Мысли для начала... мышления

Неграмотными в 21-м веке будут не те, кто не могут читать и писать, а те, кто не смогут научаться, от(раз)учаться и перенаучаться. Элвин Тоффлер

2015-01-17

Гирш Ханин: причиной кризиса стала глубочайшая деградация человеческого потенциала

Гирш Ханин: причиной  кризиса стала глубочайшая деградация человеческого потенциала
Известный российский экономист Гирш Ханин  о причинах кризиса, государственной статистике и о том, что для увеличения ВВП гражданам придется резко сократить личное потребление.
Государство - сложнейшая социальная система.  Мы, граждане, наблюдаем поведение этой системы преимущественно через средства массовой информации, которые создают лоскутную «картину мира», меняющуюся со скоростью передвижения по городам и странам нашего президента. При этом важнейшие, глубинные тренды, определяющие будущее страны, остаются вне зоны внимания общества. А их важно знать каждому человеку для принятия жизненных решений, касающихся и семейного бюджета, и места проживания, и места работы, и будущего своих детей.
Ответить на наши вопросы о состоянии экономики страны согласился доктор экономических наук, профессор РАНХиГС (г. Новосибирск) и НГТУ Гирш Ханин.
- Гирш Ицыкович, у Вас непростая биография. Вы были в числе тех ученых, которые раньше многих других, задолго до горбачевской перестройки, поняли приближение краха авторитарного режима с его плановой экономикой. Вы были ярким экономистом - «рыночником», не скрывавшим своих взглядов. То есть были врагом режима. Вас выгоняли из НГУ, не давали работать в Москве и даже в Новосибирске. Насколько я понял, делом Вашей жизни стали исследования по альтернативным макроэкономическим оценкам экономики - сначала советской, а потом и российской. Вы начали эти исследования в 1973 году и продолжаете до настоящего времени. Огромный общественный резонанс в России и за рубежом получила опубликованная в 1987 году в журнале «Новый мир» статья «Лукавая цифра», написанная совместно с известным журналистом В. Селюниным. Я помню эту статью и мое впечатление о ней тогда, в 1987 году. Я внимательно перечитал ее сегодня. Смысл статьи, как я ее понял, можно сформулировать в трех тезисах. Первый. Государственные органы статистики используют для контроля экономики далеко не самый лучший набор ключевых показателей. Второй. Сами значения показателей, по оценке авторов статьи, неверны, причем отклонения от альтернативных расчетов авторов могут быть в разы. Третий. Неверные значения показателей формируют ошибочную «картину мира» в общественном сознании и головах руководителей страны, на основе которой принимаются ошибочные политические, финансовые и социальные решения. Все так?
- Спасибо за добрые слова обо мне и моих исследованиях, в том числе и «Лукавой цифре». Вы в целом правильно сформулировали смысл этой статьи. Кроме первого тезиса. Мы предъявляли претензии не к показателям, а к методам и результатам их исчисления официальной статистикой.
- Наша цель - говорить о дне сегодняшнем. Но хочется задать один вопрос о прошлом. Что произошло после опубликования «Лукавой цифры»? Какова была реакция власти? Что-то изменилось в Вашей жизни?
- Подробно о моей жизни в 90 годы говорится в моих воспоминаниях, которые частично опубликованы в новосибирском журнале «Идеи и идеалы». Главное изменение было в том, что я получил возможность публиковать свои работы в СССР и России.
Очень бурно на статью прореагировало Центральное Статистическое Управление СССР. Его руководители назвали ее клеветнической и непрофессиональной. Орган ЦСУ СССР «Вопросы статистики» опубликовал несколько очень слабых критических статей о ней. В 1988 году критика прекратилась, а в 1989 году было сменено руководство ЦСУ, и новые руководители признали многие отмеченные нами недостатки. Что касается исполнительной власти, то известной реакцией можно считать как раз смену руководства ЦСУ СССР. Но желания воспользоваться моими расчетами для анализа и прогнозирования оно не проявило.  Как не проявляет и в настоящее время.
- Вернемся в 2014 год. Давайте проведем аналогию с медициной. Опытные врачи говорят, что обычному человеку достаточно для контроля здоровья периодически отслеживать значения нескольких важнейших параметров: артериального давления, сахара крови, холестерина, онкомаркеров и еще пары метрик. Какими ключевыми показателями контролируется «здоровье» экономики?
