Мысли для начала... мышления

Неграмотными в 21-м веке будут не те, кто не могут читать и писать, а те, кто не смогут научаться, от(раз)учаться и перенаучаться. Элвин Тоффлер

2017-06-27

Сталинская мясорубка и Холокост: право и психология

Ихлов Евгений
50 мин.

Притча об юридизме

Генри Резник устроил скандал: не должно быть мемориальной доски в честь Сталина в Московской государственной юридической академии. А ему - эдак резонно: не кипишуйте, гр. адвокат, есть постановление совмина РСФСР от 1960 года. Не нами установлено, не нам и отменять.

Правда, потом был XXII съезд КПСС, принявший решения о десталинизации. Но то - решение общественно-политической организации тоталитарного типа (см. решение КС РФ от 30.11.92), а тут - постановление легитимного органа исполнительной власти. 
Нет, разумеется, доску тут же в октябре 1961 года и сняли, но она же на балансе, поэтому не разбили варварски, а рачительно снесли в кладовку. А совмин РСФСР тогда, в предверии раздела на региональные совнархозы, ту бумажку не отменил следующей, забыли в суете. 
А тут её как-раз из кладовки извлекли, и, наверное, бубня под нос, "нечего тут демонизировать", привернули взад.

Разумеется, либералы могут спохватится, что надо писать письмо Димону, бить челом, дескать отмените постановление, стыдобище какое... Лет десять назад так бы и сделали. А Димон бы сидел и думал тяжкую думу: ему выступить против самого популярного народного героя это усугубит уточку или улучшит имидж?

А пусть висит! Если могут остальные синьорэ профессорэ мимо спокойно шагать, как мимо Дзержинских в каждой ментовке или бесконечных Лукичей, то и ладно. 
Если большинству студентов всё равно - пускай висит как каиновая печать. Они ведь овладевают знаниями. Знаниями, как у наследников полоумной старушки отсудить квартиру в пользу чёрного риэлтера, тайнами профессии как идеально распределить занос между судьёй, следователем, начальником следственного управления и прокурором, чтобы клиенту меньше дали и лучше зону подобрали...

За это расскажу притчу о юридизме. Жил-был в Германии крупный юрист и активист католической партии "Центра" Ганс Йозеф Мария Глобке. Очень хотел пригодиться при новом режиме "национальной революции". Стал автором комментариев к Нюрнбергским расовым законам 1935 года (а каждый юрист знает - судят не по статьям, а по комментариям). Имел отточенейший юридический ум. Предлагал вводить жёлтые звезды и запреты на немецко-еврейские браки. Но столкнулся с проблемой - в немецких паспортах не было графы национальность (как-то с кайзера повелось, что есть единая германская нация). Выход был найден - обязать евреев взять дополнительное имя - мужчинам - Исраэль, а женщинам - Сара. Вот представляете, что эмигрируй Эйнштейн на три года позже, у него в паспорте было бы написано Альберт Исраэль, а его супруги - Эльза Сара. К огромному восторгу эсэсовских патрулей...

Но партийный фанатик Борман не пустил Глобке в партию, несмотря на все заслуги - партия "Центра" в рейхе тогда была как пребывание в меньшевиках в СССР (легко и просто в НСДАП брали только раскаянных коммунистов со справкой об арийскости). Поэтому Глобке формально не попал под критерий нацистский преступник, ведь он был "попутчик" - беспартийный "буржуазный специалист" по-советски. В Нюрнберге был свидетелем.

Опытнейший правовед, Глобке был привлечён юридическим советником в ранге замминистра правительства Аденауэра. Однако в ГДР был заочно приговорён к пожизненному заключению как один из организаторов Холокоста, и когда после дела Эйхмана, в ФРГ отношение к бывшим наци резко поменялось (начался их вариант "десталинизации", точнее, "дегитлеризации", синхронный с советским), то после отставки своего покровителя Аденауэра, сбежал в Швейцарию. Когда же "пыль осела" вернулся в ФРГ и тихо умер в 1973...

Это я всё к тому, что в нынешней России к жертвам Сталина как относились как жертвам Холокоста и расовой политике рейха в Западной Германии 50-х: оказались в не том месте, не в то время, неприятно, но не повод "слишком демонизировать" (мем).

Поэтому российские русские в своей значительной части ещё не стали нацией, ибо для сталинизированного сознания жертвы генералиссимуса не соотечественники, ставшие жертвой социального геноцида, но такие вот "евреи рейха", в паспорта которым они мысленно вписали Исраэль и Сара.