Мысли для начала... мышления

Неграмотными в 21-м веке будут не те, кто не могут читать и писать, а те, кто не смогут научаться, от(раз)учаться и перенаучаться. Элвин Тоффлер

2015-04-24

Коррупция как невозможность вести законную деятельность

Глеб Кузнецов
Удивительно, как люди у нас искренне возмущаются тем, что Васильеву предлагают не сажать. Как же так! Почему! В тюрьму, на нары! И Сердюкова! Ли Кван Ю посадил друзей! И стал Сингапур Сингапуром! Чушь.
В настоящее время любой предприниматель, любой чиновник, любой менеджер НКО, кто угодно вообще может быть посажен в тюрьму со всеми законными основаниями.
Правовая система содержит в себе кучу архаизмов еще с советских времен, которые в принципе не позволяют — и де юре, и де факто — вести деятельность на современном этапе, не нарушая законы. Новые законы противоречат друг другу в чуть менее, чем 100% случаев.
Кодексы и санпины не исполнимы в принципе. Система надзоров влегкую криминализирует любой вид деятельности от образования до недропользования. Одна проверка — и люди стройными рядами идут в изолятор, где главбух школы жалуется на жизнь директору песчаного карьера, а к их разговору прислушивается исполнитель господряда произвольно выбранного.
Получатели бюджетных средств сначала — в течение года — тратят свои, а в конце получают возмещение, за которое отчитываются, как будто в нормальном, повседневном режиме тратили государственное, как это прописано в контрактах. Это — преступление.
Прибыль как таковая формально криминализована. То есть — доказано судом — купи дешевле-продай дороже — это преступление. Мошенничество и злоупотребление доверием. Только за это за решеткой теоретически может оказаться кто угодно — от главы "Магнита" Галицкого до бабки из перехода метро.
Системы оценки государственного и негосударственного имущества, которую не может оспорить любой районный следователь с неизбежными последствиями в виде посадки для всех участников сделки, не существует. Как же не посадить людей, если "нарушены интересы неопределенной группы лиц"?
Врач не может без угрозы оказаться за решеткой выписать умирающему от рака обезболивающее, а кондитер — посыпать булку пищевым маком. Простой человек не может высказать мнение по поводу исторических событий и даже нажать на кнопку в социальных сетях без риска сесть. Любое общение с иностранцами может быть подведено под государственную измену и привести к 20 годам отсидки.
А народ возмущается тому, что Васильеву "не посадят". Ребята, никого не надо сажать. Ни Васильеву, ни Давыдову, ни Хорошавина, ни братьев Навальных, ни Хризмана с космодрома "Восточный", ни предпринимателей и их бухгалтеров, ни мэра Урлашова, ни лайкающих в социальных сетях какую бы глупость они не лайкали, ни врачей с морфием. НИКОГО. По статьям, не связанным с преступлениями против личности сегодня сажать не надо никого.
Потому что мы все — преступники. И то, что мы не сидим — это буквально недоработка соответствующих органов. Не надо помогать им широкой общественной поддержкой. Потому что следующим, кого будут требовать посадить, можешь оказаться ты. Любой несевший человек — будь то Навальный, Давыдова или Васильева — это победа общества над системой.
И неплохо было бы перевести вектор общественного интереса и обсуждения в сторону того, как сделать так, что бы любая деятельность на территории РФ — в госслужбе ли, в коммерческом секторе ли, в кухонных разговорах ли и социальных сетях — где угодно — не была в любой момент потенциально криминальна. А не требовать арестов и посадок.
Тотальность коррупции — это следствие не недостаточной борьбы с ней, а как раз того, что вести деятельность законно — практически невозможно. Так какая разница, как ты работаешь, если ты В ЛЮБОМ СЛУЧАЕ можешь оказаться на нарах в любой момент?
Не посадка друзей сделала Сингапур Сингапуром. Друзей и Мабуту сажал. А некоторые — вроде Иди Амина — так и ели, физически сжирали их, предварительно приготовив со специями. Сильно это Уганде помогло?