Мысли для начала... мышления

Неграмотными в 21-м веке будут не те, кто не могут читать и писать, а те, кто не смогут научаться, от(раз)учаться и перенаучаться. Элвин Тоффлер

2014-03-04

«Туннельное» мышление и поведение: два кейсика

«Туннельное» («изолированное») мышление и вытекающее из него поведение — это мышление и поведение, организованные по принципу «в чужом глазу соринку вижу, в своём не вижу и бревна» (у А.С.Пушкина есть более грубый вариант, запрещённый ныне к воспроизведению Госдурой РФ). Сетевые баталии вокруг Украины вынесли на просторы интернета два текста, которые я тут воспроизвожу в качестве интересных примеров вышеназванных когнитивно-поведенческих искажений:
Борух Горин
Ну что поделать, если это актуальнее всех новостей?
Бунин, "Окаянные дни".
"Революция - стихия..."
Землетрясение, чума, холера тоже стихии. Однако никто не прославляет их, никто не канонизирует, с ними борются. А революцию всегда "углубляют".
"Народ, давший Пушкина, Толстого".
А белые не народ.
"Салтычиха, крепостники, зубры..." Какая вековая низость —шулерничать этой Салтычихой, самой обыкновенной сумасшедшей. А декабристы, а знаменитый московский университет тридцатых и сороковых годов, завоеватели и колонизаторы Кавказа, все эти западники и славянофилы, деятели "эпохи великих реформ", "кающийся дворянин", первые народовольцы. Государственная Дума? А редакторы знаменитых журналов? А весь цвет русской литературы? А ее герои? Ни одна страна в мире не дала такого дворянства.
"Разложение белых..."
Какая чудовищная дерзость говорить это после того небывалого в мире "разложения", которое явил "красный" народ.
Впрочем, многое и от глупости. Толстой говорил, что девять десятых дурных человеческих поступков объясняются исключительно глупостью.
— В моей молодости,- рассказывал он, — был у нас приятель, бедный человек, вдруг купивший однажды на последние гроши заводную металлическую канарейку. Мы голову сломали, ища объяснение этому нелепому поступку, пока не вспомнили, что приятель наш просто ужасно глуп.
И:
"Нельзя внушать идею опасности революции, имея систему знаков, революцию воспевающую"
Д. Губин
04.03.2014, 09:13
В Красноярске в начале недели неизвестные облили краской памятник Ленину и написали на цоколе "Слава Украине!" Обозреватель "Огонька" Дмитрий Губин считает, что памятник лучше не очищать, а из центра города с улицы Карла Маркса убрать – от политического греха подальше.
Массовое – даже не знаю, как это назвать – в общем, массовое низвержение памятников Ленину на Украине, по касательной затронувшее в России красноярский памятник Ленину, проще всего представить действиями ликующих вандалов.
На самом деле за каждым памятником Ленину стоит проблема символа, которая на Украине таким лесоповальным образом, но решена, а в России всего лишь задвинута в тень. Для России проблема заключается в том, что невозможно внушать идею опасности революции, имея систему знаков, революцию воспевающую.
Ленин был одним из беспринципнейших политиков в мировой истории, готовых прибегать к любым методам и отказываться от любых принципов, если это приводило либо к захвату власти, либо ее удержанию. Все средства, от убийств госчиновников и госпереворота до концлагерей и расстрелов заложников, были для него хороши. Однако нет в России такого города, где бы не было улицы Ленина, площади Ленина и памятника Ленину.
Российские города до сих пор покрыты улицами, носящих имена террористов, убивавших чиновников, а также тех, кто одобрял эти убийства во имя торжества справедливости. И это не закрепление памяти, а поощрение принципа: почувствуйте, что называется, разницу.
Фотографиям Гитлера вполне место в книге о нацизме – но что бы мы сказали, увидев портрет фюрера на стене? Между тем, в России жители 22 российских городов до сих пор ходят по улице имени террориста Степана Халтурина, а 26 городов – по улице имени террористки и цареубийцы Софьи Перовской. И даже в Петербурге, где имена Желябова, Перовской, Каляева, Нечаева из топонимики убраны, поезд из Москвы прибывает непосредственно на площадь Восстания.
Рано или поздно с символикой придется определяться. Либо приоритет идеи незыблемости государства – либо приоритет идеи допущения революции и насилия. Украинские события – хороший момент, чтобы исторический текст поместить в другой контекст, превратив воспевание в память. Скажем, образовать из памятников Ленину мемориал, подобный мемориалам жертв Холокоста.
Иначе рано или поздно в одном из шести российских городов, например, где сегодня есть улицы имени террориста и цареубийцы Желябова, неподалеку от памятника революционеру Ленину, подрастет обиженный на жизнь мальчик, считающий, что дело справедливости стоит того, чтобы закладывать динамит. Кстати, в Красноярске, где сейчас очищают от краски и надписей памятник Ленину, улица Желябова находится в самом центре.
И ещё: 
  Татьяна Токарь
Если русский любит Россию — он патриот.
Если украинец любит Украину — он махровый бандеровский националист.
Если русский говорит «хохол» — он по-доброму иронизирует над представителем братского народа.

