Мысли для начала... мышления

Неграмотными в 21-м веке будут не те, кто не могут читать и писать, а те, кто не смогут научаться, от(раз)учаться и перенаучаться. Элвин Тоффлер

2012-12-07

Путин и ошибки: главный секрет гарантированного неуспеха

Ошибка (п)резидента - Авторские колонки - Новая Газета

Ещё в тему: Страна победивших троечников.

Я в прошлом году опубликовал сверхуспешный пост с темой «Секрет гарантированного успеха», счётчик которого отсчитывает одну тысячу показов за другой. А сегодня увидел в сети статью (ссылка вверху), которая содержит прекрасный кейс по цене отрицания ошибок и отсутствия постоянной целенаправленной работы над ними. Не будьте Путиными, ищите и признавайте свои ошибки и извлекайте громадную пользу из их преодоления. И читайте внимательно, как страх критики и самообман «безошибочности» губит громадную страну:

Ошибка (п)резидента

Семен Новопрудский, журналист

Власть ищет виноватых в своих бедах в прошлом и посыпает голову чужим пеплом

07.12.2012

У российской власти иссяк важнейший политический ресурс — пиар-право списывать все ошибки на предшественников. Когда в почти неизменном составе вы правите страной второе десятилетие, у вас уже просто нет политических предшественников. «Лихие 90-е» больше не могут быть оправданием профуканных «нулевых» и откровенно маразматического старта «десятых». В такой ситуации режиму приходится начинать признавать ошибки товарищей по власти, а расчет на собственную непогрешимость грозит все более опасными последствиями.

Правительство несколько лет назад допустило ошибку в расчетах при разработке пенсионной системы, включающей накопительную составляющую, заявил на днях премьер Дмитрий Медведев на совещании с представителями Российского союза промышленников и предпринимателей: «Если говорить о самой системе пенсионирования, то вы знаете, здесь произошла ошибка, и ее нужно просто признать, признать правительству, признать тем, кто когда-то занимался этой проблемой, работая в правительстве. Потому что мы исходили из того, что к 2023 году те люди, которые будут выходить на пенсию, будут получать накопительную пенсию больше, чем пенсия из распределительной части. Не получилось». По словам Медведева, ошибки были допущены, в частности, при определении стимулов перехода на накопительную часть. В результате накопительная система не создавала ресурсов «длинных» денег, которые можно было инвестировать в развитие экономики.

По неписаным законам бытования российской власти премьер Медведев допустил крамолу, куда более страшную, чем абстрактная и, увы, не имевшая практических последствий для страны максима Медведева-президента «Свобода лучше, чем несвобода».

В сущности, премьер и бывший президент произнес совершенно непроизносимое в эпоху Путина: «Правительству нужно признать ошибку». Конечно, Медведев не первый год «замужем», и потому подстраховался, предложив признать ошибку только «тем, кто когда-то занимался этой проблемой». Ну, например, правительствам Михаила Касьянова и Михаила Фрадкова или лично Михаилу Зурабову, архитектору первого варианта пенсионной реформы. Но на Касьянова, Зурабова и Фрадкова безрадостные перспективы пенсионной системы, грозящие, по правде говоря, чуть ли не полной потерей даже распределительных пенсий тем, кто уйдет на заслуженный отдых лет через 15, — уже не спишешь. Слишком много лет прошло. И сейчас ни умеренный оппозиционер Касьянов, ни главный разведчик —  тишайший Фрадков, ни посол России в Украине Зурабов не могут быть выданы обществу на «съедение» в качестве виновников все более реального краха системы пенсионного обеспечения в стране. Но ведь среди тех, кто явно занимался этой проблемой, был и президент, потом премьер, а сейчас опять президент Путин. Неужели Медведев и его призывает признать ошибки?

Путин и ошибки — как гений и злодейство, «две вещи несовместные». Никогда, ни при каких обстоятельствах не признавать никаких своих ошибок — одно из главных свойств путинского режима.
Его незыблемая до сих пор позиция силы по отношению к обществу, к той его части, которая готова слепо следовать за государством, как крысы за дудочкой крысолова. А признание ошибок в этом кодексе путинизма — совершенно недопустимое проявление слабости. Эта власть безгрешна и безупречна в своих глазах.

