Мысли для начала... мышления

Неграмотными в 21-м веке будут не те, кто не могут читать и писать, а те, кто не смогут научаться, от(раз)учаться и перенаучаться. Элвин Тоффлер

2016-10-31

Судьба России: Светлой памяти Дня народного единства / Московский комсомолец

Судьба России

Светлой памяти Дня народного единства

30 октября 2014 в 18:36, просмотров: 91230
Судьба России

фото: Алексей Меринов
Наши граждане воевали на Украине. Сомнений в этом нет. Можно называть их добровольцами или ещё как-нибудь.
Некоторые наши добровольцы там погибли. Сомнений в этом нет. Большую (надеемся) часть погибших вывезли оттуда в Россию и похоронили, можно сказать, тайно. Во всяком случае, делалось всё, чтобы не было шума.
Тайно уезжать — ладно. Но тайно хоронить?
Добровольцы — значит, заслужили почести.
Родина признаёт добровольцев достойными гражданами. Устами госТВ восхищается ими, и в некотором смысле посылает в бой. А если и не посылает, то одобряет — это уж точно.
…Некий странный тип прибил яйца к брусчатке на Красной площади. Нормальные люди его если и не осуждают, то не одобряют уж точно. Но ведь он прибил свои. А кто-то бестрепетно распоряжается чужими.
Матери и жёны украинцев, погибших на Украине, плачут. Это показывают по нашему ТВ. Матери и жёны граждан России, погибших на Украине, тоже, конечно, плачут. Но это по ТВ не показывают.
То, что я должен сказать
Сто лет назад знаменитый и благополучный эстрадный певец Александр Вертинский сочинил и спел романс, написанный под впечатлением гибели трёхсот московских юнкеров. Романс называется «То, что я должен сказать».
Я не знаю, зачем и кому это нужно,

Кто послал их на смерть недрожавшей рукой?

Только так беспощадно, так зло и ненужно
Опустили их в вечный покой.

Осторожные зрители молча кутались в шубы,

И какая-то женщина с искаженным лицом

Целовала покойника в посиневшие губы
И швырнула в священника обручальным кольцом.

Закидали их ёлками, замесили их грязью

И пошли по домам — под шумок толковать,

Что пора положить бы уж конец безобразью,
Что и так уже скоро, мол, мы начнём голодать.

И никто не додумался просто стать на колени

И сказать этим мальчикам, что в бездарной стране

Даже светлые подвиги — это только ступени
В бесконечные пропасти — к недоступной Весне!

