Мысли для начала... мышления

Неграмотными в 21-м веке будут не те, кто не могут читать и писать, а те, кто не смогут научаться, от(раз)учаться и перенаучаться. Элвин Тоффлер

2013-03-02

Похорони в себе Сталина, пока Сталин не похоронил тебя: к 60-летию трупных миазмов

Во вторник исполнится 60 лет со дня смерти И. Сталина. История жизни образа Сталина после физической смерти тела индивида Сталина — жуткий пример неумения и нежелания миллионов людей ценить человеческую жизнь и личное достоинство больше, чем смердящий  и убийственный миф обожествлённой подлости. И самое подлое в этой мифической вере в супермена Сталина — надежда на своё личное избегание расстрельных списков с помощью раболепного одобрения внесения в эти списки кого угодно другого. Это миф лёгкого и быстрого решения всех проблем — поклониться тому, кто способен убивать миллионы «плохих» людей для обеспечения «счастья» людей «хороших». Это расистский миф чёрно-белого деления людей на заведомо «плохих» и заведомо «хороших», приводящий к автоматическому оправданию любых подлостей и зверств со стороны «хороших» в отношении «плохих». И в дополнение к этому юбилейному некрологу — некролог Сталину от Георгия Мирского:

СТАЛИН УМЕР. ПРОШЛО 60 ЛЕТ

Георгий Мирский, заслуженный деятель науки РФ
01 марта 2013, 18:30
Через десять лет, когда будет следующая круглая годовщина смерти Сталина, уже мало кто сможет сказать: «Я это помню, был уже взрослым, пошёл на похороны». Пока такие ещё есть, я в их числе.

Отзвучал неповторимый траурный голос Левитана. Мать выбежала в коридор, натолкнулась на соседку и воскликнула: «Сталин умер!» Соседка зажала ей ладонью рот: «Вы с ума сошли!» «Да по радио сказали!» «Нет, что вы, молчите!» Я тут же поехал в Московский Институт Востоковедения, где был аспирантом. Там уже собрались практически все студенты и преподаватели, приехали стихийно. Митинг, много выступавших. Звучат слова: «Я как услышал об этом утром, показалось, что солнце зашло». Меня спрашивают: «Думаешь, Москву не переименуют в Сталин?» Я, как редактор институтской стенгазеты, пишу статью, начинающуюся словами: «В этот черный день…» Секретарь парткома поправляет: «Не надо, в обращении ЦК таких слов нет, вычеркни». Все подавлены, ошеломлены — не потому, что любили Сталина, я вообще таких «любивших» не видал, более того — когда в 1942 г., в разгар войны, я 16-летним юношей работал слесарем-обходчиком тепловых сетей в Мосэнерго, при мне сварщик в присутствии группы рабочих покрыл Сталина матом, и все восприняли это как должное. Я понял потом — все они были из деревни, бежали из колхозов, власть ненавидели. И вообще «хозяин» был не из тех людей, которых любят; любили Ленина, Троцкого, Гитлера, Мао, Рузвельта, но никак не Сталина.

Все эти несколько дней после смерти Сталина люди ходили как мешком прибитые, потому что Сталин был частью жизни, постоянной и непременной частью. Его обожествляли. С его смертью выпал главный камень существования, непонятно стало, как вообще жить дальше. Внушённая народу н е з а м е н и м о с т ь Сталина была такова, что все были в состоянии растерянности, и я тоже. Ни разу я не видел ни одного человека, который выглядел бы глубоко переживающим, рыдающим — н и  о д н о г о ! Но растеряны были все!

Через несколько дней я читал лекцию о международном положении на заводе «Красный богатырь», и секретарь парткома, беседуя со мной после лекции, сказал: «Да, страшная потеря, невосполнимая, но ведь какие люди остались — Георгий Максимилианович, Лаврентий Павлович, Вячеслав Михайлович!» Знал бы он, что вскоре случится с этими вождями!

