Мысли для начала... мышления

Неграмотными в 21-м веке будут не те, кто не могут читать и писать, а те, кто не смогут научаться, от(раз)учаться и перенаучаться. Элвин Тоффлер

2012-12-21

(д)Опрошенный народ | КМ-капля № 0016

На своей последней пресс-конференции В.В. Путин сослался на результаты опроса общественного мнения об усыновлении российских сирот американскими семьями: большинство якобы высказало негативное отношение к такой практике.

Я не собираюсь повторять банальную истину про манипулятивные возможности социологических опросов, которые позволяют получить практически любой заранее заданный результат, необходимый либо заказчикам, либо исполнителям.

В посте А. Плющева, который я процитирую ниже, меня привлекла идея, повторяемая не так часто, как она того заслуживает. А идея эта заключается в указание на качества самого (д)опрашиваемого народа — так ли уж они хороши, чтобы служить основанием для серьёзного отношения к каждому чиху «народного мнения». Президент мог бы оправдаться тем, что он вынужден прислушиваться к этому мнению, поскольку другого народа у него нет.

Но если опросы общественного мнения представляют всё же какой-то смысл, то оценивать и принимать во внимание при их анализе стоит не только сами ответы, но и качества (д)опрошенных. Такой угол зрения многое меняет в картине мира — и в портрете народа...

И обещанный пост А. Плющева:
Ну как же так, Тоня?
Прочитал в СЛОНе заметку своей подельницы Тони Самсоновой. Вот вроде знаю ее много лет, а она не перестает потрясать. Благодаря своеобразной эфирной манере, у определенной группы слушателей и гостей сложился дурацкий стереотип о Тоне, впрочем, разрушать его еще более глупо, тем более, если удалось так вжиться в роль — это успех. Важно, что лично я знаю, что Тоня — девушка реально очень умная и сообразительная, иначе я бы нашел способ с ней не работать, а я делаю это и с большим удовольствием. Тем удивительнее было прочитать отчеты об опросах общественного мнения по поводу усыновления детей иностранцами и тонин вывод:
До того, как я узнала эти цифры, мне казалось, что в Государственной Думе работают какие-то особенно бессердечные люди, но я заблуждалась, они совершенно такие же, как и большинство опрошенных.
Удивительно это потому, что Тоня, дипломированный социолог, игнорирует, мягко говоря, крайне неудачную форму вопросов, которые задавались респондентам, что приходит в голову даже мне, человеку со средним образованием и еще более средними способностями. Респонденты были в курсе, что по нашему законодательству усыновление иностранцами разрешено только тогда, когда ребенок не может найти родителей в России, то есть в особо сложных случаях? Уверен, что если пояснить это в вопросе, расклад будет совсем другим. При этом мы понимаем, что депутаты это должны знать не только потому, что некоторые из них этот самый Семейный кодекс принимали, но и потому, что всего пару месяцев назад ратифицировали соглашение с США об усыновлении.
Все обозначенные Тоней мотивы (сделать пусть в ущерб себе, но назло Америке, отношение к детям как к ресурсу и т.д.) очевидно имеют место быть. Но так же очевидно, что все это, главным образом, не только от равнодушия, но и от крайне поверхностного знания проблемы, почерпнутого к тому же из программы «Пусть говорят». Депутаты и, добавлю от себя, Путин — совсем не такие, но отлично разыгрывают эти настроения, тем более, что сами являются их вдохновителями. Работает безотказный симбиоз отлично информированных злодеев и подлецов с одной стороны и равнодушного стада с другой. Да, я совсем не склонен причитать в стиле «народ наш прекрасен, но забит», люди могут оказаться еще хуже, чем свидетельствуют опросы. Например, если им задать вопрос в такой форме: «Как вы считаете, что лучше — отдать сирот инвалидов на усыновление американцам или их должны содержать мы, российские налогоплательщики?», многие выберут первый вариант с аргументацией: «Да пусть забирают, зачем нам эти калеки, лучше пенсии повысить».
Словом, Тоня, сабж.

2012-12-17

Любишь Сталина — садись ж..ой на кол

Буду каждый такой текст постить у себя, поскольку вынужден лично наблюдать, как трупные миазмы этой сволочи до сих пор разъедают мозги у близких мне людей. Люди, выросшие при нём и уверовавшие в это чудовище, заражают следующие поколения, а наследники вертухаев пестуют мифы о нём и мечтают снова купаться в крови...

Не обидеть товарища Сталина

Московский Комсомолец № 26121 от 18 декабря 2012 г.
http://www.mk.ru/politics/article/2012/12/17/788415-ne-obidet-tovarischa-stalina.html

Почему «юбилей» 37-го года в России прошел почти незамеченным

Когда и Путин, и Медведев повторяют, что ныне не тридцать седьмой год, мороз по коже пробирает от самого разговора. Три четверти века минуло, а прошлое, выходит, не преодолено. Одни верят, что повторение массовых репрессий возможно, другие просто того желают.

