Мысли для начала... мышления

Неграмотными в 21-м веке будут не те, кто не могут читать и писать, а те, кто не смогут научаться, от(раз)учаться и перенаучаться. Элвин Тоффлер

2017-04-20

Утонем в крови не завтра, так послезавтра?...


...один момент меня сильно заботит. Власти настроили против себя всю подлинную интеллигенцию, всех честных бизнесменов и бывших бизнесменов (тех, кто потерял бизнес по вине власть имущих, но мог бы открыть другие, однако делать это до глобальной смены курса уже не станет), многодетные семьи, сельскохоз регионы, валютных ипотечников, научных деятелей, вкладчиков и сотрудников санированных банков, шахтёров, дальнобойщиков, нищих пенсионеров и инвалидов, огромное число медработников, учителей, инженеров, рабочих многих заводов, сотрудников туротрасли и т.д. — и продолжают провоцировать хамством подростков и студентов.

Сходу начались бучи против собянинского проекта по сносу пятиэтажек с противоправным законом, который он силится под него протащить через ГД (все муниципальные встречи с жильцами выселяемых в потенциале домов — это аншлаг со скандалом, и никакие привозимые властями автобусы левых голосовальщиков ситуацию не спасают — я внимательно наблюдаю за группой, которая собирает всю информацию по этому вопросу). Плюс к ним — защитники захватываемых под точечную застройку и храмы парков, пользователи общественного транспорта и автомобилисты города (последних 3,8 млн) и др...

В любой регион поезжай (от 200 км от Москвы) — остановись возле кафе, магазина, рынка — поговори с людьми (пошути, зацепись языками) — и всё услышишь: хают депутатов, мэров, губеров, фсбешников, правительство и Путина — покуда хватает матерных эпитетов (и даже те, кто за Крымнаш — ибо Крым далеко, а кушать надо здесь и сейчас). Я с мая по октябрь езжу по стране на машине тысячи км — и всё это вижу. И никакой ВЦИОМ заказными байками реалий не отменит. Улучшений же в стране для основной массы граждан не предвидится. Объективно предвидится ухудшение.

И это сейчас ни в каких протестах ещё не участвует огромная радикально настроенная часть населения, поскольку не видит смысла вылезать из норы до тех пор, пока кто-то не подожжёт покрышки. Но если кто-то начнёт — она вылезет, причём стихийно — без чьего-либо конкретного руководства, ибо настроена она анархически (у неё нет вождей, она никому не верит — и не поверит, пока кто-то не повторит подвиг Ли Куан Ю, поставив к стенке собственных приятелей-миллиардеров-коррупционеров). И тогда может начаться такое, что мало не покажется. Плюс анти-кавказские и анти-семитские националистические настроения...

Отсюда вопросы. На что в ближайшем будущем рассчитывает власть? — На анти-украинскую, анти-западную и православную пропаганду — и силовиков? — И что они будут делать? — Стрелять в граждан?.. А власть — со своей оторванной от жизни колокольни — не думает, что разъярённые толпы сделают с семьями стрелков — своими соседями?.. Или она их спасать и прятать будет? [Не смешите.] Или ей кажется, что обнищавший, отчаявшийся, униженный, разгневанный народ, в котором несколько лет жёстко накручивали тяжёлые агрессивные неврозы, будет так милосерден и либерален, что кого-то пощадит?.. И что дальше? — Утонем в крови не завтра так послезавтра?..


...к одному только типу фоловеров обращаюсь напрямую — остальные, впрочем, тоже могут ознакомиться — как зрители адресного монолога.

Речь пойдёт о результатах пропаганды последних трёх лет. Конкретно — о состоянии, в котором пребывает общество по итогам. Чего вы, господа, со своими генеральными линиями тут — внизу — натворили, в частности в виде побочного эффекта, который, похоже, не учли при разработке своих программ.

