Мысли для начала... мышления

Неграмотными в 21-м веке будут не те, кто не могут читать и писать, а те, кто не смогут научаться, от(раз)учаться и перенаучаться. Элвин Тоффлер

2016-03-01

Да будут стёрты имена тех, кто... мою родину превратил в Содом

Это пост проклятия.
1. Не спасенные шахтеры.
2. Не спасенные заложники и обреченные гибели дети.
3. Не спасенные подводники.
4. Убитые правозащитники и политики.
5. Развязанные войны и захваты суверенных территорий.
6. Вражда, посеянная между братскими народами.
7. Растленный и оболваненный народ, обученный называть добро злом, и наоборот.
8. Отказ сиротам в милосердии.
9. Подлая ложь, грабеж, неправедный суд.
10. Отказ от погибших солдат.
11. Пропаганда, подкуп, манипулирование во внешней и внутренней политике.
12. Жертвоприношения во славу кесаря под видом уничтоженных продуктов и др.
Все это было сделано властью ради власти и сделало ее деспотизмом нелюдей.
Все это превратило страну в Содом.
Женщина с отрезанной головой ребенка у метро, окруженная трусостью и равнодушием прохожих и полицейских, стала, вместе с трусостью и равнодушием, проклятием и одновременно символом варварства кровавой эпохи.
Я не верю в историческую справедливость.
Но я верю в справедливость метафизическую.
Особенно в ту, которая заканчивается - нет, не адом, он, ад, здесь, сейчас, оставим его в покое, - я верю в то, что называется "стиранием имени".
Да будут стёрты имена тех, кто обязан получить по заслугам за то, что мою родину превратил в Содом.

Госпропаганде невыгодно ассоциирование зрителя с жертвой

Почему можно по ТВ показывать бравурные кадры бомбометания, подразумевающие гибель десятков, а то и сотен людей, в том числе, возможно, и детей, а вот кадры с сумасшедшей, убившей одного ребёнка, — нельзя?
Объяснение видится простым. Обыватель в первом случае ассоциирует себя с теми, КТО УБИВАЕТ. Во втором случае ему не уйти от мысли, что какой-нибудь сумасшедший может добраться и до его ребёнка или до него самого, и будет ассоциировать себя с ЖЕРТВОЙ. А такой ход мысли госпропаганде невыгоден: вдруг обыватель задумается, что бомбардировщики летают не только в одну сторону и за убийства других придётся отвечать...

Первоначально запостил здесь https://www.facebook.com/envolk/posts/1225354190825345

P.S. Тут ряд других трактовок предложили в обоснование непоказа вчерашней трагедии, которые в немалой степени обоснованы, и я их чуть позже обозначу. Одной интерпретации в таких случаях и не может быть, либо она должна быть сложносоставной. Моё высказывание было нацелено на один из возможных аспектов, который, скорее всего, реальными агентами пропаганды вообще не брался в расчёт. Но он существует.

Комментарии:
Комментарии

Новикова Любовь в первом случае нелегко будет взять пример, во втором - просто
Евгений Волков И это верно, но есть ещё и метапозиции.
Новикова Любовь вижу только два выхода. Дорогой - развивать психиатрию; дешевый - отключить телевидение.
Irina Zet Чтобы последователей маньячки не плодить. Здесь первый канал правильно поступил.
Михаил Немцев Во втором случае Вы получаете сенсацию без послания. У людей бывают психозы и они убивают кого-то поблизости - это не такая уж новость. Если бы женщина не была приезжей в необычных одеждах, этот случай вообще не заметили бы. Так что нечего там показывать, новостного содержания нет.

Это в чистой изолированной лаборатории содержания нет, а тут только и цитируй:

http://www.novayagazeta.ru/columns/72056.html


Растил-растил дед ксенофобию, ненависть, агрессию, нетерпение к мигрантам, к инакомыслящим, к инаковерцам, к цветам кожи, расам, политическим взглядам и ориентациям — и вырастил наконец-таки. А когда понял, что вырастил — сам аж присел. 

