Мысли для начала... мышления

Неграмотными в 21-м веке будут не те, кто не могут читать и писать, а те, кто не смогут научаться, от(раз)учаться и перенаучаться. Элвин Тоффлер

2015-03-31

Цель российской пропаганды -- чтобы никто никому не доверял

Питер Померанцев: 
– То, что вы называете российской пропагандой, я назвал бы информационно-психологической войной. Цель этой войны – не переубедить, как в классической пропаганде, а сделать информационное поле грязным.
С помощью конспирологии, страхов, иррациональных движений засорить его до такой степени, чтоб невозможно было привести рациональный аргумент на тему будущего Донбасса, например, или роли НАТО в Восточной Европе.
Загрязнить образ Украины на Западе, чтобы люди сказали: что-то совершенно непонятно, кто прав, кто нет, пускай славяне сами разбираются. В принципе, у Кремля это получилось. Этакая террористическая атака на инфраструктуру разума.
Чтобы ей противостоять, нужно намного больше, чем просто журналистика – она одна этого не осилит. Нужно перестраивать то, что было журналистикой до сих пор. Нужно медиаобразование, чтоб люди понимали, что ими манипулируют.
Нужно выстраивать совершенно новые формы СМИ, зачатки которых мы уже видим - StopFake в Украине, Вellingcat в Англии, когда люди сами собираются и пытаются найти правду, и у них опять появляется доверие.
Ведь цель российской пропаганды – чтобы никто никому не доверял. Она говорит: ты не должен нам верить, но и то, другое – тоже пропаганда, и там неправда, никому не верь. Когда информационное поле убито, все, что работает – страхи, паника или апатия.
Нужен некий мировой BBC, финансируемый из публичных государственных бюджетов – не репортерский, а фактчекинговый и расследовательский проект.
Ведь теперешняя финансовая модель газет и телеканалов больше не работает. На Западе до черта этих газет, но они не занимаются журналистикой, не нужен им этот скучный поиск правды. Раньше считалось, что можно без нее – пусть умирает. Кому нужны эти новости?
Но использование информации как оружия и способа психологического воздействия на другие страны отрезвило западные элиты.
Запад начинает понимать, каков мир без журналистики. Что журналисты нужны, как врачи и социальные работники, а раз так, то государство должно их поддерживать.
Вы же понимаете, сколько платят этим бедным репортерам, бегающим по Донбассу без военной страховки? Это же дети! Талантливые дети, но это несерьезно.
Так мы не решим задач, которые ставит российская информационно-психологическая война, или же проблему наступления Китая в Азии. Они уже сегодня вливают в это кучу денег – или Запад ждет ужасное будущее, где они победят, или мы должны придумать совершенно новую модель вместо той, что раньше называлась журналистикой.(с)
http://www.pravda.com.ua/articles/2015/03/31/7063251/

2015-03-30

Образование без мышления

Катастрофическое падение уровня школьного и высшего образования - мировая проблема. Об этом горестно писал покойный академик В.Арнольд.
Нашего друга физика, работавшего в ИТФ им.Ландау, не приняли на работу ни в один из четырех десятков амер. университетов, как overqualified, т.е. "шибко образованного”. Приняли его, бедного, только в Англии, в Оксфорд. Когда, через 7 лет, его книга была объявлена научным бестселлером года, а Его оксфордский аспирант стал научным референтом Клинтона, его, уже как "Subject of Her Majesty”, пригласили в США на работу в  научный центр  Brookhaven National Laboratory, в качестве Senior ScientistLeader ofCondensed Matter Theory Group и дали карт бланш набрать группу из 8 человек.
Он не смог принять ни одного американца, хотя были, как он рассказывал, очень способные, но не обученные ДУМАТЬ постдоки из лучших ам. университетов. Научить думать в этом возрасте уже невозможно - эффект Маугли, хотя потенциальный талант был очевиден. Так что в его группе двое из МГУ, двое из Киевского Ун-та, один немец, один англичанин, щотландец - Эдинбургский Ун-т, и один индус. То, что он все эти годы мог бы готовить амер. научные кадры, было неважно, а вот коллегам рядом с ним было бы «некомфортно», это определяло решение не принимать его в амер. университеты, так ему и объясняли.
Его зовут Alexei Tsvelik - About 25,800 results on Google
Вот такая физиономия: жизнерадостный любитель поэзии и вина.
****
А теперь предлагаю Вашему вниманию статью д.ф-м.н. из того же ИТФ им.Ландау Виктора Доценко, коллеги Алеши Цвелика, преподающего физику и математику в Парижском университете, на ту же печальную тему:

