Мысли для начала... мышления

Неграмотными в 21-м веке будут не те, кто не могут читать и писать, а те, кто не смогут научаться, от(раз)учаться и перенаучаться. Элвин Тоффлер

2015-10-27

Пять отличных мыслей для промывания мозга независимо от того, насколько вы умны

Пять отличных мыслей для промывания мозга независимо от того, насколько вы умны

Пять отличных мыслей для промывания мозга независимо от того, насколько вы умны
5 августа, 2015
Зомбировать можно каждого. И снова все заговорили о сайентологии. А почему бы и нет? Это культ, в котором крутятся миллиарды долларов. И, по-видимому, главная его задача — убеждать актёров в том, что у них есть сверхспособности. Однако выделять именно актёров нет никаких причин. Просто оглянитесь вокруг, и вы увидите, что в мире полно людей с промытыми мозгами, которые делают либо нечто странное (к примеру, слишком сильно увлекаются йогой), либо нечто убийственное (к примеру, присоединяются к ИГИЛ).
Но уж вы-то, конечно, никогда не станете делать ничего подобного, правда? Так чем же отличаются от вас все эти люди? Почему всякие глупые (или ужасные) движения так легко набирают последователей, в том числе из среды интеллигентных и образованных людей? Вот что получилось при попытке в этом разобраться.

1. Идеи не имеют значения — людей волнует лишь то, что «работает»

Наверное, большинство читающих это думают, что сайентология — это довольно смешная фигня, так что давайте используем её в качестве примера.
Вы, вероятно, слышали все эти сумасшедшие мифы о том, что 75 миллионов лет назад злой правитель Ксену заморозил миллиарды себе подобных и похоронил их в земных вулканах.
Если присоединиться к сайентологам означает поверить в такую чушь, то почему среди сайентологов наряду с десятками тысяч обычных людей встречаются люди успешные, богатые и ранее не страдавшие психическими заболеваниями?
Каждый культ, политическая партия, группа людей, объединённых ненавистью к чему-либо, давно поняли, что людей можно легко заманивать в ловушку, если брать странные вещи и связывать их нитями здравого смысла так, что в итоге с ними согласятся все
Позвольте показать, как сайентология творит свои чудеса.
Вот, например, что советуют делать сайентологи, когда работа или жизнь становится невыносимой. И советы эти не сводятся к «проведите ритуал вызова тэтана» или к чему-то подобному.
Вместо этого вам предложат сконцентрироваться на одной-единственной задаче и постараться выполнить эту задачу правильно и быстро. Так что вы будете думать не о ненавистной работе, а о задаче, которую нужно решить прямо сейчас. А после решения этой задачи у вас появится уверенность, позволяющая перейти к следующей задаче.
И это великолепный совет: каждый успешный человек поступает именно так. «Но погодите-ка, — скажете вы, — сайентология ведь ничего не изобрела, она просто позаимствовала всё это из рассылки „10 советов, позволяющих работать лучше“. Это просто здравый смысл, и ничего более».
Верно. Мифология совершенно не важна, если все эти ритуалы облегчают нашу жизнь.
Каждый культ, политическая партия, группа людей, объединённых ненавистью к чему-либо, давно поняли, что людей можно легко заманивать в ловушку, если брать странные вещи и связывать их нитями здравого смысла так, что в итоге с ними согласятся все.
Но почему же попавшие в ловушку люди никуда не уходят даже после того, как члены их группы начинают делать нечто отталкивающее? Ну...

2. Главным образом из-за страха

Позвольте мне вернуться к любимому примеру. В начале фильма «Властелин колец» показывают масштабную битву между эльфами и орками. Не обязательно слушать голос за кадром, чтобы понять, за кого следует болеть в этой битве.
Если вы завтра наткнётесь на группу ребят, избивающих орка в переулке, вы присоединитесь к ним, даже не спросив о причине драки и не узнав, что ребята сами украли у орка велосипед. Это просто не имеет значения, вы дрались бы на их стороне, даже если бы эти люди были неонацистами.
Люди оправдывают свои ужасные действия, думая, что они сражаются с каким-то врагом, который намного хуже, чем они.
Но всегда помните: людей в первую очередь определяет именно то, что они ненавидят.
Подумайте о том, как мало люди в сети рассказывают о своих любимых группах, и как много тех, кто говорит о своей ненависти к группе Nickelback, например. Крепкие парни в средней школе не заботились о том, чтобы стать спортсменами, но очень заботились о том, чтобы не быть ботаниками. Вы никогда не можете понять, кем на самом деле хотите быть, но зато точно знаете, кем вы быть не хотите. Всё что вы знаете — независимо от того, насколько глупы или разрушительны ваши верования, — это то, что они просто помогают вам не встать на сторону какого-нибудь злодея, который, как вам кажется, есть.
Подождите, не означает ли это, что члены группы, объединённой ненавистью к кому-то, на самом деле подпитывают друг друга и что противоборствующие стороны на самом деле находятся в странном симбиозе, который в конечном итоге обеспечивает их выживание?
Да! Именно поэтому мы всегда приписываем отрицательные черты людям, с которыми не согласны. Нам недостаточно просто сказать, что антифеминистки не правы. Нам надо сказать, что они все толстые и бесполые. Консерваторы — отсталые жлобы, либералы — хиппи, у которых нет власти. А нашему собственному движению мы готовы простить многое, потому что, независимо от того насколько мы коррумпированы, мы, по крайней мере, не орки.

3. Друзья значат больше, чем политика

Если вы поговорите с тем, кто был на войне, и спросите, как он через это прошёл, вряд ли вам что-то скажут о любви к своей стране или об убеждениях. Нет, он расскажет о парне рядом. Они прикрывали друг другу спину, именно так им удалось выжить.
Люди принимают те мнения, которые позволяют лучше вписаться в их социальную группу, потому что вписаться — куда важнее всякой абстрактной чуши о налогах и внешней политике
Вспоминается интервью с одним бывшим неонацистом, который примкнул к скинхедам, прежде чем понял, кто они. Через пару месяцев у него спросили: «Ну что, теперь ты ненавидишь евреев, не так ли?» И он, как и все, ответил: «Конечно».
С течением времени он действительно научился ненавидеть евреев, но это пришло гораздо позже. А вначале речь шла о том, чтобы просто поддержать своих друзей.
«Я бы никогда не согласился уничтожить целый народ лишь для того, чтобы понравиться своим друзьям!» — скажете вы. Может быть, но есть и более тонкие процессы, из-за которых вы можете вовлечься в то, что вам чуждо. Скажите честно: многие ли из вас действительно видят аргументы, которые приводят противоборствующие стороны?
Когда возникает серьёзный спор, большинство людей не стремятся разобраться в его деталях, чтобы понять, как действовать эффективнее. Они просто следуют за своей группой. Всё потому, что в массе своей люди принимают те мнения, которые позволяют лучше вписаться в их социальную группу, потому что вписаться — куда важнее всякой абстрактной чуши о налогах и внешней политике. Мы всегда выбираем то, что для нас наиболее значимо.