Так что я поддерживаю Пескова, который поддерживает рекомендацию не показывать.

Десять лет они загоняли себя в этот угол — и загнали наконец-таки.

Десять лет вливали народонаселению в головы такую ненависть по отношению ко всем остальным, что  даже в Кремле поняли — лучше сейчас об этом промолчать. Потому что да — может рвануть. 
Потому что теперь, когда десять лет задачей новостных программ было только одно — ненависть, ненависть, ненависть — уже ничего не объяснишь.
Это же не русский фашист, убивший в Питере девятилетнюю таджикскую девочку. 
И не русский коллектор, сжегший коктейлем молотова русского ребенка в кроватке.
И не русская семья, которая во время попойки выбросила в Мытищах своего ребенка из окна.
И не русская мама, отрубившая дочери голову в поселеке Крюково Чеховского района, за то, что та пролила на новые брюки чай.
И не Светлана А., забившая во Всеволожске сына до смерти за банку меда. 
И не Валерий Пермяков, российский военнослужащий, убивший в Армении всю семью, в том числе двухлетнюю девочку и полугодовалого младенца, которого он семь раз проткнул штык-ножом.
И даже не та тетка, которая избила ногами сына за то, что банкомат не выдал ей деньги — вот совсем недавно, всего пару недель назад.
Это — узбечка. Мигрантка. Мусульманка.
А эти триггеры лучше не употреблять.
Особенно сейчас. После изнасилованных девочек и распятых мальчиков.
А то и вправду может рвануть. 
Безусловный рефлекс на них обществу удалось привить на отлично.
Мои поздравления Константину Львовичу, Дмитрию Сергеевичу и Владимиру Владимировичу в связи с тонкой и умной политикой информационной безопасности государства. 
Как там? Не рой яму другому?
Ну-ну.

И ещё точка зрения:
А.ПЛЮЩЕВ: "КРОВАВАЯ НЯНЯ" И ТВ
Я уже 22 года работаю в информационной службе Эха Москвы. Все эти годы я профессионально сталкиваюсь с новостями, каждый день. И все эти годы продолжается дискуссия, о чем нужно, а о чем не стоит говорить по телевидению отечественному зрителю. Сначала обсуждалось, как сказывается на его психике война в Чечне. Зачем ему это знать, ведь он не может помочь в наведении порядка в мятежной республике? Потом тонкую душевную организацию зрителя ограждали от информации про теракты. Ну, мало ли, а то еще паника возникнет, помешают спецслужбам работать. Оппозиционеров и их акции не показывали под предлогом того, что они просто никому не интересны. Вот выключит на них зритель свой ящик, а обратно-то может и забудет включить? А про то, что в столице страны у метро полчаса ходит женщина в черном с отрезанной головой ребенка в руке и кричит, что она террористка — это у нас не новость. Не было такого события. Вам показалось. Сирия в семи сюжетах есть, Украина‪#‎замышляетнашкрымотобрать‬ — есть, даже про мухлеж с датчиками во взорвавшейся шахте есть, чего уж совсем трудно было ожидать. А кровавой няни — нет. Для меня, честно говоря, это было неожиданно: я-то думал, такой богатый сюжет будет использован на всю катушку для нагнетания истерии, дескать ИГИЛ у ворот, мало бомбим в Сирии.
Говорят, вдруг, не дай бог, поднимутся межнациональные волнения, пойдут бить мигрантов. СТОП. То есть, по этой логике, раскручивая историю с якобы изнасилованной Лизой, российские каналы сознательно провоцировали волнения в Германии? Подстрекали наших иммигрантов против ближневосточных? А сюжетом про распятого мальчика сознательно же подогревали антиукраинские настроения? И весь этот выдуманный ад никак не ранил психику зрителей?
Я уж молчу о таких замалчиваемых вместе с этой новостью «мелочах» как работа полицейских, разбегающихся врассыпную или проблема, кому доверить своего ребенка. Как написано на плакатах социальной рекламы: «Все равно?».
Мне знакомо это нытье: «мне тяжело на это смотреть, не показывайте мне это». Не врите. Было бы тяжело — не смотрели бы. А так — и мальчика и девочку, все смотрите и обсуждаете. На сервисе Медиаметрикс из 20 самых популярных, самых кликабельних новостей минувших суток лишь 4 не имеют отношения к кровавой няне.
Никто не говорит, что видео безумной женщины с отрезанной головой в руках нужно крутить 24/7. Профессионалы для того и нужны, чтобы о самом ужасном рассказывать, не срываясь в желтизну и чернуху. Люди должны иметь право знать и задумываться о том, что происходит. Даже если они от этого права сознательно отказываются или отгораживаются.