фото: РИА Новости
Настроения в обществе определяют поколения, для которых Сталин — историческая фигура, не окрашенная эмоциональным отношением. Многие готовы простить его в благодарность за ощущение причастности к великим победам, которые он приватизировал.

В этой страсти к вождю читается неодолимое желание возвысить себя самого. И, конечно же, неприятие того, что происходит сейчас. Но общество интеллектуально обессилено. Не верим в себя и свое будущее. Оттого ищем рецепты в прошедшем.

А вот чего мы понимать не хотим.

Большой террор, массовое уничтожение людей вовсе не были случайностью, аварией, коротким замыканием на долгом историческом пути. Целые поколения воспитывались в атмосфере ненависти, поиска вокруг себя врагов и их методичного уничтожения. Система повседневно рождала палачей, чьи преступления мало отличаются от деяний нацистов.

Маршал Жуков, пожалуй, первым рассказал о том, как Сталин и другие члены политбюро утверждали расстрельные списки:

— Мы носили их портреты, а с их рук капает кровь... Они, засучив рукава, с топором в руках рубили головы... Как скот, по списку гнали на бойню... Если бы только народ знал правду, то встречал бы их не аплодисментами, а камнями.

А ведь Сталин был недоволен чекистами, именовал «бездельниками». В январе 1952 года поносил министра госбезопасности Игнатьева:

— Если не вскроете террористов, американских агентов, то будете там же, где и Абакумов… Мы вас разгоним, как баранов…

Бывшего министра Абакумова арестовали, пытали и превратили в инвалида. Так что угрозы звучали зловеще. 15 декабря 1952 года на заседании комиссии по реорганизации ведомства госбезопасности Сталин бросил:

— Коммунистов, косо смотрящих на разведку, на работу ЧК, боящихся запачкаться, надо бросать головой в колодец…

В 1973 году запись сталинских слов нашли в архиве и принесли председателю КГБ Андропову. Он переслал копию Брежневу с припиской: «Лично мне очень импонирует его высказывание… Мысль по форме маленько азиатская, но по существу верная даже в пору, далекую от времен культа личности».

Сегодня книжные магазины ломятся от просталинской литературы. А ведь Сталин, по словам митрополита Иллариона, правой руки патриарха Кирилла, это «чудовище, духовный урод, который создал жуткую, античеловеческую систему управления страной, построенную на лжи, насилии и терроре… Нет существенной разницы между Бутовским полигоном и Бухенвальдом, между ГУЛАГом и гитлеровской системой лагерей смерти».

Преувеличение?

В конце 1938 года руководитель токсикологической спецлаборатории НКВД обратился к наркому внутренних дел Берии с просьбой — он, как и нацистские медики, желал проводить опыты на живых людях. Лаврентий Павлович, как и рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер, опыты разрешил. Распорядился передавать в лабораторию приговоренных к расстрелу. Там им подмешивали яд в пищу, делали смертельные инъекции, кололи зонтиком (метод, впоследствии взятый на вооружение). В заключенных стреляли отравленными пулями. Отравляли ядом подушку, чтобы заключенный умер во сне. В некоторых случаях люди погибали долго и мучительно.

Невиданные по жестокости преступления творились по всей стране. Заместитель начальника райотдела НКВД в Гаграх вспоминал: «Арестованных на допросах били до смерти, а затем оформляли их смерть как умерших от паралича сердца и по другим причинам... Начальник отдела дал сотрудникам установку: «Кто не бьет, тот сам враг народа!» В Минусинске следователи расстреливали приговоренных к смерти, будучи пьяными. Не могли попасть ни в голову, ни в грудь. И раненых добивали ломом.

Полномочный представитель в Китае Иван Бовкун-Луганец совмещал должность полпреда с обязанностями резидента внешней разведки. Сталин распорядился полпреда вместе с женой не расстрелять, а инсценировать автокатастрофу. Приказ исполнили трое — Лев Влодзимирский из следственной части НКВД, Александр Миронов, начальник внутренней тюрьмы, и Шалва Церетели, начальник 3-го спецотдела. Влодзимирский в 1953 году показал: «Муж и жена были привезены из внутренней тюрьмы и помещены нами в вагоне, в разных купе. Когда поезд уже шел, я вывел из купе сначала мужа, и Миронов с Церетели убили его ударом молотка по затылку. Затем я вывел женщину, которую тоже Церетели и Миронов убили молотками». Палачи сложили трупы в мешки и на одной из станций погрузили в машину.

На процессе по делу бывшего начальника СМЕРШ и министра госбезопасности Абакумова в декабре 1954 года генеральный прокурор СССР Роман Руденко сказал:

— Я не хочу расшифровывать некоторые формы пыток с тем, чтобы не унижать достоинство тех лиц, к которым они применялись, которые остались живы и присутствуют на процессе.

