Мысли для начала... мышления

Неграмотными в 21-м веке будут не те, кто не могут читать и писать, а те, кто не смогут научаться, от(раз)учаться и перенаучаться. Элвин Тоффлер

2015-05-31

Стоят они перед этой пропастью с трясущимися поджилками...


Из серии «элементарно, Ватсон»...

Ну, хорошо, давайте поверим в их мифические 86%. Не кидайтесь в меня помидорами, давайте на секунду поверим им - они ведь этого так хотят. Поиграем в поддавки с ними.

Допустим, у них безоговорочная поддержка. Безусловная. Народ отупел и доверяет им, широко распахнув глаза и выложив мозг перед телеящиком.

Тогда на кой ляд — просто скажите — им нужны переносы "выборов" на сентябрь (чтобы пришло поменьше народу), устранение порога явки (чтобы опять же легче было подтасовывать), приписки, «карусели», зомбирование? Зачем, если за них и так — абсолютное большинство?

А просто нет никаких 86%. И они это знают. И обделываются ежеминутно от одной только мысли, что перед ними — зияющая пропасть. И что достаточно одного толчка, чтобы в нее свалиться, где и сгинуть навечно. И пока этого толчка не последовало — они будут доказывать всему окружающему миру, какая у них поддержка, какая бешеная популярность у их хозяина, какие они великие и могучие.

А на деле...

Стоят они перед этой пропастью с трясущимися поджилками и, возводя обезумевшие глазки к небу, шепчут: «Восемьдесят шесть... Восемьдесят шесть...» И воровато озираются: не выросла ли за спиной фигура, способная свалить их в эту страшную пропасть небытия? И всякий раз, не обнаружив этой силы, с ещё большей убеждённостью твердят: «Значит, и вправду — восемьдесят шесть...»

Всё произойдет внезапно. Вам никто не скажет — когда именно, но что внезапно — это точно.

Как тут жить дальше? / Виктор Ерофеев

Виктор Ерофеев: Как тут жить дальше?


