Мысли для начала... мышления

Неграмотными в 21-м веке будут не те, кто не могут читать и писать, а те, кто не смогут научаться, от(раз)учаться и перенаучаться. Элвин Тоффлер

2015-01-28

Проба, ошибка и комплекс бога / Тим Хартфорд



0:11 Вторая мировая война. немецкий тюремный лагерь. этот человек Арчи Кохрейн, военнопленный и врач, столкнулся c проблемой. Oдин из его пациентов страдает от мучительного и ослабляющего состояния, которое Арчи не может понять. Его симптомы - ужасные выпуклости под кожей, наполненные жидкостью. Но он не знает инфекция ли это или результат недоедания. Он не знает как это вылечить. И он работает во враждебной среде. Люди делают ужасные вещи на войне. Охранники немецкого лагеря смертельно скучают. Они поджигают лагерь в разных местах. просто ради смеха. Однажды один из охранников кинул гранату в туалет пленных, когда там было полно людей. Он сказал, что услышал подозрительный смех. И Арчи Кохрейн, лагерный врач, был одним из первых кто помогал пострадавшим. И ещё один момент: Арчи и сам страдал от болезни.
1:23 Так что ситуация казалась весьма безнадёжной. Но Арчи Кохрейн был весьма находчив. Он уже пронёс витамин С в лагерь и теперь он пытался организовать добычу Мармайтa на черном рынке. Некоторые из вас спросят что такое Мармайт. Это паста для завтрака, любимая в Великобритании. Она выглядит как сырая нефть. На вкус... специфическая. И что важно, в ней много витамина B12 Арчи разделил своих пациентов на две равные группы. Одной группе он давал витамин С, а другой витамин B12. Он очень тщательно и аккуратно ведёт запись результатов в своей тетради. И через несколько дней, становится ясно, чтобы ни вызывало эту болезнь, Мармайт помогает.
2:23 Кохрейн идет к немцам, управляющим лагерем. Представьте этот момент -- забудьте про эту фотографию, представьте этого парня с его длинной рыжей бородой и копной рыжих волос. У него не было возможности побриться - похож на Билли Конолли. Кохрейн начинает кричать на немцев со своим шотландским акцентом -- на свободном немецком, кстати говоря, но с шотландским акцентом -- и объясняет им, что немецкая культура, это культура, которая дала миру Шиллера и Гёте. И он не может понять, как можно терпеть такое варварство. И он выпускает свои эмоции. И затем он уходит назад в свою камеру падает и рыдает поскольку он уверен, что ситуация безнадежна. Однако молодой немецкий доктор берёт тетрадь Кохрейна и говорит своим коллегам: "Этот вывод неопровержим. Если мы не дадим заключенным витаминов, этот будет военное преступление." На следующее утро, источники витамина B12 доставлены в лагерь, и пленники начинают поправляться.
3:35 Сейчас я рассказываю вам эту историю не потому что считаю, что Арчи Кохрейн крутой, хотя он и крутой. Я рассказываю эту историю не потому, что я считаю, что мы должны более аккуратно проводить эксперименты на случайных выборках во всех областях исследований, касающихся общественных дел, но и потому, что я думаю, это было бы совершенно замечательно. Я рассказываю эту историю, потому что Арчи всю свою жизнь боролся против ужасного бедствия. И он осознал, что это ослабляло людей и подтачивало общество. И у него было имя для этого. Он называл это комплекс бога. Теперь я могу описать вам симптомы комплекса бога очень, очень просто. Симптомы этого комплекса это независимо от того насколько сложна проблема, вы имеете абсолютно непоколебимую веру в то, что вы совершенно правы в её решении.
4:32 Арчи Кохрейн был докторoм. Так что он много общался с другими врачами. И врачи сильно страдают от комплекса бога. Я экономист, я не врач, но я постоянно наблюдаю комплекс бога вокруг себя среди экономистов. Я вижу его среди бизнес-лидеров. Я вижу его среди политиков, за которых мы голосуем -- люди, перед которыми невероятно сложный мир, тем не менее абсолютно уверены, что они понимают как этот мир работает. И вы знаете, с будущими миллиардами о которых мы слышали, мир просто слишком сложный чтобы понять его.
5:06 Позвольте привести вам пример, представьте на минуту, что вместо Тим Харфорда перед вами Ганс Рослинг, презентующий свои графики. Вы знаете Ганса: это Мик Джаггер в TED. (Смех) И он показывает вам всю эту удивительную статистику, потрясающую анимацию. И они прекрасны, это великолепная работа. Вот типичный график Ганса Рослинга: задумайтесь на минутку, не о том что он демонстрирует, а о том что он оставляет за скобками. Он будет показывать вам ВВП на душу населения, население, продолжительность жизнь, и всё. Три кусочка данных для каждой страны -- три кусочка данных. Три кусочка данных - это ничего. Я имею ввиду, взгляните на этот график.
5:50 Он сделан физиком Цезарием Идальго, работающим в Массачусетском технологическом университете. Вы не сможете понять ни одного слова здесь, но это то как он выглядит. Цезарио работал с базой пяти тысяч различных продуктов, и использовал технику сетевого анализа чтобы проанализировать базу данных и изобразить взаимосвязи между различными продуктами. Это потрясающая, потрясающая работа. Вы демонстрируете все эти взаимосвязи, все эти взаимозависимости. И я уверен это будет очень полезно в понимании того каким образом растет экономика. Великолепная работа. Цезарио и я пытались описать её в журнале New York Times объясняя как это работает. Но что мы поняли, это что работа Цезарио слишком хороша, чтобы объяснить её в New York Times.
6:36 5000 продуктов -- это тоже ничего 5000 продуктов -- представьте, что вы считаете каждую категорию продуктов в данных Цезарио Идальго. Представьте, что каждую секунду вы слышите название одной категории товаров. С начала этой сессии выступлений прошло как раз столько времени как если бы вы сосчитали до 5000. Теперь представьте то же самое для каждого продукта, продающегося в магазинах Walmart. 100 000 продуктов. Это заняло бы весь ваш день. Теперь представьте счет каждого товара и услуги, продающихся в большой экономике, например в Токио, Лондоне или Нью-Йорке. Ещё сложнее это сделать в Эдинбурге, потому что вам придется пересчитать все сорта виски и шотландских тканей. Если вы заходите пересчитать все товары и услуги, предлагаемые в Нью-Йорке -- а это 100 миллиардов наименований -- это займет 317 лет. Настолько сложна экономика, которую мы создали. Я просто подсчитываю число тостеров здесь. Я не пытаюсь решить проблем Ближнего Востока. Сложность которых невероятна. Небольшое замечание -- общества, в которых зародился наш мозг, имели около 300 товаров и услуг. Вы пересчитали бы их за пять минут.
7:47 Так что это сложность мира, который окружает нас. Возможно поэтому комплекс бога кажется нам столь соблазнительным. Мы любим сесть и сказать: "Мы можем понять общую картину, мы может сделать некоторые графики, и мы понимаем как это работает." Но мы ничего не понимаем. Никогда. Я не хочу делать здесь нигилистские заявления. Я не хочу сказать, что мы не можем решить запутанные проблемы в запутанном мире. Конечно мы можем. Но путь, которым мы их решаем, должен быть со сдержанностью -- чтобы отбросить компекс бога. и практически использовать технику решения проблемы, которая работает. И у нас есть техника для решения проблем, которая работает. Сейчас вы демонстрируете мне успешную сложную систему, и я продемонстрирую вам систему, которая возникла благодаря методу проб и ошибок.
8:36 Вот этот пример. Этот ребёнок был создан методом проб и ошибок. Я понимаю, что это довольно громкое заявление. Возможно мне стоит уточнить его. Этот ребёнок - это человеческое тело: он эволюционировало. Что такое эволюция? Миллионы лет вариации и отбора, вариации и отбор -- пробы и ошибки, пробы и ошибки. Но не только биологические системы производят чудеса методом проб и ошибок. Мы можете использовать этот метод и в промышленности.
9:09 Предположим вы хотите создать стиральный порошок. Пусть вы - компания Unilever и вы хотите производить стиральный порошок на фабрике рядом с Ливерпулем. Как вы это сделаете? Пусть у вас уже есть большой чан полный жидкого стирального порошка. И вы подаете его под высоким давлением через распылитель. Получается спрей жидкого стирального порошка. Затем это спрей высыхает. И становится порошком. Падет на пол. Вы собираете его, фасуете в картонные коробки. И продаете в супермаркете. Делаете кучу денег. Но как вы спроектируете распылитель? Оказывается это очень важно. Сейчас если вы приписываете себе комплекс бога, теперь вы маленький бог. Теперь вы математик, вы физик -- кто-то кто понимает гидродинамику. И он, или она, рассчитывает оптимальную форму распылителя. Unilever сделал это и это не работает -- слишком сложно. Даже эта проблема, слишком сложная.
10:06 Но профессор-генетик Стив Джонс описывает как в реальности Unilever решила эту проблему -- методом проб и ошибок, варьированием и отбором. Вы берёте распылитель и делаете 10 различных вариаций формы распылителя. Пробудете все 10 и выбираете одно - наилучшее. Вы делаете 10 вариаций этого распылителя. Пробудете все 10 и выбираете одно, которое работает наилучшим образом. Пробуете 10 вариаций этого. Вы видите как это работает, правильно. После 45 поколений, вы получаете это невозможное сопло. Немного похоже на шахматную фигуру -- работает совершенно идеально. Мы не понимаем почему это работает, совершенно не понимаем. И в момент когда вы сделали шаг назад от комплекса бога -- давайте просто попробуем такую ерунду; пусть у нас есть систематический путь для определения того что работает и что не работает -- вы можете решить проблему.
10:58 Теперь этот метод проб и ошибок становится гораздо более общим в успешных институтах чем мы осознавали. Мы много слышали о функциях экономики. Американская экономика по-прежнему самая великая экономика. Как она стала самой великой экономикой? Я бы мог дать вам всевозможные факты и цифры об американской экономике, но я думаю самый яркий факт это то, что каждый год разоряются 10 процентов американских компаний. Это колоссальная частота неудач. Компании умирают гораздо чаще, чем, скажем, американцы. Каждый год не умирают 10 процентов американцев. Что приводит нас к выводу, что американские компании умирают быстрее, чем американцы, и поэтому американские компании развиваются быстрее, чем американцы. И в конце концов, они эволюционируют до такого высокого уровня совершенства, что они сделают нас своими домашними животными -- (Смех) если, конечно, они уже этого не сделали. В чём я иногда сомневаюсь. Но это и есть процесс проб и ошибок, который объясняет огромное расхождение, этот невероятный успех западных экономик. Этот успех пришел не потому, что вы наняли безумно умного человека. Он пришел через пробы и ошибки.
12:12 Теперь когда я говорю всем про это в последние пару месяцев люди иногда спрашивают меня: "Хорошо Тим, всё это очевидно. Очевидно попытки и ошибки очень важны. Очевидно проведение экспериментов очень важно. Зачем ты бегаешь и рассказываешь эти очевидные вещи?"
12:27 Ладно, я скажу, окей, отлично. Вы считаете это очевидно? Я соглашусь, что это очевидно, Когда школы начнут учить детей, что есть некоторые вопросы, на которые нет верного ответа. Прекратите давать им список вопросов, каждый из который имеет ответ. И в углу за учителем фигура определенного авторитета, который знает все ответы. И если вы не можете найти все ответы, значит вы ленивый или глупый. Когда школы перестанут это делать, я признаю, что, да, это очевидно, что метод проб и ошибок, это хорошая вещь. Когда политик, ведущий предвыборную кампанию говорит: "Я хочу улучшить систему медицинской помощи, я хочу улучшить образовательную систему. И я не знаю как это сделать. У меня есть десяток идей. И мы собираемся их попробовать. Весьма вероятно все они провалятся. Тогда мы попробуемм другие идеи. Мы найдем те, которые работают. И будем их использовать. Отбросим те, что не работают. Когда политик будет вести кампанию на этой платформе, и что важно, когда избирателям, таким как вы и я, это понравится, и они будут готовы проголосовать за такого политика, тогда я признаю, что это очевидно, что метод проб и ошибок работает, и что -- спасибо.
13:36 (Аплодисменты)
13:40 До этого, до этого Я продолжу говорить о методе проб и ошибок и о том почему, мы должны отбросить комплекс бога. Потому что это так трудно признать нашу подверженность ошибкам. Так некомфортно. И Арчи Кохрейн понимал это как и любой другой. Вот ещё одна попытка, которую он осуществил много лет спустя после Второй мировой войны. Он хотел проверить где пациентам лучше восстанавливаться после инфарктов? Должны ли они восстанавливаться в специализированном кардиологическом отделении в больнице, или лучше восстанавливаться дома? Все кардиологи пытались его заткнуть. У них у всех комплекс бога в душе. Они знали, что их госпитали лучшее место для пациентов. И они были уверены, что это совершенно неэтично проводить подобного рода эксперименты.
14:31 Тем не менее Арчи получил разрешение на такой эксперимент. Он попробовал. И после того как этот эксперимент продолжался некоторое время, он собрался вместе всех своих коллег вокруг стола и сказал: "Что ж, джентельмены, у нас есть некоторые предварительные результаты. Они не являются статистически значимыми. Но это уже кое-что. И по-видимому, вы правы, а я ошибался. Для пациентов опасно восстанавливаться после инфарктов дома. Они должны быть в госпитале." В комнате начался гул и все доктора начали стучать по столу и говорить: "Мы всегда говорили, что это неэтично, Арчи. Ты убиваешь людей в своих клинических экспериментах. Мы должны прекратить это. Прекратить немедленно." И весь этот огромный шум. Арчи дал им успокоиться. И затем он сказал: "Что ж это очень интересно, господа, потому что в таблице с результатами, которую я вам раздал, я поменял местами две колонки. На самом деле похоже, что наши больницы убивают людей, которым лучше находиться дома. Хотите ли вы прекратить эксперимент сейчас или нам стоит подождать достоверных результатов?" Смятение прокатилось по комнате.
15:39 Но Кохрейн сделал такую вещь. И причина по которой он это сделал потому что он понимал, что это кажется очень заманчивым быть там где стоишь: "Здесь в моем маленьком мире, я бог, я понимаю всё. Я не хочу менять свое мнение. Я не хочу проверять свои выводы." Это кажется таким комфортным просто опираться на постулаты. Кохрейн понимал, что неопределенность, склонность к ошибкам, больно бьют по самолюбию. И иногда вас надо выбить оттуда. Я не хочу сказать что это легко. Это не легко. Это исключительно болезненно.
16:21 И раз уж я начал говорить об этом и исследовать эту тему, Я был испуган кое-чем, что один японский математик говорил по этой теме. Вскоре после войны, молодой человек, Ятака Танияма, сформулировал удивительную гипотезу, названную Гипотеза Тинияма-Шимура. Она оказалась очень полезной десятилетия спустя при доказательстве большой теоремы Ферма. Фактически гипотеза оказалась эквивалентной большой теореме Ферма. Если вы доказали одно, значит вы доказали другое. Но это была лишь гипотеза. Танияма пытался, пытался, пытался и не мог её доказать. И вскоре после своего тридцатого дня рождения в 1958 году Ятака Танияма совершил самоубийство. Его друг, Горо Шимура -- который вместе с ним занимался математикой -- много лет спустя, вспоминал жизнь Таниямы. Он сказал: "Он бы не очень аккуратным человеком как математик. Он делал много ошибок. Но он делал ошибки в верном направлении. Я попытался делать как он, но понял, что это весьма трудно делать хорошие ошибки."
17:42 Спасибо.
17:44 (аплодисменты)

