Мысли для начала... мышления

Неграмотными в 21-м веке будут не те, кто не могут читать и писать, а те, кто не смогут научаться, от(раз)учаться и перенаучаться. Элвин Тоффлер

2012-05-31

Продаю критическое мышление, онтографию и социальную инженерию (конфликтология и прочее прилагается)

Ищу работу с возможностью преподавать и тренировать критическое мышление, визуально-картографические методы (онтографию) и социальную инженерию. Работа может быть разовой, временной или постоянной, в том числе и дистанционной.

2012-05-27

Онтография (онтодизайн) по-простому

Об идее онтографии (онтодизайна) просто (попытка номер раз):
  1. Мир и устройство мира (онтология) для нас прежде всего и всегда — визуальные (зрительные, образные, пространственные) конструкции.
  2. Вербальный линейный текст — это всегда только комментарий к видимым или невидимым (но подразумеваемым или видимым «внутренним зрением», т.е. воображением) картинам или пересказ этих картин, не более того.
  3. В наши дни созданы теоретические и технологические средства, позволяющие создать и использовать не вербальный, а изначально визуальный язык, определённым образом непосредственно отображающий картину мира и картинки любых элементов и явлений, в том числе любых знаний, любых процессов, любых видов деятельности. Этот язык не может быть назван иначе, как онтография, поскольку он отображает именно онтологические структуры.
  4. Онтография позволяет представить системные и связанные между собой карты всего и вся, объединяя зрительное восприятие с логическим мышлением и делая намного более ясным, понятным и наглядным многое из того в нашем сознании и мышлении, что до сих пор почти безнадёжно похоронено в болоте вербального текста.
  5. Онтография существенно облегчает и улучшает обучение, исследование, анализ, проектирование, управление, любое практическое использование знаний, любую организованную и целенаправленную деятельность.
См. также дискуссию здесь,  «Онтографический манифест» и «Онтодизайн: начальный вариант описания».

2012-05-22

Онтография в изложении специалиста из Microsoft (Visual Mapping: Video: it's about Network Thinking)

Visual Mapping: Video: it's about Network Thinking — прекрасная презентация по онтографии (в презентации это называется сетевым мышлением и мэппингом)

designVUE — Среда визуального осмысления (VUE) с новыми функциями

designVUE (последний релиз с полным функционалом здесь, на оригинальном сайте версия с закомментированными по большей части функциями).

designVUE — Среда визуального осмысления (VUE) с новыми функциями, в том числе с системой картирования дискуссий о проблемах (IBIS, или по-русски ПОИСК — проблемо-ориентированная информационная система коммуникации). Весьма рекомендую как инструмент онтографии (концепт-карты, майндмэппинг)!

См. список дополнительных возможностей по сравнению с исходной версией VUE.

2012-05-20

К вопросу о чудовищных решениях элит : Юлия Латынина

Радио ЭХО Москвы :: Код доступа, 19.05.2012 19:07: Юлия Латынина

КОД ДОСТУПА
ВРЕМЯ ВЫХОДА В ЭФИР — СБ, 19:08
Авторская программа Юлии Латыниной.
19.05.2012 19:07

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Юлия Латынина, «Код доступа», +7 985 970-45-45 – это смски. Ну, лагерь на Кудринской площади разогнали как и можно было догадываться, аккурат в приезд Медведева в Кэмп-Дэвид, чтобы ему там, значит, жизнь маслом не казалась. Как, собственно, и предсказывала ваша покорная слуга.

Господин Холманских. У меня спрашивают про назначение товарища Холманских полпредом президента и даже выражают сомнения в том, что ему будет по плечу, простому рабочему такой пост. Ну, во-первых, как-то для меня несомненно, что квалификация значительной части путинских чиновников ничуть не превосходит квалификацию господина Холманских в управлении чем бы то ни было где бы то ни было. Тем более, что пост полпреда – это такая звонкая жестянка, он давно уже... Не получился институт полпредов. Хотя, в общем-то, с самого начала такой был, немного странный институт, потому что это была надстройка еще одного административного звена над плохо работающими губернаторами.

Самое смешное во всей этой истории (я, правда, об этом пишу в «Новой»), мне кажется, не в том, что Холманских назначили за то, что он прокукарекал, что «приедем в Москву, разгоним», а ровно за то, что он, ведь, не приехал и не разогнал. То есть если я правильно понимаю, вот сейчас на Кудринской площади разгонял оппозиционеров ОМОН, а не господин Холманских с товарищами. Господин Холманских, правда, действительно, съездил на Поклонную во время путинга. Но, согласитесь, он сказал конкретно: «Приедем и разгоним». И ничего они не разгоняли, и нигде их не было видно возле оппозиционеров. Ау, где вы, нижнетагильские рабочие?

То есть человека наградили за то, что он, извините, прошамкал языком. И это очень характерно, конечно, для существующей власти, потому что формально, я думаю, хотели наградить за верность, показать «Вот что бывает верным». А получилось, что наградили за то, что трепался.

И это, собственно, очень характерная история, которая сейчас происходит со властью, потому что власть... Я не могу сказать, что у нас оппозиция сильная. Ну, не так-то силен тот же самый лагерь на Кудринской площади. Но оппозиция у нас сильнеет, а власть у нас слабеет. Это наглядно довольно. И еще один очень важный момент, власть не просто начинает принимать плохие решения, а власть начинает оказываться в ситуациях, когда любое решение оказывается плохим.

Почему она приняла плохое решение про разгон 6-го мая, я лично вообще не могу понять. Вот, (НЕРАЗБОРЧИВО) говорит, что это было связано с тем, что надо было показать красивую картинку, что и был шанс, что на Болотной могли остаться оппозиционеры, разбить палатки. Ну, господи, ну, ребят, ну, Фотошопом ее сотрите. Уж гораздо, так сказать... Использовать ОМОН в качестве Фотошопа накладно. Потом приходится не ехать на G8.

Там другой вариант, в который я меньше верю, заключается в том, что, собственно, принимал решение о разгоне не сам Путин, а как раз замы Нургалиева, которые пытались выслужиться, потому что непонятно, останется Нургалиев. Сейчас самое время продемонстрировать свою преданность как господин Холманских. Ну вот и продемонстрировали. Мне эта версия кажется менее вероятной хотя бы по той причине, что на Болотную был стянут ОМОН из других городов, то есть это была очень большая координированная акция. И, кстати, уже сам факт того, что там был ОМОН из других городов, начисто опровергает всякие предположения о том, кто виноват. Ну, ребят, если у вас оппозиция неожиданно устроила какую-то провокацию, то откуда же там загодя было стянуто такое количество ОМОНа из других городов, про которых в отличие от Московского ОМОНа, наполовину распропагандированного, наполовину недовольного своим начальством, наполовину солидарного с москвичами, было точно ясно, что эти, вот, порвут в хвост и гриву.

Так вот... Ну, помимо того, что как-то странное это было решение, потому что я думаю, что если бы 6-го мая никого не побили, то все бы мирно... Не гуляли бы сейчас, во всяком случае, по Москве. Не конфузили бы. Можно было бы ехать спокойно Путину в Кэмп-Дэвид, не рассказывать, что у него там, вот, необходимость формирования правительства.

Так вот помимо вот этих неправильных решений власти оказалось, что сейчас власть какое бы решение ни приняла, оно оказывается плохим. А оппозиция, что бы она ни сделала, оказывается, ей на руку. То есть, вот, разогнать на Кудринской – плохо. Не разогнать – тоже плохо, потому что будет впечатление слабости власти. Хотя, конечно, лучше, чем разогнать, потому что, ну, будем говорить откровенно, все хорошее когда-то кончается. Карнавалы, а протесты у нас носят карнавальный характер (и это хорошо). С жуликами трудно бороться, над ними легче смеяться. Над ними надо смеяться. Так вот... Ну, лагерь бы рассосался сам собой рано или поздно, оставив кучу бутылок из-под себя. Не потому, что все люди там пьют или ходят куда-то в куст, а потому что в конце такого лагеря всегда обязательно остаются маргиналы. Ну, это так устроен карнавал. Карнавал рано или поздно кончается, и последние припозднившиеся посетители карнавала – это всегда какие-то странные люди. Власть приняла наиболее плохое решение из двух плохих.

Теперь они говорят, что, может быть, посадят Навального на 2 года. Ну, ребяточки, во-первых, вы представляете, сколько людей соберется к зданию суда, когда вы будете сажать Навального? И какие гуляния там устроят писатели, и какие гуляния там устроят художники, и музыканты, и так далее.

А во-вторых, ну, очень плохо. Потому что если Навального посадят на 2 года, то он выйдет из тюрьмы Вацлавом Гавелом, которому, вот, последнего, что не хватало, чтобы стать президентом – посидеть в тюрьме. Если вы Навального не посадите на 2 года, опять же плохо, потому что растет популярность Навального.

Кстати о гуляниях. Вот сейчас вот там художники гуляют. У меня уже друзья-музыканты хотят. Правда, они не могут гулять, потому что у них большие вот эти вот с собой виолончели, контрабасы. Но они собираются, насколько я понимаю, на концерт в начале июня. Я не знаю, как они будут договариваться с властями, потому что я не могу сейчас говорить, какую площадку они выбирают (на всякий случай). Но тем не менее, вот это будет не гуляние, это будет концерт на открытом воздухе. Вот, как власти смогут его запретить? В пешеходных же переходах люди играют? Играют. Никто не запрещает. Ну, вот если несколько очень хороших, очень известных музыкантов России решит, допустим, исполнить Шостаковича на открытом воздухе бесплатно, я думаю, что мы все соберемся и послушаем. Не хуже, чем на Кудринской площади.

И, собственно, вот, что видно? Оппозиция слабая, но у сторонников оппозиции есть одно кардинальное отличие от сторонников власти. Вот, совершенно точно, что за власть никто не будет умирать. Я даже не уверена, что за нее будут убивать. Как-то тогда стремно немножечко. Ну, ломать руки-ноги, может быть. И то, по большим праздникам. И вот если вы посмотрите на тех людей, анчоусов, которые собирались на Поклонной, да, наверняка, из них много искренне пришли за Путина. «Вот, мы за Путина, и еще за это 800 рублей дают или сколько». Но вы представьте себе, что от них бы потребовали заплатить 800 рублей и прийти за Путина. И сколько бы, вы думаете, пришло? Вот это, собственно, и разница между ними и оппозицией, потому что, как мы видим, оппозиция прекрасно собирает деньги. Вот сейчас, когда разгоняли лагеря, выяснилось, что менты потырили еще 250 тысяч рублей. Вот сейчас Навальный начинает фандрейзинг. И я думаю, что Навальному будут жертвовать больше денег, чем господину Холманских. Умирать за них никто не будет и думаю, что и деньги-то давать за них никто не будет, потому что считается, что у них у самих денег много.

И одновременно заметьте, что Путин пытается что-то делать. Вот эта задержка с формированием правительства – она очень характерна, потому что раньше никаких проблем не было. Важно не то, кто будет в правительстве, и важно не то, что Медведев улетел и дал Путину список, и неизвестно, кто в этом списке. И, конечно, когда он прилетит, он узнает, что было в том списке, который он дал Путину. А важно, что сам процесс формирования правительства наткнулся на сложности, которые связаны с изменившейся обстановкой. И важно, что, несмотря на то, что обстановка изменилась, по большому счету, власть ничего не может сделать. Вот, Путин обещал сократить мигалки. Ну, не может он сократить мигалки. Вот он объявил о сокращении мигалок до 589 штук, кажется, если я правильно помню. Да? А сейчас их официальных около тысячи. Ну, это же смешно. То есть все понимают, что это сокращение мигалок – это вроде, ну там, объявления о выборах губернаторов. Кончится примерно так же, то есть пшиком. Ну, почему не сократить мигалки, если народ по этому поводу сильно озабочен? Ответ: потому что это пойдет против интересов того слоя, который выражает Путин, и это уже, видимо, невозможно.

Или несколько там последних просто мелких новостей. Вот, история, в Можайске которая произошла, когда только что судья там признал двух братьев виноватыми в избиении депутата-единоросса и его сына, Игоря и Дмитрия Аронсона. Хотя, в общем-то... И отказался рассматривать видео, на которых видно, что члены партии жуликов и воров бьют этих ребят просто за то, что те перешли перед их машиной дорогу и недостаточно вежливо убрались с пути начальственной машины. Как пишет Петя Шкуматов в своем блоге, Андрей Зорин обвиняется в том, что ушиб Игорю Аронсону своей левой почкой ногу, а челюстью порвал ботинок. Ну, примерно так.

Вот, понятно, что, наверное, господину Путину до Аронсонов дела нету и до того, что происходит в городе Можайске. Но почему бы вот этим вот, партии жуликов и воров не создать какой-то отдел, который контролирует такие вещи? Вот, одновременно сын главы дорожной полиции Адыгеи в очередной раз убил двух человек на дороге. В очередной раз, потому что он до этого уже убивал человека на дороге и ему ничего не было. Вот, почему бы не посадить сына главы дорожной полиции Адыгеи? Видимо, система уже работает только так, она не может работать по-другому.

Это вообще такая, очень важная история. Бог с ней. Я собиралась ее рассказать как-нибудь в другом месте, но расскажу сейчас. Вот бывают ситуации, когда культуры понимают, что они делают себе плохо. Но они продолжают делать себе плохо, потому что элита уже так устроена.

Вот есть такой замечательный остров, который называется Островом Пасхи, который, как известно, совершенно безлесный, а посередине его стоят грандиозные статуи. На островах Полинезии нет нигде таких гигантских статуй, но зато на островах Полинезии нет нигде такого безлесного пространства. Ведь, вот, первое, на что обращает внимание путешественник, попав на Остров Пасхи, что лесов нет, а статуи есть.