Фото: Corbis/All Over Press
Фото: Corbis/All Over Press
+T-
У нас на дворе год-рентген.
У нас на дворе расцвел огненный куст: год-апокалипсис.
Мы все упивались поэмой «Москва — Петушки». Нам нравилось пьяное быдло. Нам они казались святыми. Мы считали себя ниже них. Настало время этих святых.
По ком звонит колокол? По ком воет волком русская интеллигенция?
Мы опустились на дно. Оглянулись! Cоседи, родненькие, плывите к нам! Давайте жить вместе! Ну, чего вы, суки, не плывете к нам на дно?
Это можно считать рекордом Гиннесса. Даже для русской истории, знакомой с разными поворотами, трудно вообразить нечто похожее. Мы чемпионы! Жить в такую пору! Этим можно гордиться.
Коленца русской истории. Мог ли я представить себе в 1979 году, делая «Метрополь», что будет война Москва — Киев?
Спасибо власти!
Спасибо народу!
Взявшись за руки, они организовали невиданную вещь.
Кто-то кликушествует, считая, что это путь к третьей мировой войне.
Кто-то зычно кричит: позор!
А разве не понятно было?
Власть была буфером. Она и сейчас буфер. Дай народу свободные выборы, нынешнюю власть смоет волна бескомпромиссного народа. Покорением Крыма власть не отделается! Она отчитается за все нюансы. Жириновский будет казаться меньшим из всех зол.
После падения СССР власть поворачивалась к Западу масками Гайдара и Чубайса, брала в свидетели Сахарова. Но это были только маски. Настало время отвернуться от Запада, показать им наше истинное лицо, отражение нашего зада.
После Второй мировой войны освобожденные нации больше всего ненавидели своих пронемецких идеологов-пропагандистов. Многие были повешены или расстреляны.
Но у нас есть золотой парашют забвения. Мы очень скоро забудем о войне Москва — Киев, как бы она ни кончилась. Забудем так же, как забыли войну в Руанде. Мы всё забудем.
Мы когда-то ошибочно думали, что придет новое поколение и покается за всех, как в Германии. Пришло новое поколение. С дубиной в руках.
Спасибо Путину. Он устроил детальный просмотр русской души. Телевизор, как рентген, показал внутренности народных страстей и желаний. Телевизор заговорил не на языке пропаганды, а на родном, народном языке. Здравствуй, наш первородный расизм!
Интеллигенция стала маргинальным элементом общества. У раздробленных остатков интеллигенции опустились руки, повисли, как плети: как жить дальше?
Как тут жить дальше?
Что за смешной вопрос! Как будто в первый раз! Как будто малые обидчивые дети! Вспомним послереволюционный сборник «Из глубины», состоящий в основном из веховцев. Очнулись! Стали обзывать народ «свиными рылами». И Розанов — туда же. Но «свиные рыла» были всегда по-своему последовательны. Они отрицали Европу в лице Минина и Пожарского. Они не желали освободиться от крепостного права благодаря Наполеону, они шли к Николаю Второму под знаменами и хуругвями черной сотни, физически уничтожающей либералов.
Привыкаем жить маргинальным элементом, чужим, враждебным, как после революции.
После революции, чтобы не умереть с голоду, интеллигенция ушла в просвещение. Просветитель Горький создавал планы окультуривания России. А социально близкая народу власть воплотила проект полной грамотности населения. Благодаря общей грамотности русского человека сменил советский.
Новый этап просвещения на многие годы?
Coup d'etat размером в Кремль?
Заговор среднего класса?
Его не хватит и на полплощади.
Народ в восторге от запретов. Народ мечтает вспомнить молодость и встать в бесконечную очередь за лучшей в мире говенной колбасой.
Интеллигенция перетрется. Ее мелкие оппозиционные СМИ никого по-настоящему не волнуют. Если их запрещать, опять загудят «голоса» из-за кордона. Какого черта! Пусть лучше сами себя разоблачают. Уничтожить никогда не поздно. Большой террор под народные аплодисменты. Моральный террор уже в действии.
Россия подписала себе не приговор, а охранную грамоту. В этой грамоте говорится, что мы способны жить по-своему.
Мы расплачиваемся за детские комплексы и взрослые обиды Одного Человека. Мы расплачиваемся за слабости современного Запада. Мы расплачиваемся за то, что Запад повернулся к Одному Человеку так, что он увидел его продажность (Шредер) и его распущенность (Берлускони). Этот Запад вызвал, как рвоту, только презрение. Этот Запад можно перебить соплей. Кто виноват, что ему не показали другого Запада? Кто виноват, что он — не читатель? Он если и читал, то не то.
Развод по-русски. Мы вползаем в самую длинную агонию в мире. Ставим еще один рекорд Гиннесса. Как приятно, как это по-нашему, Одному Человеку, окруженному малой кучкой верных друзей, соратников по шашлыкам молодости, пугать всю Европу, страшить целый мир!
Они там, в своей сраной Европе, волнуются, перезваниваются, ему тоже звонят, этому Одному Человеку, увещевают, виляют хвостами, подтаивают… Он знает, что его не любят, зато боятся, и это хорошо. И верные друзья хохочут здоровым хохотом, заливаются, плюя на идиотские санкции, видя, как его и их вместе с ним все боятся.
А трупы?
Трупы спрячьте! Это наша маленькая военная хитрость.
А какая война без трупов? И что они значат — эти трупы?
Вот так в Европе не скажут! И в этом их слабость.
Вот новость 2014 года (стара, как русский мир): мы — не европейцы! И мы этим гордимся! Мы никогда не были европейцами.
А кто мы?
Мы — матрешки в камуфляже.
Русский мир без границ. Мы все русским мирром мазаны.
Матрешки победят, потому что русская душа боится смерти меньше других, меньше всех. А потому она меньше боится смерти, что она закреплена не за личностью, которая берет ответственность за жизнь, а за человеком, у которого нет представления о какой-то там ответственности.
Кто сказал: быдло?
Это другой распорядок души. Он встречается в разных районах мира, например, в африканских деревнях. Я люблю ездить в Африку. Они там братья. На белых смотрят свысока. У них религия прямого действия, как и у нас, белых по неволе!
А Китай? Там тоже не боятся смерти?
Мы готовы наперегонки с китайцами соревноваться, кто меньше боится смерти.
Но мы их в конце концов тоже забьем.
Мы им как бы отдадимся, но потом забьем. Как это получится, мы не знаем, но это получится. Мы не любим китайцев. Мы любим песенки из Европы, но наши лучше, шансон богаче. А уазик лучший внедорожник в мире!
Интеллигенция наступает на старые грабли. Она обвиняет власть, а не народ. Но как обвинять народ? В чем? В том, что он народ? Просвещенный класс видит в народе объект истории, который оболванивают, а не субъект, который сам по себе феноменален.
Мы думали: там шкатулка с драгоценностями. Так думать нам помогали самые лучшие в ХIХ: Достоевский и Толстой. Так думали почти все наши писатели, деревенщики, Солженицын…
А там оказался гроб с гниющими потрохами. В 2014 году открыли гроб. Ударил запах!
Что будет?
Ничего не будет.
Тайное стало явным.
Для подавляющего меньшинства.
Да, со временем можно будет снова сходить в Европу, хотя мы дали подлинную причину нас ненавидеть полякам, балтам, даже болгар смутили.
Мы не влезли в Европу, не прошли сквозь ушко, потому что и сами в своем подавляющем меньшинстве мы половинчаты, жрем водку и любим феррари. Мы любим свое безобразие. Мы обожаем Флобера и «Москву — Петушки».
Русскими европейцами или европейцами наполовину быть можно, но это не работает!
Нет польских европейцев или французских. Мы хотим быть европейцами, но при условии нашего безобразия.
Ни рождения, ни возрождения.
В Советском Союзе мы выжили, хотя вокруг весь разговор был тарабарский. Но там чем дальше, тем больше развивалось чувство неверия в утопию. Нами правили осенние мухи. А сейчас только что открыли шлюзы. Умно сделано! Так можно продержаться какое-то время. А то быть всего-навсего подражателем Европы? Гнаться за тем, чтобы перегнать Португалию! Да гори она огнем!
Шлюзы открыты.
Но в конце концов опять будут править осенние мухи.
Ответим новым Серебряным веком на столыпинскую реакцию, на столыпинские вагоны и галстуки. Но где же эти таланты?
В дальней перспективе в организме России начнется новая война двух вирусов: имперского и европейского. Но надеяться на то, что народ когда-либо заразится европейским духом, крайне сложно. Надо будет дождаться нового Петра Первого с его принудительными проевропейскими реформами. Его пока что не видать.

