Мысли для начала... мышления

Неграмотными в 21-м веке будут не те, кто не могут читать и писать, а те, кто не смогут научаться, от(раз)учаться и перенаучаться. Элвин Тоффлер

2012-07-17

Забота власти о гражданах: о своих ли? Или о заокеанских? | Юрий Болдырев

cc_300 - Забота власти о гражданах: о своих ли? Или о заокеанских? | Юрий Болдырев

Вчера участвовал в странноватой радиопередаче. Странноватой потому, что, вроде, не дебаты, не противники, и вопрос вполне очевидный – повышение цен и тарифов на ЖКХ, и спорить двоим гостям студии было (имею в виду не анализ и возможное оспаривание проводимой в стране политики, а спор друг с другом) особенно не о чем, но почему-то одному как-то очень хотелось (радио «Говорит Москва», 28 июня с 20-05 до 21-00 – в сети на сайте радио обещали разместить). И не стоила бы эта передача, может быть, особого внимания, если бы одно мое утверждение не было неожиданно «авторитетно» (как доктором наук!), да еще и, скажем мягко, в не вполне корректной форме, оспорено моим визави – вроде как, известным (имеющим доступ к массовым СМИ) экономистом.

А именно: в дополнение к нынешнему (с 1 июля) росту тарифов, еще через полгода, с января 2013 года, как известно, планируется переложить на нас с вами полную финансовую ответственность за капремонт многоквартирных домов. При том, что, в силу не производившегося своевременно (в самые «тучные» годы) ремонта, износ жилого фонда доведен до 60-70%. И никакого зачета прежних наших отчислений-накоплений не планируется. То есть, государство нам «прощает» наши прежние платежи, и мы, фактически, будем накапливать на свой будущий капремонт с нуля, то есть, повторно. Соответственно, я привел в пример официальные данные о сумме недофинансированного государством капремонта нашего жилого фонда: 3,6 трлн.руб. – эта сумма значится в документах Думы. Сумма, вроде как, совершенно неподъемная. И потому, надо понимать, по замыслу авторов законопроекта, нет другого выхода, кроме как переложить с января следующего года расходы на своевременно не осуществленный государством капремонт домов непосредственно на плечи граждан, с фактическим обнулением прежних обязательств – на те самые 3,6 трлн.руб. И я сравнил это с суммарным объемом наших фантастических валютных резервов Центробанка и Правительства в полтриллиона уже долларов – то есть, почти в пять раз больше. Дальнейший мой вывод был прост: наши власти, имея все для того возможности, тем не менее, не выполнили и теперь обнуляют свои обязательства перед нашими гражданами – для того, чтобы другое государство, США, свои обязательства перед своими гражданами, фактически, нашими деньгами, выполняло.

Почему моему визави, кстати, прежде мною вполне уважаемому (априори – просто как ничем себя в моих глазах ранее особенно не дискредитировавшему), вдруг пришло в голову называть эти мои сопоставления и утверждения демагогией – это, похоже, относится к сфере, не имеющей отношения к обсуждавшейся теме, скорее, из психологии. Но вот аргументы, высказанные против моей позиции этим «экономистом», позиционировавшим себя, в том числе, на этой передаче, как, вроде бы, «анти-либерал», заслуживают разбора. И, с учетом того, что один из комментаторов к последним моим колонкам попросил меня вновь, как крайне актуальную, затронуть тему Центробанка, заострю на них внимание – как на некоторой, с моей точки зрения, квинтэссенции того, что массово выдается (даже некоторыми, вроде как, «анти-либералами») за якобы научное знание, за нечто, само собой разумеющееся, но что, на самом деле, таковым ни в коем случае не является.

Итак, первый и главный тезис моего визави (привожу, разумеется, по памяти): эти деньги (валюта) уже выкуплены нашим Центральным банком – на них уже выпущены рубли, которые и находятся в обращении в российской экономике. Из чего, надо понимать (это уже я продолжаю мысль, и подобный тезис я неоднократно слышал от самых вульгарных и приближенных к нашему ЦБ либералов от экономики), следует, что никаких денег просто уже фактически нет – ведь нельзя же одни и те же деньги запустить в экономику дважды…

Парадокс заключается в том, что, при поверхностном рассмотрении, аргумент кажется даже и здравым: если доллары уже куплены ЦБ за рубли, и эти рубли запущены в экономику, то как можно и исходные доллары тоже запустить в ту же экономику?

В чем же здесь подмена понятий? А в самом понятии «эти рубли».

Поясню: это понятие имеет смысл только и исключительно в одном случае - если ЦБ суверенной с виду страны запускает в оборот национальную валюту (рубли) не по самостоятельному алгоритму, привязанному исключительно к собственному национальному экономическому механизму, и в количестве, необходимом для наиболее эффективного обслуживания товарооборота, но в привязке к имеющимся в наличии (купленным Центробанком) «настоящим» деньгам, выпускаемым другими (надо понимать, «настоящими») государствами, – к долларам и евро.