2015-01-27

Прощание с будущим / Александр Рубцов


Газета НГ-Сценарии http://www.ng.ru/scenario/2015-01-27/9_future.html 27.01.2015 00:01:00

Постсовременные способы «выпадения из истории»

Прощание с будущим
 Александр Рубцов Об авторе: Александр Рубцов – руководитель Центра исследований идеологических процессов. Тэги: общество, футорология, утопия, история



общество, футорология, утопия, история
Птицы счастья завтрашнего дня? Фото Reuters
В последнее время Россию сотрясают сверхбыстрые, но вместе с тем глубокие изменения. В стране, с формальной точки зрения остающейся в целом прежней, буквально на глазах меняются политический режим, экономический уклад, идеологический фон и само сознание общества, его ориентиры и настрой, если угодно – «температура».

Еще немного, и проступят изменения в структурах повседневности: в еде, одежде, предметной среде и технике, в базовых социальных системах, от лечения и образования до наказания и бытового контроля. Но за всем этим проступают и более фундаментальные сдвиги, связанные с тем, как социум вписывается в историю, выстраивая свои взаимоотношения с прошлым, настоящим и будущим.
Прошлое переписывают со скоростью, какой здесь давно не было, даже при Советах, при этом впадая в такую политическую архаику, какую еще вчера невозможно было представить себе в этой части света. Настоящее крайне трепетно и зыбко, все очень неустойчиво, ненадежно; «волатильность» становится паролем времени (и это после полутора десятилетий нещадной эксплуатации «стабильности»!).
Будущее неопределенно до такой степени, что все чаще встает вопрос: а есть ли оно у страны вообще? Похоже, это самое «потом» интуитивно воспринимается столь мрачным, что туда без крайней нужды лучше вовсе не заглядывать.
Вслед за уходящей натурой    
Ситуация не новая, хотя в столь остром переживании редкая.  
В начале 1990-х один самый модный в то время интеллектуальный клуб покусился на громкую тему: «Есть ли у России будущее?». Меня тогда задела сама постановка. В логическом и стилевом плане для серьезного разговора такого рода вопросы звучат слишком риторически, по-газетному: будущее (на таких дистанциях) есть всегда, вопрос, какое оно. Если же понимать, что слова «без будущего» здесь означают всего лишь «без перспективы» и даже более того, именно без хорошей перспективы, то эта риторика обычно вытекала тогда из желания уцепиться за уходящую натуру СССР, с которой для многих были связаны статусы, относительное благополучие и отсутствие толпы выскочек, крушивших авторитеты. Такая постановка (в отличие, скажем, от нейтрального «какое будущее ждет Россию?») прямо подталкивала к ответу примерно в таком духе: у этой «новой» России будущего нет и не будет, все пропало и т. д и т.п.   
С тех пор добавилось подтверждений, что вопрос не в том, что шли не туда, а в том, что в этом направлении не дошли и до середины пути, дающего шанс на необратимость изменений. Именно привязанность к прошлому и его тяжелые инерции способствовали тому, что сейчас страна рискует оказаться без будущего во всех смыслах: от оценочно-риторического (без перспективы) до почти «физического» – без шансов сохраниться в этом своем качестве и составе, в существующих габаритах, контурах и полях влияния.  
Как бы ни относиться к предыдущему этапу, трудно не признать: политика за последние годы меняет курс таким образом, что совершенно непонятно, к чему выдающемуся он может привести. Если попытаться мысленно продолжить этот вектор, то неясно, какое совершенное развитие он мог бы иметь. Если мы сейчас так «встаем с колен», то в какой позе окажемся завтра, продолжая это интересное движение? Если Россия сейчас так выстраивает отношения с внешним миром, то кем и чем она окажется в этом мире еще через год-два? Если сейчас власть ищет опору в таких настроениях и нравственных установках массы, то с какой харизмой, в каких инстинктах, аффектах и фобиях она будет и дальше искать популярности и лояльности, неформальной, если не сказать экстатической легитимности?  
Ничего хорошего там не просматривается не только критиками режима, но и его сторонниками и даже специально обученными людьми, которые по нормальному техзаданию уже должны были бы придумать картину если не будущего процветания, то хотя бы героического стояния в позе «не можем иначе». Ничего этого нет, а что есть, крайне убого, неизобретательно и попросту некрасиво эстетически и этически.  
Нет и Проекта (это справедливо при любом отношении к социально-политическому проектированию и идеям «строительства» чего бы то ни было). Скорее есть убежденность, что и дальше политика государства будет строиться на мгновенных импровизациях и способности удивлять население страны и внешний мир «полицейскими» разворотами в идеологии и геостратегическими экспромтами.  
В такой обстановке будущее постепенно исчезает и как объект, и как предмет. Если там ничего хорошего не придумывается, возникает естественный импульс остановить само это придумывание, закрыть жанр как таковой. Если там ничего нет, то лучше об этом не говорить вовсе. Так, незаметно сам собой рассосался еще совсем недавно столь популярный жанр «стратегий». Официальная позиция: нынешнее поколение российских людей будет жить... как получится, то есть вообще неизвестно как. Вакуум в перспективе заполняется давлением на прошлое и из прошлого, подчинением повестки остро проблемному настоящему.  
Пространство и время постмодерна
Сказанное выше изложено в обыденной логике и на языке повседневного общения – просто чтобы было понятно, о чем речь. Но с точки зрения чуть более продвинутых представлений о постсовременной философии времени эти рассуждения выглядят поверхностными и, более того, застарелыми.  
Людям обычно кажется, что понимание и переживание времени, свойственное им в их эпоху, внеисторично, что так было всегда и пребудет вечно. Однако экскурсы в прошлое показывают, что историчны даже самые общие категории. Например, чтобы возникло само представление о «современности», в жизни должно было появиться нечто явно несовременное, а такое было не всегда. Для ощущения современности нужен высокий темп. Только на очень больших скоростях время расслаивается, обнаруживая отставания и забегания, то, что принадлежит прошлому или будущему, а между ними и настоящему – «современности» в собственном смысле. До модерна времени истории в современном смысле нет. Из модерна возникает модернизация, приходящая на смену другим временным контурам – эсхатологии, циклизму и т.п. Это все очень разные графики, совершенно непохожие друг на друга картины движения – потока интенсивных изменений или их отсутствия.  
С этой точки зрения наши представления о течении истории как о направленном движении из прошлого в будущее согласно предопределенной «стреле времени», к тому же с прогрессистским вектором, вовсе не безусловны. Люди других эпох в этом нас скорее всего просто не поняли бы. Более того, нас не поддержали бы и некоторые наши современники, а именно теоретики постмодерна. Постсовременная картина мира отказывается от представления об истории как о логично устроенном и определенно направленном процессе, к тому же имеющем «прогрессивный» вектор. Соответственно постмодерн отказывается от «метанарративов» – от логично выстроенных схем, в которые вгоняются описания вселенского процесса, будь то Священная история, самореализация мирового духа у Гегеля или движение в подлинно человеческую историю у Маркса.  
До сих пор, прежде чем описать исторический процесс, требовалось изложить логику самого этого описания, построить своего рода теорию истории. Но не надо думать, что это прерогатива только профессиональной философии. Строго говоря, так думает каждый средний обыватель. Просто он, в отличие от профессионально философствующего, эти свои предустановленные схемы не рефлексирует и не эксплицирует, иначе говоря, сам не видит и никому не показывает. Что тем не менее не меняет сути дела: готовая форма в голове каждого отлита и определенным образом упаковывает потоки событий и связки частных процессов. Это те самые «очевидности», которые непререкаемы для обывателя, от дворника до ученого, но до которых иногда все же доходит философская критика. Деконструкция «очевидного» и есть одна из главных функций философской рефлексии.  
С этой точки зрения явно наметившееся выпадение России из «нормального» исторического процесса может выглядеть по-разному. Можно считать это очень большой девиантностью, диковатым отклонением от общего пути. А можно провозгласить этот прецедент одним из флагманских проявлений постмодерна, ломающего любые «стрелы времени» и без каких-либо ограничений смешивающего обломки вселенской географии и истории в виде разрозненных фрагментов, выхваченных из любых, порой вовсе несовместимых культур и эпох. В этом смысле последовательный постмодернист должен был бы совершенно однозначно отреагировать на обвинения в сваливании политики в пародию на самодержавие, инквизицию, средневековый Египет или вовсе примитивные формы социализации, вроде культа карго: ну и что? а вы где и когда живёте? Это не деградация – теперь это такой стиль, и чем наглее, тем круче.  
Вышесказанное полезно иметь в виду для понимания самоощущения и самооценки этой политики. То, что для внешнего наблюдателя есть позорная безвкусица и эклектика, там трактуется как особый стиль. «Бессовестная ложь», «выворачивание фактов наизнанку» и т.п. – оценки устаревшие, использующие архаичный язык. Теперь это может трактоваться как изощрённые, профессионально слепленные симулякры, ничуть не хуже всего, что и так процветает в этом совсем ином мире, в его идеологиях, информационных войнах и даже курсах валют.  
То же с длинными прогнозами, развёрнутыми стратегиями и политическими проектами. Все это отходит на второй план, а потом и вовсе исчезает в логике мгновенного реагирования без просчёта последствий, которые, как часто принято полагать, в этой реальности и без того толком не считаются. Сверхбыстрые изменения постоянно создают массу разрывов и зазоров, в которые так и хочется вклиниться, ломая реальность под локальные интересы. Бреши в коллективной безопасности (в широком смысле) провоцируют выскочить из строя и заставить всех подстраиваться под новый порядок (или беспорядок), в котором более выгодное место можно занять просто по нахальству. Например, раньше других отреагировав на ницшеанскую возможность «подтолкнуть падающего».  
За широкой стеной государства.  Фото Reuters
За широкой стеной государства.Фото Reuters
