Мысли для начала... мышления

Неграмотными в 21-м веке будут не те, кто не могут читать и писать, а те, кто не смогут научаться, от(раз)учаться и перенаучаться. Элвин Тоффлер

2017-02-25

Протопостулаты (протоаксиомы) онтологии человека

Протопостулаты (протоаксиомы) онтологии человека

  1. Существует объективная реальность, содержащая, по К. Попперу, три мира: мир 1, мир 2 и мир 3, т.е. всю совокупность объективно существующих явлений, процессов, элементов и предметов, включая текущие явления человеческого сознания и его продукты, в том числе социальные явления и процессы и социальные институты. Частью объективной реальности является субъективная реальность социальных индивидов и социальных групп, т.е. субъективные представления людей об объективной и субъективной реальностях.
  2. Всё воспринимаемое извне сознания и продуцируемое самим сознанием как-то существует и как-то устроено (как и само сознание), а формы и виды существования и устройства явлений и вещей многообразны: от простых и сложных объективно реальных независимо существующих до нейронных паттернов субъективно воображаемых реальными несуществующих вне сознания явлений (реально существующие процессы сознания способны конструировать несуществующие в реальности вещи, явления и процессы). К последним относятся, например, боги, мировой заговор с мировым правительством и особый путь России — и неисчислимое множество других иллюзий.
  3. Человечески осмысленное восприятие реальности возможно только через формирование сознанием априрорных субъективных моделей, которые затем накладываются на феномены работы органов чувств. Человек осмысленно воспринимает и представляет понятной ему реальностью лишь продукты наложения своих фантазий на случайно избранную часть результатов работы органов чувств.
  4. Всё воспринимаемое — реальное и воображаемое — воспринимается человеком субъективно и несовершенно: неполно, неточно, искажённо, с домысливанием, с созданием фантазий и т.д. (упражнение: попробовать сформулировать все практические следствия из принципа субъективной конструпретации (construal)).
  5. Любые продукты восприятия чего угодно могут осмысливаться (наделяться смыслом) и оцениваться человеком как угодно в соответствии с его текущими предпочтениями и состояниями, т.е. реальность может восприниматься как фикция, а фикция — как реальность (принцип субъективной конструпретации (construal)).
  6. Человек способен конструировать в своём сознании и последовательно применять на практике инструменты и технологии «раскапывания» объективной реальности (аппроксимаций к объективной реальности своих представлений о ней; субъективные человеческие фантазии и несовершенные знания о реальности также являются элементами реальности со своими специфическими свойствами).
  7. Следствие из 1-6: ВСЁ в содержании сознания требует критического отношения, проверки и перепроверки в любой данный момент, и человек способен на такую критическую переработку в пределах достигнутого уровня научения соответствующим навыкам и своих психофизиологических способностей.
  8. «Человек, на мой взгляд, — это существо, которое есть в той мере, в какой оно самосозидается какими-то средствами, не данными в самой природе. Или, другими словами, человек в том человеческом, что есть в нём, не природное существо, и в этом смысле он не произошел от обезьяны. Человек вообще не произошёл ни из чего, что действует в природе в виде какого-то механизма, в том числе механизма эволюции. Хотя он чётко выделен на фоне предметов, составляющих природу и космос, тем, что мы интуитивно называем в нем человеческим. Но это не может быть приписано по своему происхождению никаким механизмам ни в мире, ни в биологии, ни в самом человеке. Повторяю, человек есть существо, которое есть в той мере, в какой оно самосозидается. Уже с самого начала мы имеем здесь, следовательно, разрыв, пропасть между культурой и природой. И скажу мимоходом (предваряя дальнейшее, к этому я ещё вернусь), что миф — это тщательно разработанная система нейтрализации оппозиции «культура — природа». Мифические существа — мифичны, то есть реально их нет. Но это существа, способные на невозможное. В них нет названной оппозиции, поскольку они и природны, и культурны одновременно, сверхъестественны. Но это мимоходом. Вернусь к уже сказанному: человек не есть нечто, порождаемое природой в том смысле, что нет такого основания в природе, которое самодействовало бы и порождало своим самодействием в человеке человеческое. Человеку не на что положиться вне самого себя. Нет гарантий, нет фундамента (16:) в природе для человеческих состояний. В этом смысле человек есть существо, висящее в пустоте, как бы случайное, не имеющее оснований. Вдумайтесь в свой опыт или в тот опыт, который зафиксирован в книгах, в историческом предании, то есть в том, что мы вообще знаем об истории и что нам завещано и передано». (Мамардашвили М.К. Введение в философию // Мамардашвили М.К. Философские чтения. — СПб.: Азбука-классика, 2002. — С. 15-16.)