4. Моральный кодекс у всех один и тот же, просто используется по-разному

Считаете ли вы себя морально выше людей, которые сжигали ведьм? Хочется надеяться, что это так, ведь те люди казнили невинных женщин, основываясь лишь на нелепом суеверии.
Но если бы вдруг выяснилось, что ведьмы не только реально существовали, но и всё сказанное о них было правдой? И что единственным способом остановить их было убийство?
Когда кто-то хочет объективно выяснить, какая группа лучшая, почему-то всегда лучшей признаётся та, к которой принадлежит этот человек
И тут становится понятно, что вы не обязательно терпимее по сравнению с охотниками на ведьм, вы просто не разделяете их веру в ведьм. И ваш моральный кодекс в действительности может быть таким же, как у них, но вы просто не согласны с ними в данном конкретном случае. А факты могут быть верными или неверными, но они не бывают моральными или аморальными.
Теперь рассмотрим один серьёзный политический спор. И либералы, и консерваторы согласны с моральным принципом, что правительственная тирания — это плохо. Однако у них нет единого мнения о том, является ли реформа системы здравоохранения, проводимая президентом, примером такой правительственной тирании.
И это не означает, что позиция одной стороны моральна, а другой — аморальна. Это лишь означает, что стороны исходят из разных фактических предпосылок.
Бывает и так, что какая-то сторона просто лжёт о том, во что верит. Охотники на ведьм в действительности в ведьм не верили. Им просто нравилось калечить женщин. Консерваторы на самом деле не думают, что реформа здравоохранения — пример тирании. Им просто нужен предлог, чтобы оставить всех бедных людей больными.
Но если спросить всех этих людей об их моральных ценностях, список во всех случаях будет один и тот же: минимизация ущерба, обеспечение справедливости, уважение к авторитетам, сохранение чистоты тела и ума. Если в списках и будут какие-то отличия, то очень незначительные.

5. Большинство людей попадает в свои группы случайно

Когда кто-то хочет объективно выяснить, какая группа лучшая, почему-то всегда лучшей признаётся та, к которой принадлежит этот человек. Довольно странно, не так ли?
Почитайте рассуждения о бедных участников форума по управлению благосостоянием — им совершенно ясно, что люди обеднели потому, что они настолько слабы и безнравственны, что не могут контролировать свои сиюминутные желания.
Почти всегда люди считают смертным грехом нечто такое, что лично им ни в коем случае не грозит. Другими словами, мы стараемся настроить свой моральный кодекс так, чтобы встать на «правильную» сторону с минимальными усилиями. Вы можете думать об этом как о своих «моральных установках по-умолчанию», и определяются они тем, где вы родились, как вас воспитали и к какой группе друзей вы присоединились.
Тот факт, что разные люди имеют разные моральные установки — а главное, верят в них одинаково сильно — понять почти невозможно.
Признайтесь: вы тайно уверены, что никогда не стали бы расистом, доведись вам жить на юге США во времена рабовладения. А если бы вы были молодым немцем, то никогда бы не присоединились к сторонникам Гитлера. Если мы с помощью воображения переносимся в какое-то другое время и место, мы почему-то всегда уверены, что наша «моральная установка по-умолчанию» будет с нами, так как мы просто не представляем своей жизни без неё. И это ещё одна вещь, из-за которой мы никогда не сможем по-настоящему понять друг друга.
И когда мы пытаемся заставить кого-то отказаться от его «моральной установки по-умолчанию», то, по сути, хотим, чтобы он:
  1. отказался от того, что до сих пор прекрасно работало;
  2. позволил гадам с той стороны победить;
  3. предал своих друзей;
  4. совершил нечто (в его представлении) аморальное.
Многие скорее умрут, чем пойдут на такое.
Оригинал статьи: Cracked
Перевод: factroom.ru

Вы никогда не узнаете, что сталось с вашей женой, или Десталинизация

Десталинизация

miggerrtis
miggerrtis
http://miggerrtis.livejournal.com/Оказывается, меня можно вывести из себя! Ура, я живой!
Евгений Грин пишет мне вопрос в комментариях:
"Андрей, у меня был в голове совершенно другой комментарий, потом я прочитал про сталина. И возник вопрос. Сталин кроме поругания и забвения больше ничего не заслуживает? Его можно рассматривать только как кровавого тирана и экономические, индустриальные вопросы не важны?"Евгений, сразу прошу прощения за эмоции, я уважаю Вас и Ваш вопрос. Но уж больно он страшный.

   Итак, Евгений, любитель частных самолетов и гоночных машин, судя по заставке в ФБ, носитель длинных волос и любитель публичных выступлений судя по фотографии. Рассказываю:      

       Вы уже десяток лет, после голодного студенчества, когда одну шинель вам приходилось носить пять зим, а ботинки (тоже одни) вам латал знакомый сапожник "за так", работаете инженером в КБ в Москве. На дворе расцвет СССР, Вы недавно смогли с женой и дочкой переехать из холодного угла избы ее родителей в районе нынешней ул Свободы в отдельную комнату 9 кв.м. в доме-малоэтажке на Соколе (правда у вас на 18 комнат один туалет и кран, из которого течет ржавая холодная вода, но по сравнению с промерзающим углом это - роскошь). Жена работает учителем в школе, дочь - в яслях (вам повезло), двух зарплат с шестидневной работы вам хватает на скромную еду и типовую одежду, иногда к празднику вы можете даже подарить что-то жене - например "вечную" ручку. Жену вы любите и балуете - она молодая (родилась в канун революции), уже "новый человек", нежная и добрая. Зря вы ее балуете - не знает она, что можно, а что нельзя. Лучше бы били, как большинство ваших бывших соседей по деревне ее родителей! Как то в школе на педсовете, на разборе, почему не все учителя в достаточной степени доносят до классов справедливость и своевременность расправы с предателями и изменниками, она не только не выступает с сообщением о всеобщей радости, но даже тихо говорит своей многолетней подруге и коллеге: "как этому вообще можно радоваться - какие бы они ни были - они же люди!". Говорит она это тихо, но доносов будет написано целых три, один - от подруги. Жену вашу возьмут через неделю, в час ночи. Будут спокойны и вежливы, вы на два голоса будете кричать, что это ошибка, и они будут уверять - конечно ошибка, но у нас приказ, мы довезем до места, там разберутся и сразу отпустят. Утром вы начнете пытаться выяснять, а ваши друзья, на вопрос, как выяснить, будут уходить от разговора - и сразу от вас, при следующей встрече вас просто не замечая. Наконец вы дорветесь до нужного кабинета, но вместо ответов вам начнут задавать вопросы и покажут признательные показания - ваша жена была членом троцкистской группы, связанной с японской разведкой. Цель - развращать школьников и опорочивать советскую власть. На листе с показаниями будет ее подпись - дрожащая и слабая, в углу две капли крови. От вас будут требовать дать косвенные улики - "не могла же она не говорить с вами на эти темы? С кем из подозрительных лиц она встречалась?" Вы будете кричать "Этого не может быть, я знаю ее! Это провокация контрреволюционеров! Я буду жаловаться вплоть до товарища Сталина" "Ну хорошо, - скажут вам. - Вы сами решаете, помогать органам, или нет. Идите". Впрочем, возможно, что вид крови вызовет у вас приступ тошноты, к голове прильет, станет жарко, руки похолодеют и начнут мелко дрожать, а в груди появится мерзкое чувство тоски. Вы сгорбитесь и неожиданно услышите свой голос, говорящий "Да, да, да, конечно, теперь я понимаю, да, она говорила мне не раз, но я думал что это она - от доброты, но я, знаете ли, я всегда ей твердо говорил..." "Пишите" - подвинет вам карандаш "начальник". И вы напишете. Но это неважно, потому что в обоих случаях за вами прийдут через 4 дня - 4 дня, в течение которых вас не будут замечать коллеги и знакомые, и даже родители жены не пустят вас на порог. Вы пройдете все стадии - возмущения и страха; после первых побоев - ужаса и возмущения; когда вы усвоите, что бить вас будут дважды в день - в камере "по-народному", отбивая почки, ломая нос и разбивая лицо, а на допросе - "по-советски", выбивая печень, разрывая диафрагму, ломая пальцы, раздавливая половые органы - вы сживетесь с ужасом, и никаких других чувств у вас больше не будет. Вы даже не будете помнить, что у вас была дочь (и где она?) и жена.

