Мысли для начала... мышления

Неграмотными в 21-м веке будут не те, кто не могут читать и писать, а те, кто не смогут научаться, от(раз)учаться и перенаучаться. Элвин Тоффлер

2017-05-27

Что такое реальная хорошая школа


Наблюдения отца.

Вчера моя дочь закончила обычную американскую частную (оксюморон конечно, но тем не менее) школу в Массачусетсе. Церемония проходила в шатре на футбольном поле на территории школы (вся вместе территория гектар, наверное, 10, включая поля, учебные корпуса и бараки общежитий, все в окружении леса), под проливной дождь, на фоне 12 градусов по Цельсию. Гости, синьоры и остальные ученики естественно были в платьях и костюмах (noblesse oblige), и в России конечно не было бы конца потоку злобствований на тему климата, идиотов из администрации, которые не могли перенести церемонию внутрь, и прочего «не могу больше жить в этой стране». Но Америка есть Америка и пока родители иностранных студентов стучали зубами и удивлялись крепости духа детей и учителей (совместно веселившихся без тени дискомфорта), местные родители зябко улыбаясь утешали: «Это еще повезло – обычно на graduation такая жара, что в шатре вообще невозможно находиться – в обморок падаешь».

Стучание зубами продолжалось два часа и включило в себя выступления директора школы и местного мэра, награждение лучших учеников, выступление школьного хора и музыкального ансамбля и, наконец, мучительно долгую выдачу дипломов – поименно, с обязательным оглашением в какой колледж идет выпускник, с пожатием полдюжины важных рук и фото на память.

Как отец московского третьеклассника, обдумывающий завтрашний день, я стучал зубами и хлюпал легкими туфлями по размокшему в болото футбольному полю не просто так, а стараясь замечать и делать выводы. И готов поделиться тем, что заметил.

Во-первых, весь процесс обучения в частной (не знаю, как в публичной) американской школе построен на двух идеях: обучения мышлению и дифференциации.

О обучении мышлению говорят все время (директор школы с трибуны: «Мы не столько даем знания, сколько учим думать»), насколько я мог наблюдать процесс обучения, он был заточен не на «выучить» или «узнать», а на «осмыслить, сравнить, разобраться, суметь самостоятельно сформулировать, вывести, додумать».

Дифференциация во всем: по три-четыре уровня обучения одному и тому же предмету для разных детей, допуск на более высокий уровень надо «заработать», но прохождение высших уровней дает плюс при поступлении, так что все (или почти все) к этому стремятся – по нужным им предметам; «корзину» предметов школьник собирает сам, единственное условие набрать «кредит» нужного уровня. Кто-то берет больше естественнонаучных дисциплин, кто-то – искусства, кто-то гуманитарных. Кто хочет специализироваться на химии – берет высшие уровни химии; кто на физике – физики. На церемонии на шапочках выпускников прикреплены желтые полоски – по числу сданных предметов высшего уровня (у моей дочери были четыре, что круто, но были дети и с 6 и даже с 8 полосками).

Очень большое внимание уделяется искусству во всех его проявлениях. В области искусства тоже надо набрать нужный «кредит», в опциях – изобразительное искусство, музыка (разные инструменты, хор), дизайн одежды, архитектурный дизайн, театр – берут минимум по два предмета (одного не хватает на «кредит»). Файка брала изо, фортепиано и театр – стала великолепно рисовать, всерьез играет на пианино (ну, в театре она играла еще в Москве). Изо, надо сказать, преподавалось очень широко – разные техники рисунка, разные стили, помимо этого они постоянно делали декорации для театра (и это был не ватман, раскрашенный акварелью, а полноценные декорации – на уровне профессионального мюзикла (кто был в Лондоне на «Короле Льве» представляет, как делаются декорации).

Всерьез представлены технологии. Компьютеры, роботы, 3-Д принтеры, дроны. Мне сложно оценить уровень обучения поскольку мое чадо не по этой части, но по крайней мере оборудование серьезное и явно видно, что учат и прикладным вещам типа обработки изображений, и теории.