Следствием пропаганды национального величия, русского мира и православной религиозности, а также дискредитации общечеловеческих ценностей, преподносимых вами в отрицательном смысле (дескать — либеральное дерьмо всё это, чуждые нам западные ценности и хилая лицемерная демократия) стало следующее:

- резкое усиление анти-кавказских, анти-семитских, анти-среднеазеатских, анти-украинских, анти-донбасских [у вас в школах русские детки и родители уже детей беженцев с Донбасса подтравливают, ау] настроений;

- резкое усиление повседневной бытовой вседозволенности, хамства, проявлений невоспитанности, бескультурья и неуравновешенного поведения, вплоть до серьёзного хулиганства;

- рост психических и психоневрологических заболеваний и отклонений, усиление повседневной поведенческой агрессии граждан в местах общественного пользования (дороги, магазины, заправки и т.д.);

- рост бытовой и уголовной преступности (в т.ч. преступлений, классифицируемых, как тяжкие — в частности, групповых избиений (с идеологической, религиозной и политической мотивацией), влекущих за собой травмы высокой степени тяжести вплоть до несовместимых с жизнью);

- рост взаимной многоуровневой классовой ненависти (бедные vs богатые; интеллигенция vs быдло; регионы vs столицы — и вот это всё ещё и в различных наборах частичного смешения классов);

- рост массового недоверия к средствам массовой информации, власти (на всех уровнях), силовым структурам.

Вы, господа, перегнули палку. Пик ваших психологических успехов пришёлся на 2014-2015 гг. В 2016-м тем Сирии, украинских безобразий, беспредела ближневосточных беженцев в Европе, православного величия, успехов атомной энергетики, Дня космонавтики, Дня победы, крымских восторгов, Донбасса, запрещённого у нас ИГ, ужасов и лживости Америки и НАТО, а также информационных вбросов о нашем успешном экономическом росте — уже отчаянно перестало хватать для того, чтобы люди не отвлекались на внутренние проблемы (бишь собственные беды и тяготы) в стране.

И в попытке по-хамски насильственно манипулировать старшеклассниками и студентами вы сейчас допускаете самую потенциально взрывоопасную вашу ошибку.

Так что ещё большее давление на коллективный разум на фоне всеобщего обнищания/обеднения и роста взаимной внутренней агрессии, невротических состояний и асоциального поведения породит только ещё большее недоверие и сопротивление. Пик ваших психологических возможностей, смею вас заверить, вами пройден.

Поэтому очень хорошо подумайте, что вы будете делать, если вот этот народный, отнюдь не глиняный монстр, которого вы создали, окончательно устанет от нищеты, созерцания чужих дворцов, самолётов, уточек, лимузинов и покраски травы и фасадов перед приездом высокого начальства (а люди видят всё и по всей стране — и фильмы Навального им для этого, поверьте, не нужны — в регионах они вам сами покажут, кто и в каком дворце рядом с их домом живёт — регионы это вам не закрытая Рублёвка, которая далеко за облаками). Подумайте. Потому что стрелять в разгневанное население руками росгвардии, полиции и иных силовых структур — хоть это и разрешено теперь по закону вами же — не вариант.

Если, конечно, вы не хотите утопить страну с таким уровнем внутренней агрессии в крови на долгие годы.

Факты не всегда важнее, чем мнения, и вот почему (англ.)

Facts are not always more important than opinions: here’s why

April 17, 2017 8.47pm BST
https://theconversation.com/facts-are-not-always-more-important-than-opinions-heres-why-76020 
 
The message over the doorway to London’s Kirkaldy Testing Museum. But don’t be too quick to believe the facts and dismiss the opinions. Flickr/Kevo ThomsonCC BY-NC-ND
Which is more important, a fact or an opinion on any given subject? It might be tempting to say the fact. But not so fast…
Lately, we find ourselves lamenting the post-truth world, in which facts seem no more important than opinions, and sometimes less so.
We also tend to see this as a recent devaluation of knowledge. But this is a phenomenon with a long history.
As the science fiction writer Isaac Asimov wrote in 1980:
Anti-intellectualism has been a constant thread winding its way through our political and cultural life, nurtured by the false notion that democracy means that “my ignorance is just as good as your knowledge”.
The view that opinions can be more important than facts need not mean the same thing as the devaluing of knowledge. It’s always been the case that in certain situations opinions have been more important than facts, and this is a good thing. Let me explain.