Значит, в древности Остров Пасхи был довольно зеленым островом. Просто не довольно зеленым, а по самую макушку заросшим лесом. И более того, он находится в несколько засушливой зоне, но не до конца засушливой – он получает больше осадков, чем многие местности в Средиземноморье. И по мере того, как эксперты изучали этот вопрос, то выяснилось, что леса-то в древности на острове были и что человеческие поселенцы, которые вырубали эти леса, они не просто их вырубали под поля, они еще их и вырубали а) для того, чтобы сделать из крупных стволов катки, на которых они тащили эти самые статуи. И кроме того, статуи невозможно было перетаскивать без веревок.

Я не говорю, что экологическая катастрофа Острова Пасхи была связана исключительно со статуями. Наверное, вот, как я сказала, это единственный остров, где лесов нету, а статуи есть. Как-то бросается в глаза эта зависимость.

И удивительное обстоятельство заключается в том, что по мере того как режим статуй Острова Пасхи близится к своему концу, статуи становились все больше, а не все меньше. Логика гласит, что вот если этим ребятам так было трудно без статуй, то, наверное, они должны были делать все более маленькие статуи, на которые расходовались все меньше веревок и все меньше катков. А жизнь устроена так, что по мере приближения режима к концу, статуи становились все больше и, стало быть, катков тоже на них нужно было все больше. И кончилось это внезапно и очень нехорошо, потому что, вот, раз и в один прекрасный день некоторые статуи остались недовырубленными в скале. А люди начали есть друг друга.

+7 985 970-45-45, еще несколько историй, которые случились на этой неделе. Одна – продолжение катастрофы с Сухим, о которой я уже говорила на прошлой неделе. Но меня совершенно потрясло, что на этой неделе, как ни в чем ни бывало, Аэрофлот принял, подписал в Комсомольске-на-Амуре бумагу о принятии в эксплуатацию очередного Сухого. Еще раз. Я не говорю о том, что то, что случилось, это какая-то техническая неисправность. Или что даже если это техническая неисправность, это должно поставить крест на будущем машины. Но есть же, все-таки, какие-то нормы приличия. И вообще, если я не ошибаюсь, у нас когда ТУ-134 под Петрозаводском разбился, по-моему, в июне прошлого года, то Медведев заявил, что надо прекратить эксплуатацию всех ТУ-134. Когда разбился после этого АН-24, Медведев то же самое заявил об АНах. Я прошу прощения, но ТУ-134 разбился точно не из-за технической неисправности. Там только что перед этим увеличили минимум аэродрома, чтобы можно было экономить, там пилот был пьяный, там был рейсовый самолет, который, как у нас водится, экономил на горючем, точнее пилота оштрафуют за второй круг. Короче говоря, по совокупности всего этого пилот просто садился на шоссе, потому что он думал, что это взлетно-посадочная полоса. Когда он заметил, что это «ах, извините, не так», было поздно.

Но я сейчас не об этом. Я о том, что существуют некие правила приличия. Правила приличия заключается в том, что: «Как? Вот, что-то случилось, давайте подождем». Даже индонезийцы сказали «Давайте подождем», хотя заметим, что индонезийское государство, в общем-то, устроено приблизительно так же, как российское. То есть я совершенно не исключаю, что индонезийцы не будут ждать, а тоже начнут покупать Сухие. Почему бы не купить? Им, индонезийцам, насколько я понимаю, Сухие тоже достаются через ВЭБ-лизинг, через государственный банк.

То есть у нас, знаете, как раньше Советский Союз снабжал оружием всякие братские страны за бесплатно, а теперь у нас снабжает путинская Россия собственными техническими плодами схожие по режиму страны через государственные банки.

Вот, что меня во всей этой истории с Сухим поразило, это что... Ну, я понимаю, что господину Погосяну неприятно, что, видимо, он сильно подвел Владимира Владимировича, что вот этот флагман российской технической мысли, который запоздал на несколько лет, оказался на 3 тонны тяжелее, потребляет на столько-то процентов больше горючего и летает в полностью загруженном виде на 900 км меньше своих прямых конкурентов, и стоит по косвенным подсчетам около 7 миллиардов долларов в разработке против миллиарда-полутора, которые стоили в разработке конкуренты. Ну вот понятно, что это был вот такой вот первенец, о котором все время рассказывали Владимиру Владимировичу, как у нас все хорошо, и вдруг такое под инаугурацию, и что надо как-то спешно все это затирать. Но не таким же вызывающе-наглым способом.

Собственно, продолжая по поводу Сухого, ту историю, о которой я говорила на прошлой неделе, я уже обращала ваше внимание, что история с созданием Дальневосточной корпорации, похоже, оказалась пустышкой. То есть я извинюсь, если это не так, но пока это вроде института полпредов, пустопорожняя история. А вот история с приватизацией Объединенной Авиастроительной Корпорации, Объединенной Судостроительной Корпорации и Ростехнологий, о которых я тоже в прошлую неделю говорила, как-то набирает силу. И только что Путин после того, как он первый указ своего президентства издал о приватизации этих трех корпораций, поручил еще раз разработать в течение месяца (в течение месяца – это очень короткий срок по нашим бюрократическим меркам) указ, меры по приватизации активов Ростехнологий. И как я сказала, это удивительно, потому что... Вот если подумать, были в мире правительства, которые говорили, что все надо приватизировать. Ну, например, Аугусто Пиночет или Маргарет Тэтчер. Были в мире правительства, которые говорили «Нет, все надо национализировать» как Сальвадор Альенде или Владимир Ильич Ленин.

А у нас получается какое-то удивительное правительство. Оно сначала все национализировало, потому что, как я сказала, все эти 3 корпорации – это не остаток ельцинских времен, это корпорации, состоящие в том числе из частных компаний, тем или иным способом забранных в государственную собственность. И созданы они были кто в 2006-м, кто в 2007-м году. Не прошло 6-7 лет, их приватизируют.

Простите, но тогда то, что произошло, это не называлось «национализация». Тогда это называется «передел собственности».

Я говорила на прошлой неделе об истории с авиакомпанией «Иркут», которая делала неплохие Су, которые поставляла в Индию, которая научилась их модернизировать, у которой был хозяин Алексей Федоров, которому сделали предложение, от которого он не мог отказаться, отдать акции в общую ОАК и возглавить ОАК. Он принял это предложение. Через некоторое время его выгнали и заменили Погосяном. Ни акций, ни предложения, ни ОАК. А теперь ОАК опять будет приватизироваться.

Вот у нас примерно та же самая история произошла с Ростехнологиями. Была у нас корпорация, которая называется Ависма. То есть, вернее, не была – есть. Производитель титана. Принадлежала двум частным менеджерам, Брешту и Тютюхину. Очень неплохо они ею управляли. Тютюхин еще и был старый красный директор, то есть превосходный... Вот, вроде Богданова, действительно, хороший человек из отрасли.

В один прекрасный момент на Ависму положил глаз господин Вексельберг. У него был небольшой пакет акций корпорации. Я не помню даже точно сколько, потому что сейчас эту историю рассказываю по воспоминаниям. И у них было соглашение о русской рулетке, то есть либо владельцы могли выкупить миноритарный пакет Вексельберга, либо Вексельберг у владельцев, естественно, по единой цене за акцию. И поскольку у них в этом соглашении было указано, что нельзя занимать деньги под залог акций, то Вексельберг внезапно предложил очень маленькую цену за пакет, рассчитывая, что он-то (Вексельберг) везде соберет деньги. А понятно, что владельцы не могут собрать эти деньги и не смогут ему отказать. Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер еще раз. Юлия Латынина, +7 985 970-45-45, и я говорила про Ависму и остановилась на том моменте, когда Вексельберг предложил ее бывшим владельцам Брешту и Тютюхину деньги за акции по достаточно небольшой цене. А поскольку они могли в ответ выкупить по такой же цене его пакет... Он думал, что они не смогут найти денег. Они вдруг заняли деньги через Ренессанс-Капитал и выкупили Вексельберга. После этого, насколько я понимаю, господин Вексельберг обиделся. И хотя он тогда еще у нас не был ведущим модернизатором... У нас же ведь как бизнес строится? У нас сейчас бизнес строится даже у тех олигархов, которые сделали себя без помощи государства, у нас бизнес строится на том, что ты можешь забежать вовремя в высокий кабинет и сказать что-то. Чем больше твои возможности захода в кабинеты, тем выше твоя капитализация. Вот, Роман Аркадьевич Абрамович сейчас реже может заходить в кабинет, его капитализация упала.

Господин Вексельберг зашел в соответствующие кабинеты, и у Ростехнологий проснулся внезапно интерес к Ависме. И вдруг оказалось, что производителя титана непременно надо национализировать, потому что это отвечает стратегическим интересам государства, бла-бла-бла. Причем, Вексельберг некоторое время говорил, что он согласен подержаться за Ависму в стратегических интересах государства, а потом его просто уже отставили (доносчику первый кнут). Это единственная радостная часть этой истории, что Вексельбергу ничего не досталось.

Досталось все Ростехнологиям. Причем, был момент, насколько я знаю, когда, с одной стороны, Владимир Владимирович велел расплатиться с владельцами честь по чести, а с другой стороны при этом одновременно владельцев вызвали на ковер к самым высоким начальникам из безопасности, и начали говорить, что «вот вы сейчас или комбинат отдавайте, или голову сложите». Ну, в конце концов, действительно, людей не обидели, людям предложили сумму, от которой они не смогли отказаться.

Но я не к этому. А к тому, что несколько лет назад у нас у двух людей отобрали, у двух владельцев, не так, как у Ходорковского (позволили даже уехать), отобрали Ависму. А сейчас нам говорят, что у Ростехнологии будут приватизироваться активы. Пардон, так зачем же отбирали? Тогда это не называется «национализация», тогда это не называется «приватизация», тогда это называется «воровство, грабеж с использованием административного ресурса».

Я некоторое время назад беседовала с одним из менеджеров с АвтоВАЗа. Такой простой парень, который долго мне рассказывал, какая хорошая машина «Жигули», как ее можно починить в любом подъезде. На что я ему сказала, что «вы знаете, я свою машину не чиню в любом подъезде – она у меня иномарка. И последние 3 года не чинила, и вообще она у меня не ломается. Вы говорите, что ваши «Жигули» можно починить в любом подъезде, а у меня, вот, машина, которая не ломается». Но не в этом дело. Да, вот этот патриот мне вдруг, между прочим, говорит: «Да и вообще хозяин АвтоВАЗа – это всем известно в Тольятти, Путин». Я дико удивилась, потому что я ему говорю: «Ну, слушайте, ну что... Это какое-то народное творчество. Ну, где ваш АвтоВАЗ? Ну, это идеальная площадка для тренировки бульдозеристов. Ну, какой Путин? Вы думаете, ему газа с нефтью не хватает?» Значит, на что мужик уперся... Я это рассказываю к чему? Не к тому, что это правда, а к тому, что, очевидно, какая-то часть Тольятти в это верит. И к тому, что я с тех пор с ужасом стала думать, что многие вещи, которые делал Путин для АвтоВАЗа, вот, в свете этого убеждения, по крайней мере, некоторой части тольяттинцев приобретают какой-то совсем другой смысл. Вдруг я вспоминаю, как Владимир Владимирович у нас в разгар кризиса де-факто запретил импорт иномарок, как он объяснял, сам ездя на иномарке, что это чуть ли не измена родине в кризис покупать иномарки. И как Приморье вышло на демонстрации, и Владимир Владимирович у нас сказал, что это организовали враги.

На самом деле, это стоило Путину голосов в Приморье. Мы видим, как за партию жуликов и воров голосовало Приморье в декабре. Там, по-моему, 22% или что-то в этом роде.

Значит, я вспоминаю эту поездку на желтой Ладе, которых, как выяснилось, было 3 штуки – один натуральный, две запасных. Я вспоминаю, как Путин прессовал Рено с требованием вкладывать в АвтоВАЗ, а иначе, типа, вас выкинут из акционеров. Конечно, это, вроде бы, (НЕРАЗБОРЧИВО) поступок, ну, с точки зрения наших нравов для главы государства. Но я пытаюсь вспомнить, кого еще так прессовали, чтобы он вкладывал в завод. И вдруг поступки Путина, которые мне представлялись в одном свете, я вдруг понимаю, что они могут представляться, по крайней мере, жителям Тольятти в другом свете. И дальше нам говорят, что активы Ростехнологий (а напомню, что АвтоВАЗ принадлежит Ростехнологиям) будут приватизироваться. Наверное, это жителям Тольятти тоже представится в другом свете.

+7 985 970-45-45. У меня огромное количество вопросов по поводу моего клинча с господином Мединским. С господином Мединским я, естественно, готова полемизировать и дальше, хотя делать это так же трудно, как выигрывать выборы у партии жуликов и воров. Потому что понятно, что вот то, что делает партия жуликов и воров, не имеет никакого отношения к выборам, она считает по-другому. Вот то, что делает Мединский, ну, примерно так же не имеет никакого отношения к исторической науке. Ну, я, может быть, даже не говорила бы никакого послесловия, если бы, вот, с одной стороны, Александр Починок, а с другой стороны, Виктор Суворов не написали уже каждый по посту, которые я вам рекомендую (исчерпывающе достаточно).

Спорить с Мединским очень сложно по двум причинам. Ты говоришь, первое, по фактам. А, вернее, не по фактам, а по общим вещам. Ты говоришь «Вы знаете, война началась в 1927 году, ее начал Сталин, потому что когда Советский Союз с 1927 года умирал, корячился и распинался на этой войне, когда страна была превращена в гигантскую фабрику по производству оружия, она была превращена раньше, чем в Германии пришли к власти нацисты. И она была превращена в тот момент, когда другие западные страны продавали России то, что необходимо для модернизации. То есть это была подготовка к наступательной войне, к той самой наступательной войне, благодаря которой последняя парагвайская советская социалистическая республика должна была рано или поздно войти в состав Страны советов, на гербе которой, как известно, был изображен земной шар. Эта война задумывалась как война, в которой будет потрачена Россия хоть дотла. И так, собственно, Россия в этой войне и была потрачена. И Россия в этой войне кончилась. Истребили Россию и народ ее. Другое дело, что полной победы не одержали, а дальше оказалось, что мировой коммунизм как идея потерпел крах. Потому что коммунизм может быть либо тотальным, либо никаким».