Впечатляет общая настроенность и направленность на успех. Выделение успешных учеников ведется множеством разных путей, проявляется вербально, через награды, через детали одежды, через меморизацию (в школе висят мемориальные таблички с именами всех учеников, которые при выпуске получили distinction – это по одному ученику в каждой дисциплине каждый год) и так далее. Но важно не это – важно, как они понимают успех. Цитата из выступления на церемонии: “A success is not in being better than others; it is – being the best version of yourself”. Конкуренция вообще не поощряется, нет никаких механизмов прямой конкуренции (в частности снятию потенциального накала конкуренции способствует разность программ и уровней предметов). Из косвенного наблюдения (и рассказов дочери): русскоязычные учащиеся (русские и украинцы в основном) все время мерялись всем – оценками, баллами, рейтингом будущего колледжа и пр. Остальные – нет.

Интересен подход учителей. Несколько раз услышал: «мы в сущности сидели рядом с учениками, пока они учились». Учителя с учениками общаются, играют, дурачатся, все совершенно на равных, как и везде в Америке все ментально «на ты». Никто из учителей не стал мне, приехавшему на церемонию, рассказывать «важные вещи про моего ребенка» - все шутили и смеялись, при этом очень точно (я-то ее знаю 18 лет) характеризуя мою дочь. Структура связи ребенка в школе сложнее, чем в России. У каждого ученика есть свой tutor – учитель, чья задача быть в постоянном контакте с ребенком по всем поводам, следить за его состоянием, успехами, коммуницировать с родителями. Tutor защищает интересы ребенка в случае конфликта – то, что в российской школе является редкой удачей (какому-то учителю понравился твой ребенок и с ним устанавливается особый контакт) в американской школе превращено в часть процесса.

Еще одна цитата: «Наша задача – научить задавать правильные вопросы». Вопросы – это obsession американского обучения. Они, кажется, считают, что вопросы важнее ответов; лучший ученик тот, кто все подвергает сомнению (questions everything). В программе постоянные диспуты, не только на общеполитические темы, но и на научные. Обсуждается всё, включая «базовые ценности», для обсуждения требуются оппоненты, таким образом дети провоцируются на занятие самых маргинальных позиций и отстаивание их, но главное – учатся слышать друг друга и спорить, а не подавлять, учатся искать компромиссы и общие точки.

Явно заметно, что основой обучения является прагматичный подход, на грани цинизма. Идеология не видна; «хорошо» и «плохо» возникают не из «потому что», а на базе практических умозаключений. «A violation of anyone’s rights is a threat to everybody’s rights» - вот так (а не соображениями этики или эмпатии) объясняется, почему нельзя нарушать чьи бы то ни было права. Возможно это очень правильно – как иначе достучаться до современного человека, который вообще то не слишком склонен к эмпатии и далек от этических рассуждений?

Школа совершенно интернациональна – ученики не только (и даже не столько) из Америки, сколько из других стран – Китай, ЮВА, Африка, Латинская Америка, Индия, Европа, Ближний Восток (включая даже такие страны как Саудовская Аравия), конечно СНГ. Дети приезжают в старшую школу после совершенно разных программ, для приезжих английский – не родной язык. Кажется, это не вызывает никаких трудностей у учителей и не мешает ученикам. Большой привет московским учителям, жалующимся на «засилье мигрантов, плохо говорящих по-русски, которых невозможно учить и которые мешают местным учиться». И конечно для детей это фантастически важный опыт столкновения с множеством разных культур и установления контактов. Думаю, что загнать такого ребенка в душный мир национального или государственного изоляционизма и шовинизма будет на порядок труднее, чем ученика школы, в которой учителя не скрывают свой брезгливости по отношению к «инородцам».

И, последнее, это среда. Вокруг море зелени и распластанные частными домиками пригороды Бостона. Никто не запирает ни дома, ни машины. На самом деле – мы бродим по гостям (у нас тут много знакомых), и нам просто говорят – «приходите, если вдруг нас еще нет, посидите…». Приходим, заходим. Ключи никому не нужны. Это тоже должно влиять на учеников.