Бесконечные пропасти — на месте. Осторожные зрители — тоже. Беспокойство о продуктах — тоже. А в священника никто не швыряет обручальным кольцом, потому что закапывают без отпевания.
Слушайте песню Александра Вертинского "То, что я должен сказать""
Власть использует наивных мальчиков, и они даже не успевают понять, что их светлые подвиги оборачиваются ступенями, которые ведут в бесконечную кровавую пропасть. Кто б мог подумать, что исполнитель томных романсов так убийственно точно сформулирует правду.
А его слова «в бездарной стране» — ещё хуже. Ведь все понимали, что Вертинский имеет в виду только государственную власть. Ведь это он не о Пушкине, не о Чайковском, не о Волге, не о лесах и степях.
Этот романс сочли выпадом против властей. Автора для объяснений вызвали в ЧеКа (так звали бабушку ФСБ). Рассказывают, будто Вертинский сказал: «Это же просто песня. Вы же не можете запретить мне их жалеть». Чекисты ответили: «Надо будет, и дышать запретим!». Он понял и эмигрировал. Так что теперешние отмены концертов — это ещё по-божески.
* * *
...Допустим, мы застаём некое общество в неустойчивом состоянии.
Условно честных-отважных там поровну с трусливыми врунами. Одни пытаются жалеть погибших, другие (государственники) угрожают задушить. Одни лезут на рожон, режут правду-матку, другие: «молчи, не высовывайся, угождай, льсти».
Кто успешнее делает карьеру?
Кто быстрее размножается: послушный обыватель или строптивый правдоискатель?
Ответ очевиден.
Родители передают детям не только гены, но и взгляды, поведение. Одни — честь, другие — лесть. И постепенно льстецов становится больше, а людей чести — меньше.
Есть ли некий момент, когда количество переходит в качество? Пока Лесть и Честь поровну, они сосуществуют, хотя и враждуют. Ч — публично (Чацкий), Л — тихо, доносами, клеветой (Молчалин).
Чацкому хорошо, если он видит единомышленников. Пусть их всего сто против ста тысяч. Но когда он один… Быть одному страшно и трудно. Не встать, когда все встают при гимне; открыто проголосовать против всех (как единственный депутат «Единой России» голосовал против людоедского закона).
* * *
...Вдруг слом, 1917-й, отмена религии, отмена закона, отмена собственности, уничтожение классов — массовые убийства по социальному признаку.
Сразу к власти пришли безграмотные.
Нам внушали, будто правительство Ленина — самое высокообразованное в истории России; университетские дипломы. Даже если так, то ведь это только в Кремле. А кого они назначали на местах (в провинции)? Кровавая ЧеКа была такой не потому, что туда специально набирали садистов, а потому, что набрали юридически неграмотных — не знающих, слыхом не слыхавших о правах личности и пр. Они спокойно решали дела просто — пытками и пулей в затылок. Топором.
Потом 70 лет террора, тотальной лжи, тотальной пропаганды. Во время войны честные-отважные просились на фронт, трусливые окапывались в тылу.
Кто оставался в живых, размножался, воспитывал детей? И как их воспитывала семья Молчалиных, общество молчалиных?
* * *
Главред «МК» Гусев в эфире «Эха Москвы» сказал:
— Вся сила политиков заключается в том, чтобы обойтись без крови и пытаться достичь самого главного — власти. Да, сейчас это сделать очень трудно. Но я абсолютно уверен, что наше общество придёт к этому. Когда люди моего возраста, когда и дети мои, к сожалению, тоже должны будут уйти из этой жизни — тогда подойдёт поколение людей, которые не будут заколдованы советской идеологией, социалистической идеологией, идеологией диктатуры. Они всё-таки выйдут на открытую, широкую дорогу демократических преобразований, в которых живёт весь мир.
О чём говорит этот опытный человек? О каком времени? Ему сейчас за 60, и лет через 20, 30 (не будем скупиться) это поколение действительно уйдёт. Их детям примерно от 15 до 30. Если продолжительность жизни радикально не изменится, то они уйдут из жизни лет через 70. И вот тогда, значит, подойдёт это самое Поколение Надежды, которое выйдет на открытую широкую дорогу…
Откуда?! Откуда они подойдут? С другой планеты? Эти другие — вот они, уже живут. И ведут себя тише воды, ниже травы. И неужели нынешние чиновники заколдованы советской социалистической идеологией? Посмотрите на них. Вы видите в их глазах какую-нибудь идеологию? Беда в том, что её вообще нет. Никакой.
Студенты — и в Париже, и в Гонконге — самые бунтующие. У нас они — самые равнодушные. И детей своих вырастят такими. Власть может даже не стараться, не тратить усилий; дети всё перенимают сами, впитывают.
«Болотные» протесты на две трети — пенсионеры. На треть — средний возраст. А дети (17—25) — в автобусах с пивом ездят по избирательным участкам, хихикают. Зарабатывают в день выборов три–пять тысяч рублей продажей себя, своего гражданского долга, своих убеждений… Стоп.
Нет. Сказать, что эти юноши и девушки продают свои убеждения, — всё равно что сказать, будто проститутка продаёт невинность. Но она продаёт себя и вагину, а невинности нет. Продавать нечего.
Так и у этих — нет моральных убеждений. Напротив, они уверены, что убеждения — выдумка, обман. «Раз у меня их нет, раз я не знаю, что это такое, — тот, кто мне о них пытается сказать, обманщик».
...Рождаются-то хорошие. А вот моральные не рождаются. Мораль, совесть — не врождённое. Если их не выращивать… Сорняки всё заглушат. Чтобы собирать хлеб, надо непрерывно работать — сеять, жать, пахать. Если нет — сорняки задушат всё: и пшеницу, и помидоры.
Дети недавно хотели быть либо футболистами, либо ментами, либо бандитами. Абитуриенты хотели в бизнес. Сейчас студенты хотят на госслужбу. Этот выбор продиктован честью? Жаждой служить Отечеству?
Нет. Деньги, власть, сладкая жизнь — это всё.
Они уже пришли на госслужбу. Они уже создали (точнее, сгустили до предела) атмосферу, которая глушит случайных Чацких.
Огнетушитель искры божией
По сравнению с прежними веками, даже с двадцатым, — дети растут у телевизора, видят жестокость запредельную, видят бесстыдство как норму. Их психика искалечена уже к шести годам.
Знакомый аргумент:
— Дети не смотрят ТВ! Они теперь в интернете.
— А с какого возраста?
К тому времени, когда дитя пересаживается от телевизора к компьютеру, оно уже изуродовано. Мягко говоря, ему уже привили жестокость, тупость, аморальность.
Гусев говорит: вот умрём, и будут другие. Придут чистые, моральные, умные.
Хорошо бы. Но…
Мы, нынешние, выращиваем этих «будущих». Ко времени нашей смерти дети и внуки уже встроены.
Дети губернаторов — в бизнес, дети генералов — в силовые структуры и в банки; дочь судьи — судья, муж дочери судьи — прокурор, отец мужа дочери судьи — начальник местной милиции. И так по всей России.
Бог даром, что ли, уничтожил Содом? Он же понимал, что если оставить грудных — они не способны выжить. А если оставить 10-летних, то они уже всему обучены. Мораль — не врождённое!
* * *
Германия была под Гитлером всего 12 лет. После катастрофического поражения, безоговорочной капитуляции, ограбленная (победители вывозили не только часы, картины и т.п., вывозили заводы вместе с инженерами)… После всего этого Германия пошла круто вверх. Сейчас она самая развитая и богатая в Европе. Но там, после безоговорочной капитуляции, провели денацификацию (типа люстрацию). И не сами немцы отстранили от власти членов нацистской партии. Денацификацию им провели оккупанты: наши союзники по антигитлеровской коалиции. Западных немцев вернула в норму внешняя сила.
Потерпевший крушение поезд сам на рельсы не возвращается.
А ГДР (советская Германия) ещё 40 лет была коммунистической. И как же трудно было западным немцам ассимилировать восточных братьев, когда СССР отпустил их на свободу. Экономика ФРГ чуть не надорвалась, когда в Западную Германию влилась Восточная — родные люди, с тем же языком, с той же историей… С нашей точки зрения, восточные немцы умели работать превосходно. С точки зрения западных немцев, они не умели работать. А всего-то 40 лет.
А мы — с 1917-го. Прошло почти сто лет, уже нет тех, кто мог бы вырастить, передать… Старики? Их мало. Моральные? Их очень мало. А главное — их не слушают, они дураки, не знают апгрейда, не умеют чекиниться, сёрфить — идиоты.
* * *
Война на Украине? Что ж, не первый раз. Помните, Пушкин:
Оставьте: это спор славян между собою,

Домашний, старый спор, уж взвешенный судьбою.