Но Медведев тем не менее поднимает именно тему ошибок разных правительств Путина. К провалу пенсионной реформы Борис Ельцин и младореформаторы 1990-х не причастны никаким боком. А нынешний «царь», пока не поступило других политических вводных, не ошибается по определению. Значит, это опять стрельба по окружению. Пока холостыми словами политического легковеса. Но вместе с антикоррупционной кампанией — еще один фактор «раскачивания лодки» самими ключевыми представителями режима.

Причем в нынешней ситуации неизвестно, что для режима хуже: посыпать голову чужим (пока) пеплом или продолжать утверждать, что власть у нас выбирает только единственно верные решения, даже когда явным образом корректирует свои предыдущие. Ведь кроме пенсионной реформы есть, например, обернувшаяся на наших глазах самым грандиозным коррупционным уголовным процессом путинской поры реформа армии. При этом Путин не только сам назначил Анатолия Сердюкова министром обороны, но, как верховный главнокомандующий, не мог не знать, чем тот занимался на своем посту. И даже должен был определять направление военной реформы. Потом не мог не быть в курсе верховный главнокомандующий Медведев. Если были в курсе и молчали — значит, потворствовали развалу армии. Если не были в курсе —  значит, два подряд наших президента не контролировали ситуацию в одной из главных сфер государственного строительства, и потому «профнепригодны».

А есть еще реформа здравоохранения, «приоритетный национальный проект» по развитию сельского хозяйства, в котором участвовала «коррупционерка» Елена Скрынник и который поочередно курировали лично первый вице-премьер Медведев и премьер Путин. Есть реформа образования и науки, которая тоже, мягко говоря, не вызывает восторгов в обществе. И все это делала (или, напротив, бездействовала) именно нынешняя российская власть.

Как ни крути, получается одна большая ошибка в расчетах. Или эта и никакая другая власть не виновата в том, что у нас всё так хорошо. Или виновата в том, что всё так плохо.

Страна победивших троечников | (Птица-троечник — Александр Поливанов)

Когда я уже разместил этот перепост, в Facebook нашёлся текст на ту же самую тему:
Александр Уржанов

Я совершенно уверен, что Россия перестанет существовать из-за спизженных диссертаций

Мы обсуждаем это как вполне тривиальную ерунду, смеёмся над копипастерами и не смотрим дальше, чем «вот у них за это министров увольняют, а у нас никому ничего не будет». Но некомпетентность — это обыск у свидетеля Костомарова, когда в 8 утра приходят искать то, что полгода лежит в ютьюбе, и берут подписку о невыезде. Некомпетентность — это депутат, предлагающий не лечить больных раком, потому что они неправильно жили, а потратить эти деньги на арбидол. Некомпетентность — это хихикающий над вопросом про геев премьер-министр, потому что геи — это смешно, они же в жопу долбятся и говорят «праативный», и все, кто смотрит «Дождь», тоже тухлодырые. Мысль, о том, что гей никогда не сможет подписать за гея информированное согласие на реанимацию — она ему в голову никогда не приходила, вообще никогда, и беда только в этом, а не в толерантности и прочей ерунде.

Все эти истории не станут проблемами завтра — они станут катастрофами послезавтра. Точно так же, как проблема детей, вчера не учившихся в школе из-за войны — казалось бы, кого волнуют пропущенные уроки, когда люди гибнут — сегодня подарила нам кадыровскую Чечню во всём её великолепии. Решения, которые могут принимать только съевшие всех собак в своём деле узкие специалисты, принимаются обезьянами. Уровень публичной дискуссии десижн-мейкеров совпадает с уровнем дискуссии в тамбурах и пивняках — буквально, дословно.