Руденко, пишет бывший председатель Верховного суда Владимир Теребилов, «имел в виду случаи, когда, например, допрашиваемого раздевали и сажали на ножку перевернутой табуретки с тем, чтобы она попала в прямую кишку...»

В Донецкой области после ХХ партсъезда комиссию по пересмотру дел незаконно репрессированных возглавлял секретарь обкома Александр Ляшко. «Ко мне пришел один посетитель, — вспоминал Ляшко. — Он отсидел восемнадцать лет. Сказал: «Я встретил своего палача, избивавшего меня». И назвал фамилию».

Явившийся в обком по вызову Ляшко сотрудник госбезопасности рассказывал, что их группа получила задание уничтожать врагов народа:

— Двое держали жертву за руки, а третий набрасывал на шею петлю.

— Уходите немедленно! — не выдержал Ляшко.

Чекист стал оправдываться:

— Я не душил. Я только держал...

Историческая наука не оставляет выбора: сталинский режим был преступным.

Но мало кто из палачей был наказан. Общество не ужаснулось. Очищения не произошло. Вчерашние палачи жили между нами, уверенные, что занимались нужным государственным делом. Когда в это дело вовлечены сотни тысяч людей, возникает желание стереть различие между жертвой и преступником и покрыть все завесой молчания. Наверное, должны прозвучать слова о банальности зла, о том, что компания серых и бездарных чиновников способна уничтожить миллионы людей. Но эти слова только кажутся объяснением.

Прирожденных садистов, убийц по призванию не так уж много. Но почему добропорядочные люди при определенных обстоятельствах ведут себя преступно? Обычный ответ: виновато время, они всего лишь исполняли приказы. Но кому бы Сталин отдавал приказы, если бы их не исполняли?

Страх перед арестом, лагерем, смертью выявил все дурное, что есть в человеке. Стало казаться, что удельный вес негодяев выше обычного. Большинство предпочитало ничего не замечать и лишнего не говорить. Такая жизнь формировала лицемерие и полнейшее равнодушие ко всему, что тебя лично не касается.

Соучастие же вознаграждалось. Речь не только о материальных благах. Партийные и иные функционеры, нашедшие себя в системе, были довольны жизнью, положением, не испытывали никакого разлада с совестью. В подобной системе хотели бы жить и многие сегодняшние чиновники. Они славно устроились, обрели материальное благополучие, которого и внукам хватит.

Немалому числу людей служба в ГУЛАГе и на Лубянке не просто предоставляла средства к существованию, а создавала привилегированный и завидный образ жизни. В системе НКВД служили примерно миллион человек. Вместе с семьями — это несколько миллионов. Для них в существовании ГУЛАГа не было ничего ужасного. А если учесть партийный и государственный аппарат и их семьи? Что же удивляться, если их наследники не видят в сталинских репрессиях ничего дурного.

К беспощадному самоанализу готовы немногие. Люди старшего поколения, даже если не одобряют Сталина, не ощущают за собой грехов. А ведь не только палачи и их подельники, но и всякий, кто, видя, как совершаются преступления, как мучают людей, ничего не сделал, чтобы их спасти, — виновен. Каждый, кто «горячо одобрял», аплодировал, голосовал «за», — опозорен.

Молодое поколение не готово предъявить претензии своим отцам и дедам. Весь уходящий год вспоминали годовщину войны с Наполеоном, хотя эти дела давно минувших дел достаточно прояснены и белых пятен почти не осталось.

А траурная годовщина 1937 года прошла почти незамеченной!

Мы не желаем разбираться, как могло произойти такое морально-нравственное падение целого общества. Понять, какие усилия необходимы для самовоспитания, для просвещения, для школьного образования, чтобы даже разговоры о тридцать седьмом годе в России стали немыслимы. Напротив, пышным цветом расцвели самодовольство и бахвальство. Оказывается, нравственное мерило — не главное. Важнее сохранить Сталина в этой удобной для власти роли: государственник, восстановивший империю, которого Запад боялся и который давил внутренних врагов и либералов.

материал: Леонид Млечин
газетная рубрика: СВОБОДНАЯ ТЕМА
теги: годовщина, репрессии, 1937 год

2012-12-13

Триумф активных бездельников и агрессивных импотентов | Александр Рубцов: Власть подзуживает убогих

ВЕДОМОСТИ - Александр Рубцов: Власть подзуживает убогих

Власть подзуживает убогих

От буксующей модернизации к прогрессирующему мракобесию

Александр Рубцов
Vedomosti.ru
13.12.2012

Говорят, язык дан человеку, чтобы скрывать свои мысли, но часто он же предательски выдает. Поэтому за речью надо следить — если мы хотим что-то важное про себя вовремя понять.

Еще недавно «модернизация» не сходила с уст модного начальства и группы передовиков-интеллектуалов. Редкий выпуск приличной газеты был без статьи с этим звонким словом в заглавии или хотя бы в тексте. Теперь тандем выдавливает из себя это слово через силу, лишь когда без него вовсе скандал. Про «нефтяную иглу» забыли — страну сажают на иглу идеологическую. Зато идею «сменить вектор» реализуют — правда, в обратную сторону.