2015-05-21

Чего заслуживает Сталин

Андрей Мовчан

Вчера, в 18:23· Химки, респ. Мордовия

Оказывается, меня можно вывести из себя! Ура, я живой!

Евгений Грин пишет мне вопрос в комментариях:

"Андрей, у меня был в голове совершенно другой комментарий, потом я прочитал про сталина. И возник вопрос. Сталин кроме поругания и забвения больше ничего не заслуживает? Его можно рассматривать только как кровавого тирана и экономические, индустриальные вопросы не важны?"

Евгений, сразу прошу прощения за эмоции, я уважаю Вас и Ваш вопрос. Но уж больно он страшный.

Итак, Евгений, любитель частных самолетов и гоночных машин, судя по заставке в ФБ, носитель длинных волос и любитель публичных выступлений судя по фотографии. Рассказываю:

Вы уже десяток лет, после голодного студенчества, когда одну шинель вам приходилось носить пять зим, а ботинки (тоже одни) вам латал знакомый сапожник "за так", работаете инженером в КБ в Москве. На дворе расцвет СССР, Вы недавно смогли с женой и дочкой переехать из холодного угла избы ее родителей в районе нынешней ул Свободы в отдельную комнату 9 кв.м. в доме-малоэтажке на Соколе (правда у вас на 18 комнат один туалет и кран, из которого течет ржавая холодная вода, но по сравнению с промерзающим углом это — роскошь). Жена работает учителем в школе, дочь — в яслях (вам повезло), двух зарплат с шестидневной работы вам хватает на скромную еду и типовую одежду, иногда к празднику вы можете даже подарить что-то жене — например "вечную" ручку. Жену вы любите и балуете — она молодая (родилась в канун революции), уже "новый человек", нежная и добрая. Зря вы ее балуете — не знает она, что можно, а что нельзя. Лучше бы били, как большинство ваших бывших соседей по деревне ее родителей! Как то в школе на педсовете, на разборе, почему не все учителя в достаточной степени доносят до классов справедливость и своевременность расправы с предателями и изменниками, она не только не выступает с сообщением о всеобщей радости, но даже тихо говорит своей многолетней подруге и коллеге: "как этому вообще можно радоваться — какие бы они ни были — они же люди!". Говорит она это тихо, но доносов будет написано целых три, один — от подруги. Жену вашу возьмут через неделю, в час ночи. Будут спокойны и вежливы, вы на два голоса будете кричать, что это ошибка, и они будут уверять — конечно ошибка, но у нас приказ, мы довезем до места, там разберутся и сразу отпустят. Утром вы начнете пытаться выяснять, а ваши друзья, на вопрос, как выяснить, будут уходить от разговора — и сразу от вас, при следующей встрече вас просто не замечая. Наконец вы дорветесь до нужного кабинета, но вместо ответов вам начнут задавать вопросы и покажут признательные показания — ваша жена была членом троцкистской группы, связанной с японской разведкой. Цель — развращать школьников и опорочивать советскую власть. На листе с показаниями будет ее подпись — дрожащая и слабая, в углу две капли крови. От вас будут требовать дать косвенные улики — "не могла же она не говорить с вами на эти темы? С кем из подозрительных лиц она встречалась?" Вы будете кричать "Этого не может быть, я знаю ее! Это провокация контрреволюционеров! Я буду жаловаться вплоть до товарища Сталина" "Ну хорошо, — скажут вам. — Вы сами решаете, помогать органам, или нет. Идите". Впрочем, возможно, что вид крови вызовет у вас приступ тошноты, к голове прильет, станет жарко, руки похолодеют и начнут мелко дрожать, а в груди появится мерзкое чувство тоски. Вы сгорбитесь и неожиданно услышите свой голос, говорящий "Да, да, да, конечно, теперь я понимаю, да, она говорила мне не раз, но я думал что это она — от доброты, но я, знаете ли, я всегда ей твердо говорил..." "Пишите" — подвинет вам карандаш "начальник". И вы напишете. Но это неважно, потому что в обоих случаях за вами прийдут через 4 дня — 4 дня, в течение которых вас не будут замечать коллеги и знакомые, и даже родители жены не пустят вас на порог. Вы пройдете все стадии — возмущения и страха; после первых побоев — ужаса и возмущения; когда вы усвоите, что бить вас будут дважды в день — в камере "по-народному", отбивая почки, ломая нос и разбивая лицо, а на допросе — "по-советски", выбивая печень, разрывая диафрагму, ломая пальцы, раздавливая половые органы — вы сживетесь с ужасом, и никаких других чувств у вас больше не будет. Вы даже не будете помнить, что у вас была дочь (и где она?) и жена.