- Ваше сравнение экономики с медициной вполне уместно. Характеристика состояния экономики дается целым рядом показателей, которые содержатся в статистических сборниках и текущей информации Росстата. Это объем и динамика ВВП, продукции отраслей экономики в стоимостном выражении в сопоставимых ценах, объем продукции в натуральном выражении, динамика цен, объем капитальных вложений, внешней торговли и многих других. Все они важны и характеризуют разные стороны экономики.
- Вы более 40 лет профессионально подвергаете сомнению данные государственных органов статистики и министерств, отвечающих за экономику. Были ли за это период случаи, когда с Вашими выводами, в свою очередь, не соглашались критикуемые организации или коллеги - экономисты?
- Я (после 2000 года вместе с моими коллегами) критиковал состояние государственной статистики и экономики РФ. Статистические органы либо не соглашались с моей критикой, либо, чаще всего, ее игнорировали. Исполнительная и законодательная власть, за редчайшими исключениями, не замечала нашу работу. Отдельных экономистов за статистические ошибки, связанные с пользованием официальной статистикой, мы, как правило, не критиковали: пришлось бы критиковать почти всех. А когда изредка критиковали, как правило, не получали ответа. Критика наших расчетов со стороны профессиональных экономистов была довольно редкой.
- Давайте попробуем сравнить 1987 и 2014 год вот в каком отношении: с точки зрения альтернативного инструментария Гирша Ханина когда - тогда или сегодня - государственная статистика ошибается больше и почему?
-- Размер искажений примерно одинаков, менялись причины. Государственная статистика в советское время ошибалась преимущественно из-за давления власти, сейчас - из-за наличия огромной теневой экономики, возможности безнаказанных искажений первичной информации, бюрократизма статистической системы, низкой оплаты труда статистиков, отсутствия контроля за статистикой со стороны общества и власти, экономической малограмотности последних. Кроме того, власти в силу ее близорукости выгодно приукрашивание действительности.
- Сегодня, в 2013-2014 годах, по каким из ключевых показателей состояния экономики максимальные расхождения между Вашими расчетами и официальными данными?
- Наибольшие расхождения в оценке стоимости основных фондов - в  8-12 раз, динамики основных фондов, рентабельности экономики и размеров социальной дифференциации.
- Вы можете привести примеры последних лет, когда на основе для Вас очевидно неверных данных Росстата принимались государственные решения, которые оказывались ошибочными?
-В течение многих лет, начиная с середины 80 годов, власть, пользуясь ошибочными данными официальной статистики, не замечала сокращения основных фондов. Поэтому (и в угоду популизму и интересам состоятельных слоев) она мало что делала для ускорения инвестиционного процесса и допустила огромное сокращение основных фондов. Это же относится и к сокращению человеческого потенциала, когда многие годы урезались ассигнования на науку, образование и здравоохранение.
Другая трагическая ошибка, граничащая с преступлением - игнорирование чудовищного социального расслоения. Сокращение доходов богатейших слоев населения могло явиться источником финансирования расширения физического и человеческого капитала, ослабить социальное напряжение. Здесь власть предпочла заботиться о своих материальных интересах.
- В середине 2013 года в журнале Terra Economicus вышла Ваша (в соавторстве с Дмитрием Фоминым) статья под красноречивым названием: «В России начался экономический кризис и, скорее всего, он будет долгим». Больше всего меня поразило, что Вы полтора года назад предсказали сегодняшнее (на ноябрь 2014 года) понижение цены на нефть «до 70-80 долларов».
- Предсказать снижение цены на нефть до 70-80 долларов за баррель было не так уж сложно. Необоснованность той цены на нефть была очевидна. В начале 70-х годов цена на нефть была 2 доллара за баррель, а с тех пор цены в США выросли лишь в 5 раз. Так же выросли и мировые экспортные цены. Подобный разрыв между ростом нефтяных цен в 60 раз и в 5-6 раз на все товары не мог продолжаться бесконечно.
- Но главное в той статье - это обоснование основного тезиса, сформулированного в самом заголовке. Однако более подробно я бы хотел остановиться на другой публикации. Через 27 лет после «Лукавой цифры», в марте 2014 года, в не менее серьезном издании, газете «Ведомости», выходит новая статья (в соавторстве с Дмитрием Фоминым) с вызывающе повторяющимся названием: «Лукавые цифры российской статистики». Давайте поговорим об этой работе. Для начала уточним понятие «основные фонды»? Что туда входит?
