Мысли для начала... мышления

Неграмотными в 21-м веке будут не те, кто не могут читать и писать, а те, кто не смогут научаться, от(раз)учаться и перенаучаться. Элвин Тоффлер

2015-03-07

Убийство Бориса Немцова: не зачем, а почему

Сергей Алексашенко: Не зачем, а почему

Максим Шевченко задал наивный по своей простоте вопрос: «Ну скажите, как это (убийство Бориса Немцова – СА) выгодно Путину?» и в замечательном по своей литературной красоте (говорю это без малейшей иронии) стиле дает пространный ответ, содержащий не только вполне понятный ответ, но и развернутый набор других версий, которые явно придутся ко двору Следственному комитету. Я не обладаю столь же ярким литературным талантом, как Максим, поэтому мой ответ на его вопрос будет посуше. 
Пока в России не найдется свой майор Николай Мельниченко, который предаст гласности сделанные спецслужбами аудиозаписи, мы никогда достоверно не узнаем, что, в каких словах и кому говорил Владимир Путин ни о взрывах московских домов в 99-м, ни о смерти Литвиненко, ни об аресте Ходорковского или Навального, ни о многих других «политически выгодных» для российского президента серых и черных моментах российской истории последних пятнадцати лет. Не узнаем мы до тех пор что, кому и в каких словах говорил он (или его помощники, или руководители спецслужб) о Борисе Немцове. Но это ничего не меняет в моей оценке того, что главным «бенефициаром», политиком, которому была выгодна смерть Бориса, является Владимир Путин.
Борис очень давно сформулировал свою позицию о первопричине многих современных российских проблем. О том, что персонально Владимир Путин является главным тормозом движения России в сторону современной цивилизации, цивилизации  XXI-го века. Он не скрывал и не маскировал свою точку зрения. Он громко и внятно называл имя своего политического оппонента. И этим он представлял опасность не только для Владимира Путина лично, но и для всего правящего режима
Борис представлял опасность для всей путинской вертикали, построенной на узурпации власти, выхолащивании института выборов, ликвидации принципа разделения властей в государстве. Можно сколько угодно говорить о том, что нынешний брежневско-кимченыновский рейтинг Путина гарантирует ему победу на самых честных выборах в России. Но все, и Владимир Путин, в первую очередь, хорошо понимают, что победа Путина на президентских выборах в нашей стране равносильна его победе по прыжкам в высоту на Олимпийских играх, которая возможна только при условии того, что соперников и судей он выбирает себе сам. Борис не боялся выборов, он смело в них участвовал, не боясь ни встреч с избирателями, ни дебатов с оппонентами, ни  жесткого противодействия бюрократии и избиркомов, ни потока грязи и лжи, лившихся с федеральных и региональных телеканалов. Борис мог проиграть выборы, но это его не останавливало от участия в следующих. И Путин хорошо понимал, что с каждой выборной кампанией сила политика Немцова только нарастает. Противостоять ему (не важно, сам он будет кандидатом или будет поддерживать кого-то другого) становилось все сложнее и сложнее. Бориса не получалось снять с выборов – не находилось ни компромата, ни непоставленной запятой в поданных документах. Убрать его с политической сцены могла только смерть. И эта смерть политически выгодна Владимиру Путину.
Борис представлял опасность для всей путинской системы кумовского капитализма, построенной на возможности бесконечно «доить» и «пилить» бюджет и финансовые потоки государственных компаний. Через безальтернативные тендеры с завышенными ценами. Через позиции монопольных поставщиков и строителей. Через получение на откуп на протяжении десяти лет почти половины российского экспорта нефти. Можно сколько угодно говорить, что его публичные доклады «не содержали ничего нового», «ничего всерьез не разоблачали», но эти доклады издавались миллионными тиражами на народные деньги и рассказывали россиянам о том как друзья Путина становились миллиардерами, как отвратительно и неэффективно функционирует крупнейшая российская монополия, о том, какими могли быть масштабы воровства на олимпийских стройках, о том, какой барский образ жизни ведет российский президент. Их выхватывали из рук, за ним становились очереди, их скачивали в интернете. Их тиражи постоянно под самыми надуманными предлогами арестовывались и в типографиях, и у распространителей. Теперь этих докладов не будет. И это политически выгодно Владимиру Путину.
Борис представлял опасность для всей путинской системы  «телефонного права» и «басманного правосудия», поскольку не боялся идти на прямое столкновение с ними, высмеивая и проституированный суд, и бандитско-криминальных силовиков.
Борис представлял опасность для путинской системы «осажденной крепости», пытающейся силами зомбоящика навязать нашей стране изоляционистско-конфронтационную модель развития, сильно напоминающую северокорейскую. Его международные контакты давали ему возможность  напрямую общаться с лидерами многих государств, рассказывая, что происходит в России.
Но все сказанное выше не дает ответа на вопрос «зачем?» И это правда. Путинская система пока еще прочна и устойчиво может контролировать ситуацию в стране, используя свой арсенал. Но эта система не умеет дискутировать с противниками – она может их только уничтожать. Поэтому сидели и сидят в тюрьме Ходорковский, Лебедев, Пичугин, Витишко, Газарян,  Алехина, Толоконникова, геленджикские экологи, и этот печальный список можно продолжать бесконечно. Поэтому и путешествует из-под домашнего ареста в СИЗО и обратно Алексей Навальный. Поэтому свершилось надругательство над правом в «болотном деле», по которому не привлечен к ответственности ни один чиновник или полицай, отдававший преступные приказы три года назад. Поэтому убили Алексаняна и Магницкого. Поэтому убивают Надежду Савченко.
Все это происходит потому, что путинская криминально-чекистская система, хорошо усвоившая правило «Есть человек, есть проблема; нет человека – нет проблемы»,  не может жить иначе.
Вот почему убит Борис Немцов. 