Так вот говоришь об этих общих вещах, а человек говорит «Не клевещите». Ну, если я клевещу, то, наверное, ему надо предлагать концепцию, а не говорить, что я клевещу.

А второе самое важное, это, конечно, что... Вот это типичный манер, который очень легко заметить у профессиональных адвокатов, которые профессионально врут, что ты говоришь, спрашиваешь фундаментальные, содержательные вещи, а тебе отвечают «А вы знаете, что в Африке живет полосатый бурундук и у него пять лапок?» Ну, ты не знаешь, живет ли в Африке полосатый бурундук, потому что это не имеет отношения к предмету спора. Потом постфактум выясняется, что полосатого бурундука нет.

Вот совершенно замечательно господин Мединский привел несколько цифр, когда он меня спрашивал «А вы знаете, что мы сбили 300 самолетов в первый день войны?» Собственно, это не имеет никакого отношения к тому вопросу, который задаю я. Если война была, действительно, народной, если народ защищал Сталина, то каким образом весь российский народ переродился в трусов? Каким образом самая совершенная армия в мире, имевшая вооружение, втрое-вчетверо превосходившее германское по количеству и неизвестно сколько по качеству, через 3 месяца войны бросила 3,8 миллиона винтовок, бросила 15,5 тысяч танков, бросила около 10 тысяч самолетов, бросила 67 тысяч орудий. Как вы это объясните? А мне говорят «А вы знаете, что в первый день войны было сбито 300 самолетов?» Это не ответ на вопрос. Ну хорошо, 300 самолетов. Дальше, как выяснилось у Починка, Совинформбюро сообщило, что в первый день Красная армия сбила 65 вражеских самолетов. То есть Мединский соврал в 5 раз больше, чем Совинформбюро.

Дальше Мединский меня спрашивает «А вы знаете, что немцы уничтожили треть французской авиации в первый день своего наступления?» Нет, я об этом не знаю, потому что это не имеет отношения к вопросу, который я задаю. Но как выясняется, господин Мединский опирается на текст германского информационного агентства, который говорит о том, что немцы уничтожили в первый день войны 1800 самолетов в воздушных боях и 1600 на земле. Да, конечно, это сообщение было воспроизведено ТАСС, что, собственно, хорошо показывает то, о чем я говорю, что мы начали Вторую мировую войну с гитлеровцами как союзники и воспроизводили геббельсовское вранье. Ну хорошо, но зачем же господин Мединский сейчас воспроизводит геббельсовское вранье? Зачем же, спустя столько много лет, на российской радиостанции в исполнении члена партии жуликов и воров звучит вранье, которое озвучивала геббельсовская пропаганда и которое не имеет никакого отношения к действительности?

И последнее. Господин Мединский приводил совершенно фантастические цифры заниженные о российских потерях на войне. Вы знаете, собственно, проблема-то ровно в том и заключается, что мы не знаем, сколько мы потеряли. Немцы знают с точностью чуть ли не до человека, американцы знают с точностью чуть ли не до человека. Немца, когда убивали, его хоронили в гробу, обязаны были хоронить в гробу. У нас стоят могилы неизвестного солдата, и мы до сих пор спорим, сколько мы потеряли с точностью до миллиона. Вот это и есть самое страшное – что мы спорим с точностью до миллиона.

Но если говорить о цифре безвозвратных потерь в 8 или сколько там он называл миллионов, так я напомню как напомнил Починок, что в книге памяти на Поклонной горе уже 19 миллионов погибших, и это люди, которые погибли, в основном, на фронте. 19 миллионов – они там считают, в основном погибших на фронте.

И я сейчас не буду спорить ни с какими цифрами, потому что, на мой взгляд, самое ужасное в том, что цифр нет. Это то, что нас обличает. Не то, что есть какие-то цифры, а то, что их нету с точностью плюс-минус миллион. И я могу процитировать только Николая Никулина – это член-корреспондент Российской академии художеств, который в 1941 году попал связистом в 13-й артиллерийский полк. И вот его описание геологических слоев трупов, павших напрасно в безумных атаках на укрепленную немцами станцию Погостье. Цитирую: «Позже весной, когда снег стаял, открылось все, что было внизу. У самой земли лежали убитые в летнем обмундировании, в гимнастерках и ботинках. Это были жертвы осенних боев 1941 года. Над ними рядами громоздились морские пехотинцы в бушлатах и широких черных брюках. Выше – сибиряки в полушубках и валенках, еще выше – политбойцы в ватниках и тряпичных шапках, на них – тела в шинелях и маскхалатах с масками на головах и без них».

Штатная численность стрелковой дивизии в 1941 году была 14 тысяч человек. 311-я, в которой воевал Никулин, потеряла убитыми 60 тысяч, а пропустила через себя 200 тысяч. И следует добавить, что с той стороны... Никулин потом встречался с немцами, которые воевали с той стороны. И они рассказывали, что «да, вот, к нам однажды на передовую прискакал лейтенантик поднимать войска в атаку за Фатерлянд, за Гитлера. Вскочил на бруствер, получил пулю в лоб и в атаку никто не пошел».

И вот, спустя столько лет после войны, сидит член партии «Единая Россия» и рассказывает «миллиончик туда, миллиончик сюда. Да нет, что вы! Вот мы сейчас здесь трупчик уберем, здесь трупчик, и приравняем того немецкого лейтенантика к этим штабелям трупов с помощью арифметики». И это не называется «издевательство над памятью русского народа», пожранного в той войне, превратившегося в пустыню. Россия, еще раз повторяю, которая в 1913 году имела 10% населения мира, которая уже по одному этому была сверхдержавой, сейчас превратилась в страну третьего мира, в которой живет 2,4% населения.

+7 985 970-45-45. Очень смешное известие рекомендую вам. Меня тут тоже спрашивают о нем по смске. Это публикация «Новой газеты» о том, что движение Наши станет партией. Это, видимо, чуть ли не в понедельник Якеменко будет делать заявление. Ну, ситуация понятна, да? Ребят лишили финансирования, надо как-то переходить на самоокупаемость. Очень интересно, какие у них будут взаимоотношения с партией жуликов и воров. Они как себя назовут, интересно? Партия младших жуликов и воров? Партия недожуликов и воров?

Но я вам рекомендую в «Новой газете» совершенно потрясающую деталь. Там такой инструктаж о том, как полагается звонить нынешним членам движения, нашистам с целью заинтересовать их вступлением в партию. Прочтите – не пожалеете. Там написано так. Примерный инструктаж. «Здравствуйте, Сергей» - «Здравствуйте» - «Вас беспокоят из Комсовета. Меня зовут Маша, я звоню по поручению Василия». Ждем реакцию. Вариант первый: «Мне это не интересно» - извиняемся за беспокойство. Вариант второй: «Слушаю вас» - продолжаем разговор. И так далее. Там расписано 10 шагов. Это очень напоминает, знаете, инструкцию, которую пишут машинным языком для компьютера. Алгоритм: если то, если то. И, соответственно, естественно, рождается полное впечатление, что это пишут для таких же дебилов как компьютер. Ну вот эти люди не умеют думать. Алгоритмы по выполнению логических действий – они нужны для тех людей, которые не умеют думать. Очень интересная инструкция.

+7 985 970-45-45. У меня осталось довольно мало времени, и мне вот тут кто-то по смске пишут, что, типа, вот, «Россия – не Остров Пасхи», что сейчас времена более продвинутые. Ну, это к вопросу о том, что есть общества, в которых элита ведет общество к катастрофе, понимая, что она вместе с этой катастрофой погибнет и сделать не может ничего, поскольку элита привыкла так жить, поскольку, вот, частью имиджа элиты Острова Пасхи являлись большие статуи, и каждая статуя должна была быть больше предыдущей. Для ребят все остальное, включая природные катастрофы, было не релевантно.

Ну вот довольно много таких обществ в истории. У меня вообще, к сожалению, такое, печальное ощущение, что мы все считаем, что история – это история прогресса и, типа, люди сейчас живут лучше, чем 5 тысяч лет назад. Все это верно. Но одна маленькая деталь: мы это слышим от тех, кто выжил, от тех обществ, которые выжили. От тасманийцев, которые регрессировали... Да? Это для них не история прогресса, но кто слушает тасманийцев? Я не сомневаюсь, что через 200 лет люди будут жить лучше, чем сейчас. Мне просто интересно, будет ли Россия, учитывая, что с ней происходит, участвовать в этом радостном процессе.

Во всяком случае, я приложу все силы. Я надеюсь, в России есть много людей, которые приложат все силы к тому, чтобы она таки да, участвовала, к тому, чтобы она перестала катиться по наклонной пропасти вниз, в пропасть.

Да, так вот. Об обществах, элиты которых принимают катастрофические решения. 2 очень простых примера. Один – это Оттоманская империя, в которой янычары и вся элита понимали, что янычары не эффективны, понимали, что армия должна быть организована другим образом. Но каждый раз, когда армию пытались реформировать, то армия, естественно, устраивала бунт и снимала того, кто ее реформирует. Хотя, вся страна катилась в пропасть. Но выживаемость вот этих вот конкретных военачальников была важнее, чем выживаемость всей страны.

Есть другая история, которую я напоследок хочу рассказать (у меня осталось где-то минуты 4). Совершенно потрясающая, потому что она связана не со всякими экзотическими обществами типа Пасхи, а с европейским обществом. Я имею в виду гренландцев, которые вымерзли в Гренландии, норвежцев, исландцев, которые там вымерзли. Но я не знаю... На первый взгляд это очень такая, очень простая, всем известная история о том, как Эрик Рыжий в конце X века открыл Гренландию, он назвал ее Гренландией, потому что она была зеленой, там, действительно, в этот момент был климатический оптимум, было достаточно тепло. Ребята стали разводить своих коровок, своих овечек, а потом прошло 4 века, наступил средневековый ледниковый период, они раз и замерзли.

Маленькая деталь заключается в трех деталях. Деталь первая заключается в том, что европейцы замерзли, а инуиты выжили. Причем, инуиты тоже пришли в Гренландию не с самого начала, а тоже во время теплого периода, после европейцев. И европейцы не стали перенимать никаких инуитских практик. Несмотря на то, что даже в конце XIX века и начале XX века, когда европейцы пошли к Северному и Южному полюсу, то, как известно, выживали те, кто учился у эскимосов. А те, кто полагался на хитрую механику, погибали. Но это ладно, это можно сказать «Вот, европейцы не захотели учиться у каких-то вот этих вот пахнущих бог знает чем, живущих в этих ледяных иглу со своими каяками».

Пункт второй. Вы будете смеяться, но европейцы в Гренландии не ели рыбу. То есть это настолько не укладывающийся в рамки обыденного факт, что каждый исследователь, который приезжает в Гренландию, приезжает туда с мыслью доказать, что эту рыбу таки ели и просто ее косточки лежат где-то в другом месте. Не ели. Тюленя ели, рыбу не ели.

Как общество, которое находилось не просто на грани голода, а все время находилось за гранью голода, потому что там все время было очень плохо, а когда стало холодать, стало еще хуже, как общество, в котором, видимо, какие-то части занимались даже людоедством, как общество, где, ну, просто... Вот, погибала ферма, зимой замерзала полностью. Сначала съедали всех маленьких самых овечек и так далее. Почему оно не ело рыбу? Что у них там случилось с рыбой, какое табу произошло, никто не знает. Но факт тот, что рыбу не ели. Но самое интересное другое. Казалось бы, это была рациональная, достаточно рациональная, свободная, кстати, чуть ли не демократически избираемая в значительной степени (вспомним традиции исландского Тинга) европейская элита. И этим поселениям не хватало двух главных вещей. Первое – дерева, которое в Гренландии не растет в достаточном размере, чтобы срубить из него хороший викингский корабль. И второе – железа. То, что там находили в поселениях железные ножи, они были сточены до рукояти.

Тем не менее, Гренландия обладала некоторым запасом товаров, которые она в XII-XIII веке экспортировала в Европу и, в основном, это была моржовая кость, всякие шкуры экзотические. Как вы думаете, что они покупали в обмен на моржовую кость и шкуры? Вы думаете, они покупали дерево, которое позволило бы им просуществовать и строить лодки? Они покупали железо, которое им было жизненно необходимо? В Гренландии не было железа, не было кузниц. То есть, вернее, кузницы были, они что-то там перековывали старое. Вы будете смеяться, они покупали, в основном, предметы роскоши и, в основном, для церквей. Невероятно, но факт. Гренландская элита предпочла физически замерзнуть, но покупать не ножи для всех, а предметы роскоши для себя и для бога. И это происходило с европейским обществом, а не каким-нибудь там Островом Пасхи.

Вот это я к вопросу о чудовищных решениях элит, которые руководствуются абсолютной тактической выгодой, приводя все общество к стратегической катастрофе. И когда элита попадает в такие тиски, то происходит одно из двух – либо общество погибает, либо эта элита сменяется. Всего лучшего, до встречи через неделю.

2012-05-19

Веселее, храбрее, независимее, невозмутимее, умнее — вот главный лозунг момента | Гражданские манифесты : Д. Быков

Главный вектор борьбы с путинизмом состоит, таким образом, в посильном противостоянии этой генеральной тенденции — антиинтеллектуализму | Гражданские манифесты : Дмитрий Быков, писатель — Афиша

Генеральная тенденция путинской эпохи (справедливей было бы назвать ее постсоветской в целом, поскольку Ельцина все сказанное тоже касается) состоит в упрощении. Это нормальная, хотя и печальная стадия в развитии любого режима, который возрождается на руинах. Россия двадцатых была убийственно примитивна по сравнению с Россией десятых, и даже петровская Россия — ориентированная как раз на интеллектуальный рывок — была, вероятно, примитивна на вкус адептов Руси допетровской, по-своему сложной и тонко организованной. Революция, даже когда она делается сверху (как почти всегда в России), не может не вызвать решительного отката назад — что в культуре, что в науке, что в морали. Всякая революция наряду с социальной мобильностью раскрепощает дикость и зверство. Революции немыслимы без деградации. В этом смысле путинская эпоха отличается от ельцинской только тем, что она и вертикальную мобильность упразднила, а опорой своей провозгласила самые агрессивные, тупые и безнравственные силы. Исчерпывающее представление о них дает список доверенных лиц Путина.