Разворот от буксующей модернизации к прогрессирующему мракобесию виден и на уровне событий, в резонансных новостях с идейной нагрузкой. Сколковский «авангард модернизации» уведомляет, что кадровое ядро экономики будет пополняться не из вузов. Осталось пополнять в обход вузов также и кадры науки. Открывают кафедры теологии, будто других проблем в образовании нет. Чудаки с нагайками рвутся регулировать уличную торговлю и светскую жизнь, выставки и театры. Неосторожным пророчеством завтра обернется шутка моего друга из ARD (первый канал немецкого ТВ): казачий батальон ГИБДД проверяет наличие иконок на торпедах, без чего ОСАГО недействительно. Новые идеи по части запретов и санкций уже и вовсе за гранью добра и зла. Из всех щелей лезет мрак, собирающийся под потолком и сгущающийся до черноты. И понятно, что оно не само полезло: есть чем воодушевляться и к чему притягиваться. Завтра лидер нации поедет фотографироваться уже не к рокерам, а в казачий разъезд, закрывать вернисаж или спектакль по Набокову?

Триумф бездельников

Казаки здесь имя нарицательное. Власть подзуживает убогих, которые сами ничего не могут — только приставать к другим. Триумф активных бездельников и агрессивных импотентов. От какого реального большого и нужного людям дела отрывают себя эти лбы, патрулирующие столицу, на какие деньги они здесь торчат и с чего вдруг им передают функции государства, в бюджет которого мы платим налоги? А в это время форум «Казачий круг» уже описывает ситуацию наотмашь: «Самое печальное, что поднявшаяся в последнее время волна скандалов и откровенного идиотизма, связанного с казачьим именем, но сотворенная чаще всего ряженой сволочью, сильнейшим образом ударила по всем казакам… Население РФ реагирует теперь на слово “казак” с раздражением, доходящим до ненависти». Далее выносим казаков за скобки — и получаем в общем виде отношение нормальных людей ко всей этой духовности в рясах и лампасах, к этой «культурной политике» и «идеологической работе», к вакханалии мелочного контроля и злобного вмешательства. Ряженая сволочь — сказано «до седла», но архетипично.

Понятно, что в такой атмосфере трудно выговаривать слово «модернизация», не подавившись. Наш белый человек на черном BMW с айфоном год назад вдруг объявил себя консерватором. Не иначе поэтому на Руси теперь по утрам так темно.

Но более удручает другая темень. Про модернизацию забыли не только начальники, но и сами эксперты, включая фронду. Интеллектуальное сообщество, смотрящее на власть сверху вниз и даже брезгливо, в плане смыслов оказывается ведомым и вторичным. Сверху сказали «модернизация» — и пластинка завелась; выплюнули это слово, как выпавший зуб, — и все о нем тут же забыли, будто модернизация нужна не стране и по жизни, а лишь для позирования руководства. Все тут же без особого концептуального давления сдали позиции и переместились на зады обороны — отмахиваться от подступающей черной сотни.

Считается, что в стране, в которой власть с мрачным удовлетворением наблюдает исход людей с мозгами и энергией, говорить о модернизации нелепо. Но тем самым мы своими же руками сдаем власти инициативу и повестку дня в говорении о важном — тот главный рубеж свободы, который, казалось бы, не отнять и на котором победа всегда будет за нами, потому что это наше дело. Когда все забывают, что говорилось с главных трибун еще вчера, не так заметны скорость падения и путь деградации, пройденный всего за год. Вопрос уже не о срыве в мракобесие, а о том, каким оно будет: тотальным или с отдушинами, людоедским или не совсем. Когда нет авангарда, не оценить и глубины тыла, в который нас всех заталкивают.

Суждения о том, что разговоры о модернизации в новом контексте бесполезны, не кажутся мне осмысленными. Также я не понимаю, почему суды не завалены тысячами гражданских исков по поводу вопиющих нарушений властями и экзекуторами от власти всех возможных норм и кодексов, включая Уголовный. То, что эти иски обречены, не аргумент: массив отклоненных обращений надо иметь. Это как нужные слова, которые остаются в тексте, даже когда их вычеркиваешь. Возможно, властям было бы не так комфортно фабриковать дела против протестного актива, если бы на каждое такое дело был ответ сотнями встречных исков, подкрепленных неубиенными свидетельствами и уликами, — «список Болотной».

Ступени модернизации

Сейчас полезно вспомнить, что тема модернизации развивалась ступенчато. Сначала речь зашла о преодолении технологического отставания. Потом поняли, что задача нерешаема без модернизации экономики. Экономика потянула за собой институты, всю институциональную среду. Далее пришлось признать, что для этого нужна модернизация политики, в свою очередь требующая пересмотра идеологии, изменений в сознании, ревизии целей и принципов, критики мифологии и архетипов. (Это в теории. На практике не был сделан шаг даже на вторую ступеньку: все еще пытаются что-то инновационное сгенерировать, не задумываясь о том, что со всем этим богачеством потом делать в экономике и институциональной среде, которыми любые инновации органически отторгаются.)