2017-02-19

Форма номер два, или Тоталитарная советская ложь

17.02.2017

Сергей Пархоменко

ФОРМА НОМЕР ДВА


Вот я в эти недели выступаю в разных аудиториях здесь, в Америке. Люди бывают разные. То говорю перед студентами провинциального университета, то перед пожилыми соотечественниками, привыкшими собираться в городской библиотеке чаще на концерты гастролирующих ветеранов «Аншлага», то перед почтенными леди и джентльменами старейшего клуба мормонской Юты, то перед коллегами из знаменитого политологического тинк-тэнка ровно на полпути между Капитолием и Белым домом.

И о чем ни говорю, все сбиваюсь на один и тот же сюжет. Каждый раз рано или поздно съезжаю на мотив «имитационной демократии» в России.

Тут, в Штатах, в последние месяцы слово «фейк» стало очень, очень широко употребительным. Но обозначают им часто события, явления и суждения, вовсе такого наименования не заслуживающие. Это мне, например, хорошо видно: кому еще судить об имитациях, суррогатах, чучелах и фейках как основе государственного устройства целой страны, если не приезжему из России?

Это чем-то похоже на комическую ситуацию минувшего сентября, когда участники здешних президентских гонок заговорили про предстоящие «фальсификации и злоупотребления на выборах». А тут Гарри Каспаров написал и опубликовал в The New York Times очень хорошую (правда очень хорошую) статью о том, какие они, фальсификации и злоупотребления на выборах, в самом деле бывают. Просто перечислил кое-что из недавнего российского репертуара. С живописными «кейсами», как тут любят. Многие были сильно впечатлены.

Так что если кто интересуется фейками — спросите у нас, как они выглядят вблизи. Спелый, румяный, налитой соком фейк в вашем политическом климате как следует-то и не вызревает. То ли дело у нас, в прохладной Московии.

Вот и сижу, перечисляю.

Напоминаю, что официальное название российского государства по-прежнему звучит как «Российская Федерация». А по правде говоря, федеративного в нем… ну, вы понимаете.

Рассказываю, как выглядят голосования, организуемые в России ежегодно, — то на президентском, то на думском, то на губернаторском, то на каком-нибудь регионально-муниципальном уровне, — и пытаюсь втолковать, чем голосования, собственно, отличаются от выборов и почему выборами в действительности не являются. Втолковывается, впрочем, легко, с двух-трех ярких примеров.

Про российский суд, конечно, тоже очень убедительно выходит — если нужно показать, как выглядит имитация властного института и его независимости от других властей. Говорить в Соединенных Штатах про независимость суда — это просто какой-то праздник оратора. Нет ничего проще и ближе аудитории. Вот именно сейчас особенно. Слушатели каждое слово воспринимают фактически как личный комплимент.

