Мысли для начала... мышления

Неграмотными в 21-м веке будут не те, кто не могут читать и писать, а те, кто не смогут научаться, от(раз)учаться и перенаучаться. Элвин Тоффлер

2013-02-01

Без дискуссий — прямо в гроб, или Необозримость цензуры дискурса в России

Игорь Чубайс, философ и брат более известного А. Чубайса, опубликовал в блоге на «Эхе Москвы» заметку «Особенности национальной дискуссии или почему Россия осталась в веке ХХ-ом». В ней он очень хорошо подметил и описал практически тотальное исключение из признаваемой и поддерживаемой государством общественной практики такого жизненно необходимого инструмента, как критические дискуссии по важнейшим вопросам политики, идеологии и экономики. Наклеивание ярлыка «иноземной злонамеренности» на любые несогласия и обвинения в адрес действующей власти есть фактически форма мегацензуры, которую трудно углядеть именно из-за её циклопических масштабов — это цензура не отдельного лица или конкретного масс-медиа, а всего пространства и содержания общенационального диалога (дискурса).

Открытость дискуссии, поддержание и поощрение конструктивной критической дискуссии — это единственное надёжное средство социальной и индивидуальной эволюции, единственный инструмент, способный сделать жизнь завтра немного лучше, чем вчера. Выживет и будет развиваться только критическое общество («открытое общество» в терминологии К. Поппера). Все остальные пути ведут в пропасть. И Россия в этом отношении остаётся пока не то что в 20-м веке, а скорее в 15-16-м. И важно постоянно помнить и понимать, что советская власть и КПСС действительно сотворили чудовищную катастрофу, которая продолжается до сих пор. Катастрофа эта состоит в том, что и основная масса населения, и правящие группы оказались во многих отношениях кастрированы и оглуплены настолько, что и до сего дня ни верхи, ни низы не способны породить ни идей, ни людей для возвращения России на уровень передовых цивилизованных стран. Те, кто славят Ленина и Сталина, не хотят понимать связь нынешний социально-политической импотенции с тем радикальным обрезанием и кровопусканием, которые были «обоснованы» и без малейшей самокритики — и тем более с подавлением всякой внешней критики — проведены в жизнь недообразованными самоучками-экспериментаторами с никами вместо имён. Та деградация, которую сейчас демонстрирует Россия и её население, — это и есть в чистом виде подлинный результат советско-коммунистического дилетантского живодёрства над подопытным населением одной шестой части земной суши. 70 лет интенсивного «развития» самого «правильного и передового» учения не подготовили ни граждан, ни управленческую верхушку к решению критически важных проблем. Единственный хорошо освоенный приём — сваливать все беды на происки врагов.

В связи с этим мне вспоминается меткий анекдот из книги немецкого психотерапевта об идеологии «во всём виноваты враги» на глубинном психологическом уровне: мамаша выходит во двор проведать своего малыша в песочнице, принюхивается к нему, оттягивает штаны на попе и громко кричит: «Кто насрал в штаны моему Адику?»

ОСОБЕННОСТИ НАЦИОНАЛЬНОЙ ДИСКУССИИ ИЛИ ПОЧЕМУ РОССИЯ ОСТАЛАСЬ В ВЕКЕ ХХ-ОМ

01 февраля 2013, 14:36.
Игорь Чубайс, автор книги "Российская идея", доктор философских наук 
Про дискуссию «у них». Если побывать в соседних, неблизких или совсем далеких странах, мы увидим, что повсюду, за вычетом абсолютно тоталитарных режимов, происходит разноплановая общественная дискуссия. В Японии обсуждают — отказываться от атомной энергетики или не стоит, в Евросоюзе идет полемика — увеличивать пенсионный возраст или нет, американцы спорят как лучше решить проблему госдолга, да и мало ли какие еще вопросы обсуждаются…