Зато движение вспять, наоборот, началось сразу сверху, с высот духа и глубин сознания, с культуры и идеологии. На Минкульт бросили потомственного рекламщика, по очень душевной простоте не скрывающего, что история для власти — не сфера ответственного познания, а инструмент промывания мозгов с последующим их загаживанием пропагандой, плюющей на факты и совесть. Религию и церковь тоже взяли в оборот. Когда власть не может сказать людям ничего внятного и разумного, ей остается делать вид, что там много чего есть за душой, хотя большего бездушия, чем мешать веру с политикой, не бывает. В итоге в массе воцерковленных и в самой клерикальной среде зреют ровно те же настроения, что и в казачьем кругу про своих ряженых.

Соответственно, и борьба с реакцией начинается с этих уровней — с тех пластов сознания, где хранятся идеи и принципы, понятия о «моральном» и «духовном», нормы и представления о допустимом. И в том числе — модели будущего. В этих пространствах идейной реакцией все заранее проиграно: там нет мозгов и перьев, а если бы и были, нет содержаний. Более того, там засада с инерцией прошлых лозунгов: воевать с идеей модернизации — самих себя высечь, поддерживать ее — подпиливать свои же «новые устои», вступая в карикатурное противоречие со своим же главным трендом. Но этой возможностью в оппозиции почти никто не пользуется — видимо, от непонимания того, что слова и идеи обладают собственной силой, даже когда они выглядят утопическими и вовсе не из этого времени (судя по истории, высшую силу они как раз в таких ситуациях и набирают).

Сейчас для интеллектуального сообщества наступает момент истины. Выясняется, есть ли оно вообще (именно как сообщество) и есть ли у него голос в принципе — или это будет молчание ягнят. Это вопрос ответственности и мужества. Момент переломный: если до сих пор вина падала прежде всего на власть, то теперь, когда реакция стала открытой, историческая ответственность все более смещается на само общество. Похоже, власть уже махнула рукой на проблему «учебника истории»: в любом случае описание этого правления, особенно второй его половины, будет убийственным. Но люди культуры и знания, в том числе пишущие о политике и истории, могли бы задуматься о том, что о них напишут завтра их же преемники. Боюсь, там будет не только о Путине.

Автор — руководитель Центра исследований идеологических процессов Института философии РАН

2012-12-12

Картина мира и онтография (онтодизайн)

Картина мира не может быть текстовой — весь вербальный текст есть только подписи под картинами. Сегодня есть возможность все эти картины реально нарисовать — это и есть онтография.

2012-12-10

РФ — Рабовладельческая Федерация? Открытое письмо руководителя портала Superjob.ru Алексея Захарова Президенту Российской Федерации

Открытое письмо руководителя портала Superjob.ru Алексея Захарова Президенту Российской Федерации

КМ-капля № 0015: Логика самообмана от пресс-секретаря президента

Обнаружил сегодня очень неплохой логический разбор «Почему Дмитрий Песков считает россиян идиотами?»: про заявление пресс-секретаря ВВП Д. Пескова о том, что нынешнее протестное движение в России — «бунт сытых». Очевидно, что такая абсурдная версия имеет две цели: подкрепление иллюзий сторонников ВВП и подкрепление иллюзий самого ВВП. Какая из этих двух целей первоочередная, трудно сказать, мне даже кажется, что вторая. А Д. Песков россиян вообще ни за что не считает, потому что у него заказчик и потребитель — одно и тоже, до сблёва знакомое лицо. Да и россияне скоро не будут играть никакой роли в РФ — Рабовладельческой Федерации.