Ну и имитация независимости и «неподконтрольности государству» прессы тоже очень удобно демонстрируется на российских образцах. Иногда только приходится немного притормозить, объясняя, кто такие Ковальчуки, Усманов, Мамут, при чем здесь «Газпром». Но в целом схема «взятия на передержку» какой-нибудь медиагруппы, газеты или телеканала — такой простой вариант политического фейка, что не приходится особенно мудрить, и так всё на поверхности. Полируешь разве что потом примером с «Дождем» и внезапной утратой к нему «коммерческого интереса» со стороны одновременно десятков разных кабельных и спутниковых провайдеров. Или, в крайнем случае, еще смешной историей со специально назначенной новой директрисой «Эха Москвы», технично и эффективно превратившей радиостанцию, до того двадцать три года подряд успешно сводившую концы с концами и вполне стоявшую на ногах, в безнадежно убыточную всего за один год менеджерских усилий. Тут уж и последний двоечник с задней парты благополучно въезжает, о чем это.

Ну да, в общем, все всё поняли: российская политическая система — механизм, весь состоящий из хорошо притертых друг к другу колесиков лжи. Тщательно, щедро смазанных при этом тремя полезными для гладкого вранья этико-социальными субстанциями: трусостью, жадностью и холуйством.

Все согласны? А о чем тут спорить?

Потом начинаются вопросы, и дело становится сложнее. Особенно когда просят объяснить происхождение этого важного цивилизационного наследия.

Дескать, вас всех там кто этому учил? Когда? При каких обстоятельствах? Вы все там, в России, как в себе вырабатывали этот навык? 

Вас чем воспитывали?

Это надо уже гораздо дольше объяснять. Надо им тут уже какие-то даты, имена, обстоятельства. Надо привязывать новое для них — к известному, хрестоматийному. Надо им растолковывать, что есть в мировой истории некоторый массив сведений, который так для них для всех и остался «по ту сторону». Ну, где-то на дальнем конце смутно припоминаемого ими Варшавского договора. За мутным занавесом.

«Кажется, — спрашивают, — у вас была какая-то катастрофа? А?»

В смысле, холокост? А, нет. Не холокост, но примерно в это время? Внутри страны? Без всякой оккупации? Вери интрестинг…

Тогда я говорю: нет, погодите. Минутку терпения. Я вам сейчас покажу один документ. Это самый главный документ в истории моей Родины. В нем все, что мы обсуждаем, и сошлось к одной точке. От него, как от печки, надо танцевать во всех объяснениях.

Причем это типовой документ. Но у меня есть два образца. Они самостоятельны, но фактически связаны между собой.

Смотрите, я вам покажу. Сюда, пожалуйста. Обратите внимание.

Документ называется «Форма №2»: желтая картонка, лицо и оборот, аккуратная коричневатая надпечатка. И вписано в нужные места выверенным, оттренированным писарским почерком. Видите?

Вот.

Это один документ. Лицо.
И оборот.
А теперь второй такой же. Лицо.
И оборот.

Почитайте внимательно. Медленно почитайте строчку за строчкой. Там же совсем немного. Просто линейки широко расставлены, а слов, в сущности, мало. Они практически одинаковые, но обязательно надо прочесть оба. Иначе многое остается непонятным.

И это очень важные исторические бумаги, я повторяю. Может быть, самые важные.

Обе составлены в августе 1957 года. То есть это уже почти через полтора года после знаменитого XX съезда. Вы, конечно, читали про XX съезд? Хрущев? Оттепель? Улавливаете? Всем всё про «культ личности» уже рассказали, и про «перегибы на местах», и про «искажения социалистической законности», и про «некоторые особенности внесудебного порядка вынесения приговоров». То есть на момент составления этих документов все были в курсе всего.

Но машина, как видите, все работала. И вообще — в смысле системы во всей ее целости, и в частности — на отдельных участках политического «производства».

Вот эта конкретная мельница молола, в сущности, с августа 1945 года, когда начальник 1 спецотдела НКВД СССР полковник А.С. Кузнецов составил и отправил по назначению свою докладную записку на имя народного комиссара внутренних дел СССР Л.П. Берии.