Подчеркну, что полемика, идущая в любом нормальном обществе, имеет свои правила и ограничения. Например, традиционный предмет дискуссии — конкретные, локальные проекты, обсуждаются и общие проблемы и правила, в отдельные периоды, чаще — в канун общенациональных выборов, дискуссионными становятся стратегические, общегосударственные планы и замыслы. Одновременно существует другая важнейшая норма общественных обсуждений — фундаментальные принципы наделяются статусом базовых, предельных оснований, с которыми не спорят. Эти нормы — предмет общенационального согласия. Они служат не содержанием, а фундаментом полемики, ее направляющими. Такие истины оказываются итогом предшествующего исторического опыта данного народа. Дискуссия, собственно, и касается того, как лучше и правильнее базовые начала реализовать в сложившейся конкретной ситуации. Необходимо уточнить: узловые точки общенационального согласия, духовные скрепы того или иного народа не просто не являются предметом полемики, они обретают статус бесспорных истин, они определяют характер и лицо данного народа, к ним позволено относится только как к святыням.

Примеры подобных ценностей привести не сложно. Это, конечно, флаг, герб, гимн каждого государства. В рамках все того же Евросоюза неприлично оспаривать трагедию Холокоста, это запрещают и введенные там правовые нормы. В Украине нельзя ставить под сомнение факт Голодомора. В Германии давно достигнуто согласие в том, что Гитлер — преступник, а госсистема Третьего Рейха — преступна. Кстати, в той же ФРГ важный пост министра иностранных дел, обычно, получает СвДП, самая малопредставленная в бундестаге партии. Такая практика связана с тем, что у немцев имеется консенсус по внешнеполитическим вопросам, и кто именно будет реализовывать иностранную политику не суть важно. Можно приводить и другие сюжеты, но, думаю, читатель меня уже понял и согласился.

Про дискуссию у нас. Положение, в котором находимся мы или, говоря точнее, в которое общество поставлено, противоположно описанному выше. Множество вопросов сегодняшнего дня, как и дня вчерашнего и завтрашнего из обсуждения исключено. Например, не являются предметом общественной полемики программные положения и обещания правящей партии, вместо этого прежние, никогда не выполняемые обещания удаляются и заменяются новыми, которые также не будут выполнены. Невозможно критическое обсуждение ныне действующего первого лица государства, а в регионах — первых лиц областей, республик, городов… (Именно поэтому за множество неразрешенных проблемы у нас отвечает Госдеп, Березовский, Саакашвили и т.д. и никогда не отвечает собственная власть.) Ещё один субъект общественно-экономической жизни, закрытый для общества — госмонополии, например Газпром, Роснано или РАО ЕЭС. За годы, прошедшие после роспуска последней, никто не только не обсудил, но даже и не узнал, что итогом «реформ» стало увеличение в 12 раз — в долларовом выражении — цены электроэнергии, что коэффициент использования установленных мощностей в энергетике упал в полтора раза… Принимаемые госструктурами решения, также зачастую не подлежат обсуждению. Губительный для страны проект расширения территории Москвы в два с половиной раза принимался без положенного по Конституции референдума, просто на том основании, что, как было сказано, — «давно пора»… Итак, повседневные, значимые, а, порой, и стратегические для государства вопросы у нас не обсуждаются, либо обсуждение носит имитационный характер.

Что же нас объединяет? А как обстоит дело с ключевыми принципами, с общенациональным консенсусом, с базовыми ценностями, на которых должно выстраиваться Российское государство? Как раз эти начала и являются предметом постоянной полемики, именно здесь присутствует полная свобода мнений. Можно сказать больше, в соответствии с необъявленными, но обязательными правилами, такой дискуссии не позволено заканчиваться никакими выводами, она ни к чему не должна привести и, потому изначально обессмысленна!

Нужны примеры и конкретика — пожалуйста. Со времени распада СССР прошло больше 20 лет, однако ни гуманитарной науке (ее в действительности нет), ни общественному мнению не дано сделать окончательный вывод — 70 советских лет — это высшее достижение нашей истории, или цивилизационная катастрофа? Обществу не дают поставить точку в споре об исторической роли Ленина и Сталина… Официальные гуманитарии просто не замечают вопрос — была ли история страны непрерывна, или наш народ имел две совершенно разные государственности — Российскую империю и т.н. СССР… Думские депутаты носят на лацканах пиджаков разные значки — у одних — флаг России, у других — флаг несуществующей РСФСР. Президент и высшие чиновники никогда не поют текст Гимна, ими же навязанного, более того, в их присутствии мелодия Гимна исполняется без слов.