       Вам повезет. Вы быстро подпишете все, что надо. Еще 6 человек возьмут на основании ваших показаний - лишь одного из них вы знаете, это тот коллега, который отказался с вами здоровываться. Когда вы будете подписывать показания на него, только на этот миг, у вас проснутся человеческие чувства - вы будете испытывать злорадное удовлетворение. Чудо будет в том, что вас обвинят всего лишь в недонесении (либо следователям приятно сочинять сложные истории, либо - есть разнарядка на разные статьи). Вы отправитесь в лагерь, просидев 5 лет попадете на фронт, в первом же бою вас ранят в руку, она так никогда и не выздоровеет до конца и поэтому опять на фронт вы не попадете - вас вернут в ваше КБ. Бить вас в лагере (чуть вернемся назад) будут еще много и часто, зубы будут выбиты, нос свернут навсегда, пальцы, которые умели играть на гитаре, больше никогда не смогут даже нормально держать ручку. Вы никогда уже не сможете спокойно смотреть на еду и будете запасать под подушкой черные корки, вы будете пожизненно прихрамывать, никогда не спать больше четырех часов и вскакивать от каждого шороха, а звук машины за окном ночью будет вызывать у вас сердечный приступ.

       Вы попытаетесь найти вашу дочь, но не найдете - ее отправили в специальный детдом для детей врагов народа, дальше война и следы теряются. Архивы бы помогли, но они закрыты и не будут открыты.

       Вы никогда не узнаете, что сталось с вашей женой, но я вам расскажу - я же все знаю. Вашу жену доставили в приемник и сразу там же, не дожидаясь допроса, изнасиловали находившиеся в том же приемнике уголовники. Их было шестеро, у них было два часа, охрана не торопилась, а следователь запаздывал - много работы. Она сопротивлялась примерно минуты три, пока ей не выбили 5 зубов и не сломали два пальца. Вот почему ей было трудно подписывать признание. Но кровь на бумаге была от разорванного уха (разбитый нос уже не кровоточил после пятичасового допроса). Ухо ей разорвали на допросе - следователь, не дожидаясь ответа, будет ли она признаваться, ударил ее несколько раз подстаканником по голове (на самом деле он злился, что чай холодный, работы до черта, и девка красивая и в теле, почему сволоте уголовной можно, а ему - офицеру - нет?!). Она тоже быстро все признала и подписывала все, что скажут - один раз только она заколебалась - когда подписывала показания на вас. Но ей сказали, что отправят в мужскую камеру, и она подписала. Ее тоже быстро отправили в лагерь. Но она была менее гибкой - вы быстро научились прислуживать блатным и воровать пайку когда никто не видит, а она все пыталась защищать других от издевательств, за что ее ненавидели и блатные и забитые доходяги. Как-то через примерно год, когда она сказала что-то типа "нельзя же так бить человека!", кто-то из блатных баб придумал - "ах нельзя? ну так мы должны тренироваться, чтобы правильно научиться - даешь, б*дь ДОСААФ!" Ее раздели и били, показывая друг-другу, кто как умеет, а "политических" заставили оценивать удары по десятибальной шкале. Каждый удар вызывал оживленные споры среди жюри - ведь надо было отдать кому-то предпочтение, а проигравший мог обидеться. Никто не заметил, когда она умерла - упала быстро, били лежащую. Заметившая сказала: "Сука, сдохла, так не интересно. Шабаш всем!"

       Вы прожили еще 15 лет после войны, умерли в 50 лет от инсульта. Вы жили все это время конечно не в своей старой комнате на Соколе, а в полу-комнате, которую Вам выделил Минсредмаш (за картонной перегородкой жила семья из 4 человек, дверь была одна, но и туалет уже всего на 7 комнат). Половину этого времени вы получали большинство товаров (а нужно то вам было всего ничего) по карточкам и талонам. Вы так и не успели купить радиоприемник, слушали радиоточку, которая была на половине соседей, но почти всегда включена. Когда у вас отказала левая половина, вас уже через 6 часов вывезли в больницу и положили на матрас в коридоре. К вам не подходили, так как признали безнадежным. Вы умирали в своей моче и экскрементах еще около суток, но это было ничто по сравнению с лагерем - это было так же хорошо, как отправка на фронт, как ранение, как узнать, что рука не будет работать, как верить в то, что ваша жена умерла и не мучается (до 56го вы только верили, а не знали).

       Я хочу чтобы вы знали: все, что с вами случилось нельзя рассматривать в отрыве от экономических и индустриальных вопросов. Ибо есть еще те, кто верит, что Россия стала экономически сильной если не за счет ваших небольших неприятностей, то по крайней мере одновременно с ними.

       Ну что ж. Давайте не будем в отрыве. Россия в это же время пережила чудовищный голод (до 8 млн жертв, до 3 млн умерших напрямую от голода) - единственная в Европе. Россия распродала фантастические запасы драгоценностей и искусства. Россия содержала в голоде, холоде и болезнях своих граждан - все время до войны и 20 лет после. Для чего? Для того чтобы суметь выпускать только и исключительно - танки, пушки, военные самолеты и автомобили, обмундирование и сапоги. Россия ни тогда, ни после того, не смогла произвести ни одного стоящего потребительского товара, ни одной своей технологии (даже ракеты и ядерную бомбу украли). Правда груды танков не спасли СССР от вдвое меньшего по численности и вооруженности врага, который пропахал всю европейскую часть пока мы перевооружались американскими подачками и ели американскую тушенку.

       Цена страха Европы перед коммунизмом, цена Сталинской стратегии "ледокола", цена колаборционизма перед войной - 26 млн жизней. Цена репрессий - не менее 3 млн трупов и 6 млн вернувшихся из лагеря. Цена раскулачиваний и "вредительских - расхитительских" законов - еще 4 млн. Треть страны. Зачем? Чтобы сперва за счет Запада начать делать плохую сталь и старые танки, а потом уставить свои заводы трофейными станками и работать на них до 21го века? Чтобы безнадежно отстать в сельском хозяйстве (генетика - буржуазная лженаука) и кибернетике (продажная девка империализма)? Чтобы до 90х годов не изжить бараки, до 80х не избавиться от господства коммуналок? Чтобы телевизор через 30 лет после войны стоил полугодовую зарплату кандидата наук, автомобиль - 5 лет работы, квартира (кооператив!) - 20 лет работы, если позволят, и где дадут - там дадут?
СССР родился нищей страной, был нищей страной при Сталине и умер нищей страной. Диктатуры богатыми не бывают (если это не Сингапур).