Считается, что постмодерн как эпоха пространства сменяет модерн, бывший эпохой торжества времени, направленной истории. В этом смысле начало Нового времени было не только торжеством всего нового, но и возникновением самого времени как формы течения истории. Но если история направленна, значит, может быть понят ее закон, а если закон понят, возможен и правильный проект будущего. Надорвавшись в XX веке на таких мегапроектах, цивилизация отреагировала симметрично, попытавшись отказаться от тотального проектирования будущего как чреватого тоталитаризмом, войнами и концлагерями. Это был удар по времени, цивилизация часов сменилась культурой карты.  
В этом плане новейшая российская политика провоцирует на странные и порой неожиданные аналогии. Трудно вспомнить политическую технику, которая так мало интересовалась бы последствиями и тем, что будет завтра, как нынешний «курс». Начиная с Нового времени диктатуры строились под большой проект, под футурологическую фантазию как нормативную модель будущего. Но эта диктатура не имеет плана и, более того, демонстративно не хочет его иметь. Или не может. А если и имеет, то категорически не хочет предъявлять. Это диковатое «явление природы» можно обработать через простую персонификацию, все списав на личные качества людей, доминирующих во власти. Но можно задаться вопросом, насколько случайно само это совпадение: доминация харизматиков без плана – и тенденция все более сдержанного отношения ко всякого рода футурологии, проектам, развернутым сценариям и сильно отложенным прогнозам. Это вовсе не снимает проблемы авантюризма, личной безответственности или предельно укороченных планов в духе «урвать и исчезнуть». Но одновременно это не снимает и проблемы критики такого понимания постмодерна, которое подобную политику могло бы легализовать хотя бы чисто теоретически.  
Начать с того, что постмодерн одновременно и пронизывает дух нашего времени, но и локализуются в нем, оставляя место другому, в том числе высокому модерну. Более того, в отличие от модерна, имеющего склонность к тотальному, постмодерн, строго говоря, может в наше время существовать только в симбиозе с остаточным модерном. Культ спонтанности и беспорядка возможен, только когда остаточная плановость и упорядоченность удерживают эту реальность от хаоса и обрушения. Постмодернизм по большому счету паразитарен: он критикует модерн нещадно, но и держится на нем. Когда же постмодернизму, как в нашей политике, удается практически порушить остаточные, но несущие конструкции модерна, поддерживающие закон, право, ограничения власти и т.п., система приходит в состояние обвала непредсказуемых изменений бифуркационного характера. Импровизация и произвол становятся стилем руководства, причем с минимумом защиты от типичных каскадов бифуркаций, когда малые сигналы на входе могут давать непредсказуемо мощные эффекты на выходе, часто прямо противоположные желаемым. Вся история с Украиной тому ярчайшее подтверждение. И теперь остается только гадать, каков вклад во всю эту историю личных качеств закусившего удила начальства и нового исторического контекста, когда вход в постмодерн состоялся, а выход из него не найден, да и сама эта задача толком не сформулирована.   
Как бы там ни было, более узкого горизонта планирования, кажется, еще никогда не было – как с точки зрения просчета вариантов, так и в плане элементарной ответственности. В этих условиях изменение характера и принципов работы с будущим становится приоритетной задачей, причем для начала даже не в рациональном плане, а в аспектах прежде всего прогностической морали и этики планирования.  
Антиутопия как превентивное покаяние
При всех иллюзиях консолидации, подъема и еще как-то сохраняющейся стабильности происходящее уже настолько чревато для самих себя и окружающих, что вновь поднимает тему ответственности поколения, а то и вины нации. Общий эмоциональный подъем исключает списывание ответственности на персонифицированных субъектов отпущения.  
Моменты коллективного раскаяния – одни из самых драматичных и впечатляющих в истории. Общность вдруг начинает вести себя как моральный субъект; масса неожиданно проявляет личностные качества – совесть, память, ответственность, способность на поступок. 
Признание общей вины – акт сплочения более сильный, чем дружба всех со всеми в пору процветания и побед. Это даже сильнее сплочения войной: к покаянию, если оно подлинное, приходят без угрозы извне, собственным моральным усилием. Что трудно, но и цена такой солидарности выше, включая прагматику: раскаяние облегчает душу, но и решает задачи развития. Изживая вину, люди освобождаются от внутренней порчи – или же тени прошлого и дальше, как кошмар, тяготеют над умами живых, съедая потенциал.
Классическое сравнение – два тоталитаризма: наш и немецкий. Там «вина нации» от Карла Ясперса уже в 1947 году – у нас закрытый доклад Хрущева, который до сих пор не дописан, а наследникам НКВД не писан вовсе. Там «план Генриха Белля» (моральная реабилитация перед человечеством) – у нас моральный кодекс и программа построения. В итоге там Audi А8 L TDI Quattro AT – у нас «Лада-Калина» ручной сборки канареечного цвета с обязательным резервным экземпляром в обозе лидера. Эта технологическая пропасть – прямой результат ранее сделанного и ныне действующего морального выбора. 
Вина нации (в нынешнем понимании) – недавнее приобретение человечества. Сами эти условия возникают на пике высокого модерна. Ранее были акты геноцида, но не было всеобщей идейно-политической мобилизации, какую в XX веке явили два тоталитарных колосса. Зверства были, но «в духе времени». Были эпизоды массового помешательства, но их и не судят как поступки вменяемых, отдающих отчет в деяниях. Власть могла совершать эпохальные преступления при соучастии и руками отдельных групп, однако тоталитаризм создает новую ситуацию – проект, который вяжет всех, причем не только страхом, порукой и заговором молчания, но и массовым энтузиазмом.
Очаги локального сопротивления лишь подтверждают вину тех, кто безропотно сдался, не говоря о неофитах и адептах. И уж тем более прежде не было таких сильных актов покаяния и интеллигентных страданий по поводу коллективной ответственности. Солженицын промахнулся, написав по инерции: «Раскаяние утеряно всем нашим ожесточенным и суматошным веком». Скорее наоборот, никогда так методично не искали и никогда прежде так отчетливо не оформляли откровения общей вины. Просто не надо путать век с Россией.  
Но если все здесь так свежо и динамично, логичен следующий шаг: поставить вопрос о вине нации сейчас, превентивно решив проблему «учебника истории». Не так трудно представить себе, как наши лучшие люди потом опять будут изящно каяться в грехах конформизма, приведшего к срыву, а больше винить начальство за выкрученные руки и свернутые мозги. Опыт есть: осмысление ответственности народа и интеллигенции за трагедию России в XX веке плюс проблема качества национального покаяния после демонтажа тоталитаризма. Есть опыт рефлексии и убийственной самооценки предреволюционной интеллигенции в прошлом веке. На этом фоне совесть нации сейчас слишком терпима к себе: не написав новые «Вехи», уже впадает в сменовеховство, а то и в простой коллаборационизм. 
 Это был бы сильный эксперимент: не только представить будущее, но и заранее осмыслить свою ответственность за то, что еще только может произойти. Такой опыт – осознание вины до события как шаг к его предотвращению – имеет человеческий и практический смысл, даже если точки невозврата пройдены. Тут возникают три основных вопроса: масштабы бедствия, состав деяния, субъекты ответственности. 
Страна вошла в режим вялотекущей катастрофы. С каждым днем все меньше шансов преодолеть отставание, становящееся необратимым. Мировое влияние и статус, остатки поводов для самоуважения, технические атрибуты современности и шаткая, искусственно нагнетаемая стабильность – все это не свое, импортное, куплено у супостатов на деньги от сырьевых продаж, которых будет все меньше, а потом не станет вовсе: просто выгонят с рынка за отсталость, без всякого Крыма. Вчерашняя держава сползает в третий мир, вовсе не умея в этом качестве поддерживать национальное самосознание и согласие, суверенитет, социальный мир, воспроизводство и контроль ресурсов. Только казалось, что последние годы ничего фатального не происходило – уже тогда, до всяких санкций нагнеталось все то, что скоро может сделать страну совсем пропащей. И никому не известно, что начнется в результате такой деградации на этой части суши. Нравятся красивые фразы про «геополитическую катастрофу века»? Хочется еще?  
Досье с составом деяния еще не сформировано, но уже впечатляет. Если считать не только рекордные хищения, но и массовый отжим, картина становится угрожающей. Ее дополняют растрата национального достояния в виде выдавленного за рубеж интеллекта и актива, политические действия, обеспечивающие монополию власти, а также систематическое разрушение норм, отношений, морали, языка, речи, смыслов… Но для истории главным составом может оказаться иное – само преступное бездействие. Страна испорчена соблазном относительной сытости и видимостью порядка. Положение, как никогда, обязывает, но всерьез не делается ничего, чтобы предотвратить худшее. В трудах переваривания небывалой сырьевой ренты атрофировался орган ответственности за будущее, за риски с неприемлемым ущербом. Кризис не оставляет времени на то, чтобы перестроиться, но и не видно понимания, как это делать. Потом именно это предъявят в первую очередь, прежде воровства и произвола. 
Субъекты ответственности тоже меняются. Постепенно зона ответственности смещается с руководства на общество. Как известно, Нюрнбергом все не кончается, наоборот, для нации потом начинается самое интересное, а по сути – решающее. Примерно так: а где были вы, когда все уже стало ясно? Нынешнее неожиданно приподнятое большинство потом скажет, шумно моргая ресницами: мы ничего не знали, нам не сказали, а что говорили, мы не слышали, ибо громко жевали и смотрели телевизор. Потом миллионы растаскивающих бюджеты всех уровней частью уйдут в глухую апологию системы (как говорят немцы, «жадность сжирает мозг»), частью сбегут, а частью займут места в первых рядах критиков режима. Но даже не отрываясь сразу от кормушки, все же можно понять, что нынешняя инерция – преступление не только против будущих, но и против ныне живущих поколений – против самих себя. 
Но главные вопросы будут к «цвету нации», к ее интеллектуальной и творческой элите. Когда по итогам начала века придется объясняться с историей и с самими собой, перестанет работать успокоительное «мы шли на сделку с дьяволом, чтобы творить добро». Потом окажется, что каждый по отдельности на компромиссе с властью и совестью как мог спасал истину, красоту и даже людей – но при этом все вместе окончательно гробили страну, лишая ее будущего. Это такая позиция: сегодня мы морально чисты, а завтра хоть потоп и трава не расти. И поза: неприлично нагнувшись, но с гордо поднятой головой.

