Мысли для начала... мышления

Неграмотными в 21-м веке будут не те, кто не могут читать и писать, а те, кто не смогут научаться, от(раз)учаться и перенаучаться. Элвин Тоффлер

2017-03-25

Фабрика несчастья. Как устроены современные левые идеологии, и почему они не победят

Фабрика несчастья. Как устроены современные левые идеологии, и почему они не победят

Люди и вообще все высшие приматы – гораздо более социальные животные, чем многие думают. Даже в стае макак обезьяна, не имеющая ног и рук, будет носима и вскармливаема соплеменниками.
Действительно: на существо, лишенное от природы возможности обеспечить себе ресурсы для выживания, стоит обратить внимание остальным. С этим согласны даже убежденные индивидуалисты. А вот современные левые думают по-другому.
По мнению современных политкорректоров, ношение больных на руках – не просто то, что любезно делают для родившихся больными родившиеся здоровыми. И даже не право больных. Более того: это уже и не просто обязанность здоровых. Это долг перед ними тех, кто имел дерзость появиться на свет, не обладая физическими патологиями и материальными проблемами. Это их плата за то, что посмели родиться здоровыми.
С точки зрения современных левых, быть благополучным не просто ненормально: факт благополучия является угнетением.
Никогда не имевшие или решившие свои проблемы самостоятельно люди уже не называются обычными – теперь их принято называть привилегированными.
Что происходит в результате?
Чтобы понять это, нужно немного отойти в сторону. Знали ли вы, что в культурах, где у женщин не принято бояться мышей, женщины их ничуть не боятся? Более того: там, где слюна постороннего человека не считается отвратительной, люди с аппетитом едят из тарелки каши, в которую их родственник только что плюнул. Если эти этим же людям привить отвращение к слюнному секрету посторонних, они начнут его испытывать.
Теперь итальянец с доходом в 1500 евро – не просто небогатый по местным меркам человек. Он – жертва страшного привилегированного сословия, несчастный примерно настолько, как фарисей, только уже по-настоящему, глубоко, и до глубоких порезов на руках убежденный в собственной несчастности. Если он еще и нетипичной для итальянца расы, а кто-то хоть раз об этом обмолвился – он еще и жертва расизма, несчастная вдвойне. Стоит вам на одиннадцатой минуте полового акта решить, что заниматься сексом вам больше не хочется, а половому партнеру – не остановиться по первому требованию, из привилегированного угнетателя вы уже превратились в почтенного левым эстеблешментом rape-survivor, и чем несчастнее вы будете, тем желаннее вы для современных левых идеологов.
Привилегированное общество быстро подстраивается даже под самые необузданные желания современных борцов с абьюзом. Но вместо того, чтобы радоваться успехам, современные левые придумывают все новые формы угнетения, которыми на них давят привилегированные. Теперь каждого отдельного угнетенного при необходимости надо называть придуманным им местоимением, а в каждом отдельном здании должно быть отдельное помещение для людей цвета и еще одно – специально для женщин. Сан.узлы также нужно оборудовать помещениями для десятка разных гендеров. Как только угнетатели управятся и с этими капризами, политкорректорам срочно придется придумывать что-то новое.
Вместо того, чтобы уменьшать количество несчастных людей, современный левый эстеблешмент его увеличивает. Увеличивает планомерно и целенаправленно.
Image title
Захватят ли левые цивилизованный мир окончательно?
Судьба Прекрасного Нового Левого мира лучше всего отражена в знаменитом пикнике феминисток, сорвавшемся из-за того, что ни одна феминистка не принесла свою еду. Угнетенный зарплатой в 1500 евро итальянец может месяцами стоять с плакатом на улицах Турина, требуя, чтобы богатые разделили с ним их богатство. Но он не пожертвует и 20 евро классово близким косоварам, живущим на 70 евро в месяц под угнетением местных богачей с доходами в 350. Требующий бесплатной перемены пола трансгендер, получив бесплатно медицинское образование, не начнет процесс перехода пациента до того момента, пока не убедится в его платежеспособности. В конце концов, современные левые, требуя  уважительного к себе отношения, требуют его от общества, которое сами называют в лучшем случае больным и отвратительным.
Левые идеологии существуют только до тех пор, пока их подпитывают ресурсами, исходящими извне. Как правило, спонсорами выступают государственные и окологосударственные структуры – те, кто, в свою очередь, получает деньги без прямого согласия тех, с кого они собираются. Казалось бы, использование налогов на нужды угнетенных есть путь к их победе. Но тут стоит вернуться к знаменитому пикнику феминисток: за желания левых, по их же мнению, платить должен кто угодно еще, кроме самих левых.
Пока социалисты тонут в мечтах об анархо-комуннах, анархо-капиталисты выкупают целые города, чтобы жить там по тем законам, которые они сами хотят. Просто потому, что экономически правые, в отличие от экономически левых, готовы нести реальную ответственность за свои желания.
Стороннее финансирование рождается зависимость. Зависимость неизбежно рождается противоречия. Теперь фраза «мужчины и женщины» в отношении незнакомой говорящему группы лиц - угнетение, а клитероэктомия девочки в мусульманской семье по соседству – это право и выбор женщины (четырехлетней).
Общество капиталистических отношений жизнеспособно в силу того, что свободный рынок в итоге занимается мультипликацией благ. Современные левые идеологии занимаются мультипликацией страданий. В этом ключевая причина их нежизнеспособности. 
Image title
Сколько на самом деле страдающих и угнетенных?
В мире сегодняшнего дня действительно немало тех, с кем незаслуженно плохо обращаются другие. Например, женщины в мусульманских странах, о которых классические современные феминистки заведомо для себя не вспоминают. Или гомосексуалисты в странах третьего мира. Важно осознавать следующее: те, кто называют себя жертвами изнасилования на основании брошенного взгляда или жертвами дискриминации из-за неправильно местоимения по сути нивелируют собой значимость тех, кому реально нужна помощь. 
Если поддаться влиянию левых идеологий и действительно считать угнетенными всех, кого одной из тысяч своих граней обошла справедливость, привилегированных в мире вообще не останется. В то же самое время миллионы реальных жертв изнасилования и абьюза, миллионны рожденных в бедности и вставших на ноги, миллионы приложивших усилия и излечившихся больных живут здоровой жизнью, не подавая никаких признаков своей прошлой угнетенности, счастливо живут и работают, давая современным политкорректорам право называть себя привилегированными. И деньги из своих налогов на то, чтобы они продолжали так делать.
Image title

Автор

Андрей Родионов

Андрей Родионов

Писатель, предприниматель, публицист