- В основные фонды входят здания и сооружения, оборудование и некоторые мелкие статьи.
- То есть вся материальная база, обеспечивающая нашу жизнь и производство - транспортная инфраструктура, подвижной транспорт, электростанции и электрические сети, теплосети и водоснабжение, фабрики и заводы, жилые и офисные здания и так далее, да?
- Совершенно верно.
- Что означает «превышение восстановительной стоимости основных фондов над балансовой в 11 раз»?
- Официальная статистика ведет учет основных средств по балансовой стоимости. В качестве которой используется стоимость их приобретения. Вы приобрели какую-то вещь 15 лет назад. И так она на балансе и сидит. Иногда делаются переоценки, но они несущественны. Экономический смысл имеет восстановительная стоимость - сколько в сегодняшних ценах стоит та же вещь. Например, вы 15 лет назад купили станок за 3 млн рублей. К сегодняшнему дню он выработал свой ресурс и вам надо покупать новый.  Но такой же новый сегодня стоит не 3, а 33 млн руб. Официальная же статистика, грубо говоря, «думает», что вам для замены станка достаточно 3 млн рублей.
Учет основных средств по восстановительной стоимости ведет к пропорциональному росту амортизационных отчислений. А это, в свою очередь, означает рост себестоимости продукции, снижение прибыли и рентабельности. Когда мы пересчитали стоимость основных фондов, то обнаружили, что ряд отраслей экономики в начале 21 века, считавшихся прибыльными, оказались убыточными. Например, железнодорожный транспорт.
- Вы пишете, что глубинная причина экономического кризиса - исчерпание производственного потенциала и нехватка трудовых ресурсов, особенно квалифицированных рабочих и инженеров. Каков масштаб проблемы?
-- Базовыми причинами экономического кризиса (в порядке важности) являются: глубочайшая деградация человеческого потенциала в результате огромных потерь в 20 и начале 21 века, ошибочно выбранная в 1992 году модель экономики, уродливость российского государства, общества, значительной части предпринимательства и экономической науки. Остальное -- лишь следствие этих глубинных причин.
- В статье содержится сильное утверждение о том, что в 2013 г. произошел спад ВВП примерно на 2-3% вместо заявленного Росстатом роста в 1,3%. Кто-нибудь после выхода статьи пытался опровергнуть вашу оценку? У Вас есть предварительные данные по 2014 году?
- Эту оценку проигнорировали, никто не пытался ее опровергать. За 10 месяцев 2014 года по нашим примерным оценкам ВВП снизился на 1,5-2%. Но здесь важно то, что опережающие показатели (курс акций, производство легковых автомобилей, иностранный туризм) снизились намного больше - на десятки процентов.
- Ну, и самый зубодробительный тезис статьи - «для достижения даже весьма скромного ежегодного роста ВВП на 3% надо увеличить инвестиции в основные фонды и человеческий капитал примерно в три раза, что потребует сокращения личного потребления в два раза преимущественно за счет наиболее состоятельных слоев населения». И в течение многих лет. И другого выхода нет. Что это означает на практике? Готов ли к этому «средний класс»?  
- На практике это означает, что личное потребление наиболее состоятельных слоев населения должно сократиться в 6 раз, средних слоев, видимо, на 30-40%. Это нелегко осуществить в рамках демократических процедур. Здесь я хочу выразить опасение, что вследствие указанных выше пороков нашего государства, общества и предпринимательства эти жертвы могут оказаться напрасными. Надо срочно заняться лечением больных общественных и экономических институтов. И менять негодных руководителей на всех уровнях.
- Предположим, что я - представитель «среднего класса». Что для меня на практике будет означать сокращение личного потребления на 40%? Как это будет происходить и в чем это выразится? 
-- Это будет означать сокращение потребления предметов роскоши и вообще дорогих предметов потребления и услуг: расходов на иностранный туризм, приобретение автомобилей, платных услуг здравоохранения, образовательных и оздоровительных учреждений. Сюда же входят дорогие товары и продукты питания, посещение ресторанов. В силу сокращения реальных доходов эти виды предметов и услуг станут недоступными.