Неужели с поляками воевать можно, а с западными украинцами нельзя?
...Страны и народы мирятся. Если уж — после двух мировых войн! — Франция обнимается с Германией… Если уж последние 25 лет лучшим нашим другом была Германия…
Всё наладится, если править будет мудрость, а не жадность, наглость, подлость. И главная беда — не внешняя: не санкции, «холодная война» и т.п.
Люди вроде бы обеспокоены происходящим в стране. Но спросишь «что волнует?» — ответ: цены, курс рубля, «слияние» школ и больниц, беспомощное правительство. Но всё — на уровне быта, на уровне денег.
В телевизоре (который круглосуточно воспитывает детей) спектакль/фильм/беседа прерывается так грубо, как и вообразить нельзя. Рекламная пауза! Это несколько минут.
Что происходит со зрителем, когда врывается реклама? Фрустрация, удар по нервам. Кто-то матерится, кто-то привык. А проходит ли всё это даром?
Презрение к душе, к человеку — вот что воспитывается. Значит, можно перебивать даже гения. Значит, реклама любой мочалки-прокладки-жвачки важнее, чем Шекспир. Деньги важнее души — какой ещё может сделать вывод человечек, растущий под голубым солнцем ящика?
И полное неуважение к людям, которых в самой важной волнующей дискуссии даже о судьбах России — в любой момент! наплевав на высокие мысли, горящие глаза — рекламная пауза!
Человечество, презирающее всё человеческое, уже выращено.
У Чехова в «Трёх сёстрах» полковник Вершинин (который совсем не похож на главного редактора) несколько раз говорит о том, что «через 200–300 лет жизнь на земле будет прекрасной, изумительной». Мол, после нас придут другие, хорошие; а высокообразованные, знающие три-четыре языка (как три сестры), станут большинством.
Ему и в голову не приходило, что высокообразованные будут сотнями тысяч уезжать из России.
Те, которые остались, выращивают детей. И об этом в «Трёх сёстрах» говорит другой персонаж, брат этих сестёр. Он мечтал стать профессором, а стал мелким чиновником в муниципалитете.
АНДРЕЙ. Отчего мы, едва начавши жить, становимся скучны, серы, неинтересны, ленивы, равнодушны, бесполезны, несчастны... Город наш существует уже двести лет, в нём сто тысяч жителей, и ни одного, который не был бы похож на других, ни одного подвижника ни в прошлом, ни в настоящем, ни одного учёного, ни одного художника, ни мало-мальски заметного человека, который возбуждал бы зависть или страстное желание подражать ему. Только едят, пьют, спят, потом умирают... родятся другие, и тоже едят, пьют, спят и, чтобы не отупеть от скуки, разнообразят жизнь свою гадкой сплетней, водкой, картами, сутяжничеством, и жёны обманывают мужей, а мужья лгут, делают вид, что ничего не видят, ничего не слышат, и неотразимо пошлое влияние гнетёт детей, и искра божия гаснет в них, и они становятся такими же жалкими, похожими друг на друга мертвецами, как их отцы и матери...
Ну и кто прав? Полковник, обещающий светлое будущее, или несостоявшийся профессор?
И сто, и двести лет назад колонисты бежали от развращённого общества на другие континенты. Надеялись там создать счастливое государство, город солнца. Монахи бежали в пустыню, в скит.
…Теперь в каждой квартире стоят два огнетушителя искры божией. Не стоят, работают круглосуточно. Обучившись перед телевизором, провалившись в компьютерные игры, человечки приходят в жизнь абсолютно без всякой идеологии. Без идей. Рассчитывать, что такие человечки изменят жизнь к лучшему, трудно. Поезд, рухнувший в пропасть, сам не вернётся не рельсы.