«Согласно существующему порядку, — доносил там до сведения кого следует подполковник Кузнецов, — при выдаче справок о лицах, осужденных к высшей мере наказания бывшими тройками НКВД–УНКВД, Военной коллегией Верховного Суда СССР с применением закона от 1 декабря 1934 года и в особом порядке, указывается, что эти лица осуждены к лишению свободы на 10 лет с конфискацией имущества и для отбытия наказания отправлены в лагери с особым режимом с лишением права переписки и передач.

В связи с истечением десятилетнего срока в приемные НКВД–УНКВД поступают многочисленные заявления граждан о выдаче справок о местонахождении их близких родственников, осужденных названным выше порядком…»

Мы же все слыхали про «десять лет без права переписки»? Это оно и есть. Дальше.

Несколькими строками ниже подполковник Кузнецов предложил простое и эффективное решение обнаруженной им проблемы этих самых истекших «десяти лет»: всем врать.

Просто врать. Но врать в абсолютно всех случаях, и врать одинаково, по образцу. Потому что вранье тоже порядок любит, а как же.

Сотрудница «Мемориала» Ирина Островская еще пять лет назад описала в «Новой газете» блистательную судьбу этой докладной записки. Проследила, как она превращалась в могучую совершенно секретную Директиву КГБ при Совете министров СССР под названием «О порядке ответов на запросы граждан о судьбе осужденных к высшей мере наказания в 30-е годы», изданную 24 августа 1955 года.

Документ впервые был полностью опубликован в «мемориальской» газете «Аспект» в сентябре 1994 года (вот он на сайте Фонда А.Н. Яковлева).

Так что в принципе все это не новость. Никакого открытия. Никакой сенсации. Хорошо изученный факт отечественной истории.

Но вот эти две желтых бумаги. Так она крутилась, мельница. И на каждом своем обороте выдавала еще одну «Форму №2».

Видите, в верхней части оборотной стороны каждого из наших двух суперважных документов как раз на эту Директиву КГБ ссылка.

В Директиве было сказано так:

«Устанавливается следующий порядок рассмотрения заявлений граждан с запросами о судьбе лиц, осужденных к ВМН бывш. Коллегией ОГПУ, тройками ПП ОГПУ и НКВД–УНКВД, Особым совещанием при НКВД СССР, а также Военной Коллегией Верховного Суда СССР по делам, расследование по которым производилось органами госбезопасности:

1. На запросы граждан о судьбе осужденных за контрреволюционную деятельность к ВМН бывш. Коллегией ОГПУ, тройками ПП ОГПУ и НКВД–УНКВД и Особым совещанием при НКВД СССР органы КГБ сообщают устно, что осужденные были приговорены к 10 годам ИТЛ и умерли в местах заключения.

Такие ответы, как правило, даются только членам семьи осужденного: родителям, жене-мужу, детям, братьям-сестрам…»

Устно. Видите? Устно велено сообщать. Не оставляя следа.

И потом еще разъяснение:

«…4. Указания ЗАГСам о регистрации смерти осужденных даются органами КГБ через управления милиции. В них сообщаются: фамилия, имя, отчество, год рождения и дата смерти осужденного (определяется в пределах десяти лет со дня его ареста), причина смерти (приблизительная) и место жительства осужденного до ареста…»

Понятно вам? Дата смерти — в пределах 10 лет. Любая. Но ошибиться нельзя было: 10 лет с даты приговора, не раньше и не позже. А причина — «приблизительная». То есть выдуманная.

Вот это я выяснял отдельно у знающих людей в «Мемориале»: были ли справочники, таблицы? То есть были ли какие-то формулы, по которым можно было выбрать воображаемую дату смерти давно расстрелянного человека, чтобы сообщить, как сказано, «родителям, жене-мужу, детям, братьям-сестрам»? Или можно было прямо из головы выдумать любую?