Блог Игоря Яковенко
вторник, 1 марта 2016 г.
ПРО ПЕСКОВА И СУМАСШЕДШИХ
Случилась в Москве трагедия. Женщина работала няней в семье. Дождалась, пока родители уйдут, отрезала девочке голову. Потом подожгла квартиру, а сама пошла к метро размахивать отрезанной детской головкой и орать: Аллах акбар. А милиция в ужасе разбежалась и долго ждали спецназ, пока женщину скрутили и увели. 

Дальше задачка для первокурсников журфака. Дети, как должен поступить журналист: показывать этот треш, или нет? А, дети, не слышу? Правильно, Машенька, конечно, показывать. Ведь журналист, он ведь, что? Он должен информировать о событиях. А если у вас у метро ходит тётя, которая машет детской головкой и вопит «Аллах акбар», это событие, или нет? Да, Коля, ты правильно процитировал из моей лекции дефиницию события и верно перечислил все признаки, садись. 

А теперь, дети, кто мне скажет, как именно надо показывать этот треш? Так… так…, правильно, Петенька, молодец! Мы у тёти лицо прикроем полоской, чтобы ее не узнали и не убили, имя-фамилию в титрах писать не будем, ведь родня не при чем. Да, и, конечно, этот жуткий предмет у нее в руках так немножко размоем, чтобы он никому ночью не приснился, а главное, чтобы родня лицо своей девочки не узнала. И про национальность тёти мы конечно, не скажем, мы ведь с вами не знаем, является тётя членом этнической группировки, или нет.

Так отвечают студенты младших курсов журфака, которые еще думают, что они могут стать журналистами. А вот когда они вырастают, то им объясняют, что они работают на дядю, и как дядя скажет, так они и спляшут. И вот по поводу тёти с отрезанной детской головкой у метро дядя сказал не показывать. И ни один федеральный канал не показал. Только Рен-ТВ один раз в дневных новостях. В результате, в отсутствие профессиональной журналистской съемки, по всем социальным сетям загулял удалой ролик, в котором и голова отрезанная, и лицо тети и всея ее подноготная, хоть сейчас открывай фашист охоту на весь род ее и на весь ее этнос. Плюс страдания родителям жертвы дополнительные.

Но самое главное - это, конечно, Песков. Он, конечно, объяснил, что это не он. В смысле, не он запрещал показывать. Это каналы сами сообразили. Но он, Песков поддерживает, чтобы российские телеканалы не показывали сумасшедших. Я надеюсь, что он пошутил. Хотя повод, конечно, неподходящий для шуток. Но ведь если по российским каналам не показывать сумасшедших, то придется отменять трансляции заседаний Госдумы, закрывать все информационно-аналитические ток-шоу и большую часть всех передач. А главное, придется не показывать вашего, Песков, работодателя, поскольку он, как известно, ё@@утый на всю голову. И что тогда показывать? И куда вас тогда девать? Головой надо думать, Песков, когда говорите. Вы-то не сумасшедший, ведь правда? See more at: http://igoryakovenko.blogspot.nl/2016/03/blog-post.html#sthash.q8CxC205.mZucKXhf.dpuf