Главный вектор борьбы с путинизмом состоит, таким образом, в посильном противостоянии этой генеральной тенденции — антиинтеллектуализму. Россия сегодня обречена на возвращение уваровской триады в редуцированном и обедненном виде: нам никуда не деться от нарастающей ксенофобской риторики, от внешнеполитической авантюры, в которую режим на волне этой риторики неизбежно втянется, и от активизации «нижнетагильского дискурса» — то есть от противопоставления интеллектуалов истинным гражданам, подлинным патриотам, чей патриотизм выражается главным образом в злобном малоумии. Единственной нормальной реакцией на это — позволяющей остановить деградацию и отвоевать у власти максимальное пространство для нормальной жизни — будет мощный просветительский проект.

Сегодня власти наиболее убедительно противостоит любой, кто хорошо пишет, снимает, думает, исследует, просвещает; любой честный профессионал; любой хороший учитель и умный родитель. Задача состоит не в том, чтобы опрокинуть путинскую власть, а в том, чтобы оставить ее без ресурса. Сотрудничество с ней в любой форме должно быть признано позорным. Не только вступать в ее правящую партию, но участвовать в работе ее телеканалов, ее СМИ, программах ее пропагандистов, таких как Соловьев или Минаев, должно стать абсолютным табу для интеллектуала. В этом смысле нечего добавить к программе-минимум советского инакомыслия — статье Солженицына «Жить не по лжи».

Власть в России должна пасть не в результате очередной революции или иного всероссийского кризиса — страна может этого и не выдержать, — но именно в результате строительства альтернативы. Ровно так же в свое время Индия ушла из-под Англии — не победив в прямой борьбе, но просто научившись самодостаточному существованию. (В последнее время слово «альтернатива» вообще стало модным — вот его и Явлинский подхватил; впрочем, на авторство этой программы я не претендую — она носится в воздухе.) Игнорирование власти, ее бойкот, неучастие в ее проектах — всего этого совершенно достаточно (при условии, разумеется, что параллельно народ будет самоорганизовываться, чем он занят уже и сейчас). Протестные акции этой зимы были не логическим продолжением этого альтернативного развития, а скорее его эксцессом: просто людям не понравилась очень уж наглая перестановка 24 сентября, да и думские выборы проводились с исключительной наглостью. Но постоянная протестная активность должна трансформироваться в сеть непрерывных мелких акций по всей стране, в череду постоянных болезненных уколов. Говорить о возможности эволюции, перерождения, самокоррекции путинской власти нельзя — она приняла свою единственно возможную конфигурацию и поменять ее не способна. Единственное, что можно сделать, — это создавать как можно больше независимых от нее анклавов. Что касается вечного аргумента «у них нефть» — России, кажется, давно уже пора попробовать выживать без нефти: от нее одно зло. Нефть — кровь Земли — приливает обычно, как крови и положено, к самым неблагополучным регионам: нефтяное процветание не спасло Россию, а затормозило ее развитие. Альтернативная Россия должна строиться не на нефти. Интеллектуальный прорыв — наш национальный спорт: этим мы удивляли мир лет триста, не подкачаем и теперь.

Не следует игнорировать ни один из видов протестного движения: у нас обычно радикалы называют народные гулянья или марши «щекоткой», а умеренные, напротив, клеймят радикалов провокаторами. Атака должна идти именно по всему фронту — сообразно темпераменту каждого; но это атака не силовая. Нам нужно не столько порицать власть, сколько переманивать от нее минимально вменяемых людей. Этот процесс уже идет, и конец режима уже виден. Хочется надеяться, что он обойдется по крайней мере без военной катастрофы, сравнимой с японской войной.

Веселее, храбрее, независимее, невозмутимее, умнее — вот главный лозунг момента; умнее — в первую очередь. И как можно меньше взаимной вражды: постоянная оглядка, жажда доминирования, непримиримость — черты неумных и несвободных людей. Главная, пожалуй, проблема российского населения — его чрезвычайная податливость, моральная и интеллектуальная неустойчивость, зависимость от доминирующего настроения и готовность большинства присоединиться к пассионарию. Думаю, это не всегда плохо: как только в воздухе запахнет чем-то новым — не таким нудным и трусливым, как путинизм, — народ стремительно начнет улучшаться. При власти, нацеленной на великие достижения и на социальный мир, российский народ демонстрирует чудеса изобретательности, мобилизованности и солидарности; от нас требуется лишь напомнить людям, что они могут быть лучше — и что Россия обречена быть великой. Из всех стран мира, по-моему, лишь она доказала способность быть либо великой, либо никакой.

2012-05-15

Бездарный бандит — «в его лице... смесь трусости, небольшого ума, бездарности и каких-то подавленных комплексов» | Вяч. Иванов

«Если они испугаются, то начнут делать необратимые вещи»
Вячеслав Ивáнов — The New Times
Полный текст

№ 16 (244) от 14 мая 2012 года

ЧТО ждать? — этот вопрос мы задавали политикам, социологам, силовикам, людям при власти, около нее и в оппозиции к ней. Сегодня, когда кажется, что ответ предопределен, мы задали этот вопрос последнему энциклопедисту нашего времени, человеку, мыслящему эпохами, оперирующему культурными пластами, сопрягающему математику, антропологию и филологию, читающему на всех европейских языках и многих языках почивших цивилизаций, профессору американского университета UCLA и РГГУ, автору книг и статей общим счетом более 1000 — академику Вячеславу Всеволодовичу Ивaнову

Хорошие варианты у нас еще остались?

У истории есть свой план. Если у истории есть план не погубить человечество, что я сейчас все-таки допускаю, то тогда в ближайшее время история нам должна помочь.

Вы мыслите столетиями и тысячелетиями: «Индоевропейский язык и индоевропейцы» — так назывался ваш знаменитый двухтомник. Поэтому «ближайшее время» — это когда?

Год-два. Но это не стопроцентно.

Параллели

Я очень опасаюсь Парижской коммуны. Что было? Они добились временного успеха, как, я думаю, вполне можно добиться в Москве, но при условии, если, скажем, часть ОМОНа или какая-то маленькая часть из тех, кого называют силовиками, от него, от Путина, тоже устала и по своим причинам хочет его сменить — тогда можно добиться временного успеха. Но это кончится очень большим кровопролитием. Это то, с чего началась теперешняя французская буржуазная демократия — как результат Великой французской революции, которая длилась примерно 100 лет. Наша революция, которая началась в 1905 году, тоже уже длится немножко больше 100 лет. Но Россия (по размерам территории) гораздо больше, поэтому точные сроки у нас и Франции не могут совпадать. Но то, что сейчас происходит, это последние отблески того, что началось в 1905 году. Конечный результат нам понятен: буржуазная демократия — это будет. Вопрос: какой ценой? Наибольшая цена — неудачное восстание. Чем неудачнее, тем кровавее. Оно может даже иметь короткий успех, но потом будет подавлено. И это будет стоить огромной человеческой крови. Я не преувеличиваю: вся история говорит о том, что это так. Значит, надо было бы найти такую систему хитрости, которая бы все-таки часть руководящей верхушки убедила в том, что им самим выгоднее мирным образом это кончить. В этом нельзя убедить ни Путина, ни Медведева, ни Чурова и так далее, но какое-то количество, скажем, олигархов, то есть людей, у которых реальная финансовая и другая власть — можно. Выбор такой: или мы проливаем массу крови, или все-таки находятся умные политики. Умные политики, это не значит — хорошие люди. Это значит — люди, которые умеют идти на компромиссы. И компромисс в данном случае нужен: смена верховной власти необходима, и чем быстрее, тем лучше, но это надо делать с осторожностью.

Ошибка Ходорковского

Вы не допускаете, что Путин может пойти на либерализацию режима?

Вот это просто невозможно.

Почему?

Потому что у него патологическая страсть, я думаю, к деньгам. Не к власти — тогда можно было бы просто его сделать «Его Величеством». Он, наверное, об этом думает. Но он труслив. Если бы не боялся, то стал бы императором. Но любит он все-таки символические деньги. Ну зачем, скажите, ему нужно столько? Это ненормальность, но серьезная ненормальность: он понимает, что бежать ему будет некуда — хотя это был бы наилучший вариант, если бы он сел в самолет и улетел бы, скажем, в Финляндию или Италию. Но дальше начнутся расследования, Интерпол и прочие неприятности — он это понимает. Я в его лице читаю смесь трусости, небольшого ума, бездарности и каких-то подавленных комплексов, которые делают его очень опасной личностью. Боюсь, что он вообразил себя воплощением национального духа или что-то в этом роде есть у него. Отсюда и эти игры с РПЦ.

В смысле — «всякая власть от Бога», РПЦ становится для него источником недостающей легитимности?

Я и говорю, если бы он не боялся, то короновался бы. Еще, может быть, и коронуют…

Многие с вами не согласятся, скажут, что вы недооцениваете ум и хваткость ВВП: он разделался с олигархами, кого-то заставил бежать в эмиграцию, кого-то, как Ходорковского, посадил — другие выучили урок. Он заставил бизнесы платить налоги — его предшественники, ни один, этого не смогли, он приучил, что без его решения ничего в стране не случается — ни большие сделки купли-продажи, ни обогащение, ни инвестиции…

Он бандит. Бандит умеет очень много делать. Сталин был бандитом. Вот, пожалуй, в этом смысле он сопоставим со Сталиным, потому что Сталин был тоже неумный и неспособный человек. Но бандит. А те, с кем он играл в политическую игру, даже Бухарин, который с ним как бы дружил, они его все-таки воспринимали как человека. А человеком он не был, у него не было человеческих эмоций. Я думаю, что у Путина только к собаке есть человеческие чувства. Я думаю, что ни к кому из окружающих у него никаких чувств нет. Понимаете, человек без человеческих чувств — это ужасно. В чем ошибка Ходорковского? Ходорковский думал, что оттого что они едят шашлыки, которые жарил Абрамович, они становятся если не друзьями, то людьми в каких-то человеческих отношениях. А с ним никаких человеческих отношений быть не может.

Почему вы так в этом уверены?

Я с ним немножко разговаривал — сразу после ареста Ходорковского. Я ему сказал, что Ходорковский, по-моему, заслуживает хороших слов, поскольку он понимает, что нужно науку финансировать. Путин тогда был президентом и вручал мне медаль. То есть это были те времена, когда он еще не снял маски. Но когда я произнес имя Ходорковского, он позеленел. Реакция была биологическая. Передо мной уже никакой маски не было, а был страшный, кровавый человек. Вот я своими глазами это видел. Поэтому все, что происходило потом, меня уже ничего не удивляло.

А если протест, давление снизу будет нарастать?

Предположение, что на него можно оказывать давление, все-таки основано на том, что у него человеческие реакции. Уверяю вас, что нет. Его опасно пугать. Неопасно реально что-то делать. А вот просто пугать — опасно: если они испугаются, то начнут делать необратимые вещи. А это плохо.

Вы полагаете, что у них есть ресурс по-настоящему завинтить гайки? Согласитесь, сейчас свободы много больше, чем было при советской власти.

Мое объяснение — это от их крайней бездарности и неэффективности. Я не думаю, что они умеют что бы то ни было организовать. Это мое впечатление по тому, с чем я соприкасаюсь. Я немножко занимался последние два года финансированием науки. Чего-то добился. Вижу, как там пытаются мне помешать люди, которые хотят эти деньги прокручивать и так далее, не буду погружать вас в известные детали. Но во всем видно, что хотя они и преступники, но исключительно мало способные и очень мало удачные. То есть им удается просто потому, что на самом деле им никто не сопротивляется.

Но поначалу-то — сопротивлялись. А в результате оказались в Лондоне. Путин сумел поставить под контроль все самые важные и ресурсные монополии.

Путин — пахан в огромной бандитской шайке. В бандитской шайке, я думаю, поначалу были способные люди. Тот же Абрамович, раз он столько денег заработал. Но они Путина недооценили: это грандиозная ошибка целой группы людей. Потом большую часть способных людей Путин растерял. Сил у них становится все меньше — режим рассыпается. Советский режим же тоже сам рассыпался.

Колея

Вы говорите, говорили и раньше, что мы сейчас проходим через финал революции, которая началась в 1905 году. Почему 1905-й, а не 1917-й?

Потому что в 1905-м впервые было действительно широкое народное движение и были уже политические партии. То есть то, что необходимо для реальной революции. Революций в истории было довольно много: английская, мексиканская, китайская, и все они более или менее проходят через одинаковые циклы.

Первый — победа, потом — ряд внутренних стычек между вождями, друг друга убивают. Потом приходит Наполеон, или Сталин, или Кромвель. После них — разного рода бездарное междуцарствие… Знаете, я во времена Брежнева увлекался перечитыванием сочинения Карла Маркса «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта», там описан Наполеон Третий, и там сказано: «Вокруг таких людей всегда есть циркачи». Ну подумайте, значит, даже циркач в семье Брежнева был предсказан. Не потому что Маркс, Маркс был гениальный, но не в этом дело, а в том, что это все закономерности. И мы живем в этой закономерности. И побороть это нельзя. Мы находимся в этом, и нельзя выйти. Вот один из нас не может сказать: простите, до свидания, я ушел, история будет идти по-другому. Нет, не бывает.

То есть историческая колея предопределена?

Абсолютно точно. Так же как точно, что бывают кризисы, и никуда не уйти экономике капитализма от кризисов, это предсказанные и даже хорошо описанные вещи.

Правильно я понимаю, что, с вашей точки зрения, эволюционной смены режима — пусть даже через половинчатые, но постепенные реформы — быть не может?

Нет. Абсолютно нельзя на это надеяться, это ошибка. Кажется: вот произошел всплеск, люди массово вышли на улицу и сейчас власть начнет сама себя менять. Так, кстати, как раз было в 1905 году.