Гражданин — страна — государство: кто кому что

Арвинд Нагпал
Disclaimer: "Я живу не в государстве; я живу в стране".
...здесь я напишу то, что мне кажется совершенно очевидным, вроде бы и нечего обсуждать. Но, к сожалению, я сталкиваюсь с непониманием этих простых вещей. Так что, в компании капитана Очевидность, продолжу.
Да, в своей стране я сосуществую и договариваюсь с государством. При этом ни малейших обязанностей любить, служить, быть верным этому государству у меня нет и быть не может. Я обязан только исполнять договор, фиксируемый сводом законов. Если он меня устраивает. А если нет - я должен иметь возможность на это повлиять.
Сейчас предлагаемые государством договоренности мне нравятся все меньше и меньше, возможности донести свои предложения - все призрачнее. В такой ситуации, разумеется, я рассматриваю вариант расторжения договора, называемого "гражданством". Разрыв моих с этим государством отношений неудобен, но может в какой-то момент стать единственным выбором. Главное - этот выбор лежит только в практической области.
Далее: я считаю, что идея смешать государство и страну "в одном флаконе" проистекает из желания сделать граждан добровольными рабами. Очень удобно управлять теми, кому вложил в голову мысль о "долге перед государством". Эта манипулятивная технология отработана уже давно. Как любая манипуляция, она берет в человеке какое-то позитивное убеждение, и начинает его использовать.
Ты, человече, веришь в Бога? Отлично, ты обязан слушать Его наместника на Земле. Ты должен служить помазаннику божьему, признавать его власть над собой, беспрекословно подчиняться. Тебе придется быть готовым в любой момент отправляться защищать священные рубежи отчизны, которая остается единственным столпом правильной веры...
После того, как в России была демонтирована монархия, манипулятивный патриотизм на базе Православия надо было заменить. Советская религия выглядела так: ты, человек, хочешь всемирной Справедливости. В мире есть единственное полностью справедливое государство - это Советский Союз. Ты должен отдавать свои силы этому государству, устанавливая его великие принципы на всей планете. Все другие государства должны войти в единый союз, согласившись с его прогрессивным человеколюбивым и справедливым устройством...
Есть и другие способы обмануть человека: ты считаешь себя частью народа, любишь свой язык и культуру. Значит, ты обязан защищать государство, чей язык совпадает с твоим. Любые посягательства на это государство атакуют твой народ, твоя задача - укрепить это государство, чтобы все другие народы и языки подчинились твоим.
Забавно, что современное государство в России формально является светским, оно не является русским национальным, и оно не может претендовать на более справедливое либо более эффективное устройство, чем другие. Но при этом оно продолжает дергать именно за эти три ниточки, и множество людей на это до сих пор ведется. И до сих пор слишком многим людям кажется, что мир разделен на государства, что именно эти социальные системы есть единственно значимые движущие силы в мире. До сих пор верность государству рассматривается многими как непреложная ценность, хотя государство давно не советское, и давно нет идеологических оснований считать его самоценным. Такая самоценность государства в глазах обывателя существует именно в постсоветском мире; в Индии, по моим ощущениям, этого просто не поймут (там могут эксплуатироваться национальные или религиозные чувства, но не поклонение государству как таковому).
Да, на любые попытки манипуляции с рассказом о том, что и кому я должен, проживая в этом государстве, я отвечу коротко: "я живу не государстве. Я живу в стране".