2015-01-26

Мы с тобою в России остались одни... / Андрей Орлов (Орлуша)

Ни кола, ни двора, ни друзей, ни родни.
Мы с тобою в России остались одни.
Гнутся крыши от веса сосулечных льдин.
Мы остались с тобою один на один.
Занавешены окна давно, чтобы нас
Не увидели страшные люди без глаз.
Перерезанный шнур не погасит экран,
Посыпающий солью зияние ран.
В каждом слове – зловещий кровавый кисель,
Заводных соловьёв ядовитая трель.
Никому не пиши, никому не звони,
Мы остались с тобою в России одни.
В дверь услышав звонок, открывать не спеши:
За тобою пришёл человек без души,
У него вместо мозга – густой холодец,
Как у всех сердобольных людей без сердец,
Изо рта – краснозвёздных идей перегар,
На холодном лице – черноморский загар,
Он готов на последний, решительный бой,
Сверлит двери глазок его глаз голубой.
Мы с тобою остались в России одни,
Не кукушка, а ворон считает нам дни,
Он добычею скорой считает твой глаз,
Как и всё, что останется скоро от нас.
К сожаленью, удел у страны – бестолков:
Быть лишь словом на форме плохих игроков,
А берёзам судьба – превратиться в муляж,
Лечь зелёными пятнами на камуфляж,
Чтобы мы, обитатели нашей страны,
Были миру на фоне страны не видны.
Я болею душой, я по праздникам пьян,
Как любой из живущих вокруг «россиян»,
Но довольно давно уже в дней пустоте
Стали гости не те, да и тосты не те.
Иногда даже некому руку пожать,
А ведь мне с ними рядом в могиле лежать,
Среди тех, кто поёт под шуршанье знамён
Есть хозяева милых мне с детства имён,
Но в последние дни изменились они.
Мы с тобою в России остались одни…
Совершенно, похоже, лишились ума
Лжевладимир, лжесуздаль и лжебугульма,
Через сотни наполненных скрепами клизм
В нас качают лжеверу и патриотизм
Между рёбрами ноет, инфарктом грозя,
И остаться невмочь, и уехать нельзя.
И уехать нельзя, и остаться невмочь.
Прочь отсюда? Но где эта самая «прочь»?
Мы останемся здесь, но секрет сохрани:
Мы с тобою в России остались одни.
любимый Орлуша
Андрей Орлов (Орлуша) 14.07.2014

2015-01-23

Краткая история советско-российских массовых верований от Татьяны Нарбут-Кондратьевой

