Мысли для начала... мышления

Неграмотными в 21-м веке будут не те, кто не могут читать и писать, а те, кто не смогут научаться, от(раз)учаться и перенаучаться. Элвин Тоффлер

2010-01-29

Критическое мышление на каждый день: мини-уроки по 20 минут

Благодарю Дмитрия из Петербурга, с подсказки которого заглянул на интересный англоязычный ресурс (http://www.scribd.com), предлагающий в свободном доступе две прекрасные книги по критическому мышлению:
  • Critical Thinking Skills Success in 20 Minutes a Day, by Lauren Starkey, 2004 - есть входной тест навыков критического мышления, после чего предлагаются 20-минутные уроки для восстановления или обретения недостаточно развитых навыков.
  • Critical Thinking: A Concise Guide, by T. Bowell. & G. Kemp, 2002 - 270-страничное КРАТКОЕ руководство по критическому мышлению.

2010-01-28

Протест против пропаганды мошенников "личностного роста" на ТВ

Ко мне пришло письмо от Ольги Шиховой:
Евгений Новомирович, здравствуйте. Меня зовут Ольга Шихова, я детский психолог по профессии и бывшая участница тренинга "Пролог", созданного по образцу ЭСТ, и по этой причине интересуюсь деструктивными культами.

Может быть, вы видели передачу "Контекст, или искусство быть счастливым", в  которой демонстрировался якобы "уникальный психологический эксперимент", а на деле - кусок отредактированного и прилизанного лайфспрингоподобного тренинга (тренер Владимир Герасичев, ведший тренинг в передаче, прямо признает преемственность своих методов от ЛС). http://www.1tv.ru/anons/id=153287 - ссылка на анонс.
Я написала открытое письмо, которое собираюсь отослать Константину Эрнсту, когда соберу какое-то достаточное кол-во подписей, и прошу вас подписать его и по возможность дать на него ссылку где-то, где его могут увидеть заинтересованные люди. Текст письма у меня в ЖЖ: http://meshuga80.livejournal.com/234186.html#cutid1

С уважением, Ольга.
Я подписал, конечно же.

2010-01-15

Критическое мышление на каждый день: как реформировать общество

Опять же пролистывая К. Поппера, нашёл в тех же «Предположениях и опровержениях» (гл. 4. На пути к рациональной теории традиции. С. 225-226) замечательное рассуждение о методах совершенствования общества (для полного понимания этой цитаты желательно прочитать его же главу 9 из 1-го тома книги "Открытое общество и его враги"):

«...традиции выполняют две важнейшие функции: они вносят определенный порядок в социальную структуру, но одновременно дают нам объект для критики и изменения. Этот пункт является решающим для нас — рационалистов и социальных реформаторов. Слишком многие социальные реформаторы руководствовались мыслью о том, что следует очистить ткань, как выражался Платон, социального мира, стерев с нее все, что было, и начать рисовать на ней образ нового рационального мира. Эта мысль абсурдна и не может быть осуществлена. Если вы конструируете новый рациональный мир, то нет оснований верить в то, что это будет счастливый мир. Нет оснований считать, что спроектированный мир будет сколько-нибудь лучше того мира, в котором мы живем. Почему он должен быть лучше? Инженер создает автомобиль не только с помощью чертежей. Он опирается на более ранние модели, он изменяет их, он пробует разные варианты. Если мы уничтожим социальный мир, в котором живем, уничтожим его традиции и создадим новый мир с помощью одних чертежей, то очень скоро мы начнем изменять этот новый мир, внося в него мелкие улучшения. Но (226:) если эти мелкие изменения и улучшения потребуются в любом случае, то почему бы не начать вносить их в тот мир, в котором мы уже живем? Не важно, с чего вы начинаете. Всегда приходится вносить какие-то мелкие улучшения. А раз так, то гораздо более разумно начинать с того, что уже существует, ибо нам известно, по крайней мере, где и в чем трудности. Здесь мы хотя бы знаем, что именно нас не устраивает и что нам хотелось бы изменить. А если мы создадим наш дивный новый мир, то потребуется какое-то время, чтобы понять, в чем мы ошиблись. Кроме того, идея чистой доски (являющаяся частью ошибочной рационалистской традиции) абсурдна, ибо если рационалист очищает социальную ткань и уничтожает традицию, то он одновременно уничтожает себя, все свои идеи и все проекты будущего. Проекты теряют смысл в пустом социальном мире, в социальном вакууме. Проекты не имеют никакого смысла, если они не включены в традиции и учреждения — мифы, поэзию, ценности, которые возникают в нашем социальном мире. Вне этого они не имеют никакого значения. Следовательно, само желание построить новый мир должно исчезнуть сразу же, как только мы разрушим традиции старого мира. Наука потеряла бы колоссально много, если бы мы однажды сказали: «Мы плохо прогрессируем. Давайте выбросим всю старую науку и начнем сначала». Рационально исправлять и изменять ее, но не отбрасывать целиком. Можно создать новую теорию, но новые теории как раз и создаются для того, чтобы решать те проблемы, с которыми не могли справиться старые теории».