Not all facts are true

To call something a fact is, presumably, to make a claim that it is true. This isn’t a problem for many things, although defending such a claim can be harder than you think.
What we think are facts – that is, those things we think are true – can end up being wrong despite our most honest commitment to genuine inquiry.
For example, is red wine good or bad for you? And was there a dinosaur called the brontosaurus or not? The Harvard researcher Samuel Arbesman points out these examples and others of how facts change in his book The Half Life of Facts.
It’s not only that facts can change that is a problem. While we might be happy to consider it a fact that Earth is spherical, we would be wrong to do so because it’s actually a bit pear-shaped. Thinking it a sphere, however, is very different from thinking it to be flat.
Asimov expressed this beautifully in his essay The Relativity of Wrong. For Asimov, the person who thinks Earth is a sphere is wrong, and so is the person who thinks the Earth is flat. But the person who thinks that they are equally wrong is more wrong than both.
Geometrical hair-splitting aside, calling something a fact is therefore not a proclamation of infallibility. It is usually used to represent the best knowledge we have at any given time.
It’s also not the knockout blow we might hope for in an argument. Saying something is a fact by itself does nothing to convince someone who doesn’t agree with you. Unaccompanied by any warrant for belief, it is not a technique of persuasion. Proof by volume and repetition – repeatedly yelling “but it’s a fact!” – simply doesn’t work. Or at least it shouldn’t.

Matters of fact and opinion

Then again, calling something an opinion need not mean an escape to the fairyland of wishful thinking. This too is not a knockout attack in an argument. If we think of an opinion as one person’s view on a subject, then many opinions can be solid.
For example, it’s my opinion that science gives us a powerful narrative to help understand our place in the Universe, at least as much as any religious perspective does. It’s not an empirical fact that science does so, but it works for me.
But we can be much clearer in our meaning if we separate things into matters of fact and matters of opinion.
Matters of fact are confined to empirical claims, such as what the boiling point of a substance is, whether lead is denser than water, or whether the planet is warming.
Matters of opinion are non-empirical claims, and include questions of value and of personal preference such as whether it’s ok to eat animals, and whether vanilla ice cream is better than chocolate. Ethics is an exemplar of a system in which matters of fact cannot by themselves decide courses of action.
Matters of opinion can be informed by matters of fact (for example, finding out that animals can suffer may influence whether I choose to eat them), but ultimately they are not answered by matters of fact (why is it relevant if they can suffer?).

Backing up the facts and opinions

Opinions are not just pale shadows of facts; they are judgements and conclusions. They can be the result of careful and sophisticated deliberation in areas for which empirical investigation is inadequate or ill-suited.
While it’s nice to think of the world so neatly divided into matters of fact and matters of opinion, it’s not always so clinical in its precision. For example, it is a fact that I prefer vanilla ice cream over chocolate. In other words, it is apparently a matter of fact that I am having a subjective experience.
But we can heal that potential rift by further restricting matters of fact to those things that can be verified by others.
While it’s true that my ice cream preference could be experimentally indicated by observing my behaviour and interviewing me, it cannot be independently verified by others beyond doubt. I could be faking it.
But we can all agree in principle on whether the atmosphere contains more nitrogen or carbon dioxide because we can share the methodology of inquiry that gives us the answer. We can also agree on matters of value if the case for a particular view is rationally persuasive.
Facts and opinions need not be positioned in opposition to each other, as they have complementary functions in our decision-making. In a rational framework, they are equally useful. But that’s just my opinion – it’s not a fact.