм» попадает целый набор различных движений: марксистский феминизм, радикальный феминизм, либеральный феминизм и т. д. В самом широком смысле феминизмом называют стремление к равноправию женщин во всех сферах общества, что полностью соответствует Российской конституции, провозгласившей равенство полов перед законом: «Мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации» (ст. 19.3). Авторы заключения утверждают, что ряд элементов феминизма противоречит христианству. Как обычно, они не считают нужным обосновать свое утверждение и хотя бы указать, какие именно элементы феминизма имеются в виду и чем они противоречат христианскому учению. Авторам, по-видимому, неведомо, что движение за права женщин получило широкое признание и одобрение значительного числа христианских деноминаций и что в рамках христианской протестантской теологии существует богословие феминизма, занимающее заметное место в современной теологии.
    Авторы экспертизы произвольно меняют порядок текста «панк-молебна» и не анализируют его как целостное произведение. Делается это для того, чтобы заявить об искусственности и логической необоснованности включения в песню упоминания о Путине в начале и конце «панк-молебна». «Указанный текстовый фрагмент выглядит совершенно посторонним и выбивающимся из контекста исследуемой песни, содержательно посвященной оскорблениям и издевательствам в отношении не Путина, а социальной группы православных верующих». Авторы ничем не аргументируют это утверждение. Они умалчивают о том, что фамилия Путин упоминается в «панк-молебне» трижды. С этой целью на с.14 они не полностью цитируют строку, обращенную к «патриарху Гундяю»: «Патриарх Гундяй верит в Путина. Лучше бы в Бога, сука, верил» и  «забывают» о коррелирующей с ней и важной для понимания содержания песни строке: «На протестах с нами Приснодева Мария». В этих двух строках авторы формируют основную для этого политического стихотворения мысль: Богородица находится на стороне протестующих против режима Путина, а не на стороне Московской патриархии, чьи служители заменили веру в Бога на веру в светскую власть.
    Завершающий экспертизу В. Ю. Троицкого, В. В. Абраменковой и И. В. Понкина фрагмент их текста относится к жанру, к научной экспертной деятельности отношения не имеющей. Перед нами обвинительное заключение с элементами конспирологии и футурологии. Из текста следует, что участницы «панк-молебна», решив оскорбить православных верующих, замаскировали свои действия под политический протест с тем, чтобы их объявили узницами совести и таким образом они смогли бы ускользнуть от ответственности.

                Подведем итоги.
   1. Экспертное заключение В. Ю. Троицкого, В. В. Абраменковой и И. В. Понкина в своей основе имеет подтасованные факты: эксперты выдают клип (наложение аудиозаписи на смонтированную видеозапись, выполненную в различных помещениях) за реально произошедшее в ХХС событие. При этом экспертам В. Ю. Троицкому, В. В. Абраменковой и И. В. Понкину известно, что это не соответствует действительности, так как только первый куплет «панк-молебна» с рефреном был исполнен в ХХС и, соответственно, только первый куплет с рефреном должен являться предметом экспертного заключения об акции, произошедшей в ХХС.
  2. В экспертном заключении анализ текста «панк-молебна», не исполненного в ХХС, подменен рассмотрением отдельных вырванных из контекста лексем (вплоть до расчленения идиом) с игнорированием жанра молебна (поэтический текст), композиции текста и принадлежности к определенной культурной системе (панк-культура).
 3. В заключении отсутствуют библиография, ссылки на научную методологическую литературу, определения используемых терминов. Анализ текста подменен набором эмоционально окрашенных оценочных инвектив.
  4. В заключении даются юридические оценки действий членов группы «Pussy riot» в ХХС, даны объяснения мотивации поведения участниц группы, что категорически противоречит установленным правилам проведения научного экспертного исследования.

И. А. Левинская, д. и н., ведущий научный сотрудник Санкт-Петербургского института истории РАН, член Санкт-Петербургского ПЕН-клуба, член Санкт-Петербургского союза ученых

В. Г. Узунова, к. философских н., ст. н. с. Музея антропологии и этнографии им. Петра великого  РАН (Кунсткамера),  член Санкт-Петербургского союза ученых
 Утверждено на заседании Группы по правам национальных меньшинств
Санкт-Петербургского союза ученых
18 июля 2012 г. 