       Нам нужна десталинизация. Это чудовище и спустя 60 лет после смерти продолжает тянуться к нам своими лапами - через тех, у кого нет воображения. Надеюсь у вас оно есть, и вы сможете представить себе: ваш ребенок наконец уснул, и вы с женой посидели у лампы, на которую накинут платок, стоящей на стуле. Она говорила вам что-то о том, как это жестоко - не только наказывать предателей (ну конечно, иначе никак, я же понимаю), но еще и радоваться казням - это же средневековье какое-то, я же учитель истории, я же знаю... Вы еще сказали ей "смотри, договоришься!" и смеялись. Вы легли заполночь и еще не заснули, когда услышали шум машины под окном. Машин в то время ездило мало, но мало ли, что за дела у людей в городе - вы не придали этому значения...
http://miggerrtis.livejournal.com/
http://miggerrtis.livejournal.com/ 
Метки: МовчанСталин

Примерьте это прошедшее будущее на себя, или 120 миллионов крестьян

Пишет Дмитрий Чернышев (mi3ch) 

120 миллионов крестьян



Получил множество комментариев от поклонников Сталина, обвиняющих Шаламова во вранье – не так все было, а если и так, то совсем немного и за дело. И большинство этого совсем не заметило, а напротив, радостно строило могучую державу СССР.

Родные мои, а вы попробуйте примерить все на себя. Представьте, например, что все происходит сегодня и что вы – отец двух детей. Живете в небольшом городке. У вас есть подержанная иномарка-кормилица, купленная в кредит (не с неба все упало – заработали). На ней вы и работаете по 12 часов. Кормите семью. Осталась дача от родителей – тоже не новая. По выходным вы сажаете там картошку. Есть два парника и несколько яблонь. Есть мотоцикл и небольшая библиотека. От бабки осталась старая икона в серебряном окладе. От деда – коллекция марок и несколько золотых империалов царской еще чеканки. У жены есть шуба и немного ювелирных украшений.
Представили?




А потом приходит новая власть и говорит вам, что жили вы неправильно, что на вашем горбе наживались производители-кровопийцы этой иномарки. И что жизнь сейчас у вас начнется светлая и радостная. И для начала нужно вам отдать вашу иномарку и ваш мотоцикл в общий гараж, в котором вы и будете теперь работать вместе с другими водителями. И вместе будете жить богато и счастливо. Потому что без кровопийцев. И скоро на всей земле так будут жить.



А в соседней многоэтажке соберутся мужики и откажутся сдавать свой автотранспорт в общий гараж, но из центра приедет следователь с отрядом чеченцев, вооруженных до зубов. Многоэтажку оцепят и оттуда будут доносится пулеметные очереди. Потом по телевизору вам покажут вашего знакомого автослесаря из сгоревшей уже многоэтажки, который чистосердечно признается, что участвовал в заговоре с целью подрыва власти по заданию американской разведки. Но уже осознал и просит пощады. А следователь покажет доллары и американские паспорта.



Выйдет указ о том, что все обладатели дорогих иномарок – враги народа и что их нужно отправить на ударные стройки для перековки. Вам немного стыдно в этом признаться, но вы будете этому даже рады – вы всегда завидовали богатому соседу. Вы даже успеете перенести из его квартиры в свою два ковра, плазму и сервиз, когда его ночью заберут вместе со всей семьей. И вы же умный – вы успеете продать за полцены свой мотоцикл. Все равно же сдавать его в общий гараж. Вы ведь уже поняли, что деваться вам некуда – у вас же дети. А плетью обуха не перешибешь.



И начнете вы работать в общем гараже. Вам казалось, что раз власть такая сильная, то порядка будет больше. Но на самом деле будет больше бардака и бессмысленной работы. Вы будете давать взятки начальнику колонны, чтобы достать для вашей машины запчасти поновее. Не деньгами – с деньгами у вас будет совсем туго. Вы будете работать за трудодни, а взятки будете давать яблоками. Дача вас и спасет, потому что часть зарплаты у вас будут вычитать в Фонд Обороны, часть – в помощь трудящимся Сирии. У вас будут и субботники и воскресники. А по вечерам вы будете сидеть на собраниях и изучать матчать танка (а вдруг завтра война)



Вы забудете, что это такое – есть до отвала. Но по всем трем программам телевизора вам будут показывать, как хорошо и весело живут в соседнем райцентре. Окажется, что всюду враги. И идиотизм пьяного автослесаря, забывшего зимой слить воду из радиаторов (антифриза у вас не будет – он нужен военной промышленности) объяснят происками украинских диверсантов. За опоздание на работу посадят вашего напарника. А старика с первого этажа, мастерившего зимнюю обувь из лысой резины для всего подъезда, объявят расхитителем государственной собственности и он куда-то навсегда исчезнет. А вы объясните вашим детям, что все правильно. Все так и надо. Мы в кольце врагов, а просто так у нас никого не сажают. И попросите детей поменьше разговаривать при посторонних.



А потом у вас отберут паспорта – каждый должен ударно трудиться на своем месте. И станет совсем туго с продовольствием. Вы начнете менять книги и ваши простенькие ценности на еду. Ваша жена, работающая на двух работах, будет перелицовывать старую одежду и научится штопать носки. Учителя физики в вашей школе заберут – оказывается, он собрал усилитель, ловил бесплатный вай-фай со спутников капиталиста-кровопийцы Илона Маска и пересказывал детям новости из-за Великой Границы. Но вам повезет – у вас никого не арестуют и никто не умрет от голода, а ваши дети не заложат вас за слитый и перепроданный налево бензин.

Представили?
У меня к вам только один вопрос: хотели бы вы, чтобы ваши дети жили также, как и вы?

p.s.
А вот моим родственникам так не повезло. У прадеда была большая семья и он спрятал от Советской власти немного зерна, чтобы было чем кормить детей. Соседи донесли и больше прадеда никто не видел. А все дети умерли от голода, болезней и вшей – один за одним. Кроме моей бабушки. И я считаю, что вы, поклонники величайшего гения всех времен и народов, не совсем правы.



Что происходит с нашим мозгом во время прокрастинации?

тября в 17:36

Что происходит с нашим мозгом во время прокрастинации?



Кто в наши дни не знает о прокрастинации? Абсолютно каждому из нас присуще тянуть резину (конечно же, в разных масштабах, некоторые достигают совершенства в этом мастерстве). К вам это не относится? Тогда вы супермен, и эта статья не для вас (но я обещаю рассказать о любопытных вещах).

Практически каждый борется с этим явлением, появилось множество разрекламированных методик, которые призваны помочь нам в этом нелегком задании, но в основном все они похожи на большинство современных лекарств: лечат симптомы, а не саму причину недуга. Для того, чтобы снизить уровень прокрастинации нужно разобраться в том, какими процессами в нашем сознании она вызвана. Мы уже рассказывали о том, как наш мозг реагирует на многозадачность. Теперь давайте разберемся с тем, какую роль играют посылаемые им импульсы в нашей прокрастинации.

Прокрастинация: что же это такое?


Википедия определяет прокрастинацию как «склонность к постоянному откладыванию важных и срочных дел, приводящую к жизненным проблемам и болезненным психологическим эффектам». Если копнуть глубже, то с психологической точки зрения, это связано с проблемами самоконтроля человека: мы делаем действия, немедленно приносящие нам удовлетворение, чтобы избежать той задачи, за которую мы боимся браться или которая кажется нам скучной. 