- Можно я попробую истолковать Ваш, как теперь выражаются, месседж более подробно? А Вы меня поправите, если что не так. Вы пытаетесь достучаться до общественности и власти со следующим тезисом. Страна много лет убаюкивалась неверными оценками состояния экономики со стороны ответственных за статистику госорганов. Власть, в том числе на основе этих показателей, фатально недофинансировала восстановление основных фондов и человеческого потенциала. Пропорция распределения доходов на накопление и потребление была сильно перекошена в сторону потребления. По сути, государство жило, растрачивая прошлое и занимая у будущего. И вот - опа! Мы приплыли. Именно нам именно сейчас предъявлен счет за преступно нерачительное хозяйствование последних десятилетий.
- Совершенно верно. Да, десятилетий, поскольку началось еще в 70 годы, когда огромные дополнительные доходы от роста мировых цен на нефть были использованы преимущественно для наращивания военных расходов и доходов населения вместо расширения физического и человеческого капитала. Что касается постсоветского периода, то 1990 и 2000 годы количественно отличались. В 1990 годы капиталовложения сократились в несколько раз, в 2000 годы в связи с колоссальным ростом мировых цен на нефть и повышением эффективности производства заметно выросли. Снизились по сравнению с 1990 годами и темпы сокращения основных фондов. Но все же сокращение продолжалось. Уникальный шанс на экономический и технологический рывок в 2000 годы был упущен. Этим они напоминают 1970 годы в СССР.
- Статья была опубликована в марте этого  (2014) года. Была какая-то обратная связь от бизнеса, от экономистов, от политиков на Вашу мысль о неизбежности сильного сокращения личного потребления?
- Практически никакой реакции не было. Только несколько новосибирских банкиров пригласили на встречу.
- Помимо износа основных фондов и ухудшения человеческого капитала есть еще одна суровая причина для «затягивания поясов» -- снижение цены на нефть. Мы все знаем сырьевой характер нашей экономики и понимаем, что последние лет пятнадцать «живем не по средствам» за счет высоких цен на нефть. И вот сейчас начинается похмелье. Каковы относительные «веса» этих двух факторов? Какова Ваша оценка - насколько придется сокращать личное потребление с учетом двух этих факторов?  
- Намного более важным является деградация человеческого потенциала и основных фондов. Цена на нефть именно потому так сильно сказывается на российской экономике, что она давно из-за этих факторов сидит на нефтяной игле. А о размерах снижения потребления я уже сказал.
- И последний вопрос. К двум ключевым факторам: драматическому износу инфраструктуры и производственных мощностей и серьезному снижению цены на нефть в 2014 году добавился политический фактор. У Вас есть количественные оценки политических рисков? Насколько экономическую ситуацию в стране ухудшает имперская, изоляционистская политика высшего руководства страны, в результате которой у нас есть Крым, война на востоке Украины, санкции Запада в отношении известного круга лиц и организаций, наши ответные санкции? 
- Влияние действий России в отношении Украины сильно осложнило положение российской экономики. Экономические потенциалы РФ и Запада различаются примерно в 25 раз. И то, что для Запада является серьезной неприятностью, для России чревато экономическим кризисом. Мы с Дмитрием Фоминым писали об этом сразу после смены власти в Крыму и решения Совета федерации о праве президента вводить войска на территорию Украины 2 марта 2014 года.
P.S. Интервью было подготовлено в ноябре 2014 года для публикации в другом издании, которое по ряду причин отказалось его размещать.
Беседовал Евгений Ксенчук
Фото Сергея Ковалева

Хорошее объяснение быстро приближающейся финансовой катастрофы

Slava Rabinovich
Только что дал интервью (по телефону) радиостанции «Бизнес-ФМ». Вопрос был такой: в связи с предполагающимся бегством капитала из России в этом году, с прогнозами цифр до 240 млрд долларов, многие заговорили о том, что будут введены ограничения на движение капитала. Типа, что я думаю по этому поводу.
Видимо, я не имею права (или это будет просто неправильным) разглашать те мысли, которые я сказал по радио, до того, как мини-интервью выйдет в эфир, но я могу написать то, что сказала ведущая программы – что я «дал апокалиптический прогноз», в отношении не только эффектов от такого возможного введения ограничений, а и того, что будет дальше, после этого введения. Надеюсь, интервью не сильно обрежут, перед выпуском в эфир. Надеюсь, его можно будет услышать и у них на сайте. А когда оно выйдет в эфир, то, как всегда, его услышат миллионы человек в своих автомобилях...