Если украинец говорит «москаль» — он выявляет этим свою националистическую, антироссийскую сущность.
Если русский митингует — он отстаивает свои интересы.…
Если украинец митингует — он отрабатывает американские деньги, выплаченные ему на антироссийские цели.
Если русский политик общается с американским политиком — он налаживает отношения между двумя странами.
Если украинский политик общается с американским политиком — они оба плетут антироссийский заговор.
Если русский говорит на русском языке — он просто русский.
Если украинец говорит на украинском языке — он Мазепа, Петлюра, Бандера, Черновил недобитый.
Если руководство России декларирует пророссийские лозунги — это нормальное руководство
Если руководство Украины декларирует проукраинские лозунги — это проамериканское и антироссийское руководство.
Если русское правительство не соглашается с украинским правительством — оно отстаивает национальные интересы.
Если украинское правительство не соглашается с русским правительством — абарзели ваще.
И от Виктора Шендеровича — «Харакири под духовые»:
 Путин, как трудный ребенок, делает гадость, чтобы на него обратили внимание. Ему, конечно, страшно в кайф, когда все эти обамы-меркели суетятся вокруг, нервничают, о чем-то просят…
Удивительный, право, случай, когда судьбы двух стран зависят от одного диагноза. Небольшой саддамчик с ядерным оружием образовался — прелесть что такое!
«Зачем Володька сбрил усы?»
А впрочем, дурак-дурак, а мыла не ест; технологией владеет вполне. Наехал — напугал — поторговался — отъехал. Всегда есть о чем поговорить с мировым сообществом. Эдак можно полвека собирать отступное, как Северная Корея. Саддаму вышеупомянутому, правда, повезло меньше, но там нефть была хорошая, а ядерной бомбы, наоборот, не было… Не повезло чуваку.
Нашему — повезло. Красота! Снаружи Realpolitik, внутри народная поддержка, произрастающая из стокгольмского синдрома пополам с общей туповатостью, которая была когда-то дефектом, а при Путине стала государственной политикой в отношении подведомственной популяции.
Ну и вытесненные комплексы тут как тут, разумеется: коллективное в обнимку с бессознательным.
«В прихожей куча на полу», и куча эта со времен написания того стишка выросла неимоверно. Убирать ее — занятие муторное, досадное, унизительное, наконец; куда приятнее нацепить георгиевскую ленточку, врубить, ни к селу ни к городу, «Священную войну» и пойти по улицам горланить про освобождение Крыма.
Конечно, если этому энтузиасту-освободителю сообщить, что пока он горланил, рынок обвалился на 60 миллиардов баксов, и значит, лично у него вынули из кармана примерно пятнадцать тысяч рублей, и у жены из сумочки пятнадцать тысяч, и у ребенка… — причем это только первый взнос за новый праздник! — то он, может, и перестал бы на некоторое время ходить под оркестр. Тем более что у оркестранта, пока он дудел, тоже вынули из кармана те же пятнадцать тысяч и дыхание перехватило…
Только кто ж им расскажет!
Не для того закатывали под асфальт свободную прессу, чтобы мешать празднику патриотизма.
«Как бы Ярославскую область включить в число земель, представляющих интерес для России?» — поинтересовался по случаю один беспокойный в интернете.
И впрямь: как?
У русских там большие проблемы. Они депрессивно живут и рано мрут... Каким бы способом нам их защитить, помимо ареста мэра-демократа? Что делать? — как спрашивал один из Саратова.
Вариантов, по большому счету, два. Первый, как сказано выше, не короткий и досадный для самоощущения: принять холодный душ, прийти в сознание, понять, в какой жопе мы сидим и почему так давно в ней; поняв же это хорошенько, попробовать (не с первого раза, но все-таки) выучить демократическую таблицу умножения: завести для ежедневного пользования свободу слова, честные выборы, независимый суд…
Не хотим? Уже не можем?
Тогда, конечно, надо побыстрее да поглубже ввести войска на какую-нибудь чужую территорию — и по этому поводу дать ярославцам, да и саратовцам до кучи, походить под оркестр с триколорами и георгиевскими ленточками.
Это их, конечно, сильно развлечет в период обвальной инфляции. Вопрос, надолго ли.
Ну, да ничего, с повестками дня у нас все в порядке, одна заря сменить другую спешит, дав ночи полчаса! Вон давеча Южную Осетию освобождали, тоже праздник был, — кто теперь вспомнит про нее, кто поинтересуется, как там живут люди, куда девались те миллиарды?
Сойдет пеной Крым, надыбаем для трудящихся еще какой-нибудь праздник, с ленточками под оркестр. Так победим.