Нас пытаются приучить обратно к жизни в тюбике — к жизни в несвободе, или Комментирование говна

Твит на салфетке Сапрыкину про футбол, или Случай с официанткой | Colta.ru

Кирилл Рогов
20 июля 2012 Общество Комментарии (14)

Твит на салфетке Сапрыкину про футбол, или Случай с официанткой

КИРИЛЛ РОГОВ о том, что журналист делать должен, а что не должен
Вот я попросил у официантки ручку и пишу эту телегу для Юры Сапрыкина на полях его колонки в «Большом городе» от 11 июля, найденном в том же заведении.
Юра Сапрыкин написал эту колонку, и примерно в те же дни не менее знаменитый Роман Волобуев прочитал на телеканале «Дождь» журналистам нотацию о белых ризах профессии. Ну, в сущности, с тем, что пишет Юра, как бы не поспоришь: «Вот мухи, вот котлеты, вот журналистика, а вот политическая борьба. Оба занятия достойны, но не надо их путать. Журналистика не связана с безоговорочной поддержкой сил добра и не должна поднимать настроение этих сил». Р. Волобуев сказал примерно то же, но размашистей: мол, журналисты сошли с ума, пишут проповеди и политические воззвания вместо того, чтобы отражать «реальность».
О это сладкое слово — реальность. Прекрасный русский писатель и филолог Юрий Тынянов писал, что слово «реальность» умный человек не может написать без кавычек. В том смысле, что нет никакой такой «реальности». Журналистика также вынуждена иметь дело с этим горьким феноменом. И потому журналистика всегда пристрастна и необъективна. Нет, в журналистике — само собой — должен быть стандарт качества: нельзя утаивать факты, нельзя не давать слова противной стороне (утаивать ее рациональные аргументы). Иначе это просто будет мусорная журналистика. Но это ничего общего не имеет с объективностью.
«Объективностью» в журналистике обычно кичатся, когда хотят обмануть. Хорошая «заказуха» всегда предельно объективна. Когда-то, создавая «Полит.ру», я написал даже такой текст-кредо «Уловка объективности». Про это. Про то, что любая «объективная новость» — это уже препарированная картинка, выстроенная на твоем (и незаметно навязанном потребителю) понимании контекста.

© Helen Dernova
Вообще если присмотреться, то самый крутой фан журналистики не в том, что она сообщает какие-то факты. А в том, что она фиксирует разрыв между этими фактами из «реальности» и представлениями общества о норме и должном. Поэтому хорошая журналистика — это всегда пафос. Который может быть тоже, кстати, тупым и гладким, как болванка, а может быть тонким и безбрежно умным. Поэтому, когда мы говорим «журналистика — отдельно, а политика — отдельно», это при близком рассмотрении никогда не будет вполне правдой.
Когда я в «Полит.ру» — стопитсот лет назад — проповедовал аки грядущий Волобуев своим сотрудникам о журналистике, я говорил, что журналист скорее похож на комментатора футбольного матча. Да, ты разбираешься в футболе и честно рассказываешь, что происходит на поле, кто бегает быстрее, а кто тупит, но ты, кроме того, еще и всегда помнишь, где «наши» и где «не наши».
Так вот, подхватывая летящий мяч, брошенный в самом начале этой рулады, хочу сказать. Да, на первый взгляд, мысль Романа Волобуева и Юры Сапрыкина — журналист не должен быть революционером — совершенно верна. Но в применении к текущим обстоятельствам нельзя не отметить, что в этой мысли есть логическая брешь. Дело не в том, что журналисты сошли с ума и забыли о профессии — отражать «реальность». Это «реальность» на самом деле взбесилась, а истерика журналистов — реакция на это, попытка привести «реальность» в чувство.
Я продолжу метафору. Вот представьте, что вы — крутой футбольный комментатор. И комментируете чемпионат мира. Вы настоящий профи, и даже из ваших полуобмолвок слышно, что вы всех игроков всех клубов знаете не то что по именам, а помните их историю, недостатки, травмы и сильные стороны. Ну, типа, как писал Пушкин Бенкендорфу: «Любите ли вы футбол так, как люблю его я, то есть всеми силами души» и проч. (цитирую по Википедии). И вот чемпионат мира кончился, и вы комментируете национальный чемпионат в своей полуафриканской стране. И все бы ничего, но в команде высшей лиги играет сын президента. Поэтому гол, забитый из офсайда, судья, разумеется, засчитывает. И даже просто удар сына отца нации в сторону ворот тоже засчитывают как гол. На табло счет 1:2 меняется на 2:2, мяч несут к центру поля.