ПЯТОЕ ПРАВИЛО АРИФМЕТИКИ

Виктор Доценко

Уровень математической подготовки даже в развитых странах вызывает тревогу. Академик Владимир Игоревич Арнольд, например, считает, что школьное образование Франции, Англии и Америки просто гибнет в результате непродуманных реформ, проведенных там во второй половине XX века (см. "Наука и жизнь"  12, 2000 г.). Умение пользоваться калькулятором привело к неумению мыслить аналитически и логически, понимать суть физических и математических задач (см. "Наука и жизнь"  3, 2002 г.). О своем опыте преподавания в Парижском университете и размышлениях, связанных с ним, рассказывает доктор физико-математических наук Виктор Степанович Доценко.
Историки до сих пор спорят: как же могло получиться, что такие мудрые и образованные древние египтяне столь быстро разучились строить свои замечательные пирамиды? Все произошло на протяжении буквально нескольких поколений (на рубеже IV и V династий, около XXVI века до Р.Х.). И в самом деле, это была поразительная историческая катастрофа: веками учились, учились, по крохам совершенствовали мастерство, передавали все это из поколения в поколение, накапливали знания и опыт, потом выстроили свои три Великие пирамиды (Хеопса, Хефрена и Микерина) и вдруг разом все забыли, потеряли навык, умение и мастерство, перестали понимать элементарные вещи. Что особенно удивляет - это произошло как бы само по себе, безо всяких войн и нашествий варваров. Все, что было построено после, выглядело лишь как жалкое подобие Великих пирамид и сейчас представляет собой не более чем груду развалин.
Я теперь знаю, как такое может происходить: дело в том, что уже пятый год преподаю физику и математику в Парижском университете (Университет имени Пьера и Марии Кюри, известный также под именем "Paris VI", или "Jussieu"). Надо сказать, что Париж не последнее место на планете по уровню образования, а мой университет далеко не худший в Париже. Россия всегда несколько отстает от Запада, и, судя по тому, как энергично, а главное, во что нас реформирует родное Министерство образования, сейчас в Париже я могу наблюдать наше недалекое будущее. Сразу оговорюсь: я вовсе не претендую на роль "пророка из будущего" и поэтому буду стараться избегать обобщений. Мне все равно не по силам сравнивать средний уровень французского образования (о котором имею весьма смутное представление) со средним уровнем нынешнего российского образования (о котором тем более ничего не знаю). И если честно, вообще не понимаю, что такое "средний уровень образования". Я буду рассказывать только о своем личном опыте - так сказать, "что вижу, то и пою".
Сначала небольшая справка. Во Франции уже давно введен и действует "Единый государственный экзамен" (ЕГЭ), только называется он у них БАК (от слова "бакалавр"), но это сути не меняет. Мотивация введения французского БАКа была примерно та же, что и нашего ЕГЭ: чтобы поставить всех учеников в равные условия, чтобы свести на нет коррупцию на почве образования, чтобы унифицировать требования к выпускникам, ну и так далее. Короче, чтобы все было и по-честному, и по справедливости. Есть и отличие: у БАКа имеется несколько специализаций. Он может быть научным, когда приоритет (повышенный коэффициент) имеют экзамены по математике и физике; гуманитарным, когда приоритет отдается языкам, философии; экономическим и т. д. Человек, сдавший БАК, имеет право безо всяких вступительных экзаменов записаться в любой университет своего профиля (правда, только по месту жительства - прописка у французов очень даже имеется) и учиться в нем совершенно бесплатно (если не считать "комиссионного сбора" размером в три сотни евро в начале каждого учебного года). А если студент документально докажет, что доходы его семьи ниже определенного уровня, то может получать стипендию (совершенно независимо от своей успеваемости). Ученик, сдавший БАК с отметкой выше определенного уровня (больше чем 15 из 20), имеет право записаться на подготовительное отделение в одну из так называемых Гранд Эколь (самая известная из которых Эколь Нормаль Суперьер) - это что-то вроде элитных университетов, для поступления в которые после подготовительных курсов нужно выдержать еще и вступительные экзамены. Далее, в процессе учебы как в Гранд Эколь, так и в университете, в зимнюю и в весеннюю сессии происходит отсев. Если у студента сумма баллов всех экзаменов оказывается ниже определенного уровня, его выгоняют (или, в определенных ситуациях, оставляют на второй год). Отсев идет серьезный: в моем университете в первую зимнюю сессию выгоняют около 40 процентов студентов, в следующую - еще процентов 30 и т.д. В результате к концу второго года обучения остается едва ли четверть из тех, кто начинал учиться (фактически это растянутые на два года вступительные экзамены). Далее отсев тоже продолжается, хотя не столь интенсивно, и, наконец, венчают всю эту учебу два или три года так называемого ДEA, которое с некоторыми поправками соответствует нашей аспирантуре и которое, как и у нас, завершается (точнее, должно завершаться) диссертацией и ученой степенью. Естественно, что до этого уровня добираются только "самые-самые"... Ну и чтобы завершить это довольно скучное вступление, немного о себе: доктор физико-математических наук, профессор, занимаюсь теоретической физикой; в университете "Paris VI" преподаю математику и общую физику первокурсникам, а еще, в качестве "контрастного душа", читаю некий теоретический курс (уж не стану разъяснять о чем) и веду семинары для аспирантов последнего года Эколь Нормаль Суперьер (т. е. именно для тех, которые не только "самые-самые", но еще и "супер" и "экстра").
Ну вот, как видите, система образования задумана как будто совсем неплохо, все устроено вполне разумно, и даже деньги на все это есть (французы, правда, все время тоже говорят, что денег на образование катастрофически не хватает, но это просто оттого, что они не знают, что значит не хватает на самом деле). И тем не менее могу сообщить тем, кто еще не знает, что "хотели, как лучше, а получилось, как всегда" бывает не только в России. Французское образование (и я подозреваю, что далеко не только французское) - яркий тому пример.
В силу специфики своей деятельности в своем дальнейшем повествовании я буду иногда вынужден апеллировать к экспертам в области высшей математики. Я имею в виду тех, кто знает все четыре правила арифметики, а также умеет складывать дроби и в общих чертах знаком с таблицей умножения. Части текста, для понимания которых требуются столь специфические знания, я выделю курсивом.
Так вот, в этом учебном году я обнаружил, что среди пятидесяти моих учеников-первокурсников (у меня две группы) восемь человек считают, что три шестых (3/6) равно одной трети (1/3). Подчеркну: это молодые люди, которые только что сдали "научный БАК", то есть тот, в котором приоритет отдается математике и физике. Все эксперты, которым я это рассказывал и которые не имеют опыта преподавания в парижских университетах, сразу же становятся в тупик. Пытаясь понять, как такое может быть, они совершают стандартную ошибку, свойственную всем экспертам: пытаются найти в этом логику, ищут (ошибочное) математическое рассуждение, которое может привести к подобному результату. На самом деле все намного проще: им это сообщили в школе, а они, как прилежные ученики (а в университет попадают только прилежные ученики!), запомнили. Вот и все. Я их переучил: на очередном занятии (темой которого вообще-то было производная функции) сделал небольшое отступление и сообщил, что 3/6 равно 1/2, а вовсе не 1/3, как считают некоторые из присутствующих. Реакция была такая: "Да? Хорошо..." Если бы я им сообщил, что это равно 1/10, реакция была бы точно такой же.
В предыдущие два учебных года процентов десять-пятнадцать моих студентов систематически обнаруживали другое, не менее "нестандартное" математическое знание: они полагали, что любое число в степени -1 равно нулю. Причем это была не случайная фантазия, а хорошо усвоенное знание, потому что проявлялось неоднократно (даже после моих возражений) и срабатывало в обе стороны: если обнаруживалось что-либо в степени -1, то оно тут же занулялосъ, и наоборот, если что-либо требовалось занулить, подгонялась степень -1. Резюме то же самое: их так научили.
Вот чему несчастных французских детей никак не могут по-настоящему научить, так это обращаться с дробями. Вообще, дроби (их сложение, умножение, а особенно деление) - постоянная головная боль моих студентов. Из своего пятилетнего опыта преподавания могу сообщить, что сколько-нибудь уверенно обращаться с дробями могли не больше десятой части моих первокурсников. Надо сказать, что арифметическая операция деления - это, пожалуй, самая трудная тема современного французского среднего образования. Подумайте сами, как объяснить ребенку, что такое деление: небось станете распределять поровну шесть яблочек среди троих мальчиков? Как бы не так. Чтобы рассказать, как учат делению во французской школе, я опять вынужден обращаться к экспертам. Пусть не все, но кое-кто из вас еще помнит правило деления в столбик. Так вот, во французской школе операция деления вводится в виде формального алгоритма деления в столбик, который позволяет из двух чисел (делимого и делителя) путем строго определенных математических манипуляций получить третье число (результат деления). Разумеется, усвоить этот ужас можно, только проделав массу упражнений, и состоят эти упражнения вот в чем: несчастным ученикам предъявляются шарады в виде уже выполненного деления в столбик, в котором некоторые цифры опущены, и эти отсутствующие цифры требуется найти. Естественно, после всего этого, что бы тебе ни сказали про 3/6, согласишься на что угодно.