2016-10-24

Чем грозит информационное ожирение



Чем грозит информационное ожирение

http://kommersant.ru/doc/3106629
Апатия в обществе и экономике — следствие, в числе прочего, еще и информационного ожирения. Пассивное потребление новостей ведет к утрате критического мышления, оглуплению нации — и становится серьезным тормозом экономического роста.
ВЛАДИМИР РУВИНСКИЙ
Современному обществу, в том числе российскому, можно ставить новый диагноз: информационное ожирение. Как и в случае с ожирением обычным, человек толстеет потому, что потребляет больше, чем тратит. Если речь о привычном ожирении — или мало двигается, или слишком много ест. Особенно важно при этом качество съеденного — люди, как известно, быстрее поправляются на фастфуде, на дешевых продуктах с "пустыми калориями", содержащих много легкоусвояемых углеводов, жиров, соли.
Информация — тоже продукт. Люди переедают новостей, информационных программ, ток-шоу и сериалов — легкоусвояемых, но бесполезных для ума и душевного здоровья. Распространение интернета, и особенно социальных сетей, привело к настоящему взрыву потребления непрофессионального контента, качество которого совершенно случайно, — это и частные фото, и малограмотные откровения неизвестно кого, и просто демотиваторы.
СМИ из общественных изданий, влияющих на происходящее, превратились в фастфуд. На первое место вышло не качество контента, а "кликабельность" и в буквальном, и в переносном смысле слова — как потакание вкусам невзыскательного потребителя. Оригинальный репортаж или расследование о коррупции конкурируют с "котиками", которые соберут аудиторию больше, а значит, принесут больше рекламных доходов.
Потребляя все это в одной куче, человек интеллектуально толстеет и постепенно теряет способность к самостоятельному анализу.
Последствия информационного ожирения неприятны.
Во-первых, если источников информации слишком много и они противоречивы, то, как показали многие эксперименты, мозг отказывается анализировать поступающие объемы данных. На каком-то этапе человек впадает в ступор. Фейковые новости уже сложно отделить от достоверных, снижаются критичность мышления, внимание.
Во-вторых, даже если каналов информации мало, это не спасает. По данным "Левада-центра", 51% граждан довольствуются сведениями из одного источника. Для 85% из них это телевидение. Но скоростная подача новостей, гвалт, брань и крики на ТВ приводят к тому, что, как выяснили еще в 2009 году исследователи Университета штата Южная Каролина, моральные ориентиры смещаются. Людям просто не хватает времени на то, чтобы выработать эмоциональную реакцию (на это мозгу требуется хотя бы шесть-восемь секунд). В результате сострадание, скажем, жертвам катастроф и терактов просто не успевает возникнуть. А без него телезритель превращается в тупое жвачное животное, мелькание кадров не складывается в социальную проблему, ни этическая, ни рациональная оценка происходящего не формируется.
В-третьих, такого человека проще в чем-либо убедить — ведь своего отношения к проблеме у него нет. На телеэкране Россия то дружит с Турцией, то враждует, то опять дружит, и мнение потребителя колеблется вместе с информационным лейтмотивом.
Роднит такую информацию с фастфудом и манера подачи. В документальном фильме 2004 года "Двойная порция" главный герой поставил социальный эксперимент. Он не просто целый месяц питался только в "Макдоналдсе", но и не отказывался от добавки. Только он заказывал гамбургер, как ему предлагали порцию Supersize. И он соглашался. В результате герой растолстел настолько, что пришлось лечиться.
Нечто похожее происходит с ТВ. Информационная повестка концентрируется на внешнеполитических темах — как правило, крайне далеких от того, в чем средний телезритель хоть что-то понимает. Украина, Сирия, Турция, Америка — причем зачастую в интерпретации "экспертов", которые порой и на карте эти страны отыщут с трудом, а внутренние проблемы уходят на второй план и как бы перестают существовать. "Пипл хавает", хотя в отличие от героя фильма и не заказывал.
В итоге потребление даже важных для общества новостей не ведет к решению поднятых проблем. Ведь для чего люди придумали СМИ? Чтобы в итоге менять жизнь к лучшему. Но информацию нужно сперва осмыслить, а потом принимать решения: за кого и зачем, например, голосовать? У россиян же информация, похоже, даже не переваривается, не превращается в знания, исчезают критическое мышление и аналитические способности. Все это ведет к плагиату в школах и университетах; дальнейшему "тупому зависанию" в ТВ и соцсетях; распространению конспирологических теорий, росту мракобесия, наконец.
В итоге имеем схлопывание личного пространства, а значит, и частной инициативы, неспособность к предпринимательству и инновациям. Неудивительно, что даже Минэкономики в долгосрочных прогнозах не решается рассматривать сценарий, который был бы сильно лучше стагнации.

Иван Моторолович Грозный

Виктор Давыдов: Иван Моторолович Грозный

октябрь 23, 2016 XTC

Как говорил знакомый психиатр, «Общество само создает своих сумасшедших. Сто лет назад каждый второй был Наполеоном, а сегодня — ни одного. Зато у меня в отделении есть пациентка 76-ти лет, которая утверждает, что она дочка Аллы Пугачевой». (Разговор происходил еще при советской власти.)

Таким же методом доктора Франкенштейна Родина создает и своих героев. Может быть, поэтому на героев Родине категорически не везет. Один из «28 героев-панфиловцев», оказавшись в плену, пошел в нацистские полицаи. Несчастный Александр Матросов попал на фронт из уголовной зоны, про Зою Космодемьянскую только и знали, что она была нелюдимой и забитой девушкой – хотя так толком и неизвестно, была ли повешенная немцами девушка по имени Таня Зоей.


Точно так же герой «русского мира» Моторола в реальном мире был абсолютным лузером и автомойщиком с перспективой сделать разве что уголовную карьеру. По ней он двигался и уже получил условный срок за угон автомобиля – сыграв с подельником в «тупой и еще тупее»: машину угнали с той самой мойки, на которой работали. Впрочем, и среди урок ему не удалось бы подняться выше рокового четвертого этажа: в зоне истеричек и беспредельщиков закономерно ждет «петушиный барак» — уголовный мир устроен все-таки разумнее «русского».

Еще одной характерной чертой героев «русского мира» является бессмысленность их «героических» деяний. «Герои панфиловцы» не останавливали немецкой атаки – за ее отсутствием. Про Матросова неоднократно писалось, что немецкий пулемет MG-42 должен был в долю секунду перемолоть упавшее на него тело без всяких последствий для хода боя. Зоя так и не подожгла избу, где квартировали немцы.

«Герой Моторола» – персонаж той же оперы. Его называют основателем батальона «Спарта», хотя общеизвестно, что все воинские формирования ЛДНР создавались непосредственно ФСБ и ГРУ. Под командованием Стрелкова-Гиркина Моторола и служил, пока его не назначили командовать – видимо, за отсутствием хоть кого-нибудь вменяемого в пределах «русского мира».