© Предоставлено автором
Представь себе, дорогой Юра, эту охренительную коллизию. Ты знаешь, что такое настоящий футбол. И любишь настоящий футбол, как любили его только Пушкин и Бенкендорф. Ты говоришь своим слушателям про офсайд, что он был, а гола не было и тут даже двух мнений быть не может, и сообщаешь, что на этот раз горе-футболист не попал даже в створ ворот… Но на табло все равно 2:2. Ты повторяешь это на одном матче, на втором. Наконец ты просто начинаешь орать: «Это — не футбол, это звенья гребаной цепи, которые к футболу никакого отношения не имеют!! Это — не–фут–бол, бля!» К тебе подходят доброжелательные товарищи и, возможно, даже некоторые кинокритики и говорят: «Знаешь что? Ты кто такой? Ты комментатор? Давай, комментируй! Или ты — революционер? Посмотри на табло! Там уже 5:2 в пользу команды сына. Сектор А ликует, люди выходят на улицы. Это реальность, ты не должен от нее бежать и проповедовать, что такое футбол, что не футбол! Футбол — это то, что ты комментируешь. Люди ждут твоего профессионального слова. Давай, комментируй».

Хорошая журналистика — это всегда пафос.

И вот у тебя есть выбор, реальный экзистенциальный выбор: превратиться в революционера, который помнит, что он знает, что такое настоящий футбол, но комментатором больше не является, потому что нечего комментировать — нет футбола. Или превратиться в комментатора унылого провинциального говна под видом футбола, но окружающие тебя доброжелательные пошехонцы будут говорить уважительно: «Это наш комментатор, комментирует наш футбол, он в футболе реально разбирается…» А ты будешь знать, что как раз это и перестало быть правдой.
Мы наблюдаем буквально онлайн историческую картину шекспировской мощи и глубины. Нас пытаются приучить обратно к жизни в тюбике — к жизни в несвободе. Некоторых колбасит. Некоторые срываются. Но уже слышны и разумные, умеренные, негромкие пока голоса: про то, что в несвободе не так ужасно, что не надо все говно мазать одним цветом, в нем — миллион оттенков, что там — среди говна, конечно, — есть свои нюансы и вообще задача информирования читателя о текущей консистенции говна — достойная и важная. Потом голоса эти начнут крепчать, звучать увереннее, и вот уже — слышны шаги, подходят сзади, похлопывают по плечу: «Ты кто такой? Давай, комментируй!»
Общество

У страны нет лидера. Поэтому она и не может ничего

Радио ЭХО Москвы :: Чертова дюжина (Письма президенту) / Комментарии

ЧЕРТОВА ДЮЖИНА (ПИСЬМА ПРЕЗИДЕНТУ)
19 июля 2012, 21:54

Рисунок Алексея Меринова

УВЕДОМЛЕНИЕ. Г-н президент, в связи с принятием закона о ценах на клевету (до 5 миллионов руб.) придётся теперь начинать эти письма с предупреждения.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ. В нижеследующем тексте никакой клеветы нет. Мы ничего не знаем о взятках, которые берут депутаты, губернаторы, генералы, министры (остановим этот перечень ради экономии места в газете). Всё, что вы далее прочтёте, это просто мысли; а закон об уголовном наказании за мысли пока не принят, спасибо.
МЫСЛИ. Г-н президент, у оппозиции нет лидера. Вот она и не может взять власть, а может только требовать от вас всякое разное; протестует против бесчестных выборов, коррупции и пр.

Но, похоже, и у страны нет лидера. Поэтому она и не может ничего.

Осенью будет 13 лет, как вы у власти. Чёртова дюжина. План Путина — что это? Никто не знает. Досадно.

В конце 1990-х вы не пришли к власти как лидер большинства. Вас назначили. И сделала это очень небольшая группа людей. Надули телерейтинг...

И вся политика стала дутая. (Конечно, в 2004-м вы выиграли свой второй срок; но вспомните, у кого.)

Победили Чечню! — вот было главное достижение. Даже и теперь есть люди, которые всё ещё верят, что мы победили, и гордятся... Но Грозный был русский город, а теперь там русских нет. Это победа? Чеченцы обижали русских в Чечне; теперь они обижают русских в России, в Москве. Обложили данью. Это победа?