А через месяц объявили о реабилитации «врачей-убийц», и стало ясно: что-то меняется. Сразу пошел на убыль антисемитизм, достигший перед этим невообразимых масштабов (говорили, что евреев выкидывали на ходу из электричек, люди отказывались лечиться в поликлиниках, ведь там половина врачей были евреи, часто можно было слышать: «Гитлер много сделал плохого, но хуже всего — что он не всех евреев уничтожил»). Теперь антисемиты растерялись и замолкли, нормальные люди не могли ничего понять. А ведь кончилась эпоха.

Уже через несколько лет повалились кверху тормашками по всей стране памятники Сталину. И вот — историческое возмездие величайшему в мире фальсификатору истории! — советские люди, которым он своим «Кратким курсом» и всей немыслимо лживой пропагандой безжалостно промыл мозги, оказались действительно промытыми и вымытыми, лишенными нормальных человеческих чувств до такой степени, что даже не пискнули, когда исчезали портреты любимого вождя, переименовывались улицы и города, спешно вычеркивались отовсюду цитаты. Ни одна собака не залаяла, нигде во всей огромной стране, кроме Тбилиси, никто не вышел на улицу в возмущении. Помню, выступаю в Высшей партшколе, произношу уже ставшие обязательными слова о сталинских репрессиях. Смотрю на лица слушателей — представителей партийной элиты, обожествлявших и восхвалявших Сталина — не затаился ли в глазах протест? Ничего похожего. Среди поколения, которое «вырастил Сталин на верность народу» — сколько же циничных, двоедушных, беспринципных людей, готовых предать вчерашнего кумира! И через тридцать лет они, члены КПСС, безропотно и единодушно поддержат тех, кто ликвидирует Советскую власть (а кто учил единомыслию–то — Сталин, вот кто. И получил после смерти).

Но вот — прошли десятилетия, и Сталин опять главный человек для миллионов наших людей. Если спросить: «Великий вождь или кровавый деспот?» (хотя это может быть одно и то же лицо, вспомним Чингизхана, Тамерлана) — что ответят? Знаю по опыту: приводишь человеку абсолютно неопровержимые цифры (например — подпись Сталина стоит под 357 расстрельными списками, в 1937-38 гг. было расстреляно 3 маршала, 14 командармов, 55 командиров корпусов, 115 командиров дивизий, 190 командиров бригад, все командующие флотами. из 85 членов Военного Совета осталось 7, а всего Красная Армия накануне войны лишилась 40 тысяч командиров и т.д.) — отскакивает как от стенки горох. «Лес рубят — щепки летят». Кто это верит, что в спорах рождается истина? В жизни этого не видел. В кого что вбито, то и остаётся. С упертыми фанатичными сталинистами все ясно, разговаривать с ними так же бесполезно, как с нацистами. Но они далеко не составляют большинство россиян. А масса населения не найдёт в себе силы или разума признать правду, сказать: «Душегуб». Нет. «При Сталине выиграли войну» — и всё, хоть кол на голове теши. А то, что кадровая армия в 1941 г. была полностью разгромлена, потеряв только пленными более 3 миллионов человек; то, что немцев через год допустили до Волги — вождь, конечно, не при чём.

Сталин как личность для подавляющего большинства населения непонятен и неинтересен, никто не хотел бы вернуться в сталинскую эпоху, но «Отец народов» посмертно трансформировался в символ. Безжалостно и непримиримо расколов страну, он символизирует все архаичное, черносотенное, ксенофобское, лже–героическое. Выстраивается примитивная, но действующая на людей конструкция: «Ты любишь Россию, ты патриот, ты знаешь, кто враг России — Америка, знаешь, кто защищал Россию от Америки — Сталин, значит — сегодня кто против Сталина — враг России». Сталинская ментальность, непостижимым образом добравшаяся через гены до самого молодого поколения, проявляется на каждом шагу. Когда я узнал, что большинство моих сограждан поддержало запрет на усыновление американцами российских детей, вспомнились слова Гёте: «Solange das Volk so ubermassig dumm ist, der Teufel braucht nicht klug zu sein». (Покуда народ так беспредельно глуп, дьяволу незачем быть умным».)
И ещё дополнение из Facebook:
Дмитрий Зимин