Давайте рассмотрим это на примере. На личном примере. Мне нравится бегать по утрам. Вечером я на 100% готова встать пораньше, чтобы побегать. Но когда приходит время вставать, то подушка манит куда больше, нежели будущие «спортивные достижения». И я прекрасно знаю, что буду потом жалеть и корить себя, но перспектива того, что через час я получу свою награду в виде душа и песни тела, кажется куда менее привлекательной, нежели продолжение сладкой дремоты здесь и сейчас. О таких преимуществах, как позитивное влияние бега на здоровье в те моменты даже не вспоминается. Знакомы с таким? 


Будешь Великим Нехочухой!

На нейробиологическом уровне постоянные промедления вызываются эмоциями, в основе которых лежит внутреннее желание защитить себя от негативных чувств, связанных со страхом перед неудачей. Жизнь не лишена иронии – прокрастинация заводит нас в те сети, от которых мы подсознательно пытаемся убежать.

Что происходит с нашим мозгом, когда мы прокрастинируем?


Человеческий организм – это потрясающая лаборатория. Гормоны управляют нашими эмоциями и действиями. Мы просто зависимы от дофамина – гормона, который вырабатывается в результате приятных переживаний. Наш мозг знает о действиях, которые в прошлом приводили к выработке дофамина, и стремится к их повторению. Если одна задача обещает стимулировать более высокий уровень этого гормона, нежели другая, то мозг будет цепляться за выполнение первого рода деятельности, избегая других менее приятных действий.

В мозге человека (и не только человека) есть область, которая играет не последнюю роль в появлении прокрастинации. Это миндалевидное тело, или амигдала, кторая получила свое название из-за характерной формы. Она отвечает за автоматические эмоциональные реакции на ситуацию, то есть принимает участие в формировании эмоций, в том числе чувства страха и удовольствия. Миндалевидное тело участвует в формировании воспоминаний и процессе принятия решений, а также может стать причиной различных психологических расстройств, в том числе и фобий. 


Когда вы переживаете по поводу огромного количества задач или сложной работы, за которую нужно взяться, амигдала провоцирует реакцию боя (сопротивления) или отступления (игнорирования), являясь одним из древних инструментов самосохранения homo sapiens и пытаясь защитить нас от чувства паники, депрессии и неуверенности в себе. Когда она распознает сигналы беспокойства, то уровень адреналина в крови возрастает.

В свою очередь адреналин притупляет работу тех областей головного мозга, которые отвечают за планирование и логическое мышление. Так что власть захватывают те структуры мозга, которые «склонны» к большей спонтанности. Вот и получается, что вместо того, чтобы заняться проектом, которым мы в перспективе будем гордиться или за который получим вознаграждение, мы рассматриваем котиков в Pinterest. 


Наш мозг опьянен возможностью незамедлительного получения еще одной порции дофамина – и при отключенной логике он берет свое.

Как бороться с этим оппонентом?


Забросаем его результатами исследований!

Еще в 1925 году в своей дипломной работе будущая основательница советской патопсихологии Блюма Вульфовна Зейгарник открыла интересную особенность человеческого мозга: мы лучше запоминаем именно те вещи, которые уже частично сделали. Зейгарник обнаружила, что люди способны рассказать в два раза больше деталей о тех задачах, за решением которых их прервали, нежели о завершенных действиях. К тому же воспоминания о недоведенных до конца проектах остаются в памяти гораздо дольше (и преследуют нас, добавите вы).

Затем Курт Левин в своих экспериментах показал, что в начале работы над определенной задачей возникает напряженность, которая не исчезает полностью, если мы прерываем дело, которым заняты. Она помогает нам лучше помнить о незавершенном нами действии – и мы стремимся продолжить работу над тем, что не окончили, чтобы реализовать остаток потенциала и избавиться от этой напряженности. 90% (!) детей, которые участвовали в его эксперименте, стремились завершить свою начатую творческую работу, даже если их отвлекали и предлагали другое занятие.

В исследованиях, которые проводились преподавателем психологии Кеннеттом Макгроу (Kenneth McGraw), участвующим в эксперименте людям были даны сложные пазлы, и на решение их было выделено «неограниченное» количество времени. Перед тем, как пазлы были завершены, им сказали, что эксперимент уже окончен, и они могут отправляться домой, если желают. И что вы думаете они сделали? Все те же 90% участников продолжили собирать пазл, стремясь завершить начатую задачу.

Как применить это в борьбе с прокрастинацией?


Просто начните

Все просто. Как говорили наши бабушки и дедушки, главное начать, а дальше само пойдет (вот вам и народная мудрость – всегда метит в яблочко, и никакой науки не надо). 

Все вышеперечисленные исследования говорят нам, что если уж человек добрался до задачи и начал над ней работать, то шансы того, что он об этом не забудет и завершит начатое дело, резко возрастают.

Поэтому, основываясь на научных достижениях и «мудрости древних», можно вывести формулу успешной борьбы с прокростинацией: просто начните ту работу, за которую вам не хочется браться, и которую вы откладываете «на потом». Необязательно начинать «с самого начала» – стартуйте откуда угодно. Just do it! И не нужно страдать перфекционизмом: все же лучше сделать работу хорошо, но сейчас, чем идеально, но никогда. Не можете нормально подняться утром? Не нужно давать себе «еще 5 минуточек» поваляться в кровати – просто встаньте и не тратьте время на «размышления». Знаю, это может быть нелегко, особенно когда впереди маячит перспектива пробежки. Но уже минут через 15 вам будет легче – ваш мозг найдет другие источники излюбленного им дофамина: ароматный кофе, контрастный душ, любимая книга. 

В борьбе с прокрастинацией очень важна мотивация. Рассматривайте это как обещание еще одной порции дофамина вашему упрямому мозгу. Конечно же, такой подход требует силы воли, и очень часто одним пряником тут не обойдешься. Когда мне уж очень не хочется делать что-то, то я «беру розгу» и просто говорю себе: «Хочешь почитать книгу (заняться любимым хобби, прогуляться, сделать другую более приятную работу)? Тогда заверши этот проект, и будет тебе желанная награда!» Чем больше я валяю дурака и тяну резину, тем меньше у меня остается времени на любимые занятия – это мотивирует.

Обманите свой мозг


Наш мозг играет с нами в кошки-мышки, провоцируя то, что мы думаем только о самых сложных моментах работы, прокручивая наихудшие сценарии. Он же способен представить наши задачи в таком свете, что они просто раздуваются в размерах и кажется, что выполнение их займет вечность. Так как наш мозг старается «облегчить» нам жизнь и защитить нас от трудной работы, то он и дурачит нас, включая «имитатор действия» и подсовывая нам сотню мелких бесполезных заданий, чтобы создать ощущение занятости. 

Когда я искала техники борьбы с прокрастинацией, то натолкнулась на очень интересную идею. Создайте список своих глобальных целей и представьте его в виде небольших задач. Например, если вы стремитесь к здоровому питанию и снижению веса, то сведите это к «выпить стакан воды, съесть яблоко». Если хотите написать книгу – укажите в to-do, что вам нужно написать 2 страницы (или и того меньше). Хотите начать бегать? Не пишите, что вы должны сделать получасовую пробежку – ограничьтесь тем, что надо «надеть кроссовки и выйти на улицу». И вы обнаружите, что теперь ваши цели не кажутся вам такими уж грандиозными. Вы уже в кроссовках, правда? Так почему бы не пробежаться?