Вы изо всех сил давили Украину — заставляли выбрать Януковича. Даже, жертвуя своей репутацией, поздравляли его, когда он проиграл. Ушли годы и миллиарды... И вот он у власти. Испытываете ли вы гордость от этого достижения?

Самая свежая историческая победа: Россию приняли в ВТО, ура! Но скажите, чья это победа?

Америка (наш злейший враг) приказала Грузии (другому нашему врагу) перестать препятствовать нашему вступлению в ВТО. Неужели кто-нибудь может поверить, что США сделали это в наших интересах? Они вообще ничего не делают в чужих интересах. А тут тем более.

«Мы вступили в ВТО» — звучит красиво. «Мы вступили в это» — звучит неприятно. «Нас продали в рабство» — слишком грубо, но, может быть, более точно.

...Точные значения слов и их тонкие различия очень важны. Вы не лидер, а начальник. Лидер ведёт, а начальник командует.

Кто-то считает, что вы ведёте вперёд; кто-то — что ведёте назад. Но, похоже, Россия просто топчется на месте; буксует, увязая всё глубже в грязи. (Коррупция — это грязные деньги, грязь.)

Мы не построили дорог: ни под Москвой, ни через Сибирь, ни в будущее, ни к храму. Построили мост в никуда. По мосту на остров Русский никто не будет ездить (разве что немногие аборигены). В университете на острове Русский никто не будет учиться (разве что оловянные солдатики из Северной Кореи). Спросите своих знакомых: хотят ли, чтоб их дети там учились? Соврут из подобострастия. Ибо университет — это не здание в конце дорогого длинного моста, а уровень преподавания, центр идей. Созданный по капризу университет, предполагаю, не попадёт по рейтингу даже в первую тысячу. А кого интересуют «университеты» из второй тысячи (даже если эта вторая тысяча существует)?

Были отменены реальные губернаторские выборы, а теперь устроен их иллюзорный возврат (потому что реальность не так послушна, как вам хочется). По ТВ будут показывать выборы, а решаться всё будет где? Где-где — в Кремле. Кем? Чёрт знает кем. Мы же не знаем, с кем вы советуетесь, кому вы доверяете. Вероятно, никому. Поэтому даже у ваших ближайших сотрудников иногда бывает ошарашенное (до полного безумия) выражение лица. Всем известна ваша способность производить совершенно невероятные, непредсказуемые назначения. Но что такое «непредсказуемое назначение»? Это обманутые ожидания.

* * *
Двигая в президенты, вас подавали как чекиста. И люди надеялись на чекиста: честный, храбрый, смерть врагам, чистые руки, горячее сердце, умная голова. Но руки чекистов к концу брежневских времён уже запачкались, голова глядела не в коммунизм, а в кассу, сердце остыло до температуры пива...

Вы сами рассказали про детскую мечту об «органах», про любимую книжку «И один в поле воин» — то есть разведчик-нелегал под маской нациста в логове врага подрывает изнутри чужую страну. Всегда под маской, то есть притворство 24 часа в сутки. А разве это не разъедает душу?..

...Ваша главная гордость в 2008-м: «Я не пошёл на третий срок! Я соблюдаю Конституцию!» Но по сути вы назначили президентом своего чиновника, и выбрали такого, чтоб каждую секунду помнил, что стережёт ваше место. За Медведева стыдно. Летнее время, часовые пояса, какие-то лампочки, какие-то сколковы... Вот он опять ради своих амбиций слетал на Курилы назло японцам. Япония возмутилась, а он сказал: «Реакция наших японских партнеров мне безразлична. Настолько безразлична, что даже не хочется тратить время на ответ на этот вопрос».

В переводе на русский он сказал «мне наплевать на Японию». Скорее всего, говорил он это в японский микрофон, а мы видели это на экранах японских телевизоров.

Всем нам, увы, приходится сталкиваться с наглостью, низостью, хамством и глупостью. Даже по отдельности эти «вещи» трудно перенести. А уж когда всё сразу...

Южные Курилы не просто некие клочки земли, из-за которых идёт формальный спор. У японцев там могилы отцов, дедов, прадедов... Ещё живы те, кого по приказу Сталина депортировали оттуда в 1947 году — 65 лет назад. Они помнят, потому что они тогда были подростками. Теперь им за 80. А наши, которых тогда поселили там, не помнят ничего; умерли. У депортированных продолжительность жизни около 90, а у наших островитян около 50.