И точно так же: были ли справочники рекомендованных диагнозов? Ну, ведь не все же работники органов КГБ одинаково хорошо владеют медицинской терминологией. Кто-то возьмет и напишет: «от грудной жабы умер», — а так ведь давно и не говорят настоящие советские врачи. Или, там, возьмет и ляпнет: «от стригущего лишая», мол. Или от ворогуши, гнетеницы, чревного запора, кумохи, обкладки, змеиного пострела, сухих крыльев. Мало ли как где какой недуг звался. А нужно же по науке, верно?

Нет, говорят мне. Таблиц и справочников никаких не было. Так выдумывали, сами.

И вот, представьте себе, сидит старший оперуполномоченный учетно-архивного отдела УКГБ при СМ СССР по Молотовской области — это теперь опять Пермь, — старший лейтенант Кузнецов (это другой Кузнецов, не тот, что записку Берии писал, просто однофамилец, в России вообще много Кузнецовых). Так вот, сидит Кузнецов и пишет в специальном бланке по «Форме №2», что́ именно, он ПОЛАГАЛ БЫ, следует в данном конкретном случае врать.

Вот это «ПОЛАГАЛ БЫ»!

Кто это выдумал, кстати? Тут виден класс аппаратной работы, как теперь сказали бы. Высшая штабная школа, тонкое мастерство. Это с далеких царских времен так должно было быть заведено: «полагал бы». Красота какая…

Так вот, он пишет, что про Шаблова Антона Викентьевича, техника-конструктора в горкомхозе, на самом деле расстрелянного 23 октября 1937 года — он ПОЛАГАЛ БЫ, — следует сказать его сестре, Ждановой Нине Викентьевне, что тот умер 26 декабря 1946 года от заворота кишок. Да, от заворота кишок хорошо будет, правильно.

А про его мать, Шаблову Викторию Эдуардовну, домохозяйку, в действительности расстрелянную в один день с сыном, тоже 23 октября 1937 года, надо сообщить, — ПОЛАГАЛ БЫ Кузнецов, — что та умерла 19 июля 1940 года от паралича сердца.

Ну, логично же? Наверное, Антон-то Шаблов поздоровее был, чем мать его Виктория? Вот он и умер на шесть лет позже. Причем, видать, поел чего-то не того — вот от заворота кишок и… А Виктория субтильная была, долго не протянула — до 40-го года только. Ну и от сердца померла. От сердца как не помереть? Известное дело ж…

Так он, старший лейтенант Кузнецов, полагал бы. Так он и вывел дивными своими писарскими буковками.

А начальник того же Управления КГБ подполковник Забабуров с ним согласился. Прочел, задумался на минуту, прикинул две даты, два диагноза и решил: ну, годится, что там. И подписал.

Эти две бумаги прислала мне моя знакомая по имени Елена Т. Она недавно решила, что надо ей собрать в архиве документы, чтоб подать заявку в «Последний адрес» и попросить поставить деду и прабабке два памятных знака на доме, где они жили в Перми, на улице Разгуляйской, 29.

Теперь этот адрес называется по другому: улица Достоевского, дом 1. Того старого дома больше нет, но на его месте построен другой. Вот на нем в минувшем июне повесили две таблички: «Здесь был дом, где жил…» Имена, профессии, даты рождения, ареста, расстрела, реабилитации. Даты написали настоящие — вот из этой самой бумаги, которую старший лейтенант Кузнецов составлял. Тут подробности про Шабловых.

Елена прислала бумаги мне. А я их читаю, читаю. Сколько раз уже, а все не могу отцепиться от них: каждый раз нахожу что-то новое.

Это только две. А вообще-то таких, точно таких бумаг — сотни тысяч. И на каждой эти слова: «полагал бы».

Вы спрашивали, откуда навык? Как целая страна научилась врать и верить, врать и верить, врать и верить?

Ну, вот так.