Tatiana Narbut-kondratieva
22 января 2015 г., в 13:06 
сначала был великий советский советский союз.
создали советский союз евреи, которые убили царя, развалили великую российскую империю, организовали гулаг и уничтожали православную веру
но русские люди все равно верили, нашли себе великого русского вождя грузинской национальности и сплотили в советском союзе, созданным евреями, хохлов, чурок черножопых, баев и другие братские народы. получилось не хуже, чем было. все любили друг друга и не воровали.
потом русский народ победил фашистов европы, несмотря на то, что ему очень мешали коварные союзники и другие братские советские народы-предатели - хохлы, чурки, татарва
после победы над фашистами все захотели жить в великом советском союзе, и советский союз всех принимал и кормил, потому что добрый.
потом великий советский союз стал вообще заглядение, 
но руководили им мудаки.
мудаки-руководители стали раздавать русские области направо и налево братским народам-предателям, потому что власти великого советского союза был свойственен волюнтаризм.
но это было неважно, потому что все равно все жили в одной стране и любили друг друга. и не воровали.
потом великий советский союз разрушили американцы. потому что они были тупые и слабые, а мы - умные и сильные.
американцы заставили великий русский народ подчиниться их ставленнику - бывшему секретарю обкома великой коммунистической партии, которую создали евреи, чтобы уничтожить великую российскую империю, которая была еще лучше, чем советский союз, потому что была русской и православной, за что ее уничтожили евреи, но все организовалось как нельзя кстати, потому что русские люди создали советский союз. и все равно верили, хоть и были членами партии.
ставленник американцев не забрал разбазаренные руководителями великого советского союза области у братских народов, которые не хотели уходить из великого советского союза, потому что и народов-то таких не было, а русский народ их кормил.
потом от советского союза осталась одна российская федерация, она перестала всех кормить и очень обеднела.
потом все стали воровать и продаваться американцам, чей ставленник совсем спился и рекомендовал русским людям нового президента.
русские люди ненавидели и стыдились своего президента-вора-алкоголика, поэтому сразу прислушались к его рекомендациям и полюбили предложенного им нового президента всей душой.
в это время соседний бывший братский народ-предатель, который и не народ вовсе, очень хотел обратно в советский союз, но поскольку советский союз развалили американцы, хотя бы в российскую федерацию, которая совсем почти как российская империя, даже с казаками
хотел сильно, но терпел. 23 года.
в это время американцы стали еще слабее и тупее и решили развалить российскую федерацию, убрав законное правительство в соседней с российской федерацией стране. тупые же.
бывший братский ненарод вовсе поддался тупым американцам, совсем как раньше великий русский - евреям.
американцы вывели народ на майдан, раздали печеньки и свергли законного президента, который чмо последнее и гнать его давно было пора.
тут же народ, разбазаренной ранее мудаками-руководителями великого советского союза, области вспомнил, о чем мечтал 23 года и в едином порыве присоединился к российской федерации - наследнице великого советского союза, уничтожившего великую российскую империю
пойду еще пособираю комментарии о нападении Украины на мирные города Донбасса.

