Мысли для начала... мышления

Неграмотными в 21-м веке будут не те, кто не могут читать и писать, а те, кто не смогут научаться, от(раз)учаться и перенаучаться. Элвин Тоффлер

2016-05-19

Культура стыда и инвалидация / Ольга Сушко

Культура стыда и инвалидация


В прошлом году, на первом в моей жизни обучающем курсе по психотерапии с ведущими-иностранцами, я обратила внимание на манеру преподавания, которая существенно отличалась от той, с которой мы здесь все регулярно встречаемся.

Первое, что казалось диким и неправильным — это то, что ведущие говорили участникам семинара о том, что у нас получается. Отмечали успехи. Говорили — "Слушай, вот это было круто". "Вот тут у тебя здорово получилось". "Мне очень понравилось, как ты это сделал". Такой способ вызвал у участников много тревоги. Под конец один не выдержал, и таки выдал ведущему текст примерно следующего содержания: "Почему ты все время говоришь, что у нас получилось хорошо? Я тебе не верю! Скажи, что мы делаем плохо, это будет по-честному". 

По правде сказать, я тому моменты тоже начала напрягаться, — не может же быть все хорошо. Ну не может!

Ведущий же, в свою очередь, по-настоящему растерялся, ушел думать, и вернулся после перерыва с объяснениями, почему он так работает, что работать иначе он не умеет, что он так не только преподает, но и воспитывает своих детей. Но было видно, что он очень удивлен. 

Второе, что бросалось в глаза, хоть и не так резко, это манера ведущих говорить о трудностях, сопровождающих процесс обучения. Говорить «Это нормально, если вам кажется, что у вас не получается». «Мне тоже было трудно в самом начале». «Это действительно непростой навык».
Все эти нетипичные способы разговаривать со студентами мне пришлось долго “переваривать”. 

Спустя год, после начала второго обучающего курса (у любимой Wies в Центр Интуитивного Питания "IntuEat"), я стала догадываться о некой культурной разнице между нами, которая, кроме всего прочего, заключается в глубоко укорененном способе обучать/воспитывать через стыжение. И речь не только об обучении в образовательных заведениях, речь о более глубоком процессе, который начинается внутри семьи и не прекращается, похоже, никогда. По-крайне мере, если не уделять этому внимание сознательно. 

В диалектической поведенческой терапии есть понятие invalidation — это способ воспитания, при котором реальные чувства и потребности ребенка игнорируются, называются стыдными, лишними, ненужными. Когда ребенок хронически получает послание «ты не имеешь права этого хотеть», «ты не можешь злиться», «то, что ты сейчас испытываешь — неправильно и не должно происходить». Иногда кажется, что этим пропитан воздух, если быть внимательным к процессам, оказывается, мы продолжаем жить в инвалидирующем окружении. Уставшая, отчаявшаяся и обозленная на все мама младенца слышит «Ну что, ты, он же маленький, на него нельзя злиться». Ребенок, приходящий в поликлинику на осмотр к стоматологу, слышит «Это совсем не больно, не выдумывай». Взрослый, испытывающий трудности в отношениях партнером, и пытающийся поделиться этим с кем-то близким, легко может услышать «Да, ну встань на его место. Его можно понять». 

В чем проблема инвалидации? В том, что человек, со своей растерянностью, злостью, непониманием, страхом игнорируется. Сообщение, которое он получает, продолжает оставаться все тем же — «Это совершенно неважно, что ты чувствуешь. Чувствовать это стыдно. Прекрати немедленно». Не знаю, есть ли что-то более запутывающего понимание себя и других людей, чем инвалидация. И что-то, настолько мешающее жить. При неблагоприятном раскладе хроническая инвалидация приводит к очень сильной внутренней спутанности, и формированию пограничного расстройства личности. При благоприятном (если это можно так назвать) — человек просто живет, мучаясь вопросами про свою «нормальность», «адекватность», «правильность». Особенно, когда он делает или чувствует что-то, что не принимается, или не принималось раньше, его окружением. 

И да, валидация, в моем понимании, является основной питающей силой в психотерапии и близких отношениях. В ситуации хронического дефицита, нет ничего более ценного, чем быть услышанным и услышать в ответ что-то вроде

  • «Твои переживания нормальны».
  • «Я могу тебя понять».
  • «Конечно, тебе страшно».
  • «Могу только представить себе, как это неприятно». 
Иногда и этого оказывается достаточно.