Sergey Prudovskiy · 
Сергей Борисович, вот документ 1988 года:


Записка В.М. Чебрикова в Комиссию Политбюро ЦК КПСС по дополнительному изучению материалов, связанных с репрессиями, имевшими место в период 30-40-х и начала 50-х гг., «О порядке разрешения заявлений граждан о судьбе лиц, расстрелянных по решениям несудебных органов»
04.07.1988

В Комитет госбезопасности СССР поступают заявления граждан с просьбами сообщить о судьбе их родственников, которые были расстреляны в годы репрессий по решениям несудебных органов (Коллегии ОГПУ, троек ПП ОГПУ и НКВД-УНКВД, Особого совещания при НКВД–МВД СССР, Комиссии НКВД и Прокурора СССР).

На такие обращения граждан в прошлом давались различные ответы. В соответствии с приказом НКВД СССР № 00515 1939 года заявителям сообщалось, что их родственники осуждены к 10 годам лишения свободы и направлены для отбывания наказания в лагеря с особым режимом без права переписки и передач. Однако, ввиду поступления заявлений граждан об установлении местонахождения осужденных родственников для разрешения возникавших правовых вопросов (наследование имущества, оформление пенсии, вступление в новый брак и пр.), в сентябре 1945 года по записке начальника 1 спецотдела НКВД СССР, санкционированной руководством наркомата, было принято решение сообщать заявителям, что их родственники умерли в местах лишения свободы, и одновременно регистрировать факт смерти в органах ЗАГСа.

В последующем, в 1951-1955 годах, МГБ СССР, МВД СССР, КГБ при СМ СССР, Прокуратура СССР неоднократно входили в инстанции с предложениями о нормативном урегулировании порядка выдачи сведений о расстрелянных (письма в ЦК КПСС: МГБ СССР № 837/И от 30 октября 1951 г.; Генерального прокурора СССР, МВД СССР и КГБ при СМ СССР № 1417с от 13 апреля 1954 г.; Генерального прокурора СССР и КГБ при СМ СССР № 1994с от 13 августа 1955 г.).

С санкции инстанции КГБ при СМ СССР 24 августа 1955 г. издано указание № 108сс, согласно которому на запросы граждан о судьбе расстрелянных родственников органы КГБ должны были сообщать устно, что они приговорены к 10 годам ИТЛ и умерли в местах лишения свободы, а при разрешении имущественных и иных правовых вопросов – регистрировать в ЗАГСах факт смерти для последующей выдачи близким родственникам свидетельств установленного образца . При этом дата смерти расстрелянного определялась органами КГБ произвольно, в пределах 10 лет со дня ареста, а причина смерти указывалась вымышленная (воспаление легких, рак и др.). Такие свидетельства на основании указания № 108сс были выданы сотням тысяч граждан.

В настоящее время действует указание КГБ при СМ СССР (№ 20сс от 21 февраля 1963 г.), в соответствии с которым на запросы родственников лиц, расстрелянных в несудебном порядке, о причинах их смерти сообщаются действительные обстоятельства смерти . При этом смерть регистрируется в ЗАГСах по месту прежнего жительства до ареста датой расстрела без указания причины смерти, а заявителям сообщается, в каком ЗАГСе они могут получить соответствующие свидетельства. В отношении лиц, расстрелянных в несудебном порядке, родственникам которых уже сообщалось о их смерти, как якобы наступившей в местах лишения свободы, ранее данные ответы не изменяются.

Указанием КГБ при СМ СССР 1963 года предписывалось также не изменять порядок сообщения за границу дат смерти лиц, осужденных к расстрелу, предусмотренный инструкциями об исполнении запросов Исполкома союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца о розыске на территории СССР советских и иностранных граждан, объявленными в 1961 году приказом КГБ при СМ СССР и МВД РСФСР № 0019/003 и соответствующими приказами по союзным республикам (согласно этим инструкциям сообщаемая за границу дата смерти осужденного к расстрелу указывается применительно к обстоятельствам каждого уголовного дела, но не ранее даты приведения приговора в исполнение и не позднее 10 лет со дня ареста).