Но тогда, после событий 1905 года, царь даровал свободы, Конституцию, Думу…

Дал. А потом он арестовал вот этих же думцев — отец Набокова сел в тюрьму вместе со всеми другими депутатами первой Думы** (В результате разгона I Государственной думы (8 июля 1906 г.) 180 из 499 депутатов в Выборге составили воззвание, в котором призывали население в знак протеста не платить налоги и бойкотировать призыв в армию. 167 депутатов, подписавших Выборгское воззвание, были арестованы.). И сейчас ровно так же ничего не выполнено: это было вранье, пустые слова Медведева. Сейчас туман рассеивается, он ушел, и понятно, что ничего сделано не будет.

Значит, новые протесты тоже ничего не дадут?

Такие же, как были зимой, я думаю, ничего не дадут.

Все — бесполезно, ждать пока само развалится?

Нет. Мне кажется, что надо действительно вести работу по всей стране. То есть надо ездить, объяснять людям. Я думаю, что как ни относись к этой истории с Шеиным, но действительно нужно, чтобы в любой Астрахани, в любом Ульяновске люди начали просыпаться. Это совершенно необходимо. Парижская коммуна потому и погибла, что она была только в Париже. Да, Ленин совершил революцию в Петербурге и сам понимал, что это страшно рискованно. Но большевикам довольно быстро удалось Москву подчинить. А тогда Петербурга и Москвы было для России достаточно. Но в нашем случае, боюсь, что Петербурга и Москвы уже мало. Из-за экономики, из-за того, что все-таки большая страна уже с Уралом, который требует внимания к себе, с Владивостоком и так далее. Какие-то большие центры надо охватить. Иначе возникнет опасность распада страны на куски. Ну то, что и было в начале гражданской войны (1918–1921 годов), но тогда было не страшно, что Омск был у Колчака, потому что от Омска мало что зависело. А сейчас, если вдруг, ну теоретически, Урал отпадает от Москвы и Петербурга, очень трудно удержаться той власти, которая возможна. Потому что государство устроено в предположении, что это единая экономика. И так плохо работает экономика. А если распадутся все связи, наступит хаос. Погрузить Россию сейчас в хаос очень легко. Вот поэтому мне кажется опасным слишком мобилизовывать толпу: надо с помощью интернета все подготовить, проиграть варианты и только потом — действовать.

И у вас нет опасений, что это обернется новым 1917 годом — левые настроения в стране по-прежнему сильны?

Нет. У нас в России интеллигенция восприняла идею, что духовный мир не нуждается в материальных ценностях, что плохо. Поэтому типичный русский интеллигент богатство не любил никогда. Это вообще необязательное наше наследие, хотя оно представлено Толстым и другими, но это мне не кажется сильной стороной русской традиции. Думаю, что это само собой пройдет. Но отчасти общая нелюбовь к олигархам связана именно с этой традицией, делает ее возможной вообще. А на самом деле, конечно, должно быть безразлично, что происходит с твоим соседом, и если он богатый, то скорее это хорошо, а не плохо. А вот внушить это среднему русскому мещанину очень трудно, но тем не менее можно.

Среди сегодняшних российских политиков вы видите Путину альтернативу?

Так нам разве нужен новый диктатор? Абсолютно нет. Как раз многие говорят, что Навальный может быть опасен именно тем, что он явно сильная личность. А в общем, нам, наверное, нужен более или менее спокойный человек, который бы занял ритуальное место и разрешил бы какой-то группе людей коллегиально управлять… Какой-то вариант парламентской республики: при теперешнем состоянии экономики это, я думаю, уже возможно.

А какое у вас сложилось впечатление о Навальном?

Способный человек, у которого есть будущее. Если его не убьют.

Причины и следствия

Не могу не спросить вас: на переломе 1980–1990 годов 27 стран встали на путь посткоммунистической трансформации. В большинстве стран Центральной и Южной Европы, бывших сателлитов СССР — демократия, у нас же… Почему в России этот путь к буржуазной демократии, о которой вы говорите как о неизбежности, проходит так тяжко и со столькими откатами назад?

Я много раз бывал в Польше, могу об этом говорить. Там не было геноцида интеллигенции и способных людей, как в России. У нас же практически поколение старше меня просто уничтожили на войне, во время террора и так далее. То есть первое, что поразило меня в Польше еще до всякой «Солидарности», это то, что у них есть это поколение. В Катыни действительно убили десятки тысяч людей, но ведь это так заметно именно потому, что в поколении офицеров Катыни погибло сравнительно мало людей. У нас поколение старше меня и мое — люди либо погибли, либо развращены. А следующее поколение училось у развращенного поколения. Знаете, я когда пишу на свои темы, то все время вижу — какое же количество талантливых людей погублено! Это просто трудно себе представить — как вообще страна выжила, как могла существовать? Образовалась гигантская пропасть… Поэтому сейчас и надо полагаться на молодых, на поколение Навального и Удальцова. Вот отсюда уже начинаются некоторые возможности…

Ряд исследователей, в частности Збигнев Бжезинский, считает, что в Польше особую роль сыграл институт Церкви — она сохранила свою независимость от государственной власти даже при коммунистах, в то время как в России РПЦ всегда поддерживала власть. В этом есть резон?

Ну да, это наша старая русская традиция, но я думаю, что она тоже преодолима. У нас хороших священников, я думаю, и сейчас много. Это все-таки опять влияние той самой верхушки. Вот Путин и Медведев, они задают плохой тон. Я так примерно себе представляю характер духовников у этих двух людей, это — фундаменталисты… Церковь разделится, и я не думаю, что она будет сильно влиять. Надеюсь, что нет.

Сейчас в России принимаются какие-то средневековые законы, направленные против людей нетрадиционной ориентации. Это неизбежно влияет на общественное сознание.

Я думаю, что очень много проблем сейчас возникает от того, что вообще много запретов. Главное — избавиться от идеи запретов. Потому что и роль православной церкви, и гонение на гомосексуализм, и многое другое — это все результаты того, что нет свободы в полном смысле. А свобода в полном смысле — это совсем не просто политическая свобода, нужна культура в широком смысле. И при всех недостатках американского устройства им удалось то, чего мы не сделали, что мы должны сделать были в конце горбачевского времени — не написана Конституция и основные законы России, которые должны гарантировать свободу. Потому что то, что у нас есть, это не Конституция, а ерунда.

У России есть свой, особый путь?

Не вижу и не думаю… Но тут проблема с Китаем, конечно, поскольку мы рядом с Китаем. Если Китай действительно пойдет по пути конфуцианства, так говорят мне китаисты, то есть у них марксизм вроде уже такой внешний, а в основном — религия государства. И вот это соседство для России, конечно, плохое, потому что обожание государства — оно в Китае может привести к очень большой стабильности режима. Ну, наверное, это тоже будет капитализм, но особого, китайского уровня. Желательно нам все-таки быть ближе к Европе, чем к Китаю. Путин как раз склоняется к Китаю, он, наверное, подробностей не знает, но интуитивно понимает, что лучше не быть в Европе, Европа его не вынесет, а Китай, наверное, до поры до времени его потерпит. Нет, я не думаю, что нам нужен какой-то особый путь, не видно его… Экономика — очень жесткая вещь, а сейчас эпоха глобальной экономики, и в целом она устроена одинаково. И у России нет другого выхода, как идти…

В Европу?

Там не только Европа, сейчас и Бразилия идет по этому пути, и в конце концов и Иран пойдет по этому пути. Россия в принципе одна из обещающих стран за пределами Европы. Бразилия уже прошла через период диктатур. В Чили была диктатура. Но вообще большая часть Латинской Америки пережила все, что было у нас, как раз относительно благополучным образом.

Все-таки вы не слишком ли демонизируете Путина? Уж очень мрачно все получается.

Я хорошего ничего от него не жду, а плохого жду — сильно испугавшись, может начать стрелять, сажать… В этом смысле ситуация, увы, очень опасная. Она не безнадежная, потому что страна и экономика, все на свете требует того, чтобы что-то изменилось. Даже Кудрин, который столько лет был тихим, это понимает. Но я боюсь, что первые два-три месяца президентства Путина могут быть опасные. Да, сейчас интернет, который, если его не отключат, может позволить мобилизовать людей, создать сначала виртуальные протесты в разных больших центрах страны, проиграть тщательно варианты и только потом разворачивать реальный протест. А если это будет только в Москве — это очень рискованно. Понимаете, сейчас месяцы не определяют, это все-таки проблема года-двух. Хотя вообще у человечества очень мало времени. Мы все можем погибнуть, если будут такие правители.

Чтобы не заканчивать на этой печальной ноте, да и просто из любопытства: почему вас близкие называют Кома?

Когда родился, мама меня назвала Комочек — я всегда был такой шарообразный. Это мамино имя, а потом мне не удалось освободиться.

А почему Ивaнов с ударением на втором слоге, а не на третьем, как обычно?

Ивaнов — это правильное старое произношение в Сибири. Мой отец из Сибири, и наша фамилия в Сибири всегда звучала так. Вообще мы, конечно, никакие не Ивaновы, потому что мой предок — это незаконнорожденный сын генерала Ивaнова, адъютанта генерал-губернатора и барона Кауфмана, покорителя Туркестана, и предположительно экономка родила от него. А нижний по чину взял на себя вину вышестоящего. Вот я и говорю, что, когда антисемитизм дойдет до крайности, я объявлю себя Кауфманом…

Вячеслав Всеволодович Ивaнов

Родился в 1929 г. Его отец — известный советский писатель, автор пьесы «Бронепоезд 14-69» Всеволод Ивaнов.

Сфера научных интересов Ивaнова — математическая лингвистика, антропология, семиотика, литературоведение. Его первая диссертация (1955 г.) — это исследование клинописного хетского языка, а вторая (1978 г.) — балтийского и славянского глагола. Большую часть своей жизни Ивaнов посвятил изучению индоевропейского праязыка и индоевропейской общности, результатом чего стал фундаментальный труд «Индоевропейский язык и индоевропейцы. Реконструкция и историко-типологический анализ праязыка и протокультуры», написанный совместно с Т. Гамкрелидзе и переведенный на многие языки мира: первый том посвящен фонетике, а второй — семантике языка-предка всех индоевропейских языков.

Его перу принадлежат книги и статьи, посвященные Велимиру Хлебникову и Варламу Шаламову, им написаны «Очерки по истории семиотики в СССР», книги «Лингвистика третьего тысячелетия» и «Наука о человеке: введение в современную антропологию». Ивaнов, который сам затрудняется сказать, на скольких языках мира он говорит и читает, переводил Гюго, Лопе де Вега, Киплинга, Тувима, в его переводах вышел сборник «Луна, упавшая с неба. Древняя литература Малой Азии»: это переводы с хеттского, аккадского, иероглифического лувийского, финикийского, ликийского и других древних языков Малой Азии.

Вячеслав Ивaнов — академик РАН, он окончил филфак МГУ им. Ломоносова (1951 г.), где потом вел семинар по математической лингвистике (1955–1958 гг.) — первый подобный в стране. В 1958 г. он был уволен из МГУ за несогласие с официальной оценкой романа Бориса Пастернака «Доктор Живаго» и поддержку знаменитого языковеда, профессора Гарвардского университета Романа Якобсона: через 30 лет, уже в перестройку, это решение руководства МГУ было признано ошибочным и отменено. Ивaнов стал заведующим кафедрой теории и истории мировой культуры МГУ, а потом и Института мировой культуры университета. До этого он 18 лет руководил сектором структурной типологии Института славяноведения АН СССР. В 1989–2001 гг. Ивaнов преподавал в Стэнфордском университете США, и уже 20 лет, с 1992 г. — профессор департамента славянских языков и литератур и программы индоевропейских исследований UCLA — Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе. Ивaнов также профессор РГГУ: в 2008 г. был издан курс его лекций «Дуальные структуры в антропологии» — в Москве Ивaнов, как правило, читает лекции в начале осени. Жена Вячеслава Всеволодовича — Светлана Орлова, тоже филолог, выросла в семье известных диссидентов советского времени — Раисы Орловой и Льва Копелева.2

Близорукий бухгалтер пришел на смену учителю — Е. Ямбург — Новая Газета

2012-05-07

Онтографический манифест

Поджог рейхстага и другие очень современные истории : Код доступа Юлии Латыниной

КОД ДОСТУПА
ВРЕМЯ ВЫХОДА В ЭФИР — СБ, 19:08
Авторская программа Юлии Латыниной.
ЭФИР
05.05.2012 19:08
КОД ДОСТУПА
Ведущие: Юлия Латынина, журналист

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Юлия Латынина, «Код доступа», +7 985 970-45-45 – это смски. Вот меня первым делом спрашивают, как я отношусь к высоким государственным наградам Чурова и Нургалиева. Ну, знаете, вот наши награды получать — это как получить триллион долларов зимбабвийских. Вот, некая полная девальвация смысла награды, и не совсем понятно, почему их наградили секретно. Если власть считает, что награждение господина Нургалиева за бутылки шампанского в задницах российского народа это как-то вызовет неприятие, то зачем награждать? А если власть считает, что нет, господина Нургалиева очень любят, то тогда зачем секретно?

Теракт в Махачкале – тоже много у меня по этому поводу вопросов. Кстати, в Махачкале говорят, что жертв больше, чем 13. Я думаю, что это неправда. Ну, обычно наша власть старается в таких случаях не врать в подсчете, но, вот, характерно, что слухи такие бродят, потому что они, конечно, отражают полную деморализацию общества в Дагестане. Они отражают... Ну, все прекрасно знают, что власть ведет переговоры с салафитами. И стало быть, такой теракт – это просто усиление переговорной позиции салафитов. Потому что понятно, что главный в Дагестане – салафит Гаджи Дадаев. Значит, без Гаджи Дадаева эти переговоры бы не велись без санкции, с одной стороны. И с другой стороны, невозможно себе представить, что без санкции Гаджи Дадаева все это взорвалось.