Полгода Моторола пытался захватить здание Донецкого аэропорта, уже находившееся в полном окружении. Захватить превосходящими силами вместе с чеченцами, батальоном друга Гиви и прикомандированными снайперами ГРУ. В итоге здание аэропорта было взято только после того, как было полностью разрушено и перестало существовать. Даже «боевое ранение» – перелом ключицы — воин «русского мира» получил не в бою, а в аварии, когда сдуру взялся порулить БТР.

Однако в Донецке герой смог расстрелять 15 украинских пленных – о чем он хвастал публично на микрофон. Хорошо известны и уголовные подвиги Моторолы по рэкету, отжатию бизнеса и квартир в городе. В итоге «герой» проходит, как минимум, по четырем статьям Уголовного Кодекса РФ, в первую очередь, за самое очевидное — наемничество.

Иван Грозный был точно таким же лузером на своем месте. Этот вообще разрушал все, чего касался. Поломал толковую систему управления страной, систему взаимоотношений с другими княжествами и церковью, проиграл все войны, потерял территории и оставил страну в голоде и разрухе. Ну и конечно, устроил первый в истории России систематический террор.

Если Сталину можно поставить в зачет хотя бы индустриализацию, то у Грозного двойки по всем предметам. Патриоты обычно возбуждаются на «расширение русских земель» при Грозном. Только никто не любит упоминать, что «присоединенные» Казанские и Астраханские ханства были вассальными государствами, так что столь же «героически» можно разбомбить и ограбить Казань хоть сегодня. Попытка «завоевания» такого же вассального Сибирского ханства обернулась гибелью почти всего отряда Ермака и отправленных на помощь ему конкистадоров.

Приложился Грозный и к священной корове – «традиционным ценностям». Историки спорят, сколько у него было жен – шесть или семь. Венчанными, впрочем, все равно были только трое, а для того, чтобы получить согласие на недозволенное церковным законом четвертое венчание, царь согнул церковный собор и получил персональное разрешение от него. Трех жен насильно постриг в монахини—дабы избавиться от них для новых браков. Сватался к родственнице британской королевы – в то время, как сам был женат.

Впрочем, наложницы и жены – только верхушка сексуальных подвигов русского Казановы. Царь хвастал иностранцам «тем, что растлил тысячу дев и тем, что тысячи его детей были лишены им жизни» — приказывал убивать новорожденных? Одним словом, как симпатично высказал ректор МГУ Виктор Садовничий, «время его правления вписано золотыми страницами в историю нашей Родины».

Забавно, что царь Иван, при упоминании которого зажимали нос историки-монархисты, неожиданно стал национальным героем в СССР. Произошло это ровно в тот момент, когда появилась необходимость оправдать расстрелы «традиционными ценностями». Тут-то и выяснилось, что все посаженные Грозным на кол бояре были сплошь троцкистами и двурушниками. О чем весьма убедительно повествовал снятый Сергеем Эйзенштейном фильм.

Ретроспективно понятно, почему Иван Грозный даже в большей степени, чем Сталин, оказался в героях в России Путина – из-за созвучия эпохе. Иосиф Сталин захватывал чужие города, но все-таки не бомбил свои – как Путин город Грозный. Сталин не создавал инфернальные полугосударственные образования, вроде Абхазии, Приднестровья, ЛНР, ДНР — скопированные как будто из пост-апокалиптической компьютерной игры.

Ну и все-таки Сталин создавал: пусть государство-монстра, питающегося человечиной, — но не просто разрушал, как делали это Иван Грозный и Владимир Путин. В результате чего получилось нечто воистину гибридное: тут и попы и красные знамена, памятник Ленину в каждом городе и иконы в каждом госучреждении, освящение ракетоносителей святой водицей под сталинский гимн.

Эйзенштейн был гениальный режиссер, но история создания фильма «Иван Грозный» достаточно известна, и копирайт на идею принадлежит Сталину. Сегодня столь же очевидно, что пусть формальными инициаторами установки памятника Грозному стали министр Владимир Мединский и губернатор Вадим Потомский, сам «памятник нерукотворный» Грозному еще до них воздвигли в Кремле.

Там снова проводят какие-то некромантические опыты и вызывают из саркофагов монстров – чтобы поднять их, как знамена, на какой-то новой войне. А воюют в этой стране, к сожалению, всегда одновременно и с внешним и с внутренним врагом.

Тут самое время вспомнить совет единственного человека, который смог переиграть Ивана Грозного, — князя Андрея Курбского. Курбский не стал дожидаться, пока ему отрубят голову или посадят на кол, и просто эмигрировал. «Если же кто не спасается от жестокого преследования, то сам себе убийца», — доступно объяснил он мотивы своего побега в письме царю. И эти слова, к сожалению, сохраняют актуальность через все четыре с лишним века.

2016-10-06

Традиционная школа учит молчать, обманывать и ненавидеть

Традиционная школа учит молчать, обманывать и ненавидеть, — Алексей Греков

Традиционная школа учит молчать, обманывать и ненавидеть, — Алексей Греков

Основатель школы "Афины" Алексей Греков рассказал Фокусу, почему нынешняя система образования готовит детей к жизни в несуществующем мире, чем учитель похож на садовника и когда сотрудники McDonalds потеряют работу
7.3K4036134

Когда попадаешь в школу "Афины", кажется, что машину времени уже изобрели и ты оказался в будущем. "Манхэттен", "Бруклин", "Уолл-стрит" — такие таблички украшают двери кабинетов. "Этот этаж называется "Америка", — объясняет Греков. Каждый из этажей в школе посвящён одному из континентов и стилизован под него.
В одном из кабинетов, больше похожем на игровую комнату, учительница показывает рисунок кролика в шляпе. Дети решают задачу: с какой скоростью должен бежать до пункта назначения кролик, чтобы не потерять шляпу. Уроки в "Афинах" проходят в игровой форме, а учителей часто сложно отличить от старшеклассников.