Разумеется, кроме описанных выше, так сказать, "систематических нестандартных знаний" (которым научили в школе) имеется много просто личных, случайных фантазий. Некоторые из них очень смешные. Например, один юноша как-то предложил переносить число из знаменателя в числитель с переменой знака.Другая студентка, когда косинус угла между двумя векторами у нее получился равным 8, заключила, что сам угол равен 360 градусов умножить на восемь, ну и так далее. У меня есть целая коллекция подобных казусов, но не о них сейчас речь. В конце концов, то, что молодые люди еще способны фантазировать, - это не так уж плохо. Думать в школе их уже отучили (а тех, кого еще не отучили, в университете отучат - это уж точно), так пусть пока хоть так проявляют живость ума (пока они, живость и ум, еще есть).
Довольно долго я никак не мог понять, как с подобным уровнем знаний все эти молодые люди сумели сдать БАК, задачи в котором, как правило, составлены на вполне приличном уровне и решить которые (как мне казалось) можно, лишь обладая вполне приличными знаниями. Теперь я знаю ответ на этот вопрос. Дело в том, что практически все задачи, предлагаемые на БАКе, можно решить с помощью хорошего калькулятора - они сейчас очень умные, эти современные калькуляторы: и любое алгебраическое преобразование сделают, и производную функции найдут, и график ее нарисуют. При этом пользоваться калькулятором при сдаче БАКа официально разрешено. А уж что-что, а быстро и в правильном порядке нажимать на кнопочки современные молодые люди учатся очень лихо. Одна беда - нет-нет да и ошибешься, в спешке не ту кнопочку нажмешь, и тогда получается конфуз. Впрочем, "конфуз" - это с моей, старомодной, точки зрения, а по их, современному, мнению - просто ошибка, ну что поделаешь, бывает. К примеру, один мой студент что-то там не так нажал, и у него получился радиус планеты Земля равным 10 миллиметрам. А, к несчастью, в школе его не научили (или он просто не запомнил), какого размера наша планета, поэтому полученные им 10 миллиметров его совершенно не смутили. И лишь когда я сказал, что его ответ неправильный, он стал искать ошибку. Точнее, он просто начал снова нажимать на кнопочки, но только теперь делал это более тщательно и в результате со второй попытки получил правильный ответ. Это был старательный студент, но ему было абсолютно "до лампочки", какой там радиус у Земли: 10 миллиметров или 6400 километров, - сколько скажут, столько и будет. Только не подумайте, что проблему можно решить, запретив калькуляторы: в этом случае БАК просто никто не сдаст, дети после школы вынуждены будут вместо учебы в университетах искать работу, и одновременно без работы останется целая армия университетских профессоров - в общем, получится страшный социальный взрыв. Так что калькуляторы трогать не стоит, тем более, что в большинстве случаев ученики правильно нажимают на кнопочки.
Теперь о том, как, собственно, учат математике и физике в университете. Что касается математики, то под этой вывеской в осеннем семестре изучаются три темы: тригонометрия (синусы, косинусы и т. д.), производные функций и несколько интегралов от стандартных функций - в общем, все то, что и так нужно было знать, чтобы сдать БАК. Но в университете, как это часто бывает, учат все сначала, чтобы научить наконец "по-настоящему".
Что касается тригонометрии, то ее изучение сводится к заучиванию таблицы значений синуса, косинуса и тангенса для стандартных углов 0, 30, 45, 60 и 90 градусов, а также нескольких стандартных соотношений между этими функциями.Старательные студенты, которых в действительности не так уж мало, все это знают и так. Однако вот ведь какая закавыка, я каждый год упорно задаю своим ученикам один и тот же вопрос: кто может объяснить, почему синус 30 градусов равен 1/2? Я преподаю уже пять лет, и каждый год у меня около пятидесяти учеников; так вот, из двухсот пятидесяти моих учеников за все время на этот вопрос мне не ответил ни один человек. Более того, по их мнению, сам вопрос лишен смысла: то, чему равны все эти синусы и косинусы (так же, впрочем, как и все остальные знания, которыми их пичкали в школе, а теперь продолжают пичкать в университете), - это просто некая данность, которую нужно запомнить. И вот каждый год я как последний зануда пытаюсь их в этом разубеждать, пытаюсь рассказывать, что откуда берется, какое отношение все это имеет к миру, в котором мы живем, тужусь изо всех сил рассказывать так, чтобы было интересно, а они смотрят на меня, как на придурка, и терпеливо ждут, когда же я наконец угомонюсь и сообщу им, что, собственно, нужно заучить на память. Своим большим успехом я считаю, если к концу семестра один или два человека из группы раз-другой зададут мне вопрос "почему?". Но достичь этого мне удается не каждый год...
Теперь производная функции. Милые эксперты, не пугайтесь: никакой теоремы Коши, никакого "пусть задано эпсилон больше нуля..." тут не будет. Когда я только начинал работать в университете, некоторое время ходил на занятия моих коллег - других преподавателей, чтобы понять что к чему. И таким образом я обнаружил, что на самом деле все намного-намного проще, чем нас когда-то учили. Спешу поделиться своим открытием: производная функции - это штрих,который ставится справа вверху от обозначения функции. Ей-богу, я не шучу - прямо так вот и учат. Нет, разумеется, это далеко не все: требуется заучить свод правил, что произойдет, если штрих поставить у произведения функций и т.п.; выучить табличку, в которой изображено, что этот самый штрих производит со стандартными элементарными функциями, а также запомнить, что если результат этих магических операций оказался положительным, значит, функция растет, а если отрицательным - убывает. Только и делов. С интегрированием точно такая же история: интеграл - это такая вот вертикальная карлючка, которая ставится перед функцией, затем даются правила обращения с этой самой карлючкой и отдельное сообщение: результат интегрирования - это площадь под кривой (и на кой им нужна эта площадь?..).
С преподаванием физики дела обстоят похоже, только рассказывать про это скучно - здесь не так много смешного. Потому очень кратко (просто для полноты картины): курс физики в первом семестре в Университете имени Пьера и Марии Кюри начинается почему-то с линейной оптики (при этом параллельно на лабораторных занятиях студенты зачем-то изучают осциллограф), затем - два занятия подряд они зубрят наизусть огромную таблицу с размерностями физических величин (то есть как выражается в килограммах, секундах и метрах, скажем, гравитационная постоянная и т. п.; замечу попутно - при этом они понятия не имеют, что такое гравитационная постоянная), затем - механика (столкновения шариков, равновесие сил и т. п.), и наконец венчает осенний семестр почему-то гидродинамика. Почему именно такая выборка - понятия не имею, возможно, это то немногое, что знает главный координатор (и лектор) нашей секции. Почему именно в таком порядке? Да, собственно, какая разница, в каком порядке все это зубрить...
Бедные Мария и Пьер Кюри... Они на том свете небось места себе не находят от стыда.
Попробую предложить отдаленную аналогию всей этой ахинеи для гуманитариев. Представьте себе, что программа университетского курса под названием "Русская литература" состоит из следующих разделов: 1. Творчество А. П. Чехова; 2. Лингвистический анализ произведений русских и советских писателей XIX и XX веков; 3. "Слово о полку Игореве"; 4. Творчество А. Платонова. И на этом все...
Что же касается аспирантов Эколь Нормаль Суперьер (то есть тех, которые "супер-самые-самые"), то здесь ситуация совершенно иная. Эти ребята прошли такой суровый отбор, что ни вольных фантазеров, ни тем более разгильдяев здесь уже не встретишь. Более того, и с дробями у них все в порядке, и алгебру они знают прекрасно, и еще много-много всего, что им полагается знать к этому возрасту. Они очень целеустремленные, работоспособные и исполнительные, и с диссертациями у них, я уверен, будет все в полном порядке. Одна беда - думать они не умеют совершенно. Исполнить указанные, четко сформулированные преподавателем манипуляции - пожалуйста, что-нибудь выучить, запомнить - сколько угодно. А вот думать - никак. Эта функция организма у них, увы, атрофирована полностью. Ну а кроме того, теоретическую физику они, конечно, не знают совершенно. То есть они, конечно, знают массу всевозможных вещей, но это какая-то пестрая, совершенно хаотичная мозаика из массы всевозможных маленьких "знаний", которые они с успехом могут использовать, только если вопросы им приготовлены в соответствии с заранее оговоренными правилами, совместимыми с этой мозаикой. Например, если такому аспиранту задается некий вопрос, то ответом на него должно быть либо "знание А", либо "знание В", либо "знание С", потому что если это ни А, ни В, ни С, он станет в ступор, который называется "так не бывает". Хотя, конечно, и у аспирантов Эколь Нормаль Суперьер бывают довольно смешные дыры в знаниях - но тут несчастные детишки совершенно не виноваты - это преподаватели у них были такие. Например, из года в год я обнаруживаю, что никто из моих слушателей (аспирантов последнего года Эколь Нормаль Суперьер!) не способен взять Гауссов интеграл и вообще не имеет представления о том, что это такое. Ну это как если бы человек писал диссертацию, скажем, о месте природы в поэзии позднего Пушкина и при этом не имел представления о том, что такое синонимы. Но, вообще, конечно, из этих аспирантов получатся прекрасные исполнители, как те "роботы-исполнители" из давнего фильма "Москва - Кассиопея"... И поэтому мне больше нравится преподавать первокурсникам университета: там все-таки еще есть хоть небольшая надежда кого-то чему-то научить...