Вот у нас 2 грани нашей политики на Кавказе – от Рамзана Кадырова, который контролирует в Чечне все (зато никто его не может контролировать в Москве) до Магомедсалама Магомедова в Дагестане, которого очень легко контролировать в Москве. Вопрос: что Магомедсалам может контролировать в Дагестане кроме того, что, как понятно, власть все больше заискивает перед салафитами, все больше с ними договаривается (в переводе это означает, платит откаты от откатов). Ситуация стремительно приближается к 1999 году, когда тоже заискивали перед ваххабитами с той только разницей, что в 1999 году, все-таки, оказалось, что ваххабиты были маргиналами и большая часть населения Дагестана была не на их стороне. То сейчас, в том числе и благодаря финансовой поддержке, благодаря кражам людей, благодаря получению откатов с откатов чиновников, это бесспорно одна из самых сильных сил в Дагестане.

Факельное шествие. Студенты-стоматологи московского государственного медико-стоматологического университета накануне инаугурации Путина и годовщины 9 мая прошли факельным шествием под барабанный бой. Для этого им даже Садовое перекрывали. Ну, должна сказать, что есть символы, которые сами по себе невинны, но, вот, в истории человечества как-то вызывают устойчивую ассоциацию. Кажется, у Павлова это называлось «условный рефлекс». Он, конечно, условный. Но, понимаете, трудно представить себе, что кто-то в честь победы над фашизмом пойдет на демонстрацию, свастику нацепит и скажет: «Слушайте, ну это же древний солярный знак. Вот там с моей личной точки зрения ректора стоматологического института этот древний солярный знак никакого отношения к фашизму не имеет, потому что присутствует в русской вышивке аж с X века». Ну, вот, 25 тысяч штурмовиков отмечали факельным шествием приход к власти Гитлера. 200 студентов стоматологического института отмечают факельным шествием инаугурацию Путина. Ну, извините, никак по-другому это не считается. Вот, у нас как у собаки Павлова.

Другое дело, что это очень смешно, потому что одно дело 25 тысяч раскормленных хряков на пиве и сосисках. А другое дело, там несколько сотен стоматологов, из которых половина тут же разбегается. Вот, действительно, факельное шествие стоматологов. Пожалуй, вот эта фраза – это такой синопсис краткий режима.

Но вообще у нас памятью о войне занимаются манкурты. У нас то печатают открытку, на которой советские солдаты берут, я уж не помню, что они там брали, то ли Белый дом американский, то ли Капитолий. По Фрейду, да? То, наоборот, там на фотку с Днем Победы налепят фото американского солдата на Гуаме в 1944 году. Ну, видимо, хотели, чтобы солдат улыбался, а у нас как-то улыбающихся не нашлось. И, вот, абсолютный такой апофеоз этого дела – раздача Путинюгендом георгиевских ленточек. Я уже об этом говорила, что та нашистка, которая это придумала... Простите, это не случайно была баба и не случайно она в армии не служила. Потому что она реально не понимала некую структуру и идею армии. Она реально не понимала, что раздавать георгиевские ленточки... Это не знамя. Это, вот, как раздавать погоны. Это не василек в поле, который можно вдеть в венок. Это знак отличия. Вот, есть люди, которые придумали для себя вот эти полулевые награды, которые вместе с Чуровыми и Нургалиевыми их получают. Вот у них там комиссары получают медаль ордена за заслуги перед отечеством. «Медаль ордена» - это так и называется. Это специально как-то вот придумано.

Получают за поход ночью к Якеменке в палатку. Вот эти ребята искренне не понимают, что георгиевскую ленточку давать не они и не каждому встречному. И, конечно, эта манкуртовщина – она симптом совсем другого, потому что мы отмечаем победу в войне. И мы стараемся, особенно государство старается, в общем, забыть, что именно оно отмечает. Потому что, ну, для начала мы в какой войне отмечаем победу? В Великой Отечественной? Нету такой войны. Есть Вторая мировая, началась 1 сентября 1939 года, через неделю после заключения Сталиным и Гитлером пакта о разделе Европы. Да, 22 июня в ходе этой войны Гитлер атаковал Сталина накануне того, как тот напал на Гитлера. То есть Великая Отечественная – это некий пропагандистский фантом, который искусственно разрывает единую войну на 2 части. Это все равно как называть сырьевой придаток «энергетической сверхдержавой», с помощью слов пытаться замаскировать суть.

Кто начал Вторую мировую войну? Гитлер? Ну, гитлеровские офицеры тренировались в СССР, Германия получала оттуда сталь, зерно. Без помощи Сталина у Гитлера просто не было бы армии. Армия Сталина была вооружена на порядок лучше гитлеровской. Гитлер, в конце концов, был просто орудием для покорения мира в руках Сталина. Ледокол, как точно сформулировал Виктор Суворов. Организатор Гитлера и, соответственно, Второй мировой войны был Сталин. Без Сталина Гитлер остался бы средней руки Милошевичем. Да, был бы геноцид евреев. Второй мировой войны бы не было.

Сколько погибло граждан в этой войне? Немцев на фронтах Второй мировой за 7 лет погибло 6 миллионов, русских за 5 лет – не то 20, не то 28. Мы с точностью до миллиона не знаем. Это там не просто позор, это невиданное явление в мировой истории. Но это закономерное следствие того, как воевали Сталин и Жуков, потому что они обращались с солдатами даже не как с пушечным мясом, а как с компостом. Когда Жуков подо Ржевом месяцами гнал солдат в лоб на неприступные укрепления, это даже не глупость, это военное преступление. И эту войну мы называем Великой Отечественной? С чего бы? Неужели русский народ, действительно, такие идиоты, что все как один бросились умирать за сумасшедшего палача, устроившего голод, людоедство, закон за колоски, превратившего их жизнь в ГУЛАГ? Да, в общем-то, нет. В августе 1941-го миллионы солдат Красной армии сдавались в плен. Они разбежались. Стрельба в спину в приграничных районах была так часта, что чекисты принимали это за мифический гитлеровский десант. И к концу сентября Красная армия потеряла 3,8 миллионов единиц стрелкового оружия. Это не то, что, вот, русский народ вдруг весь праздновал труса. Просто никто не хотел сражаться за людоеда.

«А почему Красная армия победила?» - спросите вы. Мол, да, Россия проснулась и поняла, что Гитлер еще хуже Сталина. Ответ: в том числе из-за заградотрядов. Вот, извините, история, которую нам официально рассказывают «Ах, мол, русские рвались в бой против Гитлера»... Но там у них сзади нехороший Сталин зачем-то еще ставил заградотряды. Ну, извините, это вот из той же серии, что история про внезапный удар, который Гитлер ни с того, ни с сего нанес по мирной советской земле.

Если у людоеда армия за 3 месяца теряет 15,5 тысяч танков, 10 тысяч самолетов, 67 тысяч орудий и минометов, 3,8 миллионов единиц стрелкового оружия, то есть в разы больше, чем есть у противника, если бросают оружие, если стреляют в спину собственные части, то, действительно, у людоеда есть один способ выжить – приравнять всех сдавшихся к изменникам родины, построить сзади войск заградотряды. И, вот, соответственно, результат: 6 миллионов убитых немцев, ой, у нас не то 20, не то 28. Вот, как это называть «Отечественной войной»? И вот это страшное самое, потому что вспоминать нечего.

СССР был превращен в фабрику по производству оружия, в стране были уничтожены крестьянство, интеллигенция, частная собственность, всё с тем, чтобы завоевать весь мир. Мир не завоевали, фабрики по производству оружия превратились в руины, убитые не ожили. Страна, в которой в 1913 году проживала 10% населения земного шара, сейчас страна, в которой проживает 2,4% населения земли.

То есть случился пожар. Геологическая катастрофа, извержение. Извержение, кстати, обычно благотворное. Вот, на новой вулканической почве, богатой химическими веществами, все прекрасно растет. Вот, какой бы катастрофой ни была Октябрьская революция, но вот она как плуг: цветущее растение уже закопала, но новые пласты народные на поверхность вывернула. И эти пласты тут же устремились наверх.

После Сталина, Хрущева, Брежнева, теперь Путина не выросло ничего. Слишком много пожаров, слишком растянутая во времени катастрофа. Ну вот теперь, действительно, на этом бесплодном пепелище возникают там всякие сорняки – вот, Путинюгенд с георгиевскими ленточками, стоматологи с факельными шествиями.

+7 985 970-45-45, еще одна смешная история на этой неделе Ильи Варламова. который снял свою кандидатуру в мэры Омска, не набрав 10 тысяч подлинных подписей. Это мне ужасно напоминает историю американки Шэннон Фолкнер. Это была 19-летняя девица, знатный борец за права женщин. И в 93 году прошлого века она пожелала учиться в одной из самых старых военных академий США, военных училищ США – Цитадель она называлась. The Citadel, The Military College of South Carolina.

Девица выиграла кучу судов. Через 2,5 года гордо пришла на плац в сопровождении судебных приставов. Ровно через 4 часа занятий на плацу госпожа Фолкнер получила тепловой удар, попала в госпиталь и через неделю она колледж покинула, потому что физическая форма девицы была равна нулю. В 20 лет она весила на 20 кг выше нормы, не могла отжаться 18 раз. Это для нее установили норму 18 раз, потому что мужики должны были отжиматься 45. Не могла там пробежать 2 мили за 15 минут. Тоже, по-моему, это была мужская норма (ей было меньше).

Ну, я должна сказать, что как баба, которая в 45 лет укладывается в мужские нормы Цитадели, я не испытываю никакого сочувствия к девице Фолкнер. И, вот, по той же причине мне трудно испытывать сочувствие к прекрасному фотографу Илье Варламову. Потому что, ну, затея эта с самого начала каким-то бредом попахивала, знаете? Вот, мне трудно было себе представить, как можно было бы убедить на выборах омичей, что не родившийся в их городе, не живший в нем, не являющийся профессиональным менеджером, архитектором, транспортником, не организовывавший людей Илья Варламов станет достойным мэром. К тому же, понимаете, местные выборы – все-таки, это местные выборы. Но если в Омске не нашлось оппозиционера, который достоин возглавить город, то это означает, что в Омске недостаточно оппозиции, чтобы проголосовать за Варламова.

Ну и вот когда наши Шэннон Фолкнер объявили, что начальные условия оказались слишком тяжелы, ну, это неправда. Ну, 10 тысяч подписей за 20 дней – это при тренировке и навыке так же достижимо, как 45 отжиманий за 2 минуты. Да, если ты не тренированный, не отожмешься. Если ты хотя бы 2 месяца будешь отжиматься, извините, отожмешься. Это 500 подписей в день, 25 подписей в день для 20 волонтеров, которые, действительно, работают. Причем, заметим, что, ведь, о какой кампании идет речь? Ведь, кандидат будет обречен вести классическую кампанию от двери к двери, вот, стучаться в каждую дверь, объяснять, почему именно его или его представитель будет стучаться и объяснять, почему именно его надо избрать. Кстати, такую кампанию впервые вел, пытаясь попасть в Сенат, Обама – тоже у него не было никакого телевидения, да?

То есть эти 10 тысяч подписей – это фактически 10 тысяч будущих голосов, это то, что все равно надо будет делать (обходить всех по двери). И если за 20 дней ваши сторонники не могли обойти 10 тысяч людей, то как они потом собирались обойти 500 тысяч людей?

Но вообще это очень интересный симптом, мне кажется, который имеет отношение и к будущему митингу, и к тому, что дальше делать. Потому что с политической жизнью (подчеркиваю, с политической жизнью) в России произошла какая вещь? Ничего не произошло. Вот, вообще ничего. Вот, Михаил Прохоров – он выиграл выборы, возможно, в Москве. Без карусели он бы, я думаю, их выиграл. Вот он там сидит и ждет, видимо, звонка из Кремля, можно ли создавать свою партию. А из Кремля не звонят, потому что, конечно, нельзя – ну а вдруг он где-нибудь еще чего-нибудь выиграет.

Выборов губернаторов как не было, так и нет. Ну, смешно же называть вот эти медведевские поправки реальными выборами. При этом власть боится все равно, стремительно переназначает новых губернаторов, причем, по принципу: «Давайте переназначим быстренько того, кому предстоят в какое-то хоть более-менее разумное время выборы, и того, кто имеет шансы на них провалиться». Причем, удивительно, что снимают, да, формально тех, кто в своем регионе мог бы проиграть. Но назначают кого? Назначают, там, в Волгоградскую область Сергея Боженова. Можете себе представить, чтобы губернатор Боженов со своими астраханскими пожарами и полетами в Италию на день рождения, что он сможет выиграть выборы в Волгограде? Ну, выборы в Волгограде будут через 5 лет, поэтому, вот, за временным горизонтом 5 лет для власти это, видимо, не важно.

И вот это очень интересный момент. Я, например, не думаю, что завтра придет так много народу, как на Болотную, хотя, хотелось бы ошибиться. Политическая часть временно достаточно исчерпала себя. Идеологически же атмосфера изменилась полностью. Вот, Алексей Навальный – это уже там давно не блогер, это организатор РосПила, потенциальный будущий президент России. Оппозицию в глазах среднестатистического менеджера представляет теперь там не Валерия Новодворская, которая рассказывает в пике властям о том, как Басаев боролся за демократию. И не Лев Пономарев, который там из лучших намерений выпрашивает у японского дипломата гранты и рассказывает, как он, значит, вот, за отдачу Курил. Оппозицию представляют там Ксения Собчак, Евгений Ройзман, Игорь Ашурков. Это не маргиналы, не лузеры, это состоявшиеся люди. И на митингах мы видим там не только древних старичков разлива конца 80-х там. Александр Мамут и Полина Дерипаска приходят на митинги. И если никаких политических партий так и не создано, то есть Синие ведерки, есть Город без наркотиков, есть Лиза Алерт, то есть живые примеры растущей самоорганизации общества.

И я думаю, что одна из вещей, которая это значит, это то, что есть вот такая... Мы видим пропасть между энергией проснувшегося творческого меньшинства, выразителями которых, как я уже сказала, являются Навальный и Собчак, а не Пономарев и Новодворская. Есть пассивное люмпенизированное российское большинство. Вот, есть маленький эволюционный Париж, и он в интернете противостоит огромной реакционной Вандеи в оффлайне. Вандея многочисленней Парижа.