И ниже сам разбор:
Выступая сегодня на сходке доверенных лиц президента, Дмитрий Песков, его пресс-секретарь, вновьсделал сенсационное открытие.  Оказывается, протестная волна, прокатившаяся по России в 2011-2012 гг. вызвана не нарушением хода выборов и не их фальсификацией, и даже не беспрецедентно высоким уровнем коррупции, которая парализует страну, и уж тем более не закручиванием гаек репрессий, а … тем, что граждане при путинском режиме стали жить лучше.
Ведь не успел Владимир Владимирович встать у кормила, как жить стало лучше и веселее.  В результате, как пояснил Песков, «у нас значительно сократился процент тех, кто живет за чертой бедности».  По оценке пресс-секретаря Путина, в России сейчас бедных около 25%, xoтя раньше было много больше.   «Рывок был сделан невиданный, никому это еще не удавалось за столь короткий период … И как только мы это сделали, у нас появились и сытые, сытые стали недовольными, они хотят быть причастными к управлению страной».
Оставим на совести референтов Пескова предоставленную статистику.  Возможно, бедных в России действительно 25%, но по оценкам аналитиков (Институт Социологии РАН, а также «Риком-Траст») несмотря на приток триллионов нефтедолларов с 2000 г. за чертой бедности в стране живет более 50% населения.  Рост зарплат не догоняет рост стоимости минимальной потребительской корзины.  Только в этом году скрытая приватизация бюджетной сферы и повышение тарифов естественных монополий на 15-20% спровоцировала рост платности государственных услуг, скачок социальной инфляции на 18% и падение уровня жизни 55% населения, получающих менее 15 000 рублей в месяц».
Но не в статистике, в конце концов, дело.  Гораздо более меня интересует другой вопрос: почему Песков считает, что в России живут одни идиоты?  Что значит «недовольство у нас из-за сытости»?  Быть может, доверенные лица президента, хотя им (и только им, как считает, Песков) позволено критиковать Самого-Самого, и купятся на этот претенциозную белиберду.  Но мой рассудок оскорблять не надо. 
Господин Песков, опомнитесь, возьмите, наконец, мозги в руки и задумайтесь над тем, что вы поведали.  По вашей логике получается, что если бы за чертой бедности в России жило больше людей, то на Болотную площадь пришло бы меньше?  А если бы за этой чертой жило все население России (не считая олигархов и чиновничьей элиты, которая и так всегда одобряла курс Единой России), то в стране вообще не было бы недовольных?  То есть, путь ко всеобщему счастью – это всеобщая нищета? 
Именно так и считал Пол Пот.  Однако опыт Кампучии, а также маоистского Китая, да и Советского Союза показал, что бедность – плохое решение.  Самые стабильные страны – это страны с весьма высоким уровнем жизни и дохода на душу населения: Скандинавские государства, Нидерланды, Австралия, Новая Зеландия, Канада, США, Сингапур, Япония, Тайвань, Южная Корея.  А наиболее популярное место для проведения революций — страны Третьего мира. Протесты и революции есть следствие нищеты, а не "сытости" и не процветания.  Но если «доверенные лица» готовы согласиться с Песковым и признать обратное, то зачем они тогда вообще нужны?
В свое время Путин заявил, что причиной коррупции являются сами бизнесмены. Желание Пескова не отставать в плане абсурдных открытий от Босса и Учителя понятно.  Но совершенно не обязательно переоценивать уровень идиотизма в стране и быть первым учеником.

2012-12-07

Путин и ошибки: главный секрет гарантированного неуспеха

Ошибка (п)резидента - Авторские колонки - Новая Газета

Ещё в тему: Страна победивших троечников.

Я в прошлом году опубликовал сверхуспешный пост с темой «Секрет гарантированного успеха», счётчик которого отсчитывает одну тысячу показов за другой. А сегодня увидел в сети статью (ссылка вверху), которая содержит прекрасный кейс по цене отрицания ошибок и отсутствия постоянной целенаправленной работы над ними. Не будьте Путиными, ищите и признавайте свои ошибки и извлекайте громадную пользу из их преодоления. И читайте внимательно, как страх критики и самообман «безошибочности» губит громадную страну:

Ошибка (п)резидента

Семен Новопрудский, журналист

Власть ищет виноватых в своих бедах в прошлом и посыпает голову чужим пеплом

07.12.2012

У российской власти иссяк важнейший политический ресурс — пиар-право списывать все ошибки на предшественников. Когда в почти неизменном составе вы правите страной второе десятилетие, у вас уже просто нет политических предшественников. «Лихие 90-е» больше не могут быть оправданием профуканных «нулевых» и откровенно маразматического старта «десятых». В такой ситуации режиму приходится начинать признавать ошибки товарищей по власти, а расчет на собственную непогрешимость грозит все более опасными последствиями.

Правительство несколько лет назад допустило ошибку в расчетах при разработке пенсионной системы, включающей накопительную составляющую, заявил на днях премьер Дмитрий Медведев на совещании с представителями Российского союза промышленников и предпринимателей: «Если говорить о самой системе пенсионирования, то вы знаете, здесь произошла ошибка, и ее нужно просто признать, признать правительству, признать тем, кто когда-то занимался этой проблемой, работая в правительстве. Потому что мы исходили из того, что к 2023 году те люди, которые будут выходить на пенсию, будут получать накопительную пенсию больше, чем пенсия из распределительной части. Не получилось». По словам Медведева, ошибки были допущены, в частности, при определении стимулов перехода на накопительную часть. В результате накопительная система не создавала ресурсов «длинных» денег, которые можно было инвестировать в развитие экономики.

По неписаным законам бытования российской власти премьер Медведев допустил крамолу, куда более страшную, чем абстрактная и, увы, не имевшая практических последствий для страны максима Медведева-президента «Свобода лучше, чем несвобода».