Мне их так жалко, этих детишек! Вы только представьте: из года в год с раннего детства зубрить, зубрить и зубрить весь этот бред... Но ведь понятно, что вызубрить все невозможно. Даже у самых прилежных учеников хоть в чем-то, но будут пробелы. На практике это иногда выглядит дико (по крайней мере для меня). Представьте себе: прилежный студент, умеет находить производные, умеет интегрировать (то есть он вызубрил все правила, про "штрих" и "вертикальную карлючку"), но вот дроби складывать не умеет. Или, допустим, складывать умеет, а вычитать - никак - ну не выучил вовремя! При этом он может знать всю таблицу умножения, но вот чему равно 6 умножить на 7 - нет (может, он просто проболел в тот день, когда учитель в школе это сообщал). Теперь вы, надеюсь, поняли, что на самом деле 3/6 может равняться не только 1/3, а вообще чему угодно. Если хотите, это можно назвать "пятым правилом арифметики": сколько скажем, столько и будет!
Мне неизвестно, сколько времени здесь продолжается весь этот образовательный "апокалипсис", может, лет десять, может, чуть меньше, но то, что в школы уже пришли преподаватели "нового поколения" - выпускники таких вот университетов - это точно, я вижу по своим ученикам. Что же касается моих коллег - нынешней университетской профессуры... Нет, с арифметикой у них все в порядке, и, вообще, в каком-то смысле все они довольно грамотные люди - стареющее вымирающее поколение. Но, с другой стороны, когда происходит такой всеобщий бардак в образовании, вольно или невольно, но тупеют все - не только ученики, но и преподаватели, видимо, это какой-то неизбежный закон природы. Разврат развращает...
В этом учебном году на семестровой контрольной одной из задач была такая (я думаю, наши восьми-, а может, и семиклассники ее бы оценили): "Воздушный шар летит в одном направлении со скоростью 20 км/час в течение 1 часа и 45 минут. Затем направление движения меняется на заданный угол (60), и воздушный шар летит еще 1 час и 45 минут с той же скоростью. Найти расстояние от точки старта до точки приземления". Перед контрольной на протяжении двух недель среди преподавателей университета шла бурная дискуссия - не слишком ли сложна эта задача для наших студентов. В конце концов решили рискнуть выставить ее на контрольную, но с условием, что те, кто ее решит, получат дополнительно несколько премиальных очков. Затем в помощь преподавателям, которые будут проверять студенческие работы, автор этой задачи дал ее решение. Решение занимало половину страницы и было неправильным. Когда я это заметил и поднял было визг, коллеги тут же успокоили меня очень простым аргументом: "Чего ты нервничаешь? Все равно эту задачу никто не решит..." И они оказались правы. Из полутора сотен студентов, писавших контрольную, ее решили только два человека (и это были китайцы). Из моих пятидесяти учеников примерно половина даже не попыталась ее решать, а у тех, кто сделал такую попытку, спектр полученных ответов простирался от 104 метров до 108 500 километров. Отдавая работу той студентке, которая умудрилась получить расстояние в 108,5 тысячи километров, я попытался было воззвать к ее здравому смыслу: дескать, ведь это два с половиной раза облететь вокруг земного шара! Но она мне с достоинством ответила: "Да, я уже знаю - это неправильное решение". Такие вот дела...
Читатель небось уже измучился в ожидании ответа на давно созревший вопрос: "Как же такое может быть?!" Ведь Франция - высокоразвитая культурная страна, в которой полным-полно умных образованных людей. Это один из главных мировых лидеров и в теоретической физике, и в математике, и в высоких технологиях, страна, где по российским понятиям "все хорошо". И в конце концов куда подевалась выдающаяся французская математическая школа "Бурбаки"? И вообще, при чем тут "Единый государственный экзамен"?
Про "Бурбаки" ответить проще всего. Эта школа никуда не делась, она продолжает функционировать, но при этом стала похожей на "черную дыру": людей (и талантливых людей!) она продолжает в себя "всасывать", но что там у нее делается внутри, те, кто находится снаружи, уже не знают. Это стало чем-то вроде "игры в бисер" Германа Гессе. Хотя мощная математическая традиция "Бурбаки" во французском обществе конечно же осталась. Именно поэтому несчастных детишек здесь так мучают шарадами про деление в столбик. Или, к примеру, когда нужно было решить уравнение 5х + 3 = 0, один мой студент исписал целую страницу рассуждениями про структуру и счетность множества решений такого типа уравнений, но само уравнение решить так и не смог. Хорошо известно, что получается, если из учения, веры или науки уходит дух, а остается один формальный ритуал: маразм.
Что же касается "как же такое может быть?!", то, как видите, может, очень даже может! Правда, я подозреваю, только до поры до времени. Во-первых, нужно иметь в виду, что вся эта катастрофа в образовании началась не так уж давно, и когда говорят про умных и образованных людей, то это в действительности очень тонкий слой общества (на котором на самом деле все и держится), состоящий из пожилых, стареющих (и вымирающих) "динозавров". И подпитки в этот слой сейчас просто не происходит (точнее, она происходит за счет китайцев и прочих там русских). Во-вторых, существует и совершенно другая точка зрения на происходящее. Этот крайне циничный взгляд на современное общество как-то растолковал мне один мой коллега по университету (огромный патриот Франции, по происхождению поляк, несколько лет проучившийся в Москве, прекрасно говорящий по-русски, большой знаток русской литературы). Он очень умный человек, тоже преподает и прекрасно видит, что происходит, но при этом считает, что никакой катастрофы нет, а наоборот, все правильно, все развивается как надо. Дело в том, что современному развитому обществу нужны только хорошие исполнители. Творческие, думающие люди, конечно, тоже требуются, но буквально единицы. Поэтому вся система образования должна быть настроена на отбор, выращивание и дрессировку именно хороших исполнителей, а учить думать молодых людей совершенно не нужно: в современном обществе это только повредит их будущей профессиональной деятельности, какой бы она ни была. Что же касается творческих личностей, то о них особенно беспокоиться не следует: тот, кто действительно талантлив, так или иначе все равно пробьется. В этом смысле, по большому счету, совершенно не важно, каким предметам мы их тут, в университете, учим (по крайней мере на первых курсах). Вместо физики с математикой вполне можно было бы заставлять зубрить, например, латынь (вот только специалистов таких сейчас не сыщешь). Все равно в будущей профессиональной деятельности никакое понимание физики с математикой им не понадобится. На уровне школы и университета важно просто производить отбор и дрессировку самых послушных, трудолюбивых и исполнительных, вот и все. А для тех, кто вылетает из этой системы, для тех, кто идет в "отходы", существуют метлы для подметания улиц, кассовые аппараты в супермаркетах, заводские конвейеры и т. д. Вы вон в Советском Союзе в свое время напроизводили миллионы образованных "думающих" инженеров - и что? По части своих прямых профессиональных обязанностей они, как правило, ни черта делать не умели, а предпочитали размышлять о судьбах мира, о смысле жизни, о Достоевском... Причем, согласитесь, сами эти, так сказать, "думающие образованные инженеры" сплошь и рядом чувствовали себя несчастными людьми: невоплощенные мечты о великих свершениях, нереализованные таланты, мировая скорбь и тому подобное. А тут жизненные претензии и запросы, как личные, так и профессиональные, четко алгоритмированы, и все счастливы и довольны...
Я думаю, мысль понятна, и дальше можно не распространяться. Обо всем этом уже писано-переписано в бесчисленных утопиях и антиутопиях. Мне лично подобная точка зрения на развитое современное общество крайне несимпатична, но это отнюдь не значит, что она ошибочна. Мне кажется, что в подобной системе никакие таланты никуда не пробьются (просто потому, что их некому будет учить), и тогда люди, точнее, "роботы-исполнители" очень быстро разучатся строить "Великие пирамиды". Но, может, я и ошибаюсь...
Теперь, надеюсь, понятно, при чем тут "Единый государственный экзамен"? Когда люди, вместо того чтобы думать самим и учить думать своих детей, пытаются в конечном итоге все на свете сводить к алгоритмам и тупым тестам, наступает всеобщее отупение. Впрочем, что тут первично, а что вторично, не знаю: вполне возможно, что все эти БАКи, ЕГЭ и прочие тесты не более чем следствие (а вовсе не причина) всеобщего, скажем так, "радикального упрощения мышления" в развитом обществе. В моей молодости экзамены в стиле ЕГЭ проводились только на военной кафедре, что как раз было вполне оправданно и понятно: "приказ начальника - закон для подчиненного", и все тут, а думать при этом было противопоказано. Теперь подобный стиль обучения похоже становится всеобщим. По мне так уж лучше пусть будет коррупция, чем кристально честное общество исполнительных роботов-идиотов. Хотя, впрочем, у меня есть сильные подозрения, что в этом смысле России ничего особенно серьезного не грозит. У нас сплошь и рядом вязнут и дохнут не только благие начинания, но, к счастью, и идиотские.
Ну а если подобная "алгоритмизация" жизни и в самом деле есть магистральная дорога дальнейшего развития человечества (в конце концов, если это эффективно, то почему нет?), что ж, тогда мне просто останется пожелать ему счастливого пути. Удачи вам, ребята, дальше продолжайте без меня, я остаюсь...