В последние дни со всех сторон слышно Сталин, Сталин... Вот, попытался пояснить своей молодёжи, за что Сталин в ответе.
Наша страна вчистую проиграла ХХ век и развалилась. Инициаторами развала СССР были, между прочим, прибалтийские республики, оккупированные Сталиным по договоренности с Гитлером в 1939–1940 гг. Развал произошёл по историческим меркам вскоре, если не сказать мгновенно после Великой победы. В результате этой победы, достигнутой неимоверно дорогой ценой, создан ненадолго Восточный (Варшавский) блок, почти все участники которого считают теперь победителя оккупантом, как и Гитлера. Благодарность Сталину могут испытывать немцы, которых Сталин, ценой множества жизней наших солдат спас от ядерных бомбардировок.
Несёт Сталин долю ответственности за приход Гитлера к власти (объявление в 30-х годах злейшими врагами социал-демократов, жестокости раскулачивания, широко описанные фашисткой (и не только) прессой, что привлекло в союзники Гитлера широкие слои немецкого крестьянства и обеспечило ему победу на выборах в 1933 году), экономическое и военное сотрудничество с Гитлером, поздравления по случаю взятия Парижа, Варшавы, объявление агрессором в Европе Англии. Из выступления Молотова на сессии Верховного Совета СССР в 1940 году : «Можно соглашаться или не соглашаться с идеологией национал-социализма, но ясно, что как и с любой идеологией, с ней нельзя бороться силой оружия».
«Война выиграна, — писал Черчилль в конце 41 года, после вступления США в войну. — Осталось просто правильно применить подавляющие силы». Общие человеческие и промышленные ресурсы союзников превышали германские вчетверо. (Из книги Бориса Тененнбаума «Велиий Черчилль»). Существует мнение, что Германия была бы разгромлена и в случае разгрома СССР, что в начале войны представлялось вероятным.
Индустриализация. Проведенная ценой неимоверных жертв (только коллективизацией было загублено больше лучших людей деревни, чем потеряла Германия на всех фронтах 2-й мировой войны) сводилась к закупке на Западе технологий и целых заводов. Эти технологии и построенные на костях заводы в исторически короткий срок безнадёжно устарели. В стране душились все условия, при которых могли развиваться творчество, частные (а какие ещё?) инновации. Уже к концу 60-х годов, значительная часть наших инженеров, глядя на японскую бытовую электронику в журналах или «Березке» говаривала — «мы отстали навсегда». Были и неудачные попытки копировать японскую бытовую технику (Видеомагнитофон ВМ-12). В тему и цитата из «Долгое время» Гайдара: «Ко второй половине 80-х годов наша страна вышла на самые передовые позиции в мире по объёмам производства низкокачественной техники. Отставая от США по производству зерна в 1,4 раза, мы опередили их по выпуску тракторов в 6,4 раза, по зерноуборочным комбайнам в 16(!) раз. Чтобы произвести столько зерноуборочных комбайнов, сколько их стояло в наших хозяйствах на ремонте в 1987 году, американской промышленности пришлось бы работать 70 лет. Это была экономика планового абсурда, которая не лопнуть не могла». Добавим, что это следствие не только планового абсурда, но и научно-технической отсталости. Впрочем, все это стороны одной медали — сталинизма.
Существующие сейчас в стране демографические и, видимо, генетические проблемы, во многом — следствия преступлений Сталина.
Наши научно-технические достижения были, в основном, не столько научными, принципиально прорывными, сколько военно-техническими, догоняющими. Мобилизационными усилиями временами удавалось вырваться в лидеры, но ненадолго и ценой нищеты страны, особенно позорной на фоне уровня жизни в побеждённых странах.