КТО ОН


Основатель киевской школы "Афины" и вице-президент Тьюторской ассоциации Украины

ПОЧЕМУ ОН


22 года ищет новые подходы к обучению детей

Школа экспериментов

Вы любите фразу "существующие системы приводят к существующим результатам. Если хочешь добиться чего-то иного, в корне измени систему". Откуда это странное желание менять систему? 
— Сначала мы с женой просто хотели создать школу для своей дочери — такую, в которой нам самим захотелось бы учиться, если можно было бы вернуться в своё детство. Но спустя десять лет в нашей школе уже было 105 детей. Мы не могли сказать "всё, дочь выросла, мы свою задачу решили", а продолжили "переизобретать школу" и делаем это уже 22 года "со всё возрастающим энтузиазмом".
Понимаете, традиционная школа готовит детей к миру, которого больше нет. Моя бабушка была бухгалтером на заводе. Бухгалтерия представляла собой большое помещение на 40 столов, за которыми в затылок друг другу сидели люди в нарукавниках. Они быстро считали на счётах и аккуратно записывали бисерным почерком цифры в большие амбарные книги. Кому сейчас нужны эти люди-калькуляторы, люди-принтеры? А школа с упорством, достойным лучшего применения, продолжает штамповать кадры для несуществующих бухгалтерий, каждую из которых заменяет сейчас один компьютер, а то и вовсе облачный сервис.
Но есть и другая проблема. Кроме "явной" учебной программы школа учит тому, что американский философ и футоролог Элвин Тоффлер назвал "скрытой учебной программой". Традиционная школа незримо учит молчать, пока тебя не спросят, работать в одиночку, а не в группах, делать то, что велено, и не делать, чего не велено. Она учит обманывать: списывать, заискивать перед учителем и говорить то, что он хочет от тебя услышать. И ещё учит ненавидеть: отупляющую зубрёжку, задёрганных учителей, жестоких сверстников. Традиционная школа, за редчайшим исключением, — школа ненависти.
Мы пытаемся создать другую "скрытую программу". Мы хотим быть школой, которую любят. Школой, в которой говорят то, что думают. В которой ошибаются. В которой работают вместе. В которой дети и взрослые — сотрудники в проекте. Поэтому у нас нет огромных классов. У нас небольшие квадратные учебные помещения, где все — и преподаватель, и ученики — работают в кругу, лицом друг к другу. Собственно, каждый ребёнок время от времени оказывается в статусе учителя: для младших детей, для сверстников, а иногда и для взрослых.
Алексей Греков: "Однажды одна девочка из новеньких залезла на уроке биологии в вытяжной шкаф и заявила, что не вылезет. Хотела проверить, как поступит учительница. Но та сказала: «Хорошо, сиди где хочешь». Девочка просидела в шкафу весь урок и даже отвечала оттуда на вопросы преподавателя. Эта девочка уже закончила школу и стала одной из самых талантливых наших выпускниц"
Как на дальнейшую жизнь человека влияют 11 лет, проведённых в школе?
— Все основные модели поведения, которые человек воспринимает как собственные, закладываются в семье. Школа может только что-то усилить или ослабить. Но, с другой стороны, организация обучающей среды закрепляет у ребёнка привычку поступать определённым образом. Если ты привык с первого класса работать в команде и создавать проекты, то и во взрослой жизни будешь выстраивать продуктивные отношения. Если ты с детства понял, что ошибка — это не страшно, это нормально, любая ошибка — источник твоего развития, ты и в зрелом возрасте будешь способен учиться.
Но ведь школа — это вовсе не школьные стены. Наш принцип — "школа без стен". На прошлой неделе 50 ребят вернулись с традиционного школьного "погружения". Они неделю жили в Карпатах, изучая биологию, физику, химию и географию на практике и на свежем воздухе. Осенью было другое "погружение" — в историю, экономику и футурологию — проходило под Одессой, в Затоке. В таких "погружениях" дети получают не только предметные и метапредметные знания, но и отрабатывают то, что называется "мягкими навыками", или soft skills. Например, во время "погружения" в Одессе одним из заданий было уговорить прохожего обменять бесполезный или малоценный предмет (спичку или скрепку) на что-то более ценное, а это, в свою очередь, — на ещё более ценное, и так далее. Дети подходили к незнакомым людям прямо на улице, вступали в диалог и с удивлением замечали, что вовсе не все отвечали им отказом или насмешкой. В результате у детей не только вырабатывался коммуникативный навык, но и снимался страх перед другим, чужим человеком.
Очень заметен контраст между детьми, которые учатся у нас давно, и теми, кто недавно перешёл из другой школы. Новички обычно сразу занимают оборонительную позицию. Им требуется полгода, а то и год, чтобы поверить, что не все взрослые плохие и не все дети хотят им зла. Бывает, они проверяют на прочность учителей: а вдруг, если сделать что-нибудь странное, преподаватель сорвётся и проявит своё истинное свирепое лицо. Однажды одна девочка из новеньких залезла на уроке биологии в вытяжной шкаф и заявила, что не вылезет. Хотела проверить, как поступит учительница. Но та сказала: "Хорошо, сиди где хочешь". Девочка просидела в шкафу весь урок и даже отвечала оттуда на вопросы преподавателя. Надо сказать, история давняя, эта девочка уже закончила школу (за партой, не в шкафу) и стала одной из самых талантливых наших выпускниц.
"Разработчики программ, а вслед за ними и многие учителя поступают, как садовник-неумеха, который намешал в бочке все удобрения, что у него были, вылил эту жижу в огород и думает, что каждое растение разберётся само и возьмёт из смеси то, что ему полезно"
 