В сущности, премьер и бывший президент произнес совершенно непроизносимое в эпоху Путина: «Правительству нужно признать ошибку». Конечно, Медведев не первый год «замужем», и потому подстраховался, предложив признать ошибку только «тем, кто когда-то занимался этой проблемой». Ну, например, правительствам Михаила Касьянова и Михаила Фрадкова или лично Михаилу Зурабову, архитектору первого варианта пенсионной реформы. Но на Касьянова, Зурабова и Фрадкова безрадостные перспективы пенсионной системы, грозящие, по правде говоря, чуть ли не полной потерей даже распределительных пенсий тем, кто уйдет на заслуженный отдых лет через 15, — уже не спишешь. Слишком много лет прошло. И сейчас ни умеренный оппозиционер Касьянов, ни главный разведчик —  тишайший Фрадков, ни посол России в Украине Зурабов не могут быть выданы обществу на «съедение» в качестве виновников все более реального краха системы пенсионного обеспечения в стране. Но ведь среди тех, кто явно занимался этой проблемой, был и президент, потом премьер, а сейчас опять президент Путин. Неужели Медведев и его призывает признать ошибки?

Путин и ошибки — как гений и злодейство, «две вещи несовместные». Никогда, ни при каких обстоятельствах не признавать никаких своих ошибок — одно из главных свойств путинского режима.
Его незыблемая до сих пор позиция силы по отношению к обществу, к той его части, которая готова слепо следовать за государством, как крысы за дудочкой крысолова. А признание ошибок в этом кодексе путинизма — совершенно недопустимое проявление слабости. Эта власть безгрешна и безупречна в своих глазах.

Но Медведев тем не менее поднимает именно тему ошибок разных правительств Путина. К провалу пенсионной реформы Борис Ельцин и младореформаторы 1990-х не причастны никаким боком. А нынешний «царь», пока не поступило других политических вводных, не ошибается по определению. Значит, это опять стрельба по окружению. Пока холостыми словами политического легковеса. Но вместе с антикоррупционной кампанией — еще один фактор «раскачивания лодки» самими ключевыми представителями режима.

Причем в нынешней ситуации неизвестно, что для режима хуже: посыпать голову чужим (пока) пеплом или продолжать утверждать, что власть у нас выбирает только единственно верные решения, даже когда явным образом корректирует свои предыдущие. Ведь кроме пенсионной реформы есть, например, обернувшаяся на наших глазах самым грандиозным коррупционным уголовным процессом путинской поры реформа армии. При этом Путин не только сам назначил Анатолия Сердюкова министром обороны, но, как верховный главнокомандующий, не мог не знать, чем тот занимался на своем посту. И даже должен был определять направление военной реформы. Потом не мог не быть в курсе верховный главнокомандующий Медведев. Если были в курсе и молчали — значит, потворствовали развалу армии. Если не были в курсе —  значит, два подряд наших президента не контролировали ситуацию в одной из главных сфер государственного строительства, и потому «профнепригодны».

А есть еще реформа здравоохранения, «приоритетный национальный проект» по развитию сельского хозяйства, в котором участвовала «коррупционерка» Елена Скрынник и который поочередно курировали лично первый вице-премьер Медведев и премьер Путин. Есть реформа образования и науки, которая тоже, мягко говоря, не вызывает восторгов в обществе. И все это делала (или, напротив, бездействовала) именно нынешняя российская власть.

Как ни крути, получается одна большая ошибка в расчетах. Или эта и никакая другая власть не виновата в том, что у нас всё так хорошо. Или виновата в том, что всё так плохо.

Страна победивших троечников | (Птица-троечник — Александр Поливанов)

Когда я уже разместил этот перепост, в Facebook нашёлся текст на ту же самую тему:
Александр Уржанов

Я совершенно уверен, что Россия перестанет существовать из-за спизженных диссертаций

Мы обсуждаем это как вполне тривиальную ерунду, смеёмся над копипастерами и не смотрим дальше, чем «вот у них за это министров увольняют, а у нас никому ничего не будет». Но некомпетентность — это обыск у свидетеля Костомарова, когда в 8 утра приходят искать то, что полгода лежит в ютьюбе, и берут подписку о невыезде. Некомпетентность — это депутат, предлагающий не лечить больных раком, потому что они неправильно жили, а потратить эти деньги на арбидол. Некомпетентность — это хихикающий над вопросом про геев премьер-министр, потому что геи — это смешно, они же в жопу долбятся и говорят «праативный», и все, кто смотрит «Дождь», тоже тухлодырые. Мысль, о том, что гей никогда не сможет подписать за гея информированное согласие на реанимацию — она ему в голову никогда не приходила, вообще никогда, и беда только в этом, а не в толерантности и прочей ерунде.

Все эти истории не станут проблемами завтра — они станут катастрофами послезавтра. Точно так же, как проблема детей, вчера не учившихся в школе из-за войны — казалось бы, кого волнуют пропущенные уроки, когда люди гибнут — сегодня подарила нам кадыровскую Чечню во всём её великолепии. Решения, которые могут принимать только съевшие всех собак в своём деле узкие специалисты, принимаются обезьянами. Уровень публичной дискуссии десижн-мейкеров совпадает с уровнем дискуссии в тамбурах и пивняках — буквально, дословно.