Владимир Познер об отказе центральных каналов показать сюжет про убийство трехлетней девочки в Москве
Кремль поддержал отказ федеральных телеканалов от показа в новостях сюжетов о жестоком убийстве трехлетней девочки ее няней. Владимир Познер считает, что каждый человек сам вправе решить, показывать сюжет или нет.
Владимир Познер: "Я могу только сказать, что это решает каждый журналист или руководитель сам для себя. Нет никаких правил и законов по этому поводу ни у нас, ни в мире. Каждый сам соображает, насколько важно сообщить, насколько эта информация нужна, чтобы люди понимали, что происходит, насколько это необходимо.
Я несколько удивился, когда увидел, сколько написано по поводу того, что центральные каналы не показали этот сюжет. Я сразу вспомнил, когда террористы своими самолетами врезались в башни в Нью-Йорке, и главные американские каналы не стали показывать, как люди выбрасывались из окон. Это примерно также.
Показывать для чего? Какой смысл? Зачем? Какая идея? Каждый сам решает, важно это или нет.
Я лично не показал бы. Но это не означает, что все должны поступать так, как я."

Больше всего я ненавижу лицемерие и двойные стандарты. Причём претензии у меня к обеим сторонам, вы уж делайте, что хотите, а я скажу, что думаю я. Сначала про журналистику, которой в России нет.

Сразу берём аксиому — журналист ОБЯЗАН освещать ВСЕ события. Иначе он не журналист. Кто угодно, но не журналист. В России — это, как правило, ничтожные, трусливые твари, которые волею судеб оказались среди микрофонов и камер. Теперь на частных примерах.

Значит, по телевидению нормально показывать боевиков ИГИЛ, которые казнят на камеру людей, обезглавливают их и расстреливают (ну, головы жертв немногожко заретушированы), нормально показывать, как кошек разрывают петардами, нормально транслировать море крови из Сирии и Украины, смаковать распятых мальчиков, показывать жертвы терактов, криминальную бытовуху, которая тоннами ежедневно льётся из экранов, а вчерашний случай — это показывать аморально? Но это претензия к заранее ублюдочной стороне власти и СМИ. А теперь к другой стороне.

Почему те, кто казнят людей и отрубают им головы — это хладнокровные дикари террористы, а вчерашняя узбечка — просто сумасшедшая? Ну ка, великие психиатры диванные, расскажите мне о принципе постановки диагноза?

Почему, когда по всему миру, в Европе в том числе, людей взрывают и режут с криками Аллаху Акбар — это радикальные мусульмане, а узбечка эта с теми же криками и угрозами — это частный случай, не имеющий отношения к радикальному (так уж и быть) исламу?

Почему, когда заходят разговоры о мигрантах и их преступлениях в Европе, то это сразу разжигание национальной и религиозной ненависти, а когда узбечка с криками Аллаху Акбар в хиджабе с головой ребёнка в руке гуляет по улице — то это вообще не имеет никакого отношения к религии, национальности, да и к ненависти тоже. Просто. Случайно. Совпало.
Если меня убивают, то я хочу знать — за что меня убивают. Есть такие банальные понятия, кстати, прописанные в УК, как убийства на почве. На почве ревности, на почве религиозной ненависти и нетерпимости, заказные убийства за деньги и т.д. У практически любого убийства есть мотив, который толкает убийцу на преступление. И именно этот мотив является корнем зла, который надо понять и сделать выводы, чтобы больше этого не повторялось. А вместо ответа на эти вопросы, вы говорите мне — ТЕБЯ УБИВАЮТ ПРОСТО ТАК. И родителям этого ребёнка вы говорите тоже самое. Вы лгуны и лицемеры.
5 ч


И последнее про молчание козлищ (они же федеральные телеканалы) по поводу главного вчерашнего события.