И, вот, это, собственно, самое главное противоречие, потому что формальный демократический рецепт «Да здравствует мнение большинства» - судя по всему, очень многие чувствуют, что этот формальный рецепт смысла не имеет. Потому что Синие ведерки имеют смысл, а выборы мэра Омска – нет. Вот, не имеют.

+7 985 970-45-45 – это смски. И я хотела, пожалуй, еще до новостей поговорить об очень серьезной истории, которая, кстати, точно так же связана с победой над фашизмом. Вот у меня тут есть какие-то смски типа «А в Махачкале не взорвалось ли это перед инаугурацией?» Конечно, взорвалось специально перед инаугурацией, потому что, ну, ваххабиты любят приурочивать к торжественным датам. «А, вот, в Днепропетровске это не Янукович ли?» Вот дня 2 назад тут на моем месте Шендерович сидел и говорил, что Днепропетровск, с его точки зрения, пахнет поджогом Рейхстага. Ну, вот, с чего бы, да? Вроде как-то Янукович ничего такого не сделал после Днепропетровска, не посадил Тимошенко (он ее уже посадил), не запретил БЮТ. Ну, как-то, вот, ничего такого не сделал. Никаких признаков того, что это, как выражается Шендерович, поджог Рейхстага, нету. И вообще, как я уже сказала, теракты, в основном, производят придурки. И очень часто власть этим пользуется, но очень редко она устраивает теракты против собственного народа. И, вот, собственно, я собственно почему об этом начала говорить? Потому что Шендерович и очень многие употребляют вот эту замечательную фразу «Поджог Рейхстага». У меня вопрос: а что они при этом подразумевают под поджогом Рейхстага? Они что, серьезно считают, что Рейхстаг поджег проклятый кровавый Гитлер, чтобы скомпрометировать замечательных коммунистов? Откуда они это взяли? Из Сталина? Из тех учебников, которые писали о радостях коллективизации? И как так получилось, что российская левая интеллигенция и, кстати, западная, которая уже не будет хвалить коллективизацию, употребляет замечательно между делом эту фразу «поджог Рейхстага»?

Значит, к вопросу о поджоге Рейхстага. Рассказываю. Я рассказываю, а если кто-то хочет почитать, есть замечательная книжка Фрица Тобиаса, которая так и называется «Поджог Рейхстага», она переведена, по-моему, на все языки мира, включая английский. Более того, в английском она доступна в интернете, можно скачать и прочитать. Собственно, это вот одна из тех немногих книжек, которые поставили... Она была написана в 60-е годы человеком, который в 30-е жил в нацистской Германии, и она, собственно, одна из тех немногих книжек в истории человечества, которые ставят точку в этом вопросе. Вот, после нее писать нечего. Вот, это как Коперник, который посмотрел на существующие данные и сказал: «Знаете, Солнце вращается вокруг Земли», да? После Коперника можно уточнять, а возражать особо нечего.

С моей точки зрения, одной из таких книжек, которая полностью меняет наш взгляд на то, что произошло, является, конечно, «Ледокол» Виктора Суворова. Ну, по поводу Суворова наши генералы подняли ужасный визг, потому что он обругал самое святое. А Тобиаса, слава богу, немецкие нацисты не существуют, поэтому они молчали.

Значит, рассказываю про поджог Рейхстага. 27 февраля 1933 года, 9 часов 03 минуты вечера. Ганс Флотер, студент теологии идет мимо Рейхстага, слышит звук разбитого стекла, видит человека, который лезет внутрь через разбитое окно, при этом держит в руках пылающий факел. Студент бежит к полицейскому. Полицейский ему не верит, бежит тоже к разбитому стеклу, Видит, действительно, что пламя уже пляшет, разбитое окно. Силуэт поджигателя увидел, выстрелил. Не попал. Причем, немцы – люди дисциплинированные, они в разбитое окно не полезли. Все-таки, Рейхстаг, ну, как-то... Искали ключи, отпирали двери, созывали полицейских. Но тоже не очень много времени прошло, потому что, опять же, немцы – люди дисциплинированные, прошло минут 10.

В 9:22, то есть меньше, чем через 20 минут после начала тревоги, вся эта компания во главе с хранителем ключей Рейхстага вбегает внутрь, видит 27 очагов возгорания. Большинство уже погасли (там какая-то мусорная корзинка горит, на полу разложен небольшой костер, горит), 2 очага горят хорошо. Занавески в ресторане и зал сессии. Зал сессии потом сгорел полностью. Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Юлия Латынина, «Код доступа». Вот мне опять по смске пишут, что я сказала «как Солнце вращается вокруг Земли». Да что же это такое? Неужели я опять сказала? Склероз, беда. Ну, в общем, вы все поняли, что я имела в виду по поводу Коперника.

Возвращаясь к поджогу Рейхстага. Итак, врываются правоохранители туда, понимают, что поджигатель не мог уйти, потому что все заперто на ключ. Обыскивают здание. Через несколько минут выволокли из угла обнаженного по пояс молодого человека. А, напомню, это дело в феврале и это Берлин, это не остров Бали. И они ему орут: «Ты зачем это сделал?» Человек отвечает: «Из протеста». Звали этого товарища полуголого (а рубашку он, кстати, снял. чтобы употребить на поджог) Маринус Ван Дер Люббе. Он был бывший голландский коммунист. Его тащат в полицейский участок, туда набивается все начальство в количестве 50 человек. Ван Дер Люббе рассказывает, как он поджег Рейхстаг, чтобы вдохновить германских рабочих на борьбу против кровавого фашизма. Полицейские не верят, что он был один, они говорят: «У тебя были сообщники». А он еще полуслепой, у него был инцидент, когда ему друзья из рабочего класса надели мешок с негашеной известью на голову из шутки, и у него глаза после этого воспалились. Но вот этот парень, несмотря на то, что у него было очень плохое зрение, у него было потрясающее чувство пространственной ориентации, то есть он рисует всю схему, как и где он чего поджигал. Он рисует, он многократно при выводках на месте объяснял, как он шел. И полицейские, в общем, с удивлением сказали: «Да, похоже, этот чувак был один».

Вообще, это был классический такой левый псих, физически очень сильный, волевой. Из коммунистической партии он, кстати, вышел, из голландской, потому что эти партийные шишки там чего-то диктовали рабочим. Вот у него была... Поскольку он был инвалид по зрению, у него была пенсия аж в 7 гульденов. Он с ней странствовал по всей Европе, очень хотел дойти до Китая почему-то через Тифлис. Хотел переплыть Ла-Манш (кстати, мог бы: был хороший пловец). Но тут вот он услышал о приходе нацистов к власти в Германии, и вместо этого поджег Рейхстаг. Бывает. Хотел переплыть Ла-Манш – поджег Рейхстаг. Кстати, не первый был поджог. У Маринуса была милая такая привычка поджигать или забрасывать камнями офисы системы соцобеспечения, с которой, понятно, из-за 7 гульденов он враждовал.

Вообще Маринус поджигать Рейхстаг не хотел. Он услышал просто о приходе фашистов к власти, срочно отправился спасать германских рабочих от коричневой диктатуры. Ну, как всегда автостопом. Добрался до Германии. В каждом городе там он стал призывать рабочих выйти с ним на улицу и свергнуть проклятых капиталистов. И вдруг с изумлением обнаружил, что немецкие рабочие почему-то за ним не идут. Из чего он почему-то, опять же, вывел, что если он сожжет Рейхстаг, они все сразу пойдут и поднимутся.

После этого этот голландский Данко приступил к действиям. Купил в лавке спички и растопку. А тут надо напомнить, что в те времена газового отопления не было и в лавках продавались не только спички, но и растопка, то есть хворост, пропитанный маслом. Причем, еще интересно, что Ван Дер Люббе очень трогательно просил тот, у которого на обложечке красное знамя. И поскольку у него из его пенсии в 7 гульденов оставалось всего 3, то у него полностью на растопку не хватило, вот, пришлось собственной рубашкой пользоваться.

Причем, он 25-го сначала поджег первые 3 здания. Там была ратуша в одном из пригородов, там был дворец кайзера, там, разумеется, был офис социального обеспечения (ну, объект давней привязанности). Ну, все это так загорелось, но вовремя потушилось. В ночь на 27-е Ван Дер Люббе ничего не поджег, потому что провел ночь в полицейском участке. Не под арестом, вы будете смеяться, по собственному желанию. Вот эти 3 гульдена – они как-то истекали, а на ночлег... На спички он их потратил, а на ночлег не осталось. Поэтому он явился в полицию, а там каждый иностранец обязан был регистрироваться, и, собственно, по собственной просьбе провел ночь в камере.

И самое удивительное, что никто бедному Ван Дер Люббе не поверил, что он хотел разжечь восстание коммунистов. Все просто смеялись. Кроме, естественно, единственной родственной души, которая поверила тут же, - это был Гитлер (звали так эту родственную душу). Гитлер, как только он прибыл на место пожара, ну, естественно, Геббельс и Геринг тоже, они закричали, что это коммунистический комплот, это будет восстание монстров, которых надо давить всеми силами. Начинаются в тот же вечер аресты по спискам. И, кстати, списки были подготовлены еще прошлым правительством, и там было 2 списка – коммунистов и нацистов. То есть Гитлер воспользовался ситуацией для того, чтобы ввести чрезвычайное положение, закрепить власть. А дальше началась, собственно, типичная история, потому что надо было как-то доказать, что это коммунистический комплот.

У нацистов был депутат Рейхстага. Этот депутат Рейхстага накануне видел своего коллегу, депутата от коммунистов Торглера, который там сидел в комнате и с кем-то совещался. Этот нацистский депутат говорит: «А, он, наверное, совещался с Ван Дер Люббе. Я его опознал. Сейчас готов свидетельствовать».

Другая история. В газетах публикуют портрет Ван Дер Люббе, обещают 20 тысяч марок тому, кто выдаст его сообщников. Официант какой-то пивной (ему очень хочется 20 тысяч марок) звонит и сообщает, что видел Ван Дер Люббе в компании с подозрительными русскими. За русскими приезжают. Это не русские, это болгары Танев, Попов и Димитров. А Димитров был глава западноевропейской секции Коминтерна, они пытались там попрыгать в окошки, предъявили поддельные паспорта. Соответственно, их тут же арестовывают на основании доноса этого депутата, которому очень хотелось 20 тысяч марок.

Естественно, на суде, потому что суд был более-менее приличный, все это разваливается к чертовой матери, Ван Дер Люббе приговаривают к смерти, а остальных четырех, то есть трех болгар и Торглера с треском оправдывают, потому что свидетели – ну, какой-то парад уродов. И Димитров, который стал абсолютной звездой этого процесса, все время позволял себе реплики «Обвинение закончило со своими свидетелями. Оно начало с национал-социалистических депутатов и вот теперь нам показало мошенников и сутенеров».

Но это все ладно, скажете вы. Вот, откуда мы решили, что это Гитлер поджег Рейхстаг? Как только нацисты обрушились на коммунистов с репрессиями (вот это самый интересный момент), Коминтерн и Сталин решили воспользоваться ситуацией, чтобы обвинить, что это Гитлер поджег Рейхстаг.

Был такой человек Вилли Мюнценберг, он отвечал в Коминтерне за мобилизацию всяких полезных идиотов на борьбу против фашизма. Специальностью его было создание десятков обществ, там, людей доброй воли, которые иногда были агентами Коминтерна, а иногда считали, что Коминтерн – это выдумка доктора Геббельса. Это были десятки обществ, они сидели там все вместе в одном и том же здании, а Мюнценберг никогда не числился в членах, он контролировал их очень просто. Цитирую Артура Кёслера, приятеля тогдашнего Мюнценберга: «Мюнценберг просто сидел в том же здании. Вот так это было просто».

То есть, грубо говоря, Мюнценберг – это такой творец идеи политического оффшора. Все эти общества функционировали как оффшоры Коминтерна с подставными полезными идиотами, которые, в общем, не знали, на кого они работают.

И Мюнценберг сделал 2 вещи. Во-первых, он опубликовал 2 книжки, которые назывались «Коричневая книга» про поджог Рейхстага, и в них рассказывалось, что Рейхстаг поджег сам Гитлер. Во-вторых, это было еще более гениально, он организовал в Лондоне контрпроцесс, на котором целая куча полезных идиотов со всех концов Америки и даже Европы судила гитлеровцев за поджог Рейхстага. Причем, внимание, процесс состоялся раньше берлинского. И начался с того, что судья Винсант де Мороже Афери начал такой речью: «Это ты, Геринг являешься настоящим убийцей и настоящим поджигателем». Ну, хорошо, речь судьи, заметим, судьи – это там речью. Все-таки, нужны были свидетели. Мюнценберг обошелся прекрасно – он даже предъявил публике настоящего штурмовика в мешке, надетом на голову, который рассказал, как сжег Рейхстаг. Правда, тем штурмовиком, на самом деле, был издатель коммунистической газеты Альберт Нордин. Ну, когда коммунистов смущали такие мелочи?

А там был другой орел в маске. Он сказал, что он видел список 30 любовников Эрнста Рема, и в нем было имя Маринус Ван Дер Люббе.

Возникает вопрос. Вот, как нормальные люди, не все из которых были агенты Коминтерна, могли вот этому поверить? Ответ: это была такая атмосфера. Это было очень либерально поверить человеку, который сидит с мешком на голове и говорит, что да, поджег Рейхстаг штурмовик Хайнц, пробрался через подземный ход. Правда, Хайнц был в это время в Мюнхене. Правда, тому были сотни свидетелей, потому что он выступал. Правда, были газеты, на которых напечатали речь Хайнца в Мюнхене. Но это не важно, потому что фашисты – они плохие. А, вот, верить коммунистам – это правильно, они строят светлое будущее.

То есть вот это я к тому, что весь этот бред, который мы знаем про поджог Рейхстага, мы знаем со слов Вилли Мюнценберга, творца политических сталинских оффшоров.