2015-03-29

Россияне боятся не завоевания, а угрозы напряжённого труда

Кох хорошо пишет про фобии россиян. Что хотят-де супостаты нас завоевать и заставить работать. На самом деле это страх-желание. И это подтверждается любовью к Сталину.

Среди характерных фобий россиян, которые (помимо прочего) и определяют их индивидуальность и отличают от других народов, есть страх завоевания. Это одна из основ нашей ментальности: нас хотят завоевать.
Этот страх подразделяется на два подстраха:
1. Страх отъема недр.
2. Страх порабощения.
Первый страх является очевидной манией: в реальности такой угрозы конечно же нет. Все богатства наших недр мы сами продаем на рынке столько, сколько этот рынок требует. Цены на них мы не контролируем, да их и невозможно контролировать. Рынки сбыта нашего сырья хорошо нам известны, новых не может появиться даже теоретически.
Очевидно, что завоевание России с целью отъема недр имеет смысл лишь тогда, когда издержки войны за обладание этими недрами окупятся сверхприбылью от последующей торговли ими.
Совокупный объем экспорта России (допустим, что это все - сырье) составляет примерно 400 млрд. долл. в год. Предположим, что прибыль составляет 25% от этой цифры. Следовательно, все, что может получить гипотетический завоеватель - это 100 млрд. долларов в год прибыли.
Сколько будет стоить война с Россией? Это невозможно оценить! Но совершенно ясно, что она будет стоить во всяком случае больше, чем обошлась Америке война с Ираком. А она ей стоила от 800 до 1000 млрд. долл. только прямых затрат. Не считая человеческих потерь с обеих сторон, которые вообще невозможно оценить.
И, кстати, еще сюда нужно включить затраты на восстановление разрушенной в ходе войны инфраструктуры добычи того самого сырья, ради которого вся война и началась!
Таким образом, совершенно ясно, что затраты агрессора окупятся никак не раньше, чем через 12 - 15 лет после завоевания России. В такие длинные инвестиции никто сейчас вкладываться не будет.
Тем более общая тенденция на снижение цен на сырье делает весь этот проект с отъемом русских недр абсолютно неинтересным, малопредсказуемым и, чего ходить вокруг да около: с очень высокой вероятностью - убыточным.
Это я еще не принял во внимание очевидный факт, что русские будут отчаянно сопротивляться и победа в этой войне далеко не очевидна!
Короче: никакой реальной опасности войны за российские недра нет. Они никому не нужны. Особенное если учесть, что сами русские свое сырье продают иногда даже ниже себестоимости (см. все китайские контракты). Или даже вовсе просто отдают свои месторождения в практически бесплатные концессии. Воевать в таких условиях глупо и нерентабельно.
Проще просто подкупить нынешнее российское руководство. Что видимо и происходит в реальности. Это и проще и дешевле. И вот этот подход сулит настоящие сверхприбыли. В отличие от такого рискованного шага как война.
Что же касается боязни персонального порабощения, то тут существует два мотива: страх утраты свободы и страх чрезмерного труда.
Россияне страха потерять свободу не имеют, поскольку они ее уже потеряли и не очень-то по этому поводу переживают. Они ею никогда не дорожили и всегда демонстрировали готовность вручить себя Хозяину. Поэтому этот мотив я отметаю.
Остается одно реальное основание для страха (из всего пропагандистского вороха страшилок): россиянин в массе своей боится порабощения по одной простой причине: он боится, что его, наконец, заставят работать. Он прекрасно знает что работает мало и плохо. Особенно по сравнению с, например, Европой, Америкой и Азией. Что своих денег он не зарабатывает, а получает просто часть сырьевой ренты. И вот эту правду он тщательно скрывает.
И его нынешняя власть устраивает прежде всего потому (а может и исключительно поэтому), что она приняла эти правила игры и никогда не напоминает россиянину, что ему неплохо бы поднатужиться и поднять, ну хотя бы, производительность труда, его качество и т.д.
Нынешняя власть потому так любима народом, что она врет ему в глаза про то, что он труженик, творец всего богатства и т.д. И этот милый союз будет продолжаться до те пор, пока будет эта самая сырьевая рента.
А как только она кончится, так кончится и Россия в том виде, в котором мы привыкли ее воспринимать. И вот тогда и придут "завоеватели". Совершенно бесплатно и без единого выстрела. И этот конец неизбежен пока есть этот союз, основанный на лжи про величие и мощь.

2015-03-26

Вера принуждает мозг ко лжи и самообману

Сегодня увидел в ленте FB такой текст, который при первичном поиске показался популярным фейком, потому что ссылок никаких не было (фейком показался сам факт эксперимента, а не полученные результаты, которые и так подкрепляются постоянно миллионами фактов):
«В экспериментах, проведенных в Университете Бэйлор [Baylor University], людям дали Колу и Пепси в стаканах без опознавательных знаков. Потом присоединили испытуемых к сканеру мозга, который четко показал, что некоторые из них определенно предпочли Пепси.
Когда этим людям сказали, что они пили Пепси, часть из них которым всю жизнь нравилась Кола, сделали нечто неожиданное. Сканер показал, что их мозг изменяет сигналы удовольствия, подавляя их. В последствии, испытуемые сказали экспериментаторам, что им больше понравилась Кола.
Они лгали, но в их субъективном воспоминании ситуации -- нет. Они действительно думали, что предпочитают Колу после всего произошедшего, и они изменили свои воспоминания для соответствия эмоциям.
Где-то в прошлом их «оклеймили», и теперь они привержены Коле, даже если им действительно больше нравится Пепси. Мощные умственные конструкции не дают принять это даже для себя».
Более тщательный поиск позволил почти сразу найти первоисточник, включая полный текст самой статьи и прилагаемые слайды:
Комментировать не хочу, поскольку и так очевидность. Но чтобы эту очевидность проиллюстрировали сканами мозга — такого ещё не встречал. И само собой — альтернативы критическому мышлению нет.