Алексей Греков
о нынешней системе образования
Год учёбы в вашей школе стоит 90 тыс. грн. Не все родители могут это себе позволить. По каким критериям им стоит выбирать школу для своего ребёнка?
— Я убеждённый сторонник того, чтобы родители сами создавали школы для своих детей. Конечно, это нельзя сделать "между прочим", это требует упорства, труда и, главное, времени. Но вовсе не нужно, чтобы это были огромные школы на сотни детей. Это могут быть мини-школы на полтора-два десятка учеников, работающие по тьюторским методикам. Такие школы уже существуют и успешно развиваются.
Правда, чаще всего они не имеют государственной лицензии, и родителям приходится формально зачислять детей на экстернат или дистанционное обучение в другие школы. Ведь чтобы получить лицензию, нужно снять помещение, поставить в нём парты, купить учебники, получить добро от СЭС и пожарных. Мудрое государство давно бы убрало эти бессмысленные согласования и ограничения.
Расскажите о тьюторстве. Почему вы считаете, что оно спасёт нашу систему образования?
— Тьюторство придумано ещё в XIII веке в Кембридже и Оксфорде, но в последнее время тьюторская модель стала широко использоваться не только в высшем, но и в среднем, и даже в дошкольном образовании. К сожалению, не у нас. А ведь в Украине она могла бы стать спасением для малокомплектных школ, в том числе сельских. Для тьюторской школы нет нужды в полном штате учителей, достаточно двух-трёх специально обученных педагогов, умеющих организовывать самостоятельную работу учеников. Ну и, конечно, нужен интернет.
Но ведь не все предметы можно понять, прочитав параграф в учебнике или посмотрев ролик в интернете.
— Конечно. Но почему родителям кажется, что кто-то может научить их ребёнка математике только потому, что учился этому пять лет в университете? Может, он плохо там учился, ненавидит эту математику и вообще пошёл преподавать от безысходности? Может, ребёнку нужен учитель, которого вообще нет в вашем населённом пункте, — он живёт в другом городе или другой стране. Но даже самый лучший учитель нужен не всё время, а только когда ребёнок не понял тему или не смог в ней разобраться сам. Всё остальное время рядом с ребёнком может быть тьютор, своеобразный организатор учебного пространства, в котором взаимодействуют ученики.
Алексей Греков: "Почему родителям кажется, что кто-то может научить их ребёнка математике только потому, что учился этому пять лет в университете? Может, он плохо там учился, ненавидит эту математику и вообще пошёл преподавать от безысходности"
Например, у нас на занятиях по курсу Science пятиклассники и шестиклассники работают вместе в смешанных группах, а преподаватель просто координирует процесс взаимообучения учеников. Когда ребёнок обучает другого ребёнка, это работает раза в три эффективнее, чем когда то же самое делает учитель, но ориентируясь при этом не на отдельного ученика, а на целый класс.
Далеко не каждый учитель может стать тьютором. Для этого он должен "перейти" на сторону ребёнка. Вместо "ты должен это выучить" тьютор говорит: "Попробуй. Может быть, у тебя получится. Но даже если нет, я всё равно буду тебя любить. И если тебе будет нужна моя помощь — обращайся".
Такой педагог ведёт себя, как опытный садовник, который знает, как ухаживать за клубникой, а как — за тюльпанами или сливой. Но пока разработчики программ, а вслед за ними и многие учителя поступают, как садовник-неумеха, который намешал в бочке все удобрения, что у него были, вылил эту жижу в огород и думает, что каждое растение разберётся само и возьмёт из смеси то, что ему полезно. Но в итоге у него просто всё погибает.

Будущее — в планшете

Какой вы видите школу будущего — например, 2050 года — у нас и за границей?
— Нигде в Европе и в мире не берутся прогнозировать изменения в системе образования дальше 2025 года. Во-первых, мы не можем предсказать, к каким последствиям приведёт распространение той или иной технологии. Кто ещё 10 лет назад мог предсказать появление таких проектов, как Coursera и Khan Academy? И вот, к примеру, недавняя публикация: можно вставить в ухо устройство, которое переводит чужую речь в режиме реального времени. Как теперь объяснить продвинутому ребёнку, зачем ему нужно учить иностранный язык? А ведь такой девайс уже создан.
Во-вторых, полагают, что после 2025 года экономика и жизнь вообще поменяют свой вектор. Существуют известные кондратьевские циклы, описывающие подъёмы и кризисы мировой экономики. Так, до начала 1970-х годов основной человеческий ресурс был сосредоточен в промышленности. А затем грянул энергетический кризис, и энерго-, материало-, человекоёмкие производства стали попросту невыгодны. К счастью, тут подоспела кибернетика со станками с ЧПУ, с промышленными роботами, и все те, кто работал на конвейере, в шахтах, и вообще — все, кто зарабатывал неквалифицированным физическим трудом, — оказались на улице. Впрочем, это коснулось в большей степени Америки, Японии, Европы, но не Советского Союза с его дешёвой, практически даровой нефтью.
Людей, выброшенных из сферы промышленного производства, подобрала сфера обслуживания. Именно с этого момента она начала разрастаться, да так, что сейчас в ней занято почти 80% населения Земли. Людям, занятым в обслуживании, оказались нужны иные качества, те самые soft skills, которые традиционные школы не развивали. Так вот, именно сейчас закончился предыдущий и начинается следующий кондратьевский цикл. В течение 5–7 лет все люди, занятые в сфере обслуживания, все эти "Свободная касса!" — свою работу потеряют. И дело даже не в том, что бурно развивается робототехника. Uber в логистике, Airbnb в гостиничном бизнесе, AliExpress в сфере розничной торговли в корне меняют экономику. А значит, будет меняться и образование. Будут цениться люди, способные творить или делать что-то уникальное, чего не сможет сделать бытовой робот или приложение на смартфоне. И поэтому я говорю: школа будущего уже существует. Дети учатся в школе будущего, когда сидят с планшетами в руках. В этот момент они учатся сетевому взаимодействию, учатся просеивать гигантские объёмы визуальной информации, учатся работать с динамическими символами — в общем, всему тому, что нам, людям иной, текстовой культуры, не понять и чему не научиться никогда.
"В течение 5–7 лет все люди, занятые в сфере обслуживания, все эти "Свободная касса!" — они свою работу потеряют. И дело даже не в том, что бурно развивается робототехника. Uber в логистике, Airbnb в гостиничном бизнесе, AliExpress в сфере розничной торговли в корне меняют экономику"
 