Но это еще не все, потому что напоминаю, что процесс – лондонский, и, вот, «Коричневая книга» с этой полной туфтой – со списками любовников Рема, с подземным ходом из резиденции Геринга до Рейхстага – все это было до берлинского процесса. И в Берлине Геббельс и Геринг делают невероятную ошибку – они начинают отвечать на обвинения «Коричневой книги». Вот этот самый Геббельс, который хвастался, что он – мастер пропаганды. Он еще дите по сравнению с Мюнценбергом. Это одна из, кстати, главных проблем любой большой лжи. Потому что если тебе что-то говорят громко, например, «земля плоская», «Госдеп финансирует Болотную, «нацисты подожгли Рейхстаг», то у тебя 2 варианта – либо ты не обсуждаешь это вообще и тогда получается, что у тебя нет аргументов против, либо ты начинаешь оправдываться и тогда получается, что ты оправдываешься.

И, вот, получилась совершенно невероятная вещь, потому что суд вызвал Геринга и Геббельса в суд, чтобы они оправдались, что они не поджигали Рейхстаг. В Берлине. Ну, это просто был полный конец обеда, потому что там блестяще говорящий на немецком логик, фанатик Димитров, который выступал в роли собственного адвоката, который сделался любимцем публики, он их просто размазал. Потому что, ну, началось с того, что Геринг пришел свидетельствовать (а Геринг был министром полиции в тот момент), и Димитров спрашивает: «Господин рейхсминистр, а, вот, в пресс-релизе сразу после ареста Ван Дер Люббе вы объявили, что при нем найден членский билет Компартии. Какие у вас на это были основания?» И все. Потому что не было у Ван Дер Люббе никакого членского билета Компартии, хотя, действительно, он сразу сказал, что он – коммунист, стал толкать коммунистические проповеди. Геринг поплыл, он начал говорить: «Ну, мне так доложили. Я же не сам шарюсь по карманам арестованных».

И я, собственно, почему об этом говорю? Вот, первое. Это то, что Мюнценберг, куда более совершенный мастер пропаганды, чем Геббельс, просто продемонстрировал энциклопедию лжи. Вот, как просто это было сделано, вот, все последующие варианты пропаганды, которые мы сейчас наблюдаем, это вторичные вещи. Вот, если бы я могла заподозрить, допустим, ваххабитов в том, что они считают книги кяферов, я бы решила, что они обязательно читали «Коричневую книгу». Потому что, например, в «Коричневой книге» как? Кончает самоубийством депутат, национал-демократ Оберхофен. Тут же от имени покойника публикуется фальшивый меморандум о том, что Оберхофен знал, что это Геринг поджег Рейхстаг.

Меморандум написан тем же Альбертом Нординым, который с мешком на голове рассказывал, что он – штурмовик. Он с грубыми ошибками, он полон коммунистической пропаганды. Это никому не мешает.

Помните, вот эти ребята, которые взрывали Волгодонск, Бачаев и Крымшамхалов? Как только замдиректора ФСБ Герман Угрюмов покончил собой, так они написали письмо, что они были агентами Германа Угрюмова.

Вот, можно массу таких параллелей с вещами, которые делал Мюнценберг, провести. Но сейчас я этого делать не буду, а вот меня 2 вещи интересуют. Есть 2 вида пропаганды – мюнценберговская и геббельсовская, сталинская и гитлеровская. Победу сухую одержала мюнценберговско-сталинская. Гитлеровская пропаганда была дурацкая – она реально пыталась чего-то доказать. Они искали липовых свидетелей в подтверждение безумных теорий, свидетели оказывались мошенниками, все это лезло наружу. Вдобавок ребята не могли обеспечить главного – тотального страха среди судей, свидетелей и подсудимых.

Мюнценберг не заморачивался – ну какой поиск свидетелей? Раз, там, и издатель газеты «Красное знамя» рассказывает, как они поджигали Рейхстаг. И, вот, самое важное было, что понял Сталин, что для того, чтобы такая пропаганда сработала, должен быть некий круг верующих, должно быть так, чтобы все это передавалось из уст в уста. Вот тут человек рассказал, как он поджигал Рейхстаг. А любой человек, который скажет «Да, извините, король-то голый, это же полная ахинея», вот тот человек должен превратиться в фашиста, все на него должны показывать пальцами и говорить «Ты не борешься против фашизма».

Собственно, очень коротко о судьбе господина Мюнценберга. В 1937 году он был приглашен в СССР. Поскольку он не был жертвой собственной пропаганды, этот сталинский Сурков туда не поехал. Более того, видимо, пригрозил Сталину обнародованием некоторых деталей поджога Рейхстага в кавычках. Соответственно, ликвидация Мюнценберга стала для советской разведки одной из главных задач. В 1940 году, после победы немцев над Францией, он был арестован правительством Даладье, его должны были выдать немцам. Он сумел бежать, но с помощью агентов Коминтерна. То есть бежать-то он бежал, но они тут же его, видимо, задушили, потому что где-то через полгода был найден во французском лесу его полуразложившийся труп, и патологоанатомы заключили, что смерть произошла от удавки, то есть была хорошо продуманная ликвидация.

Но я почему рассказываю эту историю и рассказываю ее именно в канун конца Второй мировой? Теперь, вот, что нам еще известно со слов Вилли Мюнценберга? Вот, СССР уже нет, Мюнценберг уже давно истлел, удушенный сталинской удавкой во французском лесу. Дело его живет. Что мы еще воспринимаем с такой же непреложностью как поджог Рейхстага при том, что у нас оснований к тому не больше, чем к рассказам о том, что Геринг через подземный ход и штурмовики пролезли и подожгли Рейхстаг?

Ну, первое, это, конечно, потрясающее представление о том, что коммунисты боролись против фашистов, и, вот, фашизм – это порождение кровавой буржуазии, а коммунисты – это борцы с ним. Это блестящий образец Коминтерновской пропаганды, которая имеет, опять же, мало общего с действительностью. Ну, там, коммунизм и фашизм – да, конечно, боролись между собой как 2 разновидности одной религии, которая всегда ненавидит друг друга больше даже, чем неверных. Потому что, ну, католики и протестанты тоже друг друга ненавидели. Но называть там фашизм порождением буржуазии – это все равно как если бы там католическая пропаганда называла протестантов порождением язычества.

И это прямое имеет отношение к современности, потому что потомки полезных идиотов имени Мюнценберга говорят примерно так. Вот, чуть только кто усомнится во всеобщем избирательном праве или в социальных обязанностях государства, он вообще Брейвик, он Гитлер. Любой человек, осмеливающийся отстаивать права и свободы так, как их понимали либералы в XIX веке, немедленно объявляется нынешними полезными идиотами Гитлером. Любой националист объявляется Гитлером, хотя при всей моей антипатии к национализму я должна сказать, что национализм – это одно, расизм – это одно, а Гитлер – это другое. И гигантское количество людей в XIX веке придерживалось расистских теорий. Может, они были не правы и они были абсолютно не правы, но Гитлерами они, все-таки, не были.

При этом вот те же ребята, которые любую правую идею сразу говорят «Это Гитлер», про исламских террористов они сразу говорят «Надо быть терпимыми. Нельзя всех мазать одной гребенкой. Ислам – это не терроризм. Надо различать».

И еще момент, да? В чем причина Второй мировой? Я об этом уже говорила в части передачи. До сих пор считают причину Второй мировой в Гитлере, потому что так комфортней, потому что считать первопричиной Второй мировой Сталина означает, что демократические государства а) воевали на стороне человека, начавшего Вторую мировую, б) помогли забрать ему пол-Европы. Не комфортно. Ну, лучше считать, что во всем, вообще во всем виноват Гитлер, тем более, что он проиграл.

Третье. Было 2 тоталитарные идеологии. Одна из них убивала пачками евреев, другая из них пачками убивала вообще всех. Одна строилась на проповеди исключительности расы, другая – на проповеди исключительности пролетариата. Сколько было пролито обеими идеологиями? Ответ: сталинская была на порядок ужасней, пролила крови на порядок больше, продолжалась на порядок дольше.

Тогда вопрос. Вот, встает, допустим, человек, ну, и что-нибудь там такое говорит, там, скажем, «Европа дала много нобелевских лауреатов, а Африка – нет. Давайте подумаем, почему это». Он вообще еще ничего страшного не сказал, он не нацист, он просто предлагает разобраться, почему. Ему говорят: «Такой вопрос нельзя задавать. Ты – фашист». Хорошо-хорошо. Встает человек и говорит: «Государство должно выплачивать все больше социальных пособий. Проклятые капиталисты рубят леса, отравляют атмосферу. Вообще мы должны у них деньги забрать и раздать бедным». Говорят: «Какой хороший человек». Почему-то никто не кричит, что он – Сталин.

Еще одна вещь, которая бросается в глаза. Полезные идиоты в лице Amnesty International и так далее по-прежнему относятся к любым утверждениям террористов, совершенно не важно это Сендера Люминоса или это исламские террористы, с тем же доверием, с которым они относились к вранью Мюнценберга. К любым утверждениям собственных государств с тем же скепсисом, с которым они относились к утверждениям Гитлера. При том, что, ну, как бы, собственные государства не всегда Гитлер. А если государство еще и ведет себя плохо, то есть, например, если оно ведет себя так, как российское государство после взрывов в Москве, когда оно начинает чего-то врать, чего-то скрывать и, в общем, чушь нести, то вообще пиши караул.

Но удивительно, что верить тому, что говорят террористы, это считается доблестью по-прежнему. Вот, сидел на процессе в Лондоне издатель «Красного знамени» с мешком на голове и говорит: «Я – штурмовик, который знает, кто поджег Рейхстаг». И, вот, полезные идиоты считали своим долгом ему верить. Это был их символ веры, вот, как христиане верят в причастие: «Верую, ибо абсурдно».

Вот сейчас встает организатор 11 сентября Аль-Авлаки и говорит «Это сделали самые кровавые американцы, чтобы скомпрометировать мирный ислам». Что делает ACLU, основатель, собственно, который принимал участие в лондонском процессе? Она говорит там «Не смейте трогать Аль-Авлаки. Американское правительство не имеет права отдать без суда приказ об убийстве американского гражданина». Вот те же самые полезные идиоты, которые тогда говорили про (НЕРАЗБОРЧИВО), говорят «Наверное, правда, кровавое ЦРУ взорвало». То есть Вилли Мюнценберг умер, задушенный во французском лесу сталинской удавкой, дело его живет. И самое главное другое. Давайте посмотрим на те идеологические основания, которыми руководствуются левые интеллектуалы и современная европейская бюрократия. Эти основания – это всеобщее избирательное право, антиколониализм, социальная поддержка граждан. Первое, что бросается в глаза, извините, эти ценности они почему-то называют общеевропейскими. Эти ценности не имеют ничего общего с теми ценностями индивидуализма, защиты частной собственности, которыми руководствовалась Европа в XVIII-XIX веке.

Ну хорошо, я сейчас не говорю о содержании этих ценностей. Может, они хороши, а, может, вот там свобода и собственность, и имущественный ценз устарели. Ну, нельзя же называть квадратом то, что является кругом. Нельзя же называть европейскими ценностями то, что является ценностями социал-демократическими, придуманными социал-демократами в XX веке. Нельзя называть либеральными ценностями то, что является антилиберальными, социал-демократическими ценностями.

И второе, вот это самое главное, вот это всеобщее избирательное право, социальная поддержка граждан – это то, что было у Сталина. Разумеется, на бумаге, и Сталин врал. Но эти же самые бумажные ценности полезные идиоты предъявляли своему собственному обществу для его разрушения. Они говорили «А вот у Сталина всеобщее избирательное право. А пока в буржуазном обществе его не будет, а будут цензы, то это общество не является по-настоящему свободным». Это была абсолютная демагогия, используемая для разрушения настоящих западных ценностей. Потому что понятно, что если вы даете голос люмпенам, то люмпены начнут составлять в обществе большинство, войдут в злокачественный союз с бюрократией, который займется распределением в пользу большинства того, что заработало меньшинство.

Еще раз. У нас Рейхстаг до сих пор горит. Уже Вторая мировая война кончилась, а Рейхстаг до сих пор горит и до сих пор оказывается, что подожгли его проклятые правые.

И последняя история, которую я хочу прокомментировать. У меня осталось полторы минуты на комментарий. Увольнение Рамзаном Кадыровым госпожи Мингаевой, да? Вернее, господина Мингаева, своего полпреда в Москве за недостойное поведение его жены. Тут в этой истории все прекрасно. Часть первая, да? Есть движение СтопХАМ, которое, на самом деле, является такой, кремлевской пародией на Синие ведерки. Потому что когда Синие ведерки начали ловить мигалки, СтопХАМ начал ловить обыкновенных автомобилистов (я не видела, чтобы они ловили мигалок), которые паркуются в центре Москвы. Заметим, что в Москве 4 миллиона автомобилей. Благодаря властям, в центре Москвы 14 тысяч парковок. Значит, это была такая пародия, и эти ребята нарвались не на того – эти ребята нарвались на чеченцев, которые имели на камеру несчастье вести себя так, как, собственно, ведут сейчас себя обыкновенно в Москве кадыровские приближенные.

Но 2 вещи. Во-первых, как ни странно, СтопХАМ придрался к чеченцам не по делу. Потому что в машине был водитель. Если в машине водителя не было, вот это было бы свинство, если бы ее бросили. В машине был водитель. Мы все прекрасно знаем, что по российским понятиям это не является хамством – этот водитель бы отъехал. Это первое.

Второе, что меня потрясает. Значит, СтопХАМ дал задний ход, сказал, что не будет жаловаться. Кадыров точно так же, как он наехал на Хасавова и сказал «Я с ним разберусь», Кадыров увольняет Мингаева, совершенно правильно. И подумайте, кто еще в России за публичную дискредитацию власти способен уволить чиновника из власти? Вы можете себе представить, чтобы Путин или Медведев при такой же ситуации кого-то уволили при публичном скандале, а не наградили как Нургалиева? Всего лучшего, до встречи через неделю.