Много прочел у разных добровольных и платных любителей государства российского — правильно молчат. Потому что иначе — бунт, кровь, смерть, катастрофа. Странно, что про майдан никто не писал (или мне не попадалось).

Думать надо, — бормотали. Включайте голову, — бормотали. Понимать надо.

А понимать это надо так: добровольные и нанятые любители государства российского народ русский ненавидят и боятся. Считают его глупым и злым. И заранее уверены, что народ, узнав о страшной истории одной конкретной обезумевшей женщины, ринется резать узбеков.

Это даже не расширяет, а укрепляет наши знания о добровольных и нанятых любителях государства. И никак иначе это понимать не надо.

Александр Невзоров: Няня-убийца пробьёт коросту в мозгах

Когда 29 февраля у станции метро «Октябрьское поле» задержали женщину с отрезанной головой ребенка, российские телеканалы фактически проигнорировали это событие. Поинформации РБК, власти порекомендовали не рассказывать об этом случае, чтобы не вызвать вспышку ксенофобии, но в Кремле это отрицают. Социолог Степан Гончаров, публицист Александр Невзоров и другие рассказали «Снобу», нужно ли было телевидению рассказывать об убийстве и какие последствия это бы повлекло

Фото: Григорий Сысоев/РИА Новости
Фото: Григорий Сысоев/РИА Новости
Няня Гюльчехра Бобокулова, обвиняемая в убийстве 4-летней девочки Насти Максимовой
+T-
Николай Сванидзе, историк, политолог:
Конечно, уберегать общество от вспышек ксенофобии нужно, но ведь обязанность телевидения — рассказывать людям о произошедшем, информировать их. Просто не нужно делать акцент на национальности преступника и его религиозной принадлежности, если это не главная составляющая преступления. И в данном случае эта составляющая явно не главная. В России тоже полно опасных безумцев и уродов, которые ненавидят всех вокруг и в соответствующем состоянии могут начать бегать по улицам с топором. История с няней — общественно важная в том плане, что нужно аккуратно подходить к выбору людей, работающих с вашими детьми. В нашем обществе можно сегодня купить любую нужную для работы справку, включая справку о психическом здоровье, даже если ты каждое утро ловишь на себе зеленых чертей. Если доносить до людей информацию о трагедиях, это может снизить уровень рисков, сделать людей осторожнее и сознательнее.
Другой вопрос — как следовало рассказать об этом событии, чтобы не всколыхнуть волну ксенофобии. Тут уже вопрос в акцентах и интонациях. Я вот всегда говорю своим студентам: если мы пишем о преступнике или подозреваемом, то нельзя писать, что, «расчленив девушку, юноша отправился в лес». Потому что он не юноша, это слово имеет позитивную коннотацию. Так же и здесь. Разглашать информацию нужно, но выбор правильных слов для этого — это вопрос профессионализма и ответственности.
История с няней-убийцей — это неплохой информационный товар, и запрет на его распространение на телевидении не вполне логичен. Говорить, что он может спровоцировать вспышку ксенофобии, — это все равно, что развешивать таблички «Не курить» в здании, которое объято пламенем. Ксенофобские настроения сегодня необыкновенно сильны и свирепы — это картина, которая уже отчетливо сложилась. Так что, думаю, российские телеканалы не стали показывать сюжет про няню, убившую ребенка, вовсе не из-за ксенофобии. Просто после этого случая становится понятно, насколько религия — общественно опасное явление. Я знаю, что эту историю призывали не связывать с религией, но в таком случае что еще нам не стоит с ней связывать? Атаку на башни-близнецы в США, устроенную смертниками во имя их божества? Повсеместное отрезание голов в арабском мире? То, что в монастыре под Ярославлем насмерть забили 13-летнюю девочку, которая отказывалась молиться так, как считали нужным монахи? Религия учит ненависти к тому, кто ее не разделяет, учит считать этих людей куклами, которым при