Да, я знаю, Америка разная, и школы в ней разные, и проблемы с образованием в Америке большие. Это вообще – не про Америку. Это про то, какой должна быть школа, чтобы быть “the best version of itself”. И какой она в России не станет даже в отдельных местах, пока мы не перестанем тупо копировать форматы советской школы (а она, на самом деле, скопирована с царской гимназии), украшать карго-копиями западных практик, типа ЕГЭ, по дороге полностью их извратив и выхолостив смысл, да еще и навешивать на нее идеологические путы.

ПС: А согрелись мы потом довольно быстро – был прекрасный кетеринг в спортзале после церемонии.

За вами уже идут, а по пути других подгребают


Я все никак не мог понять, что не так с этой поддержкой Серебренникова статусными "деятелями культуры" типа Хаматовой и Миронова.

И вот я, наконец, сформулировал для себя. Проблема даже не в том лицемерном двоемыслии, когда ты с одним и тем же языком лижешь царственный зад и произносишь гневные филиппики о жестокостях царской охранки. Проблемы глубже и страшнее.

Начну издалека. Когда маховик сталинских репрессий раскручивался, то сначала (все 20-е годы) он был направлен на "классовых врагов": бывших капиталистов и помещиков, священников, бывших царских чиновников, полицейских, белогвардейцев и т.д.

И все деятели культуры (за редким исключением) молчали: все правильно, как иначе? Ведь классовая борьба же! Новый строй добивает остатки старого режима, ярче сияй солнце светлого будущего! Если враг не сдается - его уничтожают. Насилие - повивальная бабка истории. Диктатура пролетариата не делается в белых перчатках и т.д.

Потом Сталин взялся собственно за русский народ - крестьян. Миллионы были сосланы, миллионы - умерли с голоду в Голодомор, миллионы - репрессированы, сотни тысяч - расстреляны.

По общему мнению всех социологов, демографов и историков именно в начале 30-х, в коллективизацию и был сломан хребет русскому народу, именно тогда ему был нанесен удар, от которого он и по сей день не оправился. Удар, который был сильнее даже, чем Вторая Мировая Война.

Деятели культуры предпочли этот удар не заметить вообще. Про голодомор - ни слова. Про репрессии - вскользь, только в режиме "так им и надо". Про ссылки и т.д. - в смысле "освоения новых земель" и " великих строек коммунизма".

И вот во второй половине 30-х Сталин, наконец, взялся за самих "деятелей культуры". Какой эти "деятели культуры" подняли поросячий визг! (И то: не сразу, а лишь дождавшись смерти "отца народов"). Ай-яй-яй "цвет нации"! Кольцов-Бабель-Мейерхольд и т.д.! Ай-яй-яй "прямо сапогом по ребрам"! Какой кошмар: "ночью ворвались"... Какой ужас: "прямо на глазах у жены и детей..."

А ничего, что весь этот ужас продолжался к тому моменту уже двадцать лет как? И все эти "Кольцов-Бабель-Мейрхольд и пр." только нахваливали его, постановки делали и книжки писали во славу "нового строя рабочих и крестьян" и "беспощадной борьбы с врагами социализма"? И очнулись они (причем далеко не все, а лишь немногие) только когда уже до них добрались?

Где была Хаматова, когда убивали Магнитского? Где был Миронов, когда пытали Дадина? Где они все были когда застрелили Немцова? Нигде. Они славили Путина.

И только когда уже подобрались к людям их круга, их профессии, их "крови", только тогда они заголосили дурными голосами: какой кошмар - "рано утром", какой ужас - "до поздней ночи", какое свинство - "даже поесть не предложили"...

А ничего, что рано утром с визжащей пилой по металлу, с автоматами и в масках - это их обычный способ врываться на обыск в квартиры даже не обвиняемых и подозреваемых, а просто - свидетелей по делу? И этот обычный способ они практикуют уже лет десять!