Но далеко за пределами периметра этого вопроса и мини-интервью, я хотел бы написать вот о чём...
На финансовом рынке существует много разных классов активов – это и акции, и облигации, и деривативы на акции, и деривативы на облигации, и деривативы на деривативы, и валюты, и товары, и деривативы на них, и так далее. Конечно, не все финансовые игроки являются специалистами сразу во всех классах активов, но, как минимум, они должны как-то разбираться во всех, даже если специализируются в чём-то одном.
С июля я публично пишу свои мысли, включая инвестиционные идеи, и включая прогнозы, как финансовые, так и экономические. С сентября, когда эту мою деятельность заметили такие уважаемые мною люди, как Сергей Алексашенко (для примера), начались некоторые расхождения во взглядах – более «академические» экономисты считали то, что российская экономика тупа и примитивна, как табуретка, и поэтому она не схлопнется так быстро и так жёстко, как прогнозировал я. Я же не соглашался, указывая на не академическую науку, а на практические знания того, что такое токсичность, и как эта токсичность повлияет на всю финансовую и экономическую систему России, которая, к 2014 году, была полностью интегрирована в западную, и которая зависела от западной системы во всём – от импорта почти всех товаров и услуг, до импорта самого западного капитала. Токсичность, по моему мнению, вызывала мощнейший экономический и финансовый шок, разрушая принципы международной торговли и финансовых рынков, в отношении России, без которых она не умеет существовать, и уже давно, даже если мы и говорим о табуретке.
Прошло несколько месяцев, наступил 2015 год. Все вернулись после праздников к обсуждению этих тем, и я вижу, что и Сергей Алексашенко, и Герман Греф, и многие другие, встали на мою точку зрения, высказанную ещё в июле. Это прогресс!
Но это – запаздывание, и запаздывание очень длительное. Например, что прогнозируется сейчас, на период в будущем на столько же месяцев вперёд, на сколько январь 2015 года опережает июль 2014?
На днях на «Гайдаровском форуме» я услышал от Германа Грефа рассказ о надвигающейся катастрофе в банковском секторе, и как корпоративный сектор произведёт массовый дефолт по своим долгам, по отношению к Сбербанку и другим банкам, и как, с (божьей) государственной помощью, часть этих банков будет спасена за счёт налогоплательщиков (если деньги у правительства будут, в чём я сомневаюсь), но при этом все залоги по этим долгам перейдут к банкам, и банки, или уже сейчас государственные, из тех, что сейчас такие, или к тому времени уже национализированные, взамен на спасение, станут владельцами этих небанковских активов. Страна, по сути, перейдёт от стадии капитализма и частного владения компаниями к стадии социализма квази-горбачевского периода, и встанет не с колен, а будет лежать мордой вниз, ибо та модель исторически себя изжила ровно тридцать (!!!) лет назад. Вернее, она исжила себя гораздо раньше, но тридцать лет назад она начала полностью разрушаться, доказав, на практике, наконец, свою полную несостоятельность полным своим коллапсом. И я об этом говорил в июле прошло года!
Но уважаемые Герман Греф и Сергей Алексашенко, наконец-то соглашаясь со мной по большой картине (наконец-то!), не являясь практиками финансовых рынков с 20-летним стажем (если не учитывать, конечно, их глубокое понимание этих рынков, по сравнению с большинством других людей), не говорят о деталях. О деталях тех катаклизмов, которые будет переживать финансовый рынок, при переходе России из состояния А в состояние Б.
Сегодня по Бизнес-ФМ я рассказал о серии катаклизмов, которые произойдут, если и когда введут ограничения на движения капитала. Слушайте об этом по радио. Я забыл, кстати, дать свой прогноз по рублю, в этом случае, в ходе этого мини-интервью. Если рубль станет, по сути, неконвертируемым, в полном понимании этого слова, то разовьётся чёрный рынок на конвертацию, и, по моему мнению, цена конвертации в доллар будет на 40-50% выше, чем какой-либо «официальный» но нерабочий курс. Бегство капитала продолжится уже по этим ценам, при помощи чёрного рынка, потому что бегство капитала может быть остановлено только лишь исправлением причин этого бегства.