Критическое мышление на каждый день: как мы используем язык

Пролистывая К. Поппера, нашёл в его "Предположениях и опровержениях" (гл. 4. На пути к рациональной теории традиции. С. 231-232) следующее рассуждение о языке (для полного понимания этой цитаты желательно прочитать его же статью "Эволюционная эпистемология"):

"Некоторые из этих идей можно проиллюстрировать, рассматривая определенные аспекты социального института языка. Основную функцию языка — коммуникативную — К. Бюлер расщеплял на три: (1) экспрессивную функцию — коммуникация служит для выражения эмоций и мыслей говорящего; (2) сигнализирующую или стимулирующую функцию — коммуникация служит для возбуждения определенных реакций у слушателя (например, лингвистических реакций); (3) дескриптивную функцию — коммуникация служит для описания некоторого положения дел. Эти три функции можно разделять на том основании, что, как правило, каждая последующая из них сопровождается предшествующей, но предшествующая функция не обязательно связана с последующей. Первые (231:) две функции присущи также языкам животных, но третья характерна только для языка людей. К этим трем функциям языка, выделенным Бюлером, можно (и, я думаю, нужно) добавить еще одну — четвертую функцию, — которая важна для нас в данном случае, а именно, (4) аргументативную или объяснительную функцию — выражение и сравнение аргументов или объяснений в связи с конкретными вопросами и проблемами6. Какой-то язык может выполнять первые три функции, не выполняя четвертой (например7, язык ребенка на той стадии его развития, когда он только «называет» вещи). В той мере, в которой язык в качестве института выполняет эти функции, он может быть амбивалентным. Например, говорящий может использовать его как для выражения, так и для сокрытия своих чувств и мыслей, как для пробуждения реакции, так и для ее подавления. Существуют разные традиции, связанные с каждой из этих функций. Например, в связи с экспрессивной функцией соответствующих языков очень резко различаются традиции в Италии и Англии (для которой характерна традиционная сдержанность). Но все это становится действительно важным в связи с двумя специфически человеческими функциями языка — дескриптивной и аргументативной. В своей дескриптивной функции язык может выступать как средство выражения истины; однако он может, конечно, выступать и как средство выражения лжи. Без традиции, действующей против этой амбивалентности и побуждающей использовать язык с целью корректного описания (по крайней мере в тех случаях, когда нет серьезных причин лгать), дескриптивная функция языка должна была бы умереть, ибо дети не смогли бы научиться его дескриптивному использованию. Еще более ценна та традиция, которая действует против амбивалентности, связанной с аргументативной функцией языка, — традиция, противодействующая злоупотреблению языком, направленная против использования псевдоаргументов и пропаганды. Это традиция ясного мышления и ясной речи, это критическая традиция — традиция разума. (232:)

Современные враги разума жаждут разрушить эту традицию. Они стремятся добиться этого, разрушая и извращая аргументативную и даже дескриптивную функцию человеческого языка посредством романтического возвращения к его эмотивным функциям — экспрессивной (слишком много говорят о «самовыражении») и побудительной. Эту тенденцию легко заметить в определенных типах современной поэзии, прозы и философии — философии, которая не рассуждает, ибо в ней нет проблем, заслуживающих рассуждения. Новыми врагами разума иногда являются антитрадиционалисты, занятые поиском новых средств самовыражения и коммуникации, а иногда это традиционалисты, превозносящие мудрость лингвистической традиции. И первые, и вторые неявно защищают теорию языка, оставляющую ему лишь первую и иногда вторую функции, но на практике они поощряют отказ от разума и от великой традиции интеллектуальной ответственности".