Вам повезет. Вы быстро подпишете все, что надо. Еще 6 человек возьмут на основании ваших показаний — лишь одного из них вы знаете, это тот коллега, который отказался с вами здоровываться. Когда вы будете подписывать показания на него, только на этот миг, у вас проснутся человеческие чувства — вы будете испытывать злорадное удовлетворение. Чудо будет в том, что вас обвинят всего лишь в недонесении (либо следователям приятно сочинять сложные истории, либо — есть разнарядка на разные статьи). Вы отправитесь в лагерь, просидев 5 лет попадете на фронт, в первом же бою вас ранят в руку, она так никогда и не выздоровеет до конца и поэтому опять на фронт вы не попадете — вас вернут в ваше КБ. Бить вас в лагере (чуть вернемся назад) будут еще много и часто, зубы будут выбиты, нос свернут навсегда, пальцы, которые умели играть на гитаре, больше никогда не смогут даже нормально держать ручку. Вы никогда уже не сможете спокойно смотреть на еду и будете запасать под подушкой черные корки, вы будете пожизненно прихрамывать, никогда не спать больше четырех часов и вскакивать от каждого шороха, а звук машины за окном ночью будет вызывать у вас сердечный приступ.

Вы попытаетесь найти вашу дочь, но не найдете — ее отправили в специальный детдом для детей врагов народа, дальше война и следы теряются. Архивы бы помогли, но они закрыты и не будут открыты.

Вы никогда не узнаете, что сталось с вашей женой, но я вам расскажу — я же все знаю. Вашу жену доставили в приемник и сразу там же, не дожидаясь допроса, изнасиловали находившиеся в том же приемнике уголовники. Их было шестеро, у них было два часа, охрана не торопилась, а следователь запаздывал — много работы. Она сопротивлялась примерно минуты три, пока ей не выбили 5 зубов и не сломали два пальца. Вот почему ей было трудно подписывать признание. Но кровь на бумаге была от разорванного уха (разбитый нос уже не кровоточил после пятичасового допроса). Ухо ей разорвали на допросе — следователь, не дожидаясь ответа, будет ли она признаваться, ударил ее несколько раз подстаканником по голове (на самом деле он злился, что чай холодный, работы до черта, и девка красивая и в теле, почему сволоте уголовной можно, а ему — офицеру — нет?!). Она тоже быстро все признала и подписывала все, что скажут — один раз только она заколебалась — когда подписывала показания на вас. Но ей сказали, что отправят в мужскую камеру, и она подписала. Ее тоже быстро отправили в лагерь. Но она была менее гибкой — вы быстро научились прислуживать блатным и воровать пайку когда никто не видит, а она все пыталась защищать других от