2015-01-22

Хроника пикирующей России: сценарий катастрофы / Вадим Жартун


Хроника пикирующего бомбардировщика

Вадим Жартун
Падающий самолёт
Вы почувствовали кризис? Вероятнее всего, нет. Ну или те его признаки, которые вы замечаете, далеко не так страшны, как можно было бы себе представить.
С полок магазинов пропал пармезан и ещё несколько сортов сыра, которых большинство наших соотечественников ни разу в жизни не пробовало. Курс доллара вырос почти в два раза, но макароны и картошка стоят почти столько же, как прежде. Упала стоимость нефти, но по бензоколонкам этого не заметно. Увеличилась ключевая ставка, но тем, кому и раньше не давали кредит, - всё равно. Поднялись цены на туры в страны, которые большинство россиян никогда не посетит. Ну, бытовая техника серьезно подорожала, так и это не страшно: в ожидании этого события перед новым годом население оперативно смело с прилавков магазинов электроники всё, что ему было нужно, и что не нужно - тоже смело. Немного беспокоят цены на гречку, но как-нибудь и это переживём. Короче - «не смешите мои Искандеры».
Вот уже и новогодние праздники закончились, а привычный нам мир не рухнул, несмотря на все санкции и громкие заявления Обамы, что «экономика России порвана в клочья». Как же так? Может, клевещут завистники? Может быть, Путин опять «всех переиграл»? Может, мы ещё всем покажем кузькину мать?
Увы, нет. Попробую объяснить, что я имею ввиду.
Представьте себе, что вы летите на самолёте авиакомпании «Россия». Высота полёта - 10000 метров, скорость - 900 км/ч, температура за бортом -60 градусов по Цельсию. По салону ходят стюардессы, разносят напитки и вдруг гул двигателей смолкает, скорость начинает падать, нос самолёта наклоняется вниз и начинается снижение. У вас внезапно закончилось топливо. Пассажиров охватывает паника.
О чём думал штурман? Куда смотрел пилот? Почему они игнорировали сигналы диспетчера? Был ли исправен датчик уровня топлива? На кой чёрт залетели на территорию сопредельного государства? Зачем переругались со всеми ближайшими аэропортами? Почему самолёт уже 15 часов летает кругами? Все эти вопросы тут же возникают у наиболее смышлёных пассажиров и они пытаются задавать их членам экипажа.
Экипаж пытается успокоить пассажиров, заявляя примерно следующее:
  • Запас высоты позволит нам долететь куда нужно даже без топлива.
  • Без топлива самолёт стал легче и мы теперь сможем лететь, опираясь на восходящие потоки воздуха.
  • Всё топливо украли Украинцы, в пустом топливном баке обнаружена визитка Яроша.
  • Теперь мы, наконец, наладим производство топлива из воздуха с помощью нанотехнологий и избавимся от топливной зависимости.
  • На самом деле мы летим вверх, просто враги, которые хотят нам нагадить, наклонили землю. Долго они её держать не смогут и всё скоро вернется в норму.
  • Если мы объединимся вокруг православных ценностей, то сможем летать с божьей помощью.
  • Информацию о том, что топлива не хватило, потому что пилот с дружками пропил выделенные на него деньги, распространяют враги.
  • Ну и что, что мы падаем? Не впервой! Падали и в 90-е, и в 2008-м, тогда пережили и сейчас переживём.
  • Без топлива наш самолёт упадет на вражеский нефтеперерабатывающий завод и им же будет хуже.
  • У пилота есть план, как долететь до светлого будущего, но план страшно секретный - чтобы не помешали враги.
  • Если кому-то не нравится, как мы летим - можете выпрыгнуть прямо сейчас.
  • Другого пилота на борту нет, ну и что, что он не из лётной школы, а из КГБ?
  • Вы что, специалисты по полётам? Сначала закончите лётную школу, поуправляйте пару лет самолётом - вот тогда и говорите, что мы падаем.
  • Ну и что, что самолёт снижается? Зато температура за бортом становится выше!
  • Нужно не критиковать пилота, а дружно махать руками, как крыльями - вместе победим.
  • Да вы посмотрите, что делается у других: украинский самолёт подбит ракетой и падает быстрее нашего, в голландском летят геи, во французском ругают пророка Мухаммеда.
  • Наш самолёт - самый большой мире, в нём больше чугуна и дерева, чем в любом другом самолёте - что с ним вообще может случиться?
  • Причина падения - происки врагов и завистников, но мы их поставим на место.
Люди доверчивые и недалёкие в это верят, у остальных от этих слов волосы становятся дыбом. Кто-то начинает во весь голос орать, что «нас обманывают и мы все умрём». Таким затыкают рот и покрепче привязывают к креслам. Особо буйных запирают в туалете.
В это время в кабине пилота лихорадочно пытаются исправить ситуацию. Для начала самолёт направляется к земле. Скорость снова растёт, но высота быстро падает, да и пассажиры, сидящие ближе к иллюминаторам, начинают вопить от ужаса. Тогда нос задирают вверх, начинается набор высоты, но падает скорость и самолёт вот-вот свалится в неуправляемый штопор. Экипаж в это время лихорадочно ищет парашюты, стараясь отвлечь пассажиров, чтобы на борту не возникла паника.
Если вернуться из метафоры в реальность, то наша экономика сейчас находится именно в этой точке. Произошло примерно следующее:
Цены на нефть упали в два раза. Это неприятно, но кроме нас и Венесуэлы с её сумасшедшим президентом никто так сильно из-за этого не пострадал. Любой здравомыслящий человек понимает, что биржевые котировки похожи на азартную игру: сегодня взлёт, завтра падение, что будет послезавтра - не знает никто. И ставить на нефтяную карту судьбу страны можно либо от безысходности, либо от глупости, либо от полного к этой самой судьбе безразличия.
В этой ситуации можно было бы опереться на другие отрасли, да вот беда - мы последовательно разрушали в экономике всё, кроме сырьевого сектора, находящегося в руках узкого круга ограниченных людей. Строить крупный бизнес в условиях, когда его могут в любой момент отобрать - глупо. Единственная гарантия от неожиданной экспроприации - близость к первому лицу. Но если такая близость имеет место, то гораздо проще и выгоднее зарабатывать в рамках концепции «качай нефть & пили бабло», а не ломать себе голову над высокотехнологичным производством. То, что творится с малым бизнесом, ещё ужаснее. Бесчисленных поборов, беспрецедентно дорогих кредитов и бессмысленных проверок оказалось недостаточно, поэтому на всех думающих и самостоятельных людей, способных вести бизнес, навесили позорные ярлыки «креаклов», «либерастов», «демшизы», «пятой колонны» и так далее.
Этого показалось мало и мы испортили отношения со всеми странами, которые могли бы помочь нам в трудной ситуации. Мы старательно лепили из них образы врагов, оскорбляли, грозили им и, наконец, перешли все разумные рамки, аннексировав Крым и начав войну на востоке Украины. В обмен на дотационный регион с грязным морем и посредственным вином мы получили санкции. Из-за бесконечной тупости и полного непонимания экономических процессов эти санкции показались нам смешными. Более того, нам они почему-то показались недостаточными и мы сделали невероятное: сами ввели против себя продуктовое эмбарго и этим усилили инфляцию.
Курс рубля начал не просто падать, а буквально полетел вниз, что вызвало панику на валютном рынке. Заторможенная реакция Центробанка не успела погасить эту панику в зародыше и продемонстрировала участникам рынка некомпетентность его руководства. Фактически, ЦБ сейчас представляет собой не регулятора рынка, а обезьяну с гранатой. Сначала ЦБ просто просаживал миллиард за миллиардом в тщетных попытках удержать курс. Затем заявил, что удерживать курс не будет, но продолжил тратить всё те же миллиарды золотовалютных резервов на интервенции. За год резервы ЦБ снизились на 125 миллиардов долларов, то есть почти на треть.
Роснефть, наша краса и гордость, так здорово управлялась эффективными менеджерами с космическими зарплатами, что сейчас фактически является банкротом. Для начала Роснефть взяла на международных рынках кредитов на сумму более 40 млрд. долларов и приобрела на них ТНК-BP. Сейчас вся Роснефть в сумме с ТНК-BP стоит меньше, чем эти 40 миллиардов, доходы от нефти упали в два раза, долги нужно отдавать, а перекредитоваться на западе больше нельзя из-за санкций. Разумеется, государство не могло бросить своё любимое детище на произвол судьбы и выдало Роснефти кредит под облигации в размере 600 миллиардов рублей. С этим кредитом Роснефть радостно побежала на валютный рынок (отдавать-то нужно в долларах) и обвалила курс до 80 рублей за доллар.
Следующий ход сделал ЦБ, взвинтив ключевую ставку до невероятных 17,5% годовых (выше только в Белоруссии и наиболее отсталых африканских странах). Ключевая ставка определяет нижнюю границу стоимости денег для банков - по ней они берут в долг у ЦБ. Идея была в следующем: заимствования зарубежом невозможны из-за санкций, а внутри страны крайне затруднены из-за высокой ставки. В таких условиях у банков просто не будет денег на валютные спекуляции и курс пойдёт вниз. Дополнительно президент убедительно попросил крупнейших экспортёров «добровольно» продавать свою валютную выручку, чтобы увеличить предложение валюты и снизить курс доллара.
Это помогло, но лекарство оказалось хуже, чем болезнь. Во-первых, курс рубля остаётся искусственно завышенным, только эту разницу теперь оплачивает не ЦБ, а компании-экспортёры. То есть мы ухудшаем положение тех, кто хоть что-то зарабатывает, и режем курицу, несущую золотые яйца. Во-вторых, высокая ключевая ставка мгновенно повысила ставки банков по всем кредитам для физических и юридических лиц.
Банковский сектор ждут тяжёлые времена. До сих пор банки брали дешёвые деньги на международных рынках, добавляли к этому свой процент и выдавали их в виде кредитов в рублях. Сейчас рубль обесценился, ставки по кредитам для физлиц пересматривать запрещено законом, а возвращать взятые средства нужно. Перекредитоваться зарубежом, напоминаю, нельзя из-за смешных санкций, а внутри страны - из-за высокой ключевой ставки. Вдобавок население активно забирает из банков рублёвые вклады и переводит их в валюту. Выдавать кредиты нечем, а если бы и было чем, то по ставке более 20% годовых их никто не может себе позволить.
По существующим стандартам чуть ли не большинство банков имеют отрицательный капитал. Чтобы избежать массового банкротства банков и связанной с этим паники, ЦБ закрывает глаза на их финансовую отчётность и закачивает в них дополнительный капитал. Делать это он будет до тех пор, пока держать их на плаву дешевле, чем банкротить и компенсировать вкладчикам потери из фондов Агентства Страхования Вкладов. Думаю, не нужно объяснять, что это снижает резервы ЦБ и вбрасывает в экономику дополнительные деньги, повышая инфляцию. С чем боролись, на то и напоролись.
Дальше будет веселее. Высокие кредитные ставки полностью остановят инвестиции. Эффект от этого станет заметен через несколько лет, но отбросит нашу промышленность далеко назад, ведь без современного оборудования производить конкурентоспособную продукцию невозможно.
Высокие кредитные ставки остановят ипотечное кредитование. Строители почувствуют это уже в текущем году и серьезно снизят объемы строительства нового жилья, огромное количество людей останется фактически без работы.
Высокие кредитные ставки поставят на грань выживания все компании, которые брали кредиты под оборотные средства. Уже закупленное сырье, комплектующие или готовые товары они распродадут, вернут взятые кредиты, а новые взять не смогут. Соответственно, новые закупки делать будет просто не на что, объем производства резко упадёт. Кто-то разорится сразу, кто-то ещё немножко помучается в напрасной надежде на внезапное улучшение ситуации.
В любом товаре, будь он хоть трижды отечественный, всегда есть импортная составляющая. Комплектующие, производственное оборудование, расходные материалы, упаковка, семена, саженцы, химические компоненты - всё это закупается зарубежом. Напомню, что сами мы кроме полезных ископаемых мало что производим, хотя и они тоже добываются с помощью импортного оборудования. Растёт доллар - растет и себестоимость продукции, но торговые сети требуют своих поставщиков уведомлять о повышении цен за 120 дней. За это время курс доллара может вырасти более чем на 30%.
Кого-то из поставщиков это полностью разорит, кто-то на время уберет свой товар из сетей, кто-то повысит цены с большим запасом, на всякий случай.
Торговым сетям это не пойдёт на пользу. Пустеющие полки и высокие цены не способствуют бойкой торговле. Реальные доходы населения расти не будут, так что доходы в торговле заметно упадут. Сначала начнут закрываться те, кто торгует импортными товарами, одеждой, обувью, бытовой техникой, затем те, кто торгует стройматериалами, в последнюю очередь - продовольственные сети. Уже полностью закрылись такие сети, как Esprit (одежда), Белый ветер (электроника), другие держатся, но закрывают магазины десятками, как Метрика (стройматериалы). Скоро такие новости мы будем слышать всё чаще и чаще.
Очередной удар получит туристический бизнес, и так потерявший за последний год многих игроков. Компании начнут экономить, и в первую очередь - на рекламе. Это быстро почувствуют на себе рекламные агентства, издательства, типографии, теле- и радио-каналы.
Рынок труда накроет волна сокращений персонала. Причём число безработных пополнят не только работники коммерческих предприятий, но и бюджетники, так как падение цен на нефть резко снизило доходы бюджета, а почти половина Фонда Национального Благосостояния (1,5 триллиона рублей) будет использована в этом году на программу поддержки экономики. Деньги получат те, кто работал особенно бездарно и неэффективно, из-за чего и оказался в сложном положении.
Примерно половина населения страны может позволить себе только самое необходимое, а цены на продукты питания уже выросли на 16%. Те, у кого доходы больше, начнут меньше тратить и больше откладывать на черный день. Совокупный спрос заметно снизится, что приведёт к очередному витку падения ВВП.
Через какое-то время обанкротится сначала один крупный банк, потом, на волне возникшей паники, второй. Это полностью исчерпает резервы Агентства Страхования Вкладов, и следующее банкротство либо лишит людей их сбережений, либо потребует привлечения последних резервов ЦБ. Население будет снимать вклады и конвертировать их в наличную валюту, снижая курс рубля.
На рынке недвижимости наступит мертвый штиль. Стоимость жилья и арендные ставки изменятся не очень сильно, но объём сделок на рынке значительно снизится. В бизнес-центрах и торговых центрах появится много не сданных площадей.
Из страны продолжат убегать и люди, и капиталы. В прошлом году за границу ушли рекордные 150 миллиардов долларов, в этом году рекорд будет побит.
При дальнейшем развитии событий мы увидим все другие прелести полномасштабного кризиса:
  • Многомесячные задержки зарплат и забастовки рабочих;
  • Закрытие предприятий в моногородах и перекрытые безработными федеральные трассы;
  • Обязательную продажу валютной выручки и черный рынок валюты.
Но это всё будет позже, а пока доллар балансирует около отметки в 65 рублей и мы пытаемся надеяться на лучшее, читая оптимистичные прогнозы и не замечая первых всполохов надвигающейся грозы.
Хуже всего то, что ввиду своей исключительной некомпетентности и принципиальной оторванности от интересов народа власть сейчас непредсказуема и способна на любой фортель, который легко может сделать тяжёлое положение критическим, а критическое - безвыходным.
P.S. Делать прогнозы, привязанные к точным срокам, в такой ситуации абсолютно бессмысленно. Если всё будет нормально, то доллар может подойти к отметке в 100 рублей к концу весны, а если правительство опять учудит - то хоть завтра.

2015-01-18

Дурацкое одиночество России

Одиночество России
Андрей Скляров
По всей видимости в последующие пару-тройку лет всем нам придется ломать голову над одной довольно сложной задачей, которая может оказаться вызовом посерьезней, чем запуск спутника и уж тем более — чем проведение недавней Олимпиады. Нам придется в большом и современном мире заново учиться все делать самим. В прошлом году нашу страну выгнали из многих международных организаций, заблокировали передачу технологий, оборудования, закрыли доступ ко многим финансовым потокам и помощи. Собственное правительство оставило нас без огромной части продовольствия, завозимого из-за рубежа. Причины сложившегося положения очевидны, но я сейчас не о них. Я хочу озвучить несколько важных выводов, которые в эти дни буквально всплыли на поверхность.

Во-первых, жизнь и развитие становятся слишком сложными и быстрыми, чтобы все делать в одиночку. Мировое разделение труда не отменило выгод кооперации: для осуществления многих амбициозных проектов требуется участие нескольких стран, объединения их усилий, будь то освоение космоса, борьба с терроризмом или предотвращение климатических изменений. Такой подход гораздо эффективнее, чем разрозненное движение в тех же направлениях. А уж Россия, располагающая экономикой всего в 2 процента от мирового ВВП, по логике должна понимать, что, оставаясь наедине сама с собой, она обрекает себя либо на еще большее отставание, либо на слишком большую цену за удержание на плаву. Одни и те же действия России и любой европейской стране будут доставаться с разным приложением усилий, и то, что еще недавно могло пойти на развитие инфраструктуры, пойдет на латание дыр. А то и вовсе в карман путинских подельников.