Простой способ изменить своё поведение

Простой способ изменить своё поведение

Питер Брегман
ЛИЧНЫЕ КАЧЕСТВА
27.10.2015
Простой способ изменить свое поведение
«Эй! Что ты натворила?» — в ужасе воскликнул я.
Я вошёл к комнату дочери как раз в тот момент, когда она проводила научный эксперимент. Обычно меня это радует, но на этот раз она пустила в ход песок. Очень много песка. И хотя она застелила рабочую поверхность пластиком, этого явно оказалось недостаточно: песок рассыпался по нашим недавно отремонтированным полам.
Дочь, тут же уловившая моё негодование, перешла в глухую самооборону.
— Я же подстелила пластик, — сердито напомнила она.
А я, ещё злее:
— Но песок повсюду!
— А где мне делать уроки? — заорала она.
Почему эта девочка никогда не бывает неправа?— спросил я себя и почувствовал, как страх экстраполируется в будущее: что за жизнь её ждёт, если она так и не научится признавать свои ошибки?
А гнев только подхлёстывался страхом, ведь непременно требовалось, чтобы она прямо сейчас признала свою неправоту — и так разворачивалась спираль конфликта. Дочь сказала мне какую-то грубость, я на неё прикрикнул, она зарыдала.
Мне бы хотелось сказать, что такое у нас впервые. Но, увы, мы с дочкой этот танец исполняли отнюдь не единожды. И всё было предсказуемо: и боль, которую мы причиняем друг другу, и как скверно мы будем себя чувствовать.

Такой танец исполняют не только родители с детьми. Я часто наблюдаю, как топ-менеджеры и управленцы среднего звена легко входят во вполне предсказуемый конфликт с подчинёнными. Начинается с обманутых ожиданий (прямо как у нас: «Как ты могла?» и «О чём ты только думала?») и завершается гневом, разочарованием, болью и утратой взаимного доверия. Пусть и без слёз — но на работе происходит ровно то же самое.

Мне всякий раз хочется спросить: почему я так реагирую? Ответ — сложный комплекс причин, тут и отцовская любовь, и желание научить дочку, и отвращение к грязи в доме, и потребность всё контролировать, и жажда её успехов — список далеко не полон.
Но всё это на самом деле не важно.
Потому что даже если я пойму, почему я так себя веду, мое поведение не изменится. Казалось бы, должно измениться. Да, должно. Однако не меняется.
Гораздо важнее — и сложнее — другой вопрос: как мне себя изменить?
Прежде всего нужно было найти правильный способ реагировать на проделки дочери. Я обратился за помощью к моей жене Элеоноре. Уж она-то в этом деле мастер. Я спросил её, как мне следовало вести себя.
— Лапочка, — сказала она, разыгрывая мою роль в разговоре с дочерью, — тут у тебя много песка и нам надо его убрать, чтобы не испортить полы. Как тебе помочь?
Просто и эффективно:
  1. сформулируйте проблему; 
  2. скажите, что нужно сделать; 
  3. предложите свою помощь. 
Это удачный способ решения такой проблемы. Примените его к любой ситуации на работе — необязательно называть сотрудника «лапочкой», но все остальное вполне годится.
Я видел, как менеджер хедж-фонда рассердился на подчиненного (назовем его Фред) за невнятный доклад. Он был прав, доклад был нечеткий и путанный, но его реакция окончательно лишила Фреда уверенности в своих силах и, боюсь, со следующим заданием он справится ещё хуже. А можно было бы сказать и так:
«Фред, в этой презентации не одна идея и не две, а полдюжины. Это сбивает с толку. Нужно сделать её короче и придать четкость тексту. Может быть, стоит обсудить главную мысль?».
Без раздражения. Даже без недовольства. Лишь точные замечания и готовность поддержать.
В другой раз я наблюдал, как подчинённые представляли гендиректору планы, которые не соответствовали их же обязательствам экономить общий бюджет. Его реакция была резкой, однако можно было бы добиться большего, сказав:
«Друзья, эти планы не вписываются в наш бюджет. Мы не можем даже обсуждать такие затраты. Лучше скажите мне, где основная проблема, и мы вместе придумаем, что делать».
Выявите проблему. Посоветуйте, что нужно сделать. Предложите помощь. Ведь проще некуда?
Но — вот самое странное — я почему-то никак не мог заставить себя выговорить нужные слова. Поразмыслив, я понял, что мне мешало.
Эти слова казались неискренними.
Я твёрдо верю в честное лидерство. И в жизни придерживаюсь принципа искренности. И я был сердит и тревожился за будущее своей дочери, так что сдержанные речи в подобный момент не соответствовали моим чувствам — были бы неискренними.
И тут меня осенило: осваивая новое поведение, мы всегда чувствуем, что говорим не совсем искренне.
Оттачивая новую для себя модель поведения, совершая новые или непривычные поступки, мы притворяемся. Человек не может легко и естественно сменить па того танца, который исполнял уже много раз. Он чувствует себя неуклюжим, чувствует себя притворщиком, а то и мошенником. Тот менеджер хедж-фонда сердился, гендиректор был недоволен. Как же не выразить свои чувства? Что за лицемерие?
Но гораздо умнее — да и человечнее — постараться выразить сочувствие и помочь другому человеку. И это — лучший путь, если мы хотим, чтобы он изменил свое поведение.
Чтобы освоить новую модель поведения, придётся терпеть это чувство собственной неискренности, пока такое поведение не станет для нас естественным. Придётся терпеть неискренность, пока она не станет искренностью. Но, если этот тип поведения окажется эффективным, вы освоите его гораздо быстрее, чем думаете.
Вчера старшая дочка допоздна засиделась за домашним заданием, и мне пришлось попросить её перейти в столовую, потому что младшей пора было спать.
Но перед тем, как обратиться к ней с этой просьбой, я задумался. Я понимал, что она почувствует, когда её попросят уйти из собственной комнаты ради удобства младшей сестры и заканчивать трудное задание в непривычных для неё условиях.
— Лапочка, — сказал я, — твоей сестре пора спать, надо перебираться в столовую. Как тебе помочь?
Я выявил проблему, сказал, что нужно сделать, и предложил помощь.
Как-то странно это прозвучало. Мне показалось, что я откровенно заискиваю, что я прикидываюсь.
Но это сработало.
Я помог дочке перенести тетради и все её вещи, и она тут же уткнулась в свою работу.
А когда я уже стоял на пороге, она меня окликнула:
— Папа?
Я приостановился, и она, не отрываясь от учебника, сказала мне:
— Спасибо.

Питер Брегман ПИТЕР БРЕГМАН Консультант по вопросам управления
Источник: http://hbr-russia.ru/lichnaya-effektivnost/lichnye-kachestva/p16643/#ixzz3pkjYObc8

2015-10-22

Что же будет с Родиной и с нами? Реалистичный прогноз Аркадия Бабченко

Меня постоянно спрашивают — Аркадий, что же дальше? Что же будет с Родиной и с нами? Ну, что будет, что будет… Давайте повангуем.

Какое-то время все будет примерно так, как сейчас. Нефть в районе пятидесяти, затягивающаяся война в Сирии, Обама-чмо, новая прохладная война, ползучее сокращение пенсий, бюджета, зарплат, денег и вообще уровня жизни.

Как долго? Не знаю. Может, два года. А может, и двадцать два. Такие режимы могут быть довольно устойчивыми. И грядущее неизбежное обнищание населения никоим образом их не подрывает. Наоборот: чем беднее население, чем беднее страна — тем устойчивее власть. Нет большего подарка для диктатора, чем программа «нефть в обмен на продовольствие». Нищета и внешний враг — да это просто праздник какой-то. Лишь бы телевизор работал. А он работает у нас на полную катушку. Дети по подворотням с голоду будут умирать — но телевизор без денег не останется.