Но если мораль там у вас, наверху, как аргумент не рассматривается, то существуют материальные доводы: выгода, деньги, барахло.

«Плевать, что думают японцы», — сказал человек, который ежедневно пользуется тем, что сделали японцы: автомобили, часы, телефон, радио, ТВ, компьютер... А что сделал он?

Когда Медведев плюёт на Японию — это рекордный по высоте плевок. Япония — третья экономика мира; она на первом месте в мире по продолжительности жизни. А кроме того, международные отношения (в том числе и в такой форме) — это дело президента, а не премьера.

Японцы, может, и забудут, но важно другое. Вот какого человека вы сделали «президентом», а теперь — премьер-министром России. В интересах страны или ради собственного удобства? (Особо глупая часть оппозиции верила, будто он демократ, не понимая, что демократ не может, не должен закрывать глаза на фальсификацию выборов и по договорённости передавать президентство.)

* * *
Девушки спели «Богородица, Путина прогони». Теперь они сидят в тюрьме. Кого они оскорбили: церковь или вас?

Допустим, оскорблена церковь и православная вера. Тогда этим преступницам полагается анафема и пр. Церковь строга. Даже Лев Толстой за свои писания был отлучён. Но в тюрьму его не посадили.

Полиция, сыщики, следователи — ваши. Тюрьмы — ваши, а не церковные. В Уголовном кодексе нет статьи «Кощунство».

Всем ясно: если бы они пели «Слава Путину», то церковники, может быть, их пожурили (ласково), но полиция их бы не искала и не сажала. Они четвертый месяц сидят в тюрьме; до суда; без приговора.

Идет сбор подписей за их свободу. Уже в первой сотне подписавших были такие уважаемые имена, что теперь увеличивается только число обратившихся; моральная же правота требования от этого не меняется.

Даже если эти пусси вас ненавидят — это не повод разлучать их с детьми. Даже если вы ненавидите этих девушек — этого недостаточно, чтобы лишать их свободы. Мало ли, кого вы ненавидите.

* * *
Одновременно с уничтожением хулиганок идёт другой процесс. (Уж больно наглядная параллель.)

Мы в «МК» уже 13 раз писали вам про уничтожение заповедного леса на берегу реки Сходня. Кричали: спасите! помогите! Глядь — в «Коммерсанте» (5 июля 2012 г.) появилось письмо президенту:

«Уважаемый Владимир Владимирович! Мы обращаемся к Вам как к гаранту Конституции и человеку, проживающему в Одинцовском районе, с просьбой спасти последний оставшийся участок леса в районе Николиной горы... Дельцы и разного рода коммерсанты совместно с нечистоплотными представителями власти ведут активную вырубку...»

Очевидно, там орудует такая же двуногая саранча, жадные твари. Но если под заметками в «МК» стоит подпись простого журналиста, то обращение к вам в «Коммерсанте» подписано знаменитыми людьми. Пять народных артистов СССР: Зельдин, Лавровский, Лановой, Нестеренко, Сличенко; народный артист России Градский; дважды Герой Советского Союза космонавт Гречко...

Вы их знаете (их вся страна знает). Вы их награждали орденами «За заслуги перед Отечеством» (почётное право награждать таких людей даёт вам должность). Но даже они, выходит, не могут к вам обратиться бесплатно — как граждане к гаранту Конституции. Они вынуждены делать это за деньги. Их письмо опубликовано «на правах рекламы» (цена примерно 25 тысяч долларов).

Это позор. Это значит, что закон не действует, и они с этим смирились.

Это значит, что бесплатно люди вам не могут сообщить о вопиющих беззакониях. (А газеты устали от таких материалов и не считают важной информацией ни уничтожение леса, ни обращение народных артистов.)

Эти знаменитые люди (как и все остальные) платят налоги, на которые вы живёте со всеми вашими правоохранителями. И вы клялись бесплатно (то есть за зарплату и президентские льготы: дворцы, самолёты) защищать наши права. А теперь эти орденоносцы платят газете... Правильнее было бы артистам и космонавту заплатить за важное — общественно важное! — сообщение. И ещё раз наградить их за храбрость. Ведь защитников лесов избивают, убивают. В них стреляют (10 июля защитница Троицкого леса Ирина Урюпина ехала на приём в Департамент природопользования. Её автомобиль расстреляли на Калужском шоссе). Выгляньте в окно из бронированной машины; вы всё ещё употребляете термин «лихие 90-е»?

