Мысли для начала... мышления

Неграмотными в 21-м веке будут не те, кто не могут читать и писать, а те, кто не смогут научаться, от(раз)учаться и перенаучаться. Элвин Тоффлер

2015-07-23

Освоение реальности как отрасль деятельности: кто и как преуспевает

Этот пост я начал писать два месяца назад, но закрутился с текущими проблемами и вспомнил о нём только сейчас. «В последние дни» — это тогда, а дальше — смесь стартовых заметок и сегодняшних рассуждений.

Две темы я сформулировал для проработки в последние дни. Точнее, это про две стороны одной проблемы — проблемы несовершенства человека в когнитивной и деятельностной сферах (проще: в мозгах и в делах). Попытка выразить одной фразой то, что хотят многие люди, чтобы не осознавать и не преодолевать свою ограниченность, вылилась у меня в лозунг «Заморозить простой мир и простую жизнь». «Простой мир» нужен для поддержания когнитивной простоты своего мышления, а «простая жизнь» — для ограничения своей деятельности несложными шаблонными операциями, как на работе, так и на досуге.

Тезисно попробую сформулировать главную гипотезу этого поста. Мир (реальность) и человеческая жизнь (часть реальности) всегда были и будут объективно сложными, динамично-неопределёнными и трудоёмкими в эффективной эксплуатации. 50 тыс. лет назад, 5 тыс. лет назад или 5 дней назад и точно так же в необозримом будущем сложность и трудоёмкость и того (мира), и другого (человеческой жизни) примерно одна и та же. Единственное, что может меняться (или не меняться), так это представления (верования) человека о мире (и о себе) и его (человека) способ использования самого себя во взаимодействии с миром (и с самим собой). Никакие внешние проблемы сами по себе ни к чему толковому человека не побуждают, если он сам этого не захочет (принцип субъективной конструпретации/ construal).

Изменения, которые мы называем «развитием» или «прогрессом», происходят исключительно благодаря небольшим группам людей, которые почему-то любят копаться в сложностях мира и человеческой жизни и не жалеют себя в настойчивом и сложном труде добычи знаний и создания инноваций — технических и социальных. Остальные (имя им — большинство) добровольно или принудительно втягиваются в дилетантское потребление результатов трудов инноваторов, которых (инноваторов) при этом часто чуть ли не ненавидят за нарушенный покой устоявшегося «правильного» образа жизни.

Существует также бросающееся в глаза различие в сложившихся способах производства и распространения технических и социальных инноваций. Вы не можете изобрести и успешно продавать, например, паровоз, который или не двигается с места или двигается странным образом, круша рельсы и убивая пассажиров. Но политические режимы с ещё более бессмысленными и убийственными характеристиками изобретаются и продаются огромным массам людей до сих пор с удивительным успехом. Неудачные технические новинки просто не могут дойти до широкого потребителя, поскольку их бессмысленность или неэффективность видны сразу и не требуют особых усилий или знаний для обоснованной критики. Неудачные, мягко выражаясь, социально-политические новации могут приветствоваться миллионами (или как минимум не вызывать у них критики и сопротивления) в течение десятилетий или столетий даже при накоплении огромного количества фактов об их тупиковом или буквально убийственном качестве.

Вы также не можете создать ни одного даже простейшего технического устройства, не говоря уже о сложном, без множества испытаний, переделок и отлаживания деталей (если предполагаете создать надёжное и качественное устройство). Но вполне возможно сочинение на дилетантском уровне социальной утопии и внедрение её в широкую практику без каких-либо продуманных экспериментов и с игнорированием любой серьёзной критики, а уж успехи в пропаганде бесконечного количества безумной чуши хорошо известны.

Потребитель не покупает неработающий смартфон, но легко «покупает» плохо работающую экономику и катастрофическую политику. Как это можно интерпретировать и какие полезные выводы сделать?

Чем выше порог для достижения потребительского признания и чем ниже порог для эффективной потребительской критики, тем успешнее и полезнее соответствующая сфера человеческой деятельности. Иными словами, в такой деятельности и в потреблении её продуктов реализм (адекватность взаимодействия с реальностью) всех участников наивысший.

Чем ниже порог для потребительского признания и чем выше порог для эффективной потребительской критики, тем больше производится и продаётся иллюзий и глупостей, теми труднее сконструировать и продать качественный профессиональный продукт в соответствующей сфере человеческой деятельности. Иными словами, в такой деятельности реализм (адекватность взаимодействия с реальностью) всех участников наименьший.

(продолжение поста следует, буду его дописывать. Ниже — черновые наброски)

Моё предположение — люди сопротивляются не новым требованиям жизни, а признанию своих собственных древнейших проблем.

Первая проблема — неумение признать неопределённость и изменчивость (динамичность) всего и вся, желание наложить заклятье на мир: «Замри всё!». Неумение плыть в изменчивом потоке люди пытаются компенсировать сочинением «твёрдых и неподвижных оснований». В действительности твёрдыми и стабильными могут быть только средства, помогающие уверенно плавать в потоке (ни в коем случае не вертолётоносцы ;) ).

Вторая проблема — неумение заниматься качественной, сложной и настойчивой работой, которое маскируется чем угодно.

Все остальные человеческие и социальные проблемы являются надстройками над этими двумя.

«Божья роса альтруизма» — про нежелание понимать сложные закономерности процессов. Ч. Хаматова свою глупость маскирует любовью к детям, фактически препятствуя более быстрому пути к более выгодному для детей решению.

Но нельзя ставить вопрос так, что одни люди способны верно решать эти проблемы, а другие — нет. Это не о людях, а о проблемах. Но люди должны признать, что именно решение этих проблем приоритетно, и тут никакого равенства быть не может.