2015-03-23

История — это результат исправления ошибок или упорствования в них, больше ничего

История — это всего лишь результат более или менее удачного исправления выявленных и осознанных ошибок в слепых пробах социальной жизни — или же настойчивое упорствование в повторении любимых ошибок вновь и вновь. Какой стране смотря как повезёт с народом и с правителями...

2015-03-22

Провал России в архаику

Боря Цейтлин


Эдуард Надточий

Собственно, сегодня уже очевидно, что Россия потерпела крах в своем проекте технической цивилизации модерна. создать человека технологической эры, способного на стандартизированное усилие - как это мечтали Гастев и ко - не удалось. Обнажилось это окончательно на пороге перехода к постиндустриальной цивилизации, куда может войти лишь человек, адекватно приспособленный к индустриальной цивилизации, созданной модерном в ходе второй индустриальной революции.

Несмотря на все успехи во второй индустриальной революции - достигшие возможностей летать в космос и создавать реактивные самолеты - российский проект технологической цивилизации оказался внешним всей этой технологической машине. Она не затронула его антропологически, индивид (точнее - коллективное рабочее тело) российской второй индустриальной революции осталось глубоко архаическим, не пустившим внутрь антропологических структур технологические протезы второй индустриальной революции. Поэтому как только мир перешел к третьей технологической революции - где продукт второй стал востребован как индивидуальная единица, а не как принудительно организованное коллективное рабочее тело - начался распад всего "регулярного государства", обеспечивающего совместимость местной антропологической размерности и технологической эволюции модерна.

Пост-индустриализм - предметно выраженный в стандартизации производства микросхем, к примеру - разорвал все связи с российской антропологией, и она сейчас стремительно возвращается в адекватное себе, как только удалены протезы регулярного государства модерна, - состояние архаики того, что Маркс именовал "первичной формацией", т.е. доиндустриально-дорациональный мир цивилизаций экономии дара и жертвы.

Атомная бомба в нынешней российской цивилизации используется по религиозным канонам этих цивилизаций первичной формации. В этом смысле можно, конечно, говорить об альтернативной цивилизации России - общей ей с племенной Африкой, Азией и Южной Америкой. Сможет ли на просторах рухнувшего проекта индустриального коллективного спасения кристаллизоваться в виде отдельных очагов цивилизация, адекватная антропологически пост-индустриализму - вот теперь главный вопрос. Но нужно отдавать себе отчёт, что такую трансформацию сможет совершить лишь меньшинство населения остатков империи. большинство обречено быть архаикой в снегах, примитивными народами Севера, не совместимыми со стремительно уходящим вперед техническим прогрессом. что с ними делать дальше - вот вопрос, который станет через 20 лет во весь рост перед глобальной цивилизацией. Но там он будет в одном пакете с вопросом о тропической Африке и племенах джунглей Южной Америки.

Ловушка неототалитаризма / В. Пастухов

21 марта 2015, 22:14

Ловушка неототалитаризма

Владимир Пастухов, "Полiт.ua"
Владимир Пастухов, "Полiт.ua"