Последний вариант называется «кэренси боард» (currency board). Это то самое, что в конце прошлого века было принято в Аргентине как официальная и узаконенная политика, но что привело страну спустя десятилетие к такому кризису и дефолту, что бывшему министру (автору и основному проводнику идеи) пришлось спасаться из страны бегством за границу…

Но специально обращаю на это внимание: применительно к нам, это – не какое-либо объективное экономическое или законодательное требование, а лишь один из большого разнообразия вариантов финансовой политики государства. С моей точки зрения, это вариант чрезвычайно вредный и совершенно неуместный применительно к суверенному государству, имеющему потенциал и стремящемуся к самостоятельному интенсивному экономическому развитию. Но даже не это мое личное мнение здесь важно. Важнее другое: ни Конституция, ни публично принимаемый парламентом закон никоим образом не предписывают нашему Центробанку проводить именно политику «кэренси боард» (currency board). Но зато на такой политике настаивают «авторитетные» международные финансовые институты, фактически контролируемые США…

Далее. Говорить о невозможности использования Центробанком денег (долларов), которые, вроде как, уже используются в экономике (в виде выпущенных «за них» рублей), можно, но только если не знать и не понимать, как банковско-финансовая система вообще мультиплицирует любые реальные деньги и ценности. Хотя об этом можно прочитать в любом учебнике по экономике и финансам: как под каждый реальный рубль активов банки накручивают друг другу и своим клиентам кредиты на несколько рублей. Хорошо ли это – отдельный вопрос, и существуют методы ограничения этого накручивания, прежде всего, так называемые «нормы резервирования» - когда под каждые выданные банком 100 рублей кредита он должен, например, 10 рублей зарезервировать в ЦБ. Но нас-то сейчас интересует совсем другое: это почему же частным банкам совокупно в своих частных интересах на каждый реальный рубль накручивать по несколько рублей новых виртуальных денег можно, а государству (его Центральному банку) в наших общих интересах запустить по существу тот же механизм мультиплицирования реальных ресурсов и тем увеличить объем денежных средства в экономике нельзя?

Более того, пример привожу упрощенный, но именно ради понимания его физического смысла. Конечно, согласимся: если и эти доллары тоже просто «выбросить» на рынок параллельно к уже поступившим «за них» рублям, например, равномерно раздарить гражданам, то это, понятно, просто приведет к мгновенному увеличению суммарной денежной массы, не обеспеченной каким-либо товаром, и, следовательно, к частичному обесценению денег вообще – подорожанию (хоть в рублях, хоть в долларах) любых имеющихся товаров. Но ведь есть и путь принципиально иной (продолжаю свой намеренно упрощенный пример): на все эти доллары закупить на Западе самое современное промышленное оборудование и начать выпускать жизненно необходимую продукцию, включая ту, что необходима, кстати, для выполнения обязательств государства перед гражданами по капремонту жилого фонда. И что мы получаем тогда: объем денежной массы на внутреннем рынке не увеличился (оборудование куплено за рубежом), но оборудование начало выдавать продукцию. Значит, увеличивается объем предложения необходимого товара - того, которого сегодня нехватка, плюс монополия, и потому цены необоснованно завышены. Самый яркий пример – элементарный цемент. И, никуда не деться, начинает падать цена. Значит, инфляция – от якобы «двойного использования одних и тех же денег» - далее не растет, а, таким образом, напротив, ограничивается, сдерживается.

Не говоря уже о том, что еще лучше, еще эффективнее: на эти, якобы, «уже использованные» (запущенные в свою экономику в виде выпущенных «за них» рублей) доллары закупать, так называемое «оборудование для производства оборудования» и соответствующие технологии, лицензии и патенты…

Читатель вправе спросить: так что же мешает реализации такого сценария? Ответ известен: нынешняя власть, ее представления о мире и (или) зависимость от внешних сил. Мне ранее приходилось писать об этом неоднократно: наш ЦБ – не орган финансового и банковского регулирования суверенного государства, проводящего самостоятельную политику собственного развития, а, по существу, лишь некий филиал заокеанской Федеральной резервной системы, лишь некая заурядная меняльная лавка, гордящаяся тем, что выпускает рублей ровно столько, сколько получает долларов. В соответствии с тем самым пресловутым, ранее мною уже упомянутым «кэренси боард». Официально, как будто, у нас нигде не зафиксирована обязанность ЦБ проводить именно такой курс, но, например, первый зампред ЦБ А.Улюкаев неоднократно публично заявлял, что ЦБ ни одного рубля не выпускает сверх полученных долларов…

Второй тезис моего вчерашнего визави: о том, что, мол, наши резервы уже далеко не только в американских бумагах и, мол, за последнее время структура наших резервов существенно улучшилась. Как говорится, хотелось бы верить. Но это относится лишь к тем, кто склонен верить, я же склонен знать. Но достоверно знать о размещении резервов нашего государства никакой возможности нет. Данные, как известно, частично – не слишком доступны, а частично – даже и прямо засекречены. А самоотчеты власти о ее достижениях, с дозированной информацией, не проверенные непредвзятыми контролирующими органами, имею основания рассматривать как в принципе не заслуживающие внимания.