В частности к моей жене они ворвались на обыск даже не в 7:30 как к Серебренникову, а в 6:00! Когда она была одна в квартире! И они знали, что в квартире никого, кроме нее, нет... И тоже с автоматами, человек десять следователей и мордоворотов в масках...

А ничего, что обвиняемых (т.е. де юре - невиновных людей) возят на суд сутками и они сидят в "стаканах" в наручниках, без еды и питья, без даже возможность поссать и посрать? Что к ним не пускают адвокатов, что их бьют и издеваются над ними на допросах, что шантажируют проблемами с родственниками и т.д.?

Короче: маховик путинских репрессий уже пятнадцать лет (с дела Юкоса) раскручивается, раскручивается, раскручивается... И вот он добрался и до "деятелей культуры". И тут они прозрели!

Но они прозрели очень своеобразно. Они не пошли к Навальному с вопросом: "Чем тебе помочь, Леша?" Они начали писать петиции Путину. То есть буквально повторять то, что делали до них те, кто писал жалобные письма Сталину. Жалобные и при этом безнадежно верноподданические.

Чем кончилась эта писанина - мы знаем: пришли и за ними. Господа Хаматова и Миронов! Учите матчасть: в концовке останутся только те, кто не писал никаких писем вообще! Никаких, кроме тех, где написано" все правильно!" "так им и надо", "раздавить как фашистскую гадину"... Останутся только Прилепин и (в который раз) - Михалков.

..........

А Кирилл Серебренников мне так трогательно объяснял, что Прилепин его друг, что он очень хороший, просто "он так считает" и "нельзя же так злиться на человека, если у него отличные от тебя взгляды?" "В конце концов - или ты не демократ?" "Левая идея - это тоже прогресс..." И даже ставил прилепинские пьесы... Как, впрочем, и сурковские...

Ох вы милые мои авангардисты... Мейерхольды несчастные...

.........

Из письма Мейерхольда Молотову:

"...Меня здесь били - больного шестидесятилетнего старика. Клали на пол лицом вниз, резиновым жгутом били по пяткам и по спине; когда сидел на стуле, той же резиной били по ногам (сверху с большой силой) и по местам от колен до верхних частей ног. И в следующие дни, когда эти места ног были залиты обильным внутренним кровоизлиянием, то по этим красно-сине- желтым кровоподтекам снова били этим жгутом и боль была такая, что, казалось, на больные чувствительные места ног лили крутой кипяток (я кричал и плакал от боли). Меня били по спине этой резиной, меня били по лицу размахами с высоты... ...следователь все время твердил, угрожая:

"Не будешь писать (т. е. сочинять, значит!?) будем бить опять, оставим нетронутыми голову и правую руку, остальное превратим в кусок бесформенного окровавленного тела".


И я все подписывал до 16 ноября 1939 г. Я отказываюсь от своих показаний, как выбитых из меня, и умоляю Вас, главу Правительства, спасите меня, верните мне свободу. Я люблю мою Родину и отдам ей все мои силы последних годов моей жизни..."

Не выходи из комнаты, не исполняй Шекспира

https://www.facebook.com/splotov/posts/703925536477781

Похоже, после оценки президента «дураки» в адрес проводивших обыск в «Гоголь-Центре», остальные доблестные защитники правопорядка активно включились в борьбу за это высокое звание.

ИЗ НОВОСТЕЙ: Правоохранители Москвы задержали 9-летнего мальчика, который читал стихи на Арбате.

Не выходи из комнаты, не исполняй Шекспира.
Зачем тебе иностранец в пространстве русского мира?
Не искушай напрасно своего хранителя-ангела.
Не выходи из комнаты! На улице, чай, не Англия.

О, не выходи из комнаты. Максимум — до магазина.
Максимум — вокруг дома, руки убрав за спину.
Разве что — на молебен. Всё остальное — зыбко.
Не выходи из комнаты, не совершай ошибку.

Не выходи из комнаты, из себя, или строя.
Не выходи за рамки режима с пометкой «строгий».
Не умничай. Не высовывайся. Стань незаметней вируса.
Дожидайся ОМОНа, шмона, сноса, доноса, выноса.