И обратно уже не повернуть — диссертации защищены на «отлично».
И первый перепост:

Птица-троечник | Александр Поливанов

Когда мою бывшую учительницу русского спрашивают, почему российские политики настолько косноязычны, она всегда отвечает: Россия — это страна победивших троечников. То есть людей талантливых и одаренных настолько, чтобы не оставаться в школе на второй год. Но в высшей степени ленивых и не понимающих, зачем нужно хорошо учиться. Троечник — это тот, кто, будучи смышленым и сообразительным, идёт по пути наименьшего сопротивления.
Молодые учителя, работающие в школах, рассказывают, что им порой бывает сложно объяснить ученикам, почему они получают двойки за скачанные из интернета рефераты. Детям непонятно, что не так, чем плохи их работы. Они же взяли половину информации из одной статьи в Википедии (и хорошо ещё, если из нее), половину из другой, потом все это прочитали, склеили в нужных местах, исправили вводные слова. В представлении школьников это и есть работа с источниками на пятерку. Реферат как он есть.
Но ладно ученические рефераты, это все-таки жанр, предполагающий компиляцию. Гораздо хуже, когда то же самое происходит и с сочинениями. Дети боятся сказать что-то свое из-за давящего авторитета уже написанного текста — будь то учебник, статья в Википедии или анонимный реферат. И одновременно не видят в своем слове никакой необходимости: всё в этом мире уже сделано, все слова сказаны, все задачи уже кто-то решил. За какие-то несколько лет умение быстро соображать обесценилось. Зато подорожало умение быстро искать — желательно ещё и там, где не сможет найти учитель.
Поиск в интернете, безусловно, пригодится во взрослой жизни, но это далеко не главное, чему должна учить школа. Однако вал фальшивых диссертаций, о которых СМИ начали писать в последние недели, говорит о том, что права моя учительница русского языка: в стране действительно победили троечники. Для них поиск и скачивание в интернете — гораздо более быстрый, легкий и надежный способ достичь желаемого, нежели кропотливая работа с источниками. Результат-то в итоге выходит один: троечник получает то же свидетельство о среднем образовании, что и отличник, аспиранты становятся кандидатами наук вне зависимости от качества своих диссертаций.   Во всей этой истории с фальшивыми диссертациями и плагиатом самое страшное — не сами научные работы и не их авторы; мало ли в науке случайных людей? О кризисе гуманитарного образования в гораздо большей степени свидетельствует реакция окружающих: чаще всего они искренне не понимают, в чем провинились плагиаторы.
"Склейка" с помощью copy paste надерганных из интернета материалов, некритический взгляд на источники, замалчивание реальных авторов тех или иных научных выводов и положений перестали считаться чем-то предосудительным. И поэтому неудивительно, что попавшимся на плагиате авторам многие даже сочувствуют. Часть комментаторов скандала с диссертациями убеждена, что суть любой гуманитарной научной работы как раз и состоит в том, чтобы понабрать из разных источников как можно больше псевдонаучных цитат и поставить между ними "таким образом", "следовательно" и "как говорилось ранее". Анализ первоисточников, текстология, критика главенствующих научных представлений, синтез разрозненных представлений об объекте исследования — все это слишком тонкие материи, они не для троечников.
Моя знакомая учительница, которая устала отбиваться от учеников и их родителей, считающих, что за скачанные рефераты им положены не двойки, а хотя бы четверки, провела с детьми такой эксперимент. Она поделила класс на группы — и каждой группе дала по одному или несколько словарей или энциклопедий. Затем попросила каждую из групп написать, воспользовавшись словарями, определение заранее выбранного слова (ну, допустим, слова "корова"). Суть эксперимента заключалась в том, что каждой группе были выданы разные словари — одним толковые, другим грамматические, третьим — справочники по символам и эмблемам. В итоге выяснилось, что для одних корова — это существительное женского рода, для других — символ плодородия, а для третьих — парнокопытное животное.
Разные источники предоставляют разную информацию; не называя их, автор оказывается в пространстве, в котором не может никому ничего доказать. Это касается и ученических работ, и диссертаций, потому что когда одни уверяют, что корова — это парнокопытное, другие — что существительное, правы будут только те, кто говорит, что в одних источниках написано одно, в других — другое. Это база для любой научной работы, без разбора источников в гуманитарных науках невозможно ни одно сколько-нибудь серьезное сочинение.
Моя знакомая говорит, что урок дался тяжело — многие дети его так и не усвоили, хотя некоторые все же стали обращать внимание на то, откуда они берут информацию для своих работ. Есть надежда, что в одном отдельно взятом классе моральная победа достанется отличникам. Во всех остальных — уж лучше бы победу одержали второгодники и хулиганы. Было бы честнее.