Во-вторых, прежде чем оказаться внутри осажденной крепости, важно иметь представление о том, откуда брать продовольствие, ресурсы и необходимые для комфортной жизни товары. Печально, что за годы путинского правления мы разучились делать даже самые простые вещи, утратили множество технологий, допустили развал целых отраслей. Наверное, просидев десяток лет на нефтяной ренте, мы решили, что турецкие помидоры, итальянские туфли, немецкие автомобили и финские телефоны всегда будет проще купить, чем сделать самим. И даже не задумывались, что будет, если нам их не захотят продать. В лучшем случае произойдет резкий спад качества жизни в стране, ибо мы совсем не умеем делать хорошее. Признанных мировых брендов, создаваемых в России, можно по пальцам пересчитать. В худшем же — произойдет дезинтеграция и коллапс во многих сферах, усилится экономический спад, что приведет к настоящему социальному взрыву. Хотя я уже третий год живу по принципу революционера, мне это как раз не повредит.

В-третьих, для того, чтобы тебя уважали, чтобы с тобой считались, недостаточно быть просто сильным, важно быть умным, то есть интересным для других умных. Необходимо признание, чтобы с тобой хотели говорить, желали сотрудничать, а другие умные хотели приехать сюда и начать свое дело. Производить, исследовать, преподавать и передавать опыт, лечить, а не только покупать у тебя сырье по бросовым ценам и сбывать неликвид втридорога. Нужно понимать, кто твой настоящий друг, кто поддержит, встанет с тобой рядом, разделит все тяготы и невзгоды. И на каких общих ценностях эта дружба основана. Россия демонстративно повернулась спиной к Западу, надеясь, что Китай спасет нашу экономику от неминуемого краха. И этого не произошло, Китай отказался. Нет тех ценностей, которые объединили бы Россию и Китай, нет и у Китая причин помогать России, если он имеет к нашей стране открытые территориальные претензии. Китаю легче подождать и потом взять все по дешевке. Такие друзья хуже любых врагов.

И в-четвертых — самое главное — мы пережили уже достаточно войн, конфликтов и бедствий, чтобы научиться ценить человеческую жизнь. Но этого не происходит. «Мы за ценой не постоим», «бабы новых нарожают», «а что, нужно было до каждого дойти?» — вот какие ценности культивирует и воспроизводит архаичная, косная и безответственная путинская вертикаль. Казалось бы, нет более глупой ситуации, когда те, что нацепили на себя полосатые ленты, готовы убивать тех, кто надевал белые. Теряя здравый смысл и человеческий облик только из-за разницы в своих предпочтениях. Человечеству дан язык, на котором можно не только писать статьи, посты или книги. Язык дан для того, чтобы мы могли разговаривать и договариваться, слушать и слышать друг друга. Находить общее, в чем мы похожи, и строить мостики навстречу, не только объединяясь с единомышленниками, но и становясь таковыми для соседей, соперников и даже некоторых оппонентов. Медленно, осторожно соединяя позиции, пока ни сблизимся на расстояние крепкого рукопожатия.

Все это поможет понять, как легче избавиться от главного тормоза нашей страны — от путинской диктатуры. А потом нужно заново делать надежные автомобили, отличные туфли, телефоны и компьютеры. В каждом городе, на каждом рабочем месте, зарабатывая своим трудом уважение к себе и своей стране. Отвечая за свой труд и его результаты, помогая человеку рядом по совести и по сердцу.

2015-01-17

Гирш Ханин: причиной кризиса стала глубочайшая деградация человеческого потенциала