Я хотел бы более подробно остановиться на теме, которую отчасти затронул в своей статье в «Новой газете», сделав акцент на том, о чем ранее было сказано вскользь - о новой исторической ловушке, в которую Россия попала, втянувшись в войну с Украиной. Я хочу обратить внимание на то, что для общества страшна не сама по себе война и неизбежные на любой войне жертвы, а те социальные, политические и психологические последствия, которые она неизбежно влечет за собой. Война так или иначе прекратится (ну, если не рассматривать пока гипотетический, но в принципе возможный вариант перерастания локальной войны в мировую), а вот социально-политические изменения, которые она породила, изжить будет весьма трудно.
Война с Украиной содействовала превращению авторитарного режима в неототалитарный - это и есть тот главный итог, которым Россия отмечает год аннексии Крыма. Надо со всей серьезностью подойти к оценке этой перемены и осознать, что она означает для будущего России. В конечном счете, неототалитаризм в очередной раз загоняет Россию в исторический тупик. Из тупика нельзя выбраться, продолжая двигаться вперед, пусть даже окольными дорогами. Так или иначе, но впереди Россию ждет очередной «перерыв постепенности» исторического процесса. Ей теперь предстоит либо разбиться со всего маху о какую-нибудь геополитическую стенку (пусть читатели, которые предают геополитику анафеме, рассматривают упоминание о ней исключительно как метафору), либо «отыграть» историю назад при помощи революции.
Неототалитаризм как злокачественная форма авторитаризма
О различиях между авторитаризмом и неототалитаризмом, как реальных, так и мнимых, можно писать бесконечно. Я изложу здесь мое субъективное и сугубо прикладное понимание проблемы, не претендующее на глубину и новизну и затрагивающее тему лишь в тех общих пределах, которые необходимы для целей этой заметки. По моему мнению, неототалитаризм является злокачественной разновидностью авторитаризма, его перерождением, которое стало возможным в XXвеке, когда, с одной стороны, миру явилась массовая личность, а с другой стороны, появились технологии управления массовым сознанием. Это своего рода возврат к «высокотехнологическому средневековью», своего рода эволюционная редукция. Впрочем, так всегда случается с опухолями - социальные, видимо, не являются исключением.
Главным отличием неототалитаризма от авторитаризма является способ, при помощи которого массы исключаются из политического процесса. В случае авторитаризма он примитивен и очевиден - обыватель пассивен, политикой не интересуется, погружен в свои дела, отчасти запуган, отчасти доволен тем, что происходящее вокруг его мало касается. Авторитаризм по определению депрессивен и уныл. В случае неототалитаризма, напротив, массы приходят в активное, я бы даже сказал - в гиперактивное состояние. Возникает иллюзия псевдовключенности основной части населения в политику. Масса ощущает себя творцом и демиургом истории, на самом деле ничем таким не являясь и в помине. Люди не осознают, что они являются жертвами манипуляции, по сути - массового гипноза. Им кажется, что они самиприняли все решения, в то время как решения в готовом виде были трансплантированы в их головы. Вся техника манипуляции, какой бы разнообразной и «креативной» она ни казалась, в конечном счете, основана на высвобождении архаичных социальных инстинктов, и прежде всего - на инстинкте самосохранения первобытного сообщества. Люди в минуту опасности сплачиваются вокруг вождя, как стая вокруг вожака. Поэтому поддержание ощущения постоянной внешней или внутренней угрозы является непременным condiciosinequanon для неототалитарного режима.
Псевдовключенность огромных масс людей в политику и будет тем главным «проблемным» наследием неототалитарного режима, с которым придется разбираться после того, как режим исчерпает себя - а он, так или иначе, исчерпает себя по той простой причине, что вечной войны не бывает, как и вечного мира. Победить весь мир невозможно, поэтому любое неототалитарное государство либо потерпит сокрушительное поражение в войне (как гитлеровская Германия), либо вынуждено будет войти в режим «мирного сосуществования» (как СССР) и тем самым снизить градус мобилизационной истерии. В последнем случае оно неизбежно упрется в какую-нибудь «перестройку», после чего трест лопнет от внутреннего напряжения. Но когда трест лопнет, в обществе останется множество его активных «вкладчиков» -- точнее, держателей облигаций, мозги которых придется долго и упорно перепрограммировать прежде, чем они окажутся способными осознать реалии.
Проблема «неототалитарного наследия», с которым теперь придется постоянно считаться, делая прогнозы относительно будущего России, и является главным историческим итогом «крымской эпопеи» Владимира Путина. Россия, никогда не имевшая гражданского общества, вновь получила взамен его эрзац, очередное постсоветское «псевдогражданское общество». Это делает дальнейший путь исторического развития России еще более извилистым. Мало того, что гражданское общество придется строить с нуля, теперь потребуется долго и тщательно расчищать под него строительную площадку, избавляясь от идеологического и политического мусора. Даже когда исчезнет источник иннервации, запрограммированная режимом масса будет продолжать биться в имперских конвульсиях.
Неототалитаризм и «суверенная демократия»
Все имеет не только следствия, но и причину. Как и всякое глобальное зло, неототалитаризм произрастает из весьма скромных предпосылок. Непосредственно все началось с концепции «суверенной демократии», предложенной как альтернатива жесткому авторитаризму. Оглядываясь сегодня назад, можно с уверенностью сказать, что любой жесткий авторитаризм имел бы гораздо менее разрушительные последствия для будущего России, чем тот иезуитский способ управления страной, который был выстроен командой Владимира Путина первого призыва в «нулевые» годы.
Дилемма, с которой столкнулся Путин, придя к власти, состояла в том, что он должен был сворачивать демократические институты в обществе (действуя в интересах олигархии, сложившейся в 90-е годы), оправдывая это необходимостью «защиты демократии». Это была инерционная политика, продиктованная слабостью режима, который не обладал в начальной фазе политическими ресурсами, позволяющими ему открыто посягнуть на мифы «славной» ельцинской революции. В обществе оставалось много ферментов революционного брожения, которые были совершенно неуместны на новом историческом этапе, но подавить которые открыто власть не решалась. Поэтому курс был взят на то, чтобы не уничтожать демократические институты, а обезвредить их. Нужно было сделать общество устойчивым к любой критике власти, воспитать в нем иммунитет в отношении демократических механизмов, оставляя нетронутой внешнюю демократическую оболочку.
Те, кто немного знаком с медициной, знают, что в отношении борьбы с гипертонией существуют две противоположные стратегии. Отчасти гипертония (повышенное давление) вызвана активностью специфического ангиотензинпревращающего фермента, который определенным образом воздействует на стенки сосудов, что может приводить к гипертонии. Одним из способов борьбы с этим злом является подавление данного фермента при помощи различных средств, называемых ингибиторами. Но это не всегда срабатывает. Поэтому со временем был найден другой метод лечения - блокирование рецепторов в стенках сосудов, которые реагируют на фермент - возбудитель спокойствия. Тогда количество свободного фермента в крови теряет свое абсолютное значение, так как организм его не замечает. На практике в сложных случаях приходится применять комбинированную терапию - отчасти подавлять фермент при помощи ингибиторов, отчасти подавлять чувствительность рецепторов.
Суверенная демократия как раз и оказалась такой комбинированной терапией в лечении «социальной гипертонии» российского общества. Вместо того, чтобы полностью изжить «фермент свободы», власть прибегла лишь к его «мягкому» ограничению при помощи «политических ингибиторов». Общественная дискуссия была вытеснена из массового информационного поля в интернет-резервации, политический метаболизм («обмен существ» во властных структурах) поставлен под контроль при помощи управляемых выборов, в правоохранительную систему ввели антидот из политически администрируемых судей. Но даже после этого общество в целом оставалось скорее живым, чем мертвым. По крайней мере, по сравнению с советской Россией содержание фермента свободы в крови общества было и остается очень высоким.
Можно было, конечно, сразу пойти на полное переливание крови в прямом и переносном смысле слова, но демиурги «суверенной демократии» выбрали иной путь - они сосредоточились на нейтрализации фермента свободы. Из электронных средств массовой информации был создан пропагандистский утюг, которым начали придавливать общественное сознание: сначала -- мягким поглаживанием, после - прижимая мозги «с отпаривателем». У общества подавлялись рецепторы демократии, оно приучалось не реагировать на эксцессы режима, не обращать внимания на деградацию общественных и политических институтов. В этом и была «главная фишка» концепции «суверенной демократии» -- хоть обкричись, все равно тебя никто не услышит.
Но была и проблема: чем более деструктивными становились общественные процессы, чем нагляднее была деградация властной вертикали, тем больше надо было нагревать пропагандистский утюг. Дело «ЮКОСа», «дело Магнитского», «Кущёвка», «дело Сердюкова» - все это рушило авторитет власти и подстегивало фронду, которая на ожиданиях демократических реформ, обещанных Медведевым, вылилась в «болотное движение». Чтобы справиться с этими процессами, требовалось нечто особенное, общество надо было в буквальном смысле слова оглушить, сделать что-то такое, чтобы сознание сорвалось с тормозов. Война стала необходимым условием выживания режима, и она началась строго по расписанию. Украина, конечно, повод, но далеко не причина. Кремль был заинтересован в войне, с ее помощью он задвинул свой «пропагандистский утюг» прямо в мозги обывателю и стал разглаживать им все сохранившиеся еще к этому моменту извилины.
В украинскую войну вошел один народ, а вышел из нее совершенно другой. В этот момент и возникла та самая псевдовключенность, которая отличает тоталитаризм от авторитаризма. Раньше обыватель этот режим терпел, теперь он стал его вожделеть. Это уже не отношение к власти, а страсть по власти. Страсть же нельзя преодолеть рационально, ее можно только перебить другой страстью.
Россия в плену у «черной сотни»
С псевдовключенностью обывателя в политику теперь придется повозиться - загнать его туда легко, а вот выгнать оттуда практически невозможно. Кремль оказался заложником своей собственной игры: выбранный им в момент кризиса политический курс теперь является для него безальтернативным. Он теперь может идти с этим вновь обращенным народом в исторический тупик вместе хоть до самого конца, до самого Судного дня. Но стоит ему попытаться вильнуть в сторону и как-то вывести себя и страну из штопора, народ оторвет режиму голову. Вот такая вышла драма всепоглощающей любви 84% к своей власти.
Лучше всего это рассмотреть на примере Донбасса. Конечно, можно сколько угодно развлекаться, пугая Запад перспективой ядерного апокалипсиса, но вряд ли этого реально можно желать для себя и для своих детей. В Кремле сидят прагматики, которые знают разницу между словом и делом. Они играют в рискованный покер с историей, думая, что в последний момент сдернут карту. Проблема в том, что те, кто живет вокруг Кремля, ни в какие игры не играют, они в это все верят. Для Путина Донбасс - разменная монета в торге с Западом за зоны влияния и за право делать со своим народом все, что угодно. Для его яростных приверженцев Донбасс -- истовая новая религия, они молятся на Путина как на пророка, который вернет им Империю в ее первозданном виде. Зрители русского Колизея расселись на трибуне и ждут захватывающего зрелища: Владимир Путин голыми руками разрывает на арене американского льва. Пока Путин дерется со львом - он в их глазах равен Гераклу (собственно, так его и изображают), но страшно даже себе представить, что случится, если ослабевший гладиатор захочет вдруг пожать льву лапу...
В Донбасс нельзя было входить, потому что из него нельзя уйти по-хорошему. Если Кремль оттуда уйдет, то Донбасс сам постучится в ворота Спасской башни своей запыленной шахтерской каской, а может быть и чем покруче. Теперь Путин до конца жизни обречен без устали биться на арене, он окончательно выбрал свое амплуа. Но стоит ему уйти с арены, как публика разорвет его на части. Главная угроза режиму исходит теперь вовсе не слева, не от либералов или демократов, а справа, от «черной сотни». Достаточно проследить за эволюцией взглядов «героя нового времени» Стрелкова, чтобы понять, что поддержка Путина «черной сотней» условна - они любят только побеждающего гладиатора, но стоит ему оступиться, как они опустят большой палец вниз. Путин не может себе позволить никакого маневра, только вперед - от одной победе к другой, пока не задохнется. Рано или поздно он споткнется, ибо ничьи силы не являются бесконечными. И тогда черносотенное цунами, порожденное крымским землетрясением, накроет Россию. 