Кстати, по поводу программы "нефть в обмен на продовольствие"… Возможно, что это и не гипербола. Европейская бюрократия раскачивается очень медленно и очень долго, но в итоге все же раскачивается. И взрослые дяди, похоже, решили, что игры зашли уже слишком далеко и пора начать говорить по-взрослому. По всей видимости, решение валить режим все же принято.

А режимы в наше время валят не танковыми колоннами, а обрушением экономики. Все эти разговоры, что мы вводим санкции не против народа, а против режима, что мы боремся не с народом Ирака, Кореи или России, который мы уважаем и считаем, что он заслуживает большего, а с режимом Саддама Хуссейна, Ким Чен Ына или Владимира Путина — все это сказки для бедных. Обрушение режима возможно только экономическим коллапсом всего народонаселения, обрушением экономики все страны.

И она, безусловно, будет обрушена.
Курс на выдавливание России с поля мировой экономики принят.
Беда в том, что процесс этот для сырьевых стран практически необратимый.
И Путин, надо признать, его ускорил, как никто.

Более того, товарищ, умнейшей головы человек, приблизил конец и углеводородной эпохи.
Каменный век закончился не потому, что кончились камни (с). Точно также и нефтяная эпоха подходила к концу совсем не потому, что кончалась нефть. И, вместо того, чтобы, обладая этой нефтью, всячески затягивать процесс перехода на новые энергоносители, всячески замедлять разработку новых видов энергии и высоких технологий, продавая нефть как можно дольше, больше и дешевле, кланяясь и благодаря, что покупают, самому используя это время и эти нефтедоллары для перевода экономики на технологические, а не сырьевые рельсы — товарищ, возомнив себя начальником бензоколонки, властелином времени и монополистом энергетических ресурсов планеты, придал такое ускорение научно-техническому процессу в области разработки альтернативных источников энергии, которое не снилось никакому Гринпису. За год сделав то, что экологи не могли сделать полвека.

Зеленые кричат от радости, хлопают в ладошки и кланяются в пояс.
Плюс еще привел саудитов в Европу.

А такие рынки назад уже не отдают.

Ну, в общем, мечта коммунистов сбудется — пенсии у нас и впрям станут по сто тысяч. Беда только в том, что буханка хлеба будет при этом по десять тысяч, квартира на Арбате по сто миллиардов, а миллиард будет равняться ста долларам.

Ну и трупы, конечно же. Без этого никуда. Из Сирии ли, из новой Чечни ли, из Украины ли — я бы на счет того, что на Украине все закончилось, особо не обольщался, кстати — в России война теперь будет всегда, пока у власти будет Путин и меняться будет лишь театр боевых действий. И если в Сирии что-то пойдет не так и эта война перестанет решать задачу отвлечения населения от внутренних проблем, театр боевых действий запросто может быть перекинут обратно на Донбасс. С каким-нибудь новым наступлением на Харьков.

Не надо искать в этом тактические и стратегические смыслы. Эта война решает совсем другие задачи — какие угодно, но не военные. Бедность, война, лагеря и зомбоящик — вот четыре опоры этого режима.

А потом — в один прекрасный момент — все рванет. Сразу, полностью, моментально и везде. Как говорит умный Sergey Smirnov — кирдык будет коротким, но полным.

Практика показывает, что достаточно пары сотен вооруженных организованных сполченных человек, чтобы погрузить в хаос стотысячный Славянск. Чтобы погрузить в хаос такую страну, как Россия, достаточно будет десяти банд по десять тысяч человек. А столько тут наберется в первую же минуту.

Описывать этот период подробно не имеет смысла — он и так у нас перед глазами. Все происходит в прямом эфире. Достаточно посмотрить на ДНР и ЛНР. Все будет точно так же.
Здесь будет одна большая ДНР на шестой части суши — от моря и до моря. С алкоголиками на блокпостах, отрезанными головами в речке, пытками на подвалах, исчезновением бизнесменов и публичными казнями у позорного столба.

Царя тихонько придушат на задворках Кремля — или наоборот, радостно повесят на памятнике Дзержинскому на Лубянке — эти же самые восемьдесят шесть ныне влюбленных в него процентов и повесят же, и в первых рядах будут именно те, кто сейчас громче всего орет про его величие и незаменимость — а на следующий день свалят и памятник.

А потом, когда все закончится, здесь, на руинах, тем, кто выживет, будет даровано внешнее управление.

Мир не решится оставлять эту территорию, населенную идиотами с ядерным оружием, один на один со всей остальной планетой. И предпримет какие-то шаги.

Царя с веревки снимут, Дзержинского тоже, в постамент воткнут американские флаги, привезут гуманитарку, население в давках за "ножками Буша" будут разбивать друг другу лица, радостно махать руками в телекамеры CNN и BBC, говорить, как они ненавидят Путина, любят Хиллари или Трампа, и в очередной раз благодарить Америку за гречу и стиральный порошок.

Американские флажки в этой стране вообще скоро станут ходовым товаром. Дарю бизнес идею.

Внешним управляющим, после демократических открытых честных и законных выборов — а в этой стране выборы, в общем-то, всегда можно проводить честные и открытые, она честно, искренне и открыто проголосует за того, кого ей покажут по телевизору, так что зачем нужен Чуров, я, надо признать, не понимаю — так вот, внешним управляющим будет назначен условный Алексей Навальный. Или даже не условный, а сам — если не пропадет без вести в лагерях НКВД и переживет ДНР. Или Дмитрий Медведев. Или еще кто-нибудь примерно такого же уровня либеральности, более-меннее устраивающий всех в своей компромисности.
В общем, наш российский Хамид Карзай. Или Джаляль Талабани. Это президент Ирака после Саддама.

Карзай-Навальный при поддержке внешнего управления отбудет свои два срока и это время будет относительно спокойным.

Наверное, даже, пожалуй, это время будет самым лучшим в истории России двадцать первого века — наиболее спокойным, без войн, трупов и потрясений, с относительно устоявшимся уровнем бедности и даже каким-то минимальным подъемом экономики.

Но так, как было — не будет уже никогда.
Ничего не закончится и не вернется на круги своя, вот что надо понимать.
Никакой энергетической сверхдержавы больше не будет. Никаких золотых нефтебаксов. Никаких дворцов и собянинской плитки на улицах. Никакого Сочи и Красной поляны. Никакого вставания с колен.
Ничего этого уже не будет.

Никто Россию никуда обратно не примет. Никаких Больших Восьмерок, Больших Двадцаток, Евросоюзов и саммитов.

У нас был уникальнейший шанс стать действительно одним из ведущих государств мирового сообщества, нам были предоставлены ВСЕ возможности в кредит, нам открыли все двери и пустили во все общества, нам улыбались и жали руки, но мы все профукали, просрали, пустили посыпавшиеся с неба деньги на дворцы, олимпийские игрища, мерседесы, военные парады, войны, убийства и вопли о величии.

Нам был дан шанс, но мы опять всему миру показали только одно — мы не в состоянии генерировать демократию, технологии, экономику, стабильность, развитие и безопасность.
Мы в состоянии генерировать только путиных в различных их модификациях.
А такие образования предпочитают держать на расстоянии вытянутой руки в области стран третьего мира, вежливо улыбаясь из-за запертой двери.
Второй раз такие кредиты никто не дает.