И третий тезис моего визави, упрекнувшего меня в «демагогии»: о том, что резервы нам нужны для поддержания финансовой стабильности. Тезис замечателен тем, что сколько бы ни было этих резервов, всегда можно сказать, что они нужны именно для этой святой цели. Но нескромный вопрос: а стабильность для чего? Иначе говоря: мы, таким образом, защищаем стабильность развития? Тогда я – абсолютно за. Или же стабильность дальнейшей деградации? Собственной, подчеркну, деградации, при вложении своих реальных ресурсов в чужое развитие.

Судите сами. По научно-технологическому развитию мы на каких в мире местах? Как-то даже и неудобно говорить. А по финансовым резервам?

Чувство гордости прямо-таки переполняет:
по финансовым резервам мы – на третьем месте в мире (если не ошибаюсь) после Китая и Японии.
Но где в научно-технологическом развитии и его обозримых перспективах Китай и Япония?
И где мы?

Если пресловутая стабильность, поддерживаемая столь гигантскими резервами, нужна для обеспечения стабильных условий для производящих секторов национальной экономики, прежде всего, для высокотехнологичных секторов, для надежного калькулирования ими соотношения расходов и доходов, снижения рисков и повышения конкурентоспособности, то я – всячески за. Но:
на тот объем высокотехнологичной продукции, что мы реально выпускаем, согласитесь, имеющиеся резервы – фантастически запредельны.

Если же столь гигантские резервы оправдываются лишь стабильностью условий для финансовых манипуляций… Хотя истинный их смысл, с моей точки зрения, вообще иной. А именно – финансирование развития государства – стратегического конкурента. Но даже если бы и предположить, что все, действительно, ради стабильности в банковском секторе, так у нас прибыли финансового сектора (совокупные прибыли банков) и так оба последних года рекордные и беспрецедентные…

Повторю, вопрос здесь вовсе не в призыве к какой-либо скромности типа «по одежке протягивай ножки». Вопрос в приоритетах.

Каждый «лишний» доллар можно потратить либо на резервирование – складирование за океаном, вроде как, «на черный день». Либо на сегодняшнее поддержание систем реального жизнеобеспечения (включая наше жилье и инженерные сети, что в нашем климате особенно критически важно), а также промышленное и технологическое развитие.

И это тоже - в расчете на будущее. Но в расчете ином - и на тот же черный день, но и на день светлый. Причем, с той принципиальной разницей, что во втором случае черный день может и вовсе не наступить – в том смысле, что черным в полном смысле слова для нас вообще не станет.

Кстати, недавно Верховный суд США подтвердил конституционность проведенной президентом Обамой «социалистической» (по определению республиканцев – противников Обамы) реформы здравоохранения. Искренне поздравляю американский народ и согласен с тем, что в цивилизованном обществе каждый гражданин, даже самый относительно малоимущий, тем не менее, должен имеет медицинскую страховку, иначе говоря, доступ к медицинскому обеспечению. Поздравляю и поддерживаю.

Но категорически возражаю против того, чтобы в самой богатой стране мира это было не исключительно за счет остальных, более успешных американцев, а частично и за счет остального мира, в том числе, за наш с вами счет — за счет того, что наша власть имеет возможность безнаказанно обнулять свои обязательства перед гражданами России.

P.S. И вновь об идее всем «оппозиционерам» или хотя бы даже только всем левым силам взять и объединиться.

Казалось бы, здорово. Но вернемся к исходной странноватой, как я уже это выше отметил, дискуссии на радио, от которой я оттолкнулся, чтобы донести до читателей важные вещи в отношении работы (хотя, точнее, паразитирования) нашей российской финансовой системы. Дело ведь не в спонтанном и неспровоцированном хамстве конкретного известного, вроде как, «экономиста», так гордящегося тем, что он целый доктор наук. Я даже и имя его здесь не привожу (интересующиеся сами найдут на сайте радио «Говорит Москва»). К слову, никогда не слышал, чтобы настоящие уважаемые ученые-экономисты, например, О.Т.Богомолов или С.Ю.Глазьев (при всех возникших на последних выборах политических разногласиях с последним) предъявляли свое даже академическое (!) звание как аргумент в содержательном споре…

Важнее другое, и это – беда:
при детальном рассмотрении, выясняется, что многие «раскрученные» даже, как будто, «оппозиционеры» нынешней власти, даже и имеющие отношение к сравнительно левым силам, несмотря на дозированную, иногда даже и жесткую из их уст критику власти, тем не менее, в главном оказываются прямыми апологетами этой власти – апологетами, скажем прямо, самых предательских и враждебных суверенитету нашей страны и национальному возрождению сторон ее деятельности.

С другой стороны, а иначе откуда бы мы их знали? То есть, в противном случае, кто и зачем, при нынешнем режиме и соответствующем механизме управления информационным полем, допустил бы их до эфира в массовых российских СМИ?

ЗЫ. А фамилия этого экономиста — Кричевский.