Мысли для начала... мышления

Неграмотными в 21-м веке будут не те, кто не могут читать и писать, а те, кто не смогут научаться, от(раз)учаться и перенаучаться. Элвин Тоффлер

2010-03-16

Критическое мышление и когнитивная психомеханика сознания

В последнее время всё чаще обращаю внимание на то (сначала написал - "сталкиваюсь с тем", но потом вспомнил, что я сам в определяющей степени решаю, какие аспекты воспринимаемой реальности выносить в центр своего внимания), что отдельные факты и их изолированные интерпретации скорее дезориентируют, чем помогают в чём-то разобраться. Банальная истина для науки, но в повседневной жизни требуются значительные усилия, чтобы о ней помнить и применять.

После написания предыдущего поста про корни неприятия науки я взял в руки полистать книгу А. Ю. Агафонова "Когнитивная психомеханика сознания, или как сознание неосознанно принимает решение об осознании" и обнаружил у автора характеристику сознания именно как УЧЁНОГО: "...картина мира отдельного эмпирического субъекта строится и проверяется в реальной жизнедеятельности человека принципиально схожим образом с тем, как осуществляется построение научно-теоретического знания и его верификация. (Подробнее о принципиальном сходстве функционирования картины мира человека и научной теории см. [Агафонов, 2004]). ... Сознание - это "учёный" внутри эмпирического субъекта, а картина мира - это "теория", которая строится в течение всей жизни". (С. 293 второго издания или С. 299 первого издания)

Цитируемые высказывания звучат прямо противоположно смыслу ранее упомянутой заметки - сознание оказывается врождённым учёным!!! Как же тогда понимать продолжающееся господство антинаучных представлений и идеологий?

Прежде чем попробовать ответить на этот вопрос, в том числе с помощью книги А. Агафонова, хочу обратить внимание читателей на одну странность (которая, возможно видится и кажется таковой только мне). Ни в заметке в Science, ни в книге А. Агафонова не используется и не упоминается эволюционная эпистемология К. Поппера, которая отождествляет основы эволюции и научного метода, т.е. все живые организмы рассматривает как научных исследователей, выдвигающих и проверяющих гипотезы и одновременно сами по себе являющимися гипотезами (теориями) (см. Поппер К. Эволюционная эпистемология). В свете этой концепции рассуждения и американских психологов, и А. Агафонова, возможно, приобрели бы несколько иное направление и содержание.

А. Агафонов всё же немного знаком с К. Поппером и цитирует фразу из "Предположений и опровержений", но при этом ещё "чудесатее и чудесатее" выглядит тот факт, что он научный метод отождествляет с верификацией, когда уже 80 лет назад было хорошо показано, что научный метод состоит в фальсификации и максимально критическом подкреплении. И автор знает глагол "фальсифицировать", а появляется это слово в очень интересном контексте: "Следует заметить, что никакой эмпирический опыт не может сам по себе фальсифицировать имеющиеся у субъекта осознанные представления, поскольку "осознанные субъективные представления опровергаются другими субъективными представлениями, а не опытом" [жирный курсив мой - Е.В.] [Аллахвердов, 2003, с. 67]. Если данные опыта каким-то образом осмысливаются, они, так или иначе, становятся субъективными представлениями, то есть содержательными элементами картины мира.
Эмпирический субъект как носитель сознания всеми возможными способами стремится спасти ранее (294:) осознанный взгляд на реальность от опровержений. Порождение гипотез ad hoc, создание "защитного пояса" теории (И. Лакатос) или картины мира путём наращивания допущений, игнорирование фактов - эти приёмы использует как учёный-исследователь, так и каждый, кто не имеет отношения к научной деятельности, но при этом является наивным исследователем". (С. 293-294 второго издания или С. 300 первого издания).

Из приведённых цитат видно, что А. Агафонов путает научный метод с поведением "эмпирического" индивида-учёного. Из содержания же его книги и приводимых им там экспериментальных фактов и их интерпретаций можно сделать вывод, что неосознаваемые процессы сознания действительно настроены на верификацию, т.е. ведут себя как плохой учёный. А вот осознанное сознание способно на критику, т.е. способно быть хорошим учёным. Под таким углом зрения многое становится на свои места, и неприятие науки видится результатом слишком сильного подкрепления плохого учёного и очень слабого развития и подкрепления хорошего учёного в сознании индивида. Ряд интересных выдержек из книги А. Агафонова я обязательно приведу в следующих постах.

А ещё посмотрю, что любопытного есть на сайте "Исследования в области когнитивной психологии".