Другой катаклизм – это назревающий коллапс долгового рынка. Я больше даже говорю о рынке корпоративных долгов, нежели суверенных, и не только о рынке торгуемых долгов. Объём рынка долговых обязательств корпоративного сектора – корпоративных облигаций – огромен, но это не вся картина. Существует огромный рынок неторгуемых долгов – кредитов, синдицированных кредитов и других «borrowing facilities», в котором участвовали российские компании на протяжении десятилетий (!), с середины 90-х. Этот рынок только лишь нарастал. Как и многое другое в нашей стране, в 2014 году случился неожиданный STOP и в этом сегменте.
Токсичность страны, кроме прочих факторов, заключается в том, что «комплайенс-офицеры», члены советов директоров и другие большие начальники самых больших финансовых учреждений в мире, сейчас просто говорят своим подчинённым, работающим в отделах долгового финансирования, специализирующимся на России: «How much do you have of that Russian paper on your books? Wow! Get rid of them. At any price. We give you one quarter to do that!» «Сколько у вас есть этих российских обязательств на ваших книгах? Ого! Избавьтесь от них. По любой цене. У вас есть один квартал, чтобы это сделать!»
Это – не только рыночная проблема, основанная на какой-то инвестиционной идее, или на страхе, или на управлении рисками (хотя и то, и другое и третье, вместе взятое, тоже). Это ещё и инфраструктурная проблема, вызванная токсичностью.
«Российский финансовый актив токсичен – не трогайте его длинной палкой. Если он есть, избавляйтесь от него. Ничего не хочу слышать, избавляйтесь. Решение принято советом директоров банка» (инвестиционным комитетом фонда, нужное подчеркнуть).
И вот я сижу в своём офисе и принимаю эл. письма от «интересантов», не хочу ли я прикупить кусок кредита Роснефти, который приходит к погашению в 2018 году, и вот такие-то и такие-то его параметры, и этот кусок равен 20 млн долларов по номиналу, и есть ли у меня хотя бы индикативная (не твёрдая) цена на покупку. И вообще, какой-либо интерес, у меня или у моих клиентов.
И такие предложения только нарастают с каждым днём.
Я предсказываю, что эти предложения выльются в аваланш, посредством механизма снежного кома, переходящего в катастрофу.
Прибавим к этому механизму такую одну мааааааленькую детальку – ожидание рынка (аж Бизнес-ФМ звонит с этим вопросом!) по введению ограничений на движение капитала. Что это будет означать для российских компаний и их возможности и желания платить по долгам?
ОМГ. OMG.
И дальше – понеслась кое-что по кочкам. Токсичность + инфраструктурные приказы о продаже + неспособность многих платить по долгам + нежелание многих платить по долгам + ожидание введения ограничений на движение капитала + потенциальные инфраструктурные трудности оплаты = финансовая паника на рынке неторгуемых долговых обязательств (кредиты, синдицированные кредиты, другие похожие активы), которые находятся на балансах международных финансовых институтов.
Финансовая паника и разрушение стоимости одного типа активов не может не повлечь за собой финансовой паники и разрушения стоимости всех остальных типов активов, имеющих отношение к одному и тому же – к российским эмитентам, к российским компаниям, к России. Полетят облигации, акции, рубль. Рубль... ОМГ. OMG. Мне просто страшно представитъ, где будет в этом случае рубль.
Я надеюсь, что Рубен Варданян расскажет всё, что знает об этом, Герману Грефу, как можно скорее.
Я надеюсь, что Сергей Алексашенко прочитает этой мой пост, как можно скорее.
Я надеюсь, что финансовое сообщество России (минус Эрик Краус) начнёт говорить об этом, как можно скорее.
Поверьте, Россия не состоит из одних Бивисов и Баттхедов. В России, в течение последних 100 лет, не до конца начисто выжжены гены нормальных людей. Кроме того, в Россию в 90-е вернулось много нормальных, знающих людей, с международным опытом. Он сейчас очень нужен. Хотя бы для того, чтобы правильно спрогнозировать то, что будет. Чтобы остальные люди начали понимать, в какую пропасть они, на самом деле, смотрят. И коллективно начали бы думать, что лучше делать, вне периметра «Киселев-ТВ», которое рано или поздно будет выброшено на преступную помойку истории, как было выброшено «Геббельс-ТВ».
Напоследок я хочу сказать: Слава независимой и свободной Украине и слава независимой и свободной России! Я верю в тот день, когда наши страны будут, как Канада и США. Fuck them, these putinoids!