Если бы народный артист-лауреат-орденоносец написал бы Сталину, то получил бы ответ. Многое уничтожалось тогда, многих уничтожили, но заповедники не трогали.

В нескольких метрах от Москвы, прямо на берегу Сходни роют котлован. Это преступление. А на заборе (за которым был лес, теперь полностью вырубленный) по-прежнему висит плакат «Очистка территории от мусора». На плакате — законное и полезное. На деле — наглое преступление. Очень похоже на нашу власть: в телевизоре — законность и забота о людях, а в жизни — безумное воровство и беспощадный произвол.

Ваш старый соратник Греф (б.министр, теперь председатель Сбербанка) недавно публично ужаснулся: «Как управлять обществом, где все имеют равный доступ к информации, все имеют возможность получать напрямую непрепарированную информацию через обученных правительством аналитиков, политологов и огромные машины, которые спущены на головы, средства массовой информации, которые как бы независимы?»

В переводе на русский он сказал: власть должна врать народу. Что теперь думать про ваши ежедневные появления на экранах «огромных машин, спущенных на головы», где вы даёте указания очередному министру:

ПУТИН. Надо принять решительные меры в интересах людей!

МИНИСТР. Будет сделано!

Застройщики, уничтожившие заповедник, вам известны. (А если нет — у вас достаточно возможности, чтобы в пять минут узнать их имена.) Они нарушили законы, охраняющие природу, землю, лес, воду. Они презрели требование общества — того самого народа, служить которому вы трижды клялись на Конституции.

Вам, г-н президент, может быть, кажется, что они всего лишь уничтожают лес ради своей прибыли, ради денег. Но поймите: попутно они уничтожают государство. Если можно нарушать законы ради денег — значит, государство уничтожено.

Люди, которые уничтожают государственный лес, государственную землю, государственную реку — государственные преступники.

А вы бросили все силы государственной машины на «Пусси Райот». (Напомню, г-н президент, что «Пусси Райот» переводится на русский как «боевые пиписьки». Вот с кем воюют сейчас ваши силовики, ваше телевидение, ваша пропаганда, поздравляю.)

Вы можете защитить леса России (как защитили Байкал, когда по вашему приказу на сотни километров отодвинули трубу). И вы должны защитить. Ибо это вы сделали, что прокуратура и суд не работают без вашей команды.

Эти погубленные леса и реки, ледовые дворцы в субтропиках... и одновременно возникшие яхты, дворцы и миллиардные счета в офшорах — это прижизненные памятники «элите» современной России.

* * *
Скоро 13 лет, как мы выучили вашу шутку: «Власть, как мужчина, должна пытаться, а пресса, как женщина, должна сопротивляться».

Вы пытались, пресса сопротивлялась. От уговоров и угроз вы перешли к прямому насилию (в законодательной форме)...

Вам, может быть, кажется, будто большая часть прессы перестала сопротивляться, согласилась. Ошибаетесь. Вся пресса сопротивляется. А та, которая согласилась, не пресса. Типа как девушка, которая соглашается ради выгоды, не девушка. Проститутка.

...Страна тонет в коррупционной грязи. Из неё бегут в Америку, в Европу, в Австралию, в Азию; только Африка и Антарктида еще свободны от наших. Бегут даже ваши, увозя деньги, детей и даже любовниц.

...Пытаясь объяснить разницу между терминами «лидер» и «вожак», можно сказать, что лидер — он для всех, а вожак — для группы, для своих. Лидер — идейный, а вожак — безыдейный. Но трудно сказать, кто опаснее для страны, если вспомнить таких лидеров, как Гитлер, Сталин, Мао, Ким и Пол Пот — идейные уничтожители народов.

* * *
В первые годы президентства все силы вы тратили на укрепление своей власти. Теперь все силы уходят на удержание. А страна отстаёт всё сильнее. Уже не только США и Японию, уже и Китай мы не догоним никогда.

Спросите людей о конце эпохи Брежнева: что осталось в памяти? Ответят: очереди, маразм, дефицит. Никто не вспомнит Олимпиаду-80. И уж точно никто не считает её «достижением Брежнева».

Не хочется думать, с какого дна придётся подыматься, когда власть переменится. И нет уверенности, что вылезем из болота.

...Как только у оппозиции появится настоящий лидер, он очень скоро станет лидером страны.

До свидания.