Комитет госбезопасности считает целесообразным при обращении граждан о судьбе их родственников, расстрелянных по решениям несудебных органов, во всех случаях сообщать действительные обстоятельства смерти, а ранее выданные свидетельства с несоответствующими действительности датами смерти – заменять через органы ЗАГСа.
Председатель Комитета В. Чебриков
АП РФ. Ф. 3. Оп. 113. Д. 253. Л. 2-4. Подлинник. Машинопись.

2017-02-01

Потому что пустота, потому и грабли...


Чем больше я читаю о Холокосте, чем больше вникаю в то, что тогда произошло и чем больше пытаюсь понять КАК такое могло произойти, тем больше понимаю , что все эти слово про больше никогда- это ничего кроме слов. Оно может повториться где угодно , с кем угодно и когда угодно.
Мы не только не научились извлекать уроки из прошлого, а с мазохистским удовольствием снова и снова и снова наступаем на одни и те же грабли.
Все, везде, во всех странах.
И удивительно точна цитата про то, что те кто не учат историю ее повторяют, а те, кто учат - вынуждены стоять и беспомощно смотреть на это.
Раковая опухоль эта никуда не делась, она просто затихла на время после активного лечения, а сейчас вновь расползается метастазами. 
Идеи расовой чистоты и превосходства, идеи национального возрождения за чужой счет , идеи ненависти ко всему чужому и отличному прекрасно живут и даже процветают и находят миллионы поклонников. Люди начинают поклоняться этим богам даже не отдавая себе отчета в том, что всё, контракт с дьяволом подписан, причастие буйвола принято.

Маленькая уступка в угоду общественному мнению говорящему о величии, потакание своим страхам, нежелание разобраться и узнать правду, желание продолжать жить иллюзиями и прятаться в них от реальности, уступка ненависти и слепому гневу и нежелание их контролировать и всё, дверь захлопнулась.
Зло вошло и начинает менять человека до неузнаваемости. Вседозволенность разъедает душу и уничтожает ее. 
Злоба, ненависть, постоянный поиск врагов, травля становятся постоянными спутниками. 
А иначе - одиночество , тоска и страх. Потому что пустота. Потому что выбор сделан и очень сложно остановиться, оглянуться, переоценить, попробовать посмотреть с другой точки зрения, понять что реальность возможно совсем другая, возможно понять что ошибалась и попытаться исправить. Это сложно, это больно, в розовых очках и с абсолютной уверенностью в собственной правоте намного проще, уйти в отрицание чтобы не видеть зло - проще. 
Но злоба и ненависть нуждаются в постоянной подпитке и уже неважно правдива новость или нет, уже неважно что происходит в реальности, важнее то насколько пустота заполнена, а страхи удовлетворены. И если в начале для этого достаточно слов, то потом нужны уже действия. 
Из слов пропитанных ненавистью рождаются убийства и за них придется отвечать. 
Можно конечно смотреть в другую сторону, отрицать свое участие в этом, продолжать игнорировать реальность, но она постучит в двери.И придется платить. Всем.
Супер
Комментарии: 1
Комментарии
Michael Lysiansky Мне кажется, что эти идеи сейчас популярны среди людей среднего возраста и старше, причем почти в том же ностальгическом формате, в каком среди части постсоветских граждан популярен СССР (про очереди забыли, а про эрекцию помнят).
Вроде бы не наблюдается пассионарной молодежи; не наблюдается юных талантливых интеллектуалов, нет штурмовиков или террористов, готовых жертвовать собой. Фашизм содержит в себе романтику и культ героев. Ну какие в задницу из Бэннона, Трампа или, возвращаясь к нам, Нетанияху - романтические герои? Простата, виагра, сигары и трофи жены. А вместо молодежи - байкер хирург или наш рэпер цель? 
Настоящих буйных не то что мало, их просто нет, по-моему.