Гирш Ханин: причиной  кризиса стала глубочайшая деградация человеческого потенциала
Известный российский экономист Гирш Ханин  о причинах кризиса, государственной статистике и о том, что для увеличения ВВП гражданам придется резко сократить личное потребление.
Государство - сложнейшая социальная система.  Мы, граждане, наблюдаем поведение этой системы преимущественно через средства массовой информации, которые создают лоскутную «картину мира», меняющуюся со скоростью передвижения по городам и странам нашего президента. При этом важнейшие, глубинные тренды, определяющие будущее страны, остаются вне зоны внимания общества. А их важно знать каждому человеку для принятия жизненных решений, касающихся и семейного бюджета, и места проживания, и места работы, и будущего своих детей.
Ответить на наши вопросы о состоянии экономики страны согласился доктор экономических наук, профессор РАНХиГС (г. Новосибирск) и НГТУ Гирш Ханин.
- Гирш Ицыкович, у Вас непростая биография. Вы были в числе тех ученых, которые раньше многих других, задолго до горбачевской перестройки, поняли приближение краха авторитарного режима с его плановой экономикой. Вы были ярким экономистом - «рыночником», не скрывавшим своих взглядов. То есть были врагом режима. Вас выгоняли из НГУ, не давали работать в Москве и даже в Новосибирске. Насколько я понял, делом Вашей жизни стали исследования по альтернативным макроэкономическим оценкам экономики - сначала советской, а потом и российской. Вы начали эти исследования в 1973 году и продолжаете до настоящего времени. Огромный общественный резонанс в России и за рубежом получила опубликованная в 1987 году в журнале «Новый мир» статья «Лукавая цифра», написанная совместно с известным журналистом В. Селюниным. Я помню эту статью и мое впечатление о ней тогда, в 1987 году. Я внимательно перечитал ее сегодня. Смысл статьи, как я ее понял, можно сформулировать в трех тезисах. Первый. Государственные органы статистики используют для контроля экономики далеко не самый лучший набор ключевых показателей. Второй. Сами значения показателей, по оценке авторов статьи, неверны, причем отклонения от альтернативных расчетов авторов могут быть в разы. Третий. Неверные значения показателей формируют ошибочную «картину мира» в общественном сознании и головах руководителей страны, на основе которой принимаются ошибочные политические, финансовые и социальные решения. Все так?
- Спасибо за добрые слова обо мне и моих исследованиях, в том числе и «Лукавой цифре». Вы в целом правильно сформулировали смысл этой статьи. Кроме первого тезиса. Мы предъявляли претензии не к показателям, а к методам и результатам их исчисления официальной статистикой.
- Наша цель - говорить о дне сегодняшнем. Но хочется задать один вопрос о прошлом. Что произошло после опубликования «Лукавой цифры»? Какова была реакция власти? Что-то изменилось в Вашей жизни?
- Подробно о моей жизни в 90 годы говорится в моих воспоминаниях, которые частично опубликованы в новосибирском журнале «Идеи и идеалы». Главное изменение было в том, что я получил возможность публиковать свои работы в СССР и России.
Очень бурно на статью прореагировало Центральное Статистическое Управление СССР. Его руководители назвали ее клеветнической и непрофессиональной. Орган ЦСУ СССР «Вопросы статистики» опубликовал несколько очень слабых критических статей о ней. В 1988 году критика прекратилась, а в 1989 году было сменено руководство ЦСУ, и новые руководители признали многие отмеченные нами недостатки. Что касается исполнительной власти, то известной реакцией можно считать как раз смену руководства ЦСУ СССР. Но желания воспользоваться моими расчетами для анализа и прогнозирования оно не проявило.  Как не проявляет и в настоящее время.
- Вернемся в 2014 год. Давайте проведем аналогию с медициной. Опытные врачи говорят, что обычному человеку достаточно для контроля здоровья периодически отслеживать значения нескольких важнейших параметров: артериального давления, сахара крови, холестерина, онкомаркеров и еще пары метрик. Какими ключевыми показателями контролируется «здоровье» экономики?
- Ваше сравнение экономики с медициной вполне уместно. Характеристика состояния экономики дается целым рядом показателей, которые содержатся в статистических сборниках и текущей информации Росстата. Это объем и динамика ВВП, продукции отраслей экономики в стоимостном выражении в сопоставимых ценах, объем продукции в натуральном выражении, динамика цен, объем капитальных вложений, внешней торговли и многих других. Все они важны и характеризуют разные стороны экономики.
- Вы более 40 лет профессионально подвергаете сомнению данные государственных органов статистики и министерств, отвечающих за экономику. Были ли за это период случаи, когда с Вашими выводами, в свою очередь, не соглашались критикуемые организации или коллеги - экономисты?
- Я (после 2000 года вместе с моими коллегами) критиковал состояние государственной статистики и экономики РФ. Статистические органы либо не соглашались с моей критикой, либо, чаще всего, ее игнорировали. Исполнительная и законодательная власть, за редчайшими исключениями, не замечала нашу работу. Отдельных экономистов за статистические ошибки, связанные с пользованием официальной статистикой, мы, как правило, не критиковали: пришлось бы критиковать почти всех. А когда изредка критиковали, как правило, не получали ответа. Критика наших расчетов со стороны профессиональных экономистов была довольно редкой.
- Давайте попробуем сравнить 1987 и 2014 год вот в каком отношении: с точки зрения альтернативного инструментария Гирша Ханина когда - тогда или сегодня - государственная статистика ошибается больше и почему?
-- Размер искажений примерно одинаков, менялись причины. Государственная статистика в советское время ошибалась преимущественно из-за давления власти, сейчас - из-за наличия огромной теневой экономики, возможности безнаказанных искажений первичной информации, бюрократизма статистической системы, низкой оплаты труда статистиков, отсутствия контроля за статистикой со стороны общества и власти, экономической малограмотности последних. Кроме того, власти в силу ее близорукости выгодно приукрашивание действительности.
- Сегодня, в 2013-2014 годах, по каким из ключевых показателей состояния экономики максимальные расхождения между Вашими расчетами и официальными данными?
- Наибольшие расхождения в оценке стоимости основных фондов - в  8-12 раз, динамики основных фондов, рентабельности экономики и размеров социальной дифференциации.
- Вы можете привести примеры последних лет, когда на основе для Вас очевидно неверных данных Росстата принимались государственные решения, которые оказывались ошибочными?
-В течение многих лет, начиная с середины 80 годов, власть, пользуясь ошибочными данными официальной статистики, не замечала сокращения основных фондов. Поэтому (и в угоду популизму и интересам состоятельных слоев) она мало что делала для ускорения инвестиционного процесса и допустила огромное сокращение основных фондов. Это же относится и к сокращению человеческого потенциала, когда многие годы урезались ассигнования на науку, образование и здравоохранение.
Другая трагическая ошибка, граничащая с преступлением - игнорирование чудовищного социального расслоения. Сокращение доходов богатейших слоев населения могло явиться источником финансирования расширения физического и человеческого капитала, ослабить социальное напряжение. Здесь власть предпочла заботиться о своих материальных интересах.
- В середине 2013 года в журнале Terra Economicus вышла Ваша (в соавторстве с Дмитрием Фоминым) статья под красноречивым названием: «В России начался экономический кризис и, скорее всего, он будет долгим». Больше всего меня поразило, что Вы полтора года назад предсказали сегодняшнее (на ноябрь 2014 года) понижение цены на нефть «до 70-80 долларов».
- Предсказать снижение цены на нефть до 70-80 долларов за баррель было не так уж сложно. Необоснованность той цены на нефть была очевидна. В начале 70-х годов цена на нефть была 2 доллара за баррель, а с тех пор цены в США выросли лишь в 5 раз. Так же выросли и мировые экспортные цены. Подобный разрыв между ростом нефтяных цен в 60 раз и в 5-6 раз на все товары не мог продолжаться бесконечно.
- Но главное в той статье - это обоснование основного тезиса, сформулированного в самом заголовке. Однако более подробно я бы хотел остановиться на другой публикации. Через 27 лет после «Лукавой цифры», в марте 2014 года, в не менее серьезном издании, газете «Ведомости», выходит новая статья (в соавторстве с Дмитрием Фоминым) с вызывающе повторяющимся названием: «Лукавые цифры российской статистики». Давайте поговорим об этой работе. Для начала уточним понятие «основные фонды»? Что туда входит?
- В основные фонды входят здания и сооружения, оборудование и некоторые мелкие статьи.
- То есть вся материальная база, обеспечивающая нашу жизнь и производство - транспортная инфраструктура, подвижной транспорт, электростанции и электрические сети, теплосети и водоснабжение, фабрики и заводы, жилые и офисные здания и так далее, да?
- Совершенно верно.
- Что означает «превышение восстановительной стоимости основных фондов над балансовой в 11 раз»?
- Официальная статистика ведет учет основных средств по балансовой стоимости. В качестве которой используется стоимость их приобретения. Вы приобрели какую-то вещь 15 лет назад. И так она на балансе и сидит. Иногда делаются переоценки, но они несущественны. Экономический смысл имеет восстановительная стоимость - сколько в сегодняшних ценах стоит та же вещь. Например, вы 15 лет назад купили станок за 3 млн рублей. К сегодняшнему дню он выработал свой ресурс и вам надо покупать новый.  Но такой же новый сегодня стоит не 3, а 33 млн руб. Официальная же статистика, грубо говоря, «думает», что вам для замены станка достаточно 3 млн рублей.
Учет основных средств по восстановительной стоимости ведет к пропорциональному росту амортизационных отчислений. А это, в свою очередь, означает рост себестоимости продукции, снижение прибыли и рентабельности. Когда мы пересчитали стоимость основных фондов, то обнаружили, что ряд отраслей экономики в начале 21 века, считавшихся прибыльными, оказались убыточными. Например, железнодорожный транспорт.
- Вы пишете, что глубинная причина экономического кризиса - исчерпание производственного потенциала и нехватка трудовых ресурсов, особенно квалифицированных рабочих и инженеров. Каков масштаб проблемы?
-- Базовыми причинами экономического кризиса (в порядке важности) являются: глубочайшая деградация человеческого потенциала в результате огромных потерь в 20 и начале 21 века, ошибочно выбранная в 1992 году модель экономики, уродливость российского государства, общества, значительной части предпринимательства и экономической науки. Остальное -- лишь следствие этих глубинных причин.
- В статье содержится сильное утверждение о том, что в 2013 г. произошел спад ВВП примерно на 2-3% вместо заявленного Росстатом роста в 1,3%. Кто-нибудь после выхода статьи пытался опровергнуть вашу оценку? У Вас есть предварительные данные по 2014 году?
- Эту оценку проигнорировали, никто не пытался ее опровергать. За 10 месяцев 2014 года по нашим примерным оценкам ВВП снизился на 1,5-2%. Но здесь важно то, что опережающие показатели (курс акций, производство легковых автомобилей, иностранный туризм) снизились намного больше - на десятки процентов.
- Ну, и самый зубодробительный тезис статьи - «для достижения даже весьма скромного ежегодного роста ВВП на 3% надо увеличить инвестиции в основные фонды и человеческий капитал примерно в три раза, что потребует сокращения личного потребления в два раза преимущественно за счет наиболее состоятельных слоев населения». И в течение многих лет. И другого выхода нет. Что это означает на практике? Готов ли к этому «средний класс»?  
- На практике это означает, что личное потребление наиболее состоятельных слоев населения должно сократиться в 6 раз, средних слоев, видимо, на 30-40%. Это нелегко осуществить в рамках демократических процедур. Здесь я хочу выразить опасение, что вследствие указанных выше пороков нашего государства, общества и предпринимательства эти жертвы могут оказаться напрасными. Надо срочно заняться лечением больных общественных и экономических институтов. И менять негодных руководителей на всех уровнях.
- Предположим, что я - представитель «среднего класса». Что для меня на практике будет означать сокращение личного потребления на 40%? Как это будет происходить и в чем это выразится? 
-- Это будет означать сокращение потребления предметов роскоши и вообще дорогих предметов потребления и услуг: расходов на иностранный туризм, приобретение автомобилей, платных услуг здравоохранения, образовательных и оздоровительных учреждений. Сюда же входят дорогие товары и продукты питания, посещение ресторанов. В силу сокращения реальных доходов эти виды предметов и услуг станут недоступными.
- Можно я попробую истолковать Ваш, как теперь выражаются, месседж более подробно? А Вы меня поправите, если что не так. Вы пытаетесь достучаться до общественности и власти со следующим тезисом. Страна много лет убаюкивалась неверными оценками состояния экономики со стороны ответственных за статистику госорганов. Власть, в том числе на основе этих показателей, фатально недофинансировала восстановление основных фондов и человеческого потенциала. Пропорция распределения доходов на накопление и потребление была сильно перекошена в сторону потребления. По сути, государство жило, растрачивая прошлое и занимая у будущего. И вот - опа! Мы приплыли. Именно нам именно сейчас предъявлен счет за преступно нерачительное хозяйствование последних десятилетий.
- Совершенно верно. Да, десятилетий, поскольку началось еще в 70 годы, когда огромные дополнительные доходы от роста мировых цен на нефть были использованы преимущественно для наращивания военных расходов и доходов населения вместо расширения физического и человеческого капитала. Что касается постсоветского периода, то 1990 и 2000 годы количественно отличались. В 1990 годы капиталовложения сократились в несколько раз, в 2000 годы в связи с колоссальным ростом мировых цен на нефть и повышением эффективности производства заметно выросли. Снизились по сравнению с 1990 годами и темпы сокращения основных фондов. Но все же сокращение продолжалось. Уникальный шанс на экономический и технологический рывок в 2000 годы был упущен. Этим они напоминают 1970 годы в СССР.
- Статья была опубликована в марте этого  (2014) года. Была какая-то обратная связь от бизнеса, от экономистов, от политиков на Вашу мысль о неизбежности сильного сокращения личного потребления?
- Практически никакой реакции не было. Только несколько новосибирских банкиров пригласили на встречу.
- Помимо износа основных фондов и ухудшения человеческого капитала есть еще одна суровая причина для «затягивания поясов» -- снижение цены на нефть. Мы все знаем сырьевой характер нашей экономики и понимаем, что последние лет пятнадцать «живем не по средствам» за счет высоких цен на нефть. И вот сейчас начинается похмелье. Каковы относительные «веса» этих двух факторов? Какова Ваша оценка - насколько придется сокращать личное потребление с учетом двух этих факторов?  
- Намного более важным является деградация человеческого потенциала и основных фондов. Цена на нефть именно потому так сильно сказывается на российской экономике, что она давно из-за этих факторов сидит на нефтяной игле. А о размерах снижения потребления я уже сказал.
- И последний вопрос. К двум ключевым факторам: драматическому износу инфраструктуры и производственных мощностей и серьезному снижению цены на нефть в 2014 году добавился политический фактор. У Вас есть количественные оценки политических рисков? Насколько экономическую ситуацию в стране ухудшает имперская, изоляционистская политика высшего руководства страны, в результате которой у нас есть Крым, война на востоке Украины, санкции Запада в отношении известного круга лиц и организаций, наши ответные санкции? 
- Влияние действий России в отношении Украины сильно осложнило положение российской экономики. Экономические потенциалы РФ и Запада различаются примерно в 25 раз. И то, что для Запада является серьезной неприятностью, для России чревато экономическим кризисом. Мы с Дмитрием Фоминым писали об этом сразу после смены власти в Крыму и решения Совета федерации о праве президента вводить войска на территорию Украины 2 марта 2014 года.
P.S. Интервью было подготовлено в ноябре 2014 года для публикации в другом издании, которое по ряду причин отказалось его размещать.
Беседовал Евгений Ксенчук
Фото Сергея Ковалева