случае можно что-нибудь отрезать. Ведь так повелось, что представители разных религий все время друг другу что-то отрезают. И случай с няней — очень показательная вещь, которая может броситься в глаза даже нашим так называемым 86 процентам. Поэтому телевизионщики и приняли такие беспрецедентные меры, ведь именно телевидение — главное СМИ для этих самых «процентов». И дело тут не в настроениях, которые могли бы вспыхнуть после демонстрации сюжета, а в размышлениях. Для нашей власти ведь размышления гораздо опаснее настроений. Если их допустить, то может случиться фазовый переход, когда взгляды абсолютного меньшинства вдруг станут общепринятыми. Такое уже сто раз было в истории — и в 91-м году, и во времена всех смут. Власти оказываются свержены, когда взгляды вчерашних отщепенцев и фантастов превращаются в норму.
А история с няней-убийцей настолько емкая, что может пробить даже ту коросту, которую российское телевидение нарастило в мозгах этих самых 86 процентов. Наших телевизионщиков никогда не смущали ни распятые мальчики, ни изнасилованные девочки, которых никто не насиловал, ни любая другая грязь и кровища. Но отрезанная голова маленького инвалида может стать детонатором мыслительного процесса для огромного количества людей. А как только наша страна задумается, произойдет самое страшное для властей.
Степан Гончаров, социолог «Левада-центра»:
Конечно, сегодня для российского человека телевидение — главный источник новостей, и 90% людей получают информацию именно с телеканалов. Но вряд ли, если бы сюжет об убитом ребенке показали на государственных телеканалах, люди бы начали выходить на улицы и громить город. Сейчас, после событий в Крыму, Украине и Сирии, уровень проблематизации национальных конфликтов заметно снизился, и россияне стали меньше говорить, что испытывают какие-то негативные чувства к приезжим. Все сплотились вокруг внешнеполитической повестки, и внутренние различия стали не так заметны.
При этом некоторые каналы все-таки показали новость про няню, да и интернет-источники об этом написали. Если бы то же самое произошло в 2010–2013 годах, то реакция была бы совсем другой. Ведь в это время были и драки между националистами и приезжими, и погром в Бирюлево. И ведь это происходило иногда практически на пустом месте, таких шокирующих событий, как няня с отрезанной головой, не было. Причем эта няня даже не отрицает религиозной подоплеки своих действий и говорит, что это Аллах ей приказал убить девочку. И националисты, которые могли бы сейчас устроить ответные акции, ничего не предприняли, хотя они читают альтернативные источники информации и прекрасно знают о произошедшем. Насколько я знаю, часть из них просто вышла к метро «Октябрьское поле» и никаких беспорядков не устраивала.
Еще один вопрос — станут ли после этого случая россияне меньше доверять телевидению. По нашим данным, за осень число людей, доверяющих федеральным телеканалам, уже снизилось, но смотреть их от этого меньше не стали. Да, на телевидении о многом не рассказывают: люди не знают, покупать ли им валюту или запасаться гречкой, а с экранов в это время говорят об успехах российских вооруженных сил в Сирии. Но и альтернативных источников информации россияне не ищут. Они вообще относятся к информации довольно цинично, в духе: «Здесь нам врут, но и в другом месте тоже будут врать». Люди в принципе не верят, что есть источник, который будет говорить им правду. Так что вряд ли случай с няней как-то скажется на доверии людей к телеканалам, тем более что в этом никто не видит политической подоплеки. Я даже предполагаю, что телезрители бы одобрили решение каналов не показывать этот сюжет: большинство людей говорит, что в новостях сегодня слишком много негатива. Хотя, конечно, если бы няню-убийцу показали в новостях, то все бы это смотрели, а рейтинги ток-шоу, где это бы обсуждали, были бы очень высокими.