2015-03-21

Духовные склепы некрофильства

Духовные склепы некрофильства

Прошлое, прошлое, прошлое... Деды, прадеды, прапрадеды... Кровь проливали, кровь проливали, кровь проливали... А у нас больше всех умерших, замученных, загубленных, бессмысленно на доты брошенных, завидуйте... Нас не одолеют, мы успеем всех с собой в могилу с мягким радиопепелочком уволочь...

2015-03-20

Без скреп: оральная прелюдия к возвращению в материнское лоно

Фиксация очевидного: орут до помутнения рассудка только о том, чего нет и непонятно, откуда взять.

Патриотизма нет и неоткуда взять — орут про патриотизм.

Скреп нет и неоткуда взять — орут про скрепы.

Самобытности нет и неоткуда взять — орут про самобытность.

Духовности нет и неоткуда взять — орут про духовность.

Про экономику пока не орут, чтобы не спугнуть последние обглодыши.

Так и складывается оральная прелюдия к возвращению в материнское лоно не только Крыма, но и всей однойшестой.

2015-03-18

Гопничество как внутренняя суть путинизма

Гопничество как внутренняя суть путинизма

9 vrata
userinfo.gif?v=17080?v=124.1philologist
http://philologist.livejournal.com/7359076.html

Пожалуй, самое мерзкое из того, что путинизм сотворил с Россией, - это возведение гопничества в мейнстрим и забвение самых элементарных норм порядочности и человечности, подмена гуманистических идеалов девяностых пародийно пафосной и насквозь фальшивой риторикой нулевых. То есть путинист, к примеру, может публично рассуждать в духе Проханова о защите Новороссии и о восстановлении Российской империи или в духе Чаплина о необходимости защиты православной веры, а потом пойти и просто пнуть собаку или кошку от накопившейся злобы или плюнуть в стакан с чаем отлучившемуся соседу по столику ради "прикола", или обозвать не понравившуюся женщину "шлюхой" или унизить, растоптать, изнасиловать кого-нибудь слабого и беззащитного, кто "этого заслуживает", по его мнению. Вспомним, с каким сладострастным упоением почтенные старцы кричали о том, что пусек надо выпороть и наказать, что у Светланы Давыдовой следует отобрать детей, что с убийством Бориса Немцова "одной мразью стало меньше", что если Надежда Савченко умрет в тюрьме, то мир от этого станет только чище и т.д. и т.п. Вот уже и народный артист СССР Иосиф Кобзон, долгие годы певший про Ленина и БАМ, призывает отстреливать собакне выпускать за границу русофобовсажать театральных режиссеров за "оскорбление религиозных чувств", а ведь он далеко не худший из депутатов.

3465355_original.jpg

Гопничество было окончательно легализовано путинской властью и подконтрольными ей СМИ как ответ на либеральные протесты 2011-2012 годов и должно было подвести черту под временным президентством Медведева с его поистине диссидентским, по нынешним временам, лозунгом "Свобода лучше чем несвобода". Надо было показать, что наконец-то настоящий барин вернулся после своего четырехлетнего "отсутствия", и что сейчас у провинившихся холопов чубы затрещат. Разумеется, новым негласным "преемником" вернувшегося барина почти сразу же стал Кадыров, поскольку выбранная стратегия требует развития по нарастающей. Однако ростки этих процессов уходят в далекий 1999 год, в тот самый "сортирный" юмор Путина. Просто за 15 лет власть смогла устранить вообще все сдержки и противовесы, так что стесняться чего-либо или кого-либо больше стало не нужно. Институты разрушили, а тех, кто много говорил, заставили замолчать, купив, убив, запугав или посадив в тюрьму. До последнего времени самые темные инстинкты сдерживались из-за нежелания совсем уж портить отношения с Западом, но теперь и этой преграды больше нет, всё пошло в разнос. Элиты же взяли на вооружение гопническую субкультуру в качестве основного стиля общения с народом и "национальной идеологии".

В 2014 году депутаты вдруг в одночасье все стали Жириновскими, а "Единая Россия" наполнилась духом ЛДПР, хотя четыре парламентские партии - это скорее ипостаси единого Левиафана, своеобразные аллегории человеческих пороков: ЕР - воровство и обман, ЛДПР - насилие и гнев, КПРФ - тщеславие и гордыня, СР - зависть и уныние. Появились даже гопники-министры и гопники-омбудсмены, гопники-политологи и гопники-заслуженные артисты, гопники-писатели и гопники-священнослужители, гопники телеведущие и гопники-адвокаты. Возникновение черных сотен "Антимайдана" и прочих хунвейбинских когорт - это вовсе не инструмент для борьбы с оппозицией, как принято думать, а скорее такая воспитательная мера, наглядный образец для юных, неокрепших умов, чтобы они видели настоящих "патриотов" и хотели быть похожими на байкера Хирурга и Вику Цыганову, Николая Старикова и Сергея Кургиняна, сознавали, что такое поведение приносит не только бешеную радость, но и материальную выгоду. Все эти проправительственные марши и шествия нужны, в том числе, и для того, чтобы, к примеру, бедный студент в провинции, которого угнетает безденежье и отсутствие перспектив, мог бы записаться в НОДовцы или в "православные активисты" и дать наконец-то выход всем своим внутренним обидам и комплексам, всей злости и агрессии через санкционированное разрушение того, что прежде охранялось законом. Это чисто дьявольское искушение, о котором хорошо сказано у Галича:

Но зато ты узнаешь, как сладок грех
Этой горькой порой седин.
И что счастье не в том, что один за всех,
А в том, что все - как один!

И ты поймешь, что нет над тобой суда,
Нет проклятия прошлых лет,
Когда вместе со всеми ты скажешь - да!
И вместе со всеми - нет!

И ты будешь волков на земле плодить,
И учить их вилять хвостом!
А то, что придется потом платить,
Так ведь это ж, пойми, - потом!

Путинское государство в его нынешнем виде легализовало низменное желание гопников что-нибудь безнаказанно разрушить, кого-нибудь заклеймить, вволю поиздеваться над либералами, интеллигентами, кощунниками и быть при этом уверенным, что делаешь "благое дело" на пользу церкви и отечества. Патриотизм свелся к глумливым шуткам про Псаки, призывам убивать жидобандеровцев и укропов, надписям в лифтах "Обама чмо" и нападениям толпой из-за спины на "нацпредателей" и представителей "пятой колонны". Государство и церковь даже стали соревноваться друг с другом в гопничестве - кто из них более ненавидит свободу творчества и права человека? (вопрос до сих пор открытый).

Разумеется, когда гопничество становится чем-то вроде государственной идеологии, то черное объявляют белым, зло - добром, гуманизм - "религией антихриста". Однако это время имеет и свои плюсы, если воспринимать его как личные испытания тебя самого на прочность. Не устоишь - станешь всего-навсего одним из многих гопников, зато если выдержишь прессинг "агрессивного большинства" и государственной машины - сможешь прожить жизнь человеком и умереть с чистой совестью.