И обратно уже не повернуть — диссертации защищены на «отлично».
И первый перепост:

Птица-троечник | Александр Поливанов

Когда мою бывшую учительницу русского спрашивают, почему российские политики настолько косноязычны, она всегда отвечает: Россия — это страна победивших троечников. То есть людей талантливых и одаренных настолько, чтобы не оставаться в школе на второй год. Но в высшей степени ленивых и не понимающих, зачем нужно хорошо учиться. Троечник — это тот, кто, будучи смышленым и сообразительным, идёт по пути наименьшего сопротивления.
Молодые учителя, работающие в школах, рассказывают, что им порой бывает сложно объяснить ученикам, почему они получают двойки за скачанные из интернета рефераты. Детям непонятно, что не так, чем плохи их работы. Они же взяли половину информации из одной статьи в Википедии (и хорошо ещё, если из нее), половину из другой, потом все это прочитали, склеили в нужных местах, исправили вводные слова. В представлении школьников это и есть работа с источниками на пятерку. Реферат как он есть.
Но ладно ученические рефераты, это все-таки жанр, предполагающий компиляцию. Гораздо хуже, когда то же самое происходит и с сочинениями. Дети боятся сказать что-то свое из-за давящего авторитета уже написанного текста — будь то учебник, статья в Википедии или анонимный реферат. И одновременно не видят в своем слове никакой необходимости: всё в этом мире уже сделано, все слова сказаны, все задачи уже кто-то решил. За какие-то несколько лет умение быстро соображать обесценилось. Зато подорожало умение быстро искать — желательно ещё и там, где не сможет найти учитель.
Поиск в интернете, безусловно, пригодится во взрослой жизни, но это далеко не главное, чему должна учить школа. Однако вал фальшивых диссертаций, о которых СМИ начали писать в последние недели, говорит о том, что права моя учительница русского языка: в стране действительно победили троечники. Для них поиск и скачивание в интернете — гораздо более быстрый, легкий и надежный способ достичь желаемого, нежели кропотливая работа с источниками. Результат-то в итоге выходит один: троечник получает то же свидетельство о среднем образовании, что и отличник, аспиранты становятся кандидатами наук вне зависимости от качества своих диссертаций.   Во всей этой истории с фальшивыми диссертациями и плагиатом самое страшное — не сами научные работы и не их авторы; мало ли в науке случайных людей? О кризисе гуманитарного образования в гораздо большей степени свидетельствует реакция окружающих: чаще всего они искренне не понимают, в чем провинились плагиаторы.
"Склейка" с помощью copy paste надерганных из интернета материалов, некритический взгляд на источники, замалчивание реальных авторов тех или иных научных выводов и положений перестали считаться чем-то предосудительным. И поэтому неудивительно, что попавшимся на плагиате авторам многие даже сочувствуют. Часть комментаторов скандала с диссертациями убеждена, что суть любой гуманитарной научной работы как раз и состоит в том, чтобы понабрать из разных источников как можно больше псевдонаучных цитат и поставить между ними "таким образом", "следовательно" и "как говорилось ранее". Анализ первоисточников, текстология, критика главенствующих научных представлений, синтез разрозненных представлений об объекте исследования — все это слишком тонкие материи, они не для троечников.
Моя знакомая учительница, которая устала отбиваться от учеников и их родителей, считающих, что за скачанные рефераты им положены не двойки, а хотя бы четверки, провела с детьми такой эксперимент. Она поделила класс на группы — и каждой группе дала по одному или несколько словарей или энциклопедий. Затем попросила каждую из групп написать, воспользовавшись словарями, определение заранее выбранного слова (ну, допустим, слова "корова"). Суть эксперимента заключалась в том, что каждой группе были выданы разные словари — одним толковые, другим грамматические, третьим — справочники по символам и эмблемам. В итоге выяснилось, что для одних корова — это существительное женского рода, для других — символ плодородия, а для третьих — парнокопытное животное.
Разные источники предоставляют разную информацию; не называя их, автор оказывается в пространстве, в котором не может никому ничего доказать. Это касается и ученических работ, и диссертаций, потому что когда одни уверяют, что корова — это парнокопытное, другие — что существительное, правы будут только те, кто говорит, что в одних источниках написано одно, в других — другое. Это база для любой научной работы, без разбора источников в гуманитарных науках невозможно ни одно сколько-нибудь серьезное сочинение.
Моя знакомая говорит, что урок дался тяжело — многие дети его так и не усвоили, хотя некоторые все же стали обращать внимание на то, откуда они берут информацию для своих работ. Есть надежда, что в одном отдельно взятом классе моральная победа достанется отличникам. Во всех остальных — уж лучше бы победу одержали второгодники и хулиганы. Было бы честнее.