В общем, при внешнем управлении тут будет Северная Бразилия, с креном Северную Венесуэлу — огромная заросшая деревьями территория полутретьего мира, без особых потрясений, довольно стабильная, однородно небогатая (за исключением столицы), но в глубине которой — черт его знает, то ли есть жизнь, то ли нету…

А поскольку этот уникальнейший шанс страна не только просрала, но так ничему на этих граблях и не научилась, то Северная Бразилия здесь будет недолго.

Карзай отбудет свои два срока, модернизировать, конечно же, ничего не сможет — и потому что это в принципе не модернизируется, и потому, что нефти по сто пятьдесят уже не будет никогда, а другой экономики кроме сырьевой так построено и не было, да и потому, что и незачем уже — с триумфом уйдет в отставку, на его место придет какой-нибудь совсем уже серенький и совсем уж слабенький его преемник, имени которого никто так и не запомнит, и на этом период относительно затишья начнет заканчиваться.

Слишком долго тут уничтожалось все, что хоть на вершок возвышается над бутылкой "Жигулевского". Слишком долго, веками, убивался в этносе ген свободолюбия, вольнодумства, предприимчивости, трудолюбия, инакомыслия, самостоятельного мышления, критического восприятия информации. А последние сто лет — так выкашивался просто косой.

Путин сделал главную вещь — достал из людей всю мразь. Всю ненависть, всю ксенофобию, всю агрессию. Самый поганые, самые низменные, самые черные черты человеческой природы. Такого не делал даже СССР. Даже Совок лишь деклалрировал пролетариат как клас-гегемон, а на самом деле классом-гегемоном там была трудовая интеллигенция, инженеры и учителя, те самые физики и лирики.

Путин же поднял со дна и сделал классом-гегемоном не просто люмпен — потому что люмпен тоже может быть неагрессивным — он сделал классом гегемоном агрессивных гопников.

Да, этот ген свободолюбия и вольнодумства имеет удивительную способность возраждаться из ничего. Уж как косили Россию в сталинских лагерях, в гражданскую, в штрафбатах Второй мировой, в подвалах и голодомрах — к семидесятым годам прослойка интеллигенции вновь образовалась практически из ничего.

Но бесконечно эта регенерация продолжаться не может.

В конце-концов, территория достигает такой стадии, при которой ничто светлое и доброй вырасти уже просто не в состоянии. Гражданское общество просто не успевает сформироваться, не успевает достичь той концентрации, того нужного процента, чтобы запустить механизм перемен — его членов убивают быстрее, чем они успевают появляться на свет. Их просто забивают по деревням малолетки с мачете.

Происходит конголизация страны.

А Россия движется именно в сторону конголизации.

В этом Северном Конго из темноты полезут совсем уж дистиллированные упыри. Уже совсем конченное зло. Эталонное. Без примесей.

Смесь КГБ, Гестапо, попа Дмитрия Смирнова, Чаплина, Мильчакова, Германа Стерлигова, Охлобыстина, Проханова-Лимонова-Дугина, Тесака и Безлера.
Православный ИГИЛ, в общем.

Страна превратится в некую помесь из Ирака, Гаити, Сомали, Колумбии, ИГИЛ и ДНР.
В столице, охраняемой правительственными войсками, какая-то жизнь существовать еще будет — как в Могадишо — и в паре-тройке крупных городов тоже, но сбереги господь вашу душу и разум, если вы захотите выйти за пределы МКАД с наступлением темноты…

В Магадане будет просто банальный тупой бандитизм. Но зато абсолютный.
Владивосток и Калининград начнут пробовать создавать свою государственность, с квадратным глазами глядя на происходящее в соседних регионах, и уйдут в Приморскую и Прибалтийскую русские республики.

В Чечне будет Кадыров. На равнине. А в горах — новая модификация игила. Как и на всем Северном Кавказе. С этой территорией можно начинать прощаться уже сейчас.
В Ростове, Краснодаре, Ставрополе — вообще на юге — будет какая-нибудь Южная Народная Казацкая Республика. Там будут пороть нагайками, пить, пилить на металлолом оставшиеся шахты, воевать с чеченцами-ингушами-дагестанцами и петь песни про коня и атамана. Время от времени в приграничные районы будет заходить украинская армия и пытаться навести порядок хотя бы рядом со своей границей — как Израиль время от времени заходит в неконтролируемые приграничные районы Ливана — но никакого эффекта это также иметь не будет.

А между Владивостоком и Уралом будет Китай. От моря до моря. От океана до океана. До самого Северного полюса. Байкал станет самым туристическим местом планеты. Недвижимость там взлетит до миллионов юаней. Рускоязычное население Благовещенска, Красноярска и поселка городского типа Тикси будет молиться на китайскую коммунистическую партию, ездить по отличным десятиполосным магистралям на неплохих машинах, думать, как им повезло — а им и вправду повезло — ассимилироваться, забывать язык и растворяться в великой империи.

На остальной территории не будет ничего. Точнее, там будет уже совсем забитое население по подвалам в деревнях, а сверху по разрушенным домам над их головами будет прокатываться война — время от времени, то туда, то сюда, но постоянно.

Закончится все это в итоге маленьким национальным государством Московия, как и Римская Империя закончилась в итоге Италией. Пройдя, правда, через период десятком маленьких дробленых княжеств.

Римская империя разваливалась триста лет, Российская — уже сто, но в наше время процессы ускоряются, так что россыпь дробленых княжеств здесь будет уже лет через сто.

Первая же стадия — полная конголизация страны — я бы сказал, что по аналогии с Ираком, где процессы распада развивались по тем же лекалам, какие мы наблюдаем сейчас и в России, и с той же поправкой на ускорение течения процессов но и оппозитно на повышенную инерционность гигантской территории — так вот, я бы сказал, что полная коноглизация завершиться здесь лет за тридцать — сорок, но власть делает все, чтобы басню ускорить до максимально возможных скоростей, так что, возможно, все произойдет быстрее.

Как бы там ни было, Россия в любом случае уйдет с мировой арены, ядерную дубинку у неё постепенно со временем отберут, к соседям она лезть перестанет — Конго же не лезет больше к соседям — а что там будет происходить внутри, особо никого волновать и не будет.

Впрочем, альтернатива ещё есть. Шанс, что психушка всё же вернется в более-менее адекватное состояние, все же еще остается. Но, к сожалению, в последнее время я всё чаще прихожу к мысли, что это будет не изменение вектора, а лишь очередная задержка в процессе развала империи.

Исторический же вектор, как мне кажется, уже определён.

В рамках проекта "Журналистика без посредников"
Как обычно, кто считает нужным, сколько считает нужным:
Яндекс-кошелек, номер 410 011 372 145 462.
В Сбербанке карта номер 4276 3801 0488 9691.
Для пользователей WebMoney рублевый кошелек номер R361089635093.
Для пользователей WebMoney долларовый кошелек номер: Z525692199692
Для пользователей MasterCard, VISA и Maestro карта номер 4276 3801 0488 9691.
Мультивалютная карта "Приватбанка" номер: 5168 7423 3613 0608.
Для банковских переводов из-за границы реквизиты:
SWIFT: SABRRUMM
SBERBANK, MOSCOW
MOSCOW, RUSSIA
Acc: 423 07 978 1 38064300125
Либо просто кинуть на телефон (МТС) 8 915 237 41 78.
Спасибо