Алексей Греков
о смене спроса на традиционные профессии
То есть нет ничего плохого в том, что дети много времени проводят за ноутбуками и планшетами?
— Если мы запретим им это делать, мы лишим их возможности быть успешными в будущем. Например, мой добрый друг, прекрасный поэт Рафаэль Левчин в начале 90-х эмигрировал в США, и там его подросший сын Максим создал платёжную систему PayPal. Мог бы он сделать это здесь? Риторический вопрос. Недостаточно быть хорошим программистом, нужна среда, благоприятная для предпринимателей и инноваторов. Наши дети будут конкурировать не между собой, а со своими сверстниками из США, Финляндии, Китая, Сингапура. Сохраняя анахроничную систему образования, мы обрекаем наших детей на поражение ещё до начала игры.

Формула счастья

Кем становятся ваши выпускники?
— Они поступают в разные вузы — раньше больше в украинские, теперь всё чаще за рубеж. Цена на обучение в Польше или Чехии практически такая же, как в наших вузах, но качество образования намного выше.
Многие выпускники начинают работать уже на первом курсе. На втором одновременно учатся и работают 100% наших выпускников. Открывают свои бизнесы, делают социальные проекты. Наверное, они просто привыкли много работать здесь, и в вузе чувствуют "недогруз". Например, одна наша выпускница поступила в британский вуз и уже на первом курсе открыла свою студию восточных танцев. Другая девочка поступила на бюджет в КНЭУ и на третьем курсе решила перейти на заочное отделение. Сказала: "Меня здесь всё равно ничему полезному не учат. Зачем терять время даром? Диплом я так или иначе получу, а за один год работы в реальном бизнесе я узнаю об экономике больше, чем за пять лет учёбы". В тот момент ей не было ещё и двадцати. Она взяла на себя одно из направлений родительского бизнеса, вела переговоры с контрагентами, организовывала логистику.
Создали ли выпускники "Афин" прошлых лет свой элитный клуб — как это заведено, например, в Гарварде и Йеле?
— Нет. Само понятие "элитного клуба" нам чуждо. Мы демократическая школа вроде Саммерхилла и Садберри Вэлли, мы даже входим в EUDEC — Союз демократических школ Европы. У нас нет такого клуба, но выпускники постоянно бывают у нас, заходят, когда есть время, заезжают чуть ли не в первый день по возвращении домой на каникулы. Им хочется приходить сюда, потому что здесь им было хорошо. Меня это радует. Свою школу я обходил десятой дорогой.
Существует ли для вас понятие педагогической ошибки?
— Ошибкой может быть только сам педагог. Но если серьёзно, нельзя научиться чему-то, не ошибаясь. В том числе и педагогу. Другое дело, что нельзя назвать педагогом человека, который орёт на ребёнка и не уважает его. Если учитель не любит детей, он не может их ничему научить. Вспомните свою школу. Наверняка был какой-то предмет, который вы не любили только потому, что не любили учителя. И уже много лет спустя, во взрослой жизни, его мрачная тень нависает над вами и блокирует любую попытку изучить то, что он так усердно преподавал. Впрочем, и это нельзя назвать педагогической ошибкой. Скорее это ошибка менеджмента школы, который держит у себя такого преподавателя.
Что нужно, чтобы ребёнок был счастлив?
— Ребёнок должен расти в любви. Я не согласен с тем, что если ребёнка баловать, он вырастет неприспособленным к жизни. Если вы возьмёте саженец и попробуете посадить его в тундре, он просто погибнет, и даже если выживет — вырастет скрюченное карликовое бесплодное деревце. Заботливый садовник поступит по-другому. Он поместит растение в теплицу, подождёт, пока оно наберётся сил, и только потом высадит в грунт. В результате вырастет сильное и красивое дерево, которое принесёт не менее прекрасные плоды. Так же и с детьми. Если они растут в любви и заботе, если их удачам радуются, а за неудачи не ругают, они вырастают добрыми, сильными и уверенными в себе. А если ребёнка с детства попрекать плохим почерком, неумением дать сдачи обидчику или неспособностью уразуметь условие задачи, он вырастет слабым, запуганным и зависящим от чужого мнения. Счастливым он точно не будет. Так что просто любите, поддерживайте и прощайте своих детей.
Фото: из личных архивов