Не удивительно, что у нас нет общепризнанной история ХХ века, для одних — это история съездов и пятилеток, для других — история народного Сопротивления красно-тоталитарному режиму. Напомню факт, не нуждающийся в комментариях: книги великих отечественных историков Ключевского, Соловьёва, Карамзина, Костомарова переиздаются более ста лет (в России до 1917 года публикации по истории не подлежали цензуре), а труды историков «советской, марксистско-ленинской» направленности, написанные 60 или 30 лет назад, сегодня никто не перепечатывает, потому, что они никому не нужны… Что же до работ ученых-диссидентов — Геллера, Некрича, Авторханова, Восленского, Амальрика, Солженицына, Сахарова, ими интересуются и сейчас. (В Киеве в библиотеке газеты «День» недавно вышла целая серия таких в прошлом самиздатских работ…)

Дискуссия и нацлидеры. Отмечу ещё одну особенность отечественной полемики: её регулярно корректируют и направляют руководители государства, причем посылаемые ими сигналы постоянно «меняют знак». Например, в августе прошлого года В.Путин признал, что поражение России в Первой Мировой войне — это «акт национальной измены». (Имелось в виду доведение Лениным страны до состояния, когда подписание Брестского мира стало необходимо). А в декабре он возвысил мавзолейные останки предателя до уровня святых мощей в Киево-Печерской лавре?! Не трудно догадаться, что через некоторое время он вновь подвергнет критике лидера большевиков, а потом… И т.д. Показательна запись, сделанная Д. Медведевым в твиттере в ноябре прошлого года: «Сталин вел войну с собственным народом и это преступление не может быть прощено». Казалось бы, теперь начнется юридическое расследование, реабилитация всех еще не оправданных «врагов народа», открытие архивов, Верховный суд запретит компартию, будут перенесены захоронения на Красной площади… Но в неправовом государстве за ошеломляющим текстом премьера ничего не последовало. Другими словами, нам объяснили, что война с собственным народом в советско-постсоветской системе — это повседневная рутина, на которую не стоит обращать внимания!

Спор о возможности самого спора. В августе прошлого года президент обратился к уполномоченным по правам человека с призывом сформулировать национальную идею. Прежде он сам предлагал разные ответы на этот вопрос. В 2004-ом Путин говорил про «конкурентоспособность во всём», после чего у нас почти исчезла промышленность и конкурировать стало некому. В 2007-ом назвал поиск нацидеи «народной забавой» и вот теперь вновь призвал искать ответ. Но тут оказалось, что уже не Путин, а ряд его союзников из числа системных либералов объявляют понятие «национальная идея» лишенным смысла. На подконтрольной сислибам радиостанции и главный редактор, и заказной академик уверяют, что «никакой нацидеи не существует». Иными словами, сислибы хотят запретить сам поиск общенациональных, сплачивающих ценностей. Ведь народ, государство интегрируются не тогда, когда на каждом шагу стоят пограничники, омоновцы и охранники с автоматами, а когда сами граждане сознают органичность, подлинность принятой в стране системы идей и правил. Но в нынешней России результаты независимого поиска такой системы либо отторгаются, либо сам поиск наталкивается на фундаментальные препятствия.

Выводы. Без общенационального согласия по ключевым вопросам Россия не может выстроить свою стратегию, не может определить — что, собственно, означает многократно повторявшийся лозунг «вперёд». Если власть предлагает взаимоисключающие оценки прошлого и настоящего, она не способна сформулировать проект будущего, и, значит, она его лишена! Не разобравшись в прошлом, Россия остается в веке ХХ-ом. Как пишет З. Бжезинский, «Россия потерпела поражение, потому, что не имеет концепции бытия»! Запад уже поставил на нас крест, фактически прекратив вещание «радиоголосов». Систему комидеологической лжи, угнетавшую страну семь десятилетий, сменил и продолжил «режим без ценностей». Но и это лихо мы обязаны преодолеть!

Более 1000 лет наши предки созидали и наращивали мощь России. Мы не должны стать проклятым Богом и историей поколением, утратившим собственную государственность! Российскую дискуссию надо выстраивать по мировым правилам. Ценности народа, пережившего Катастрофу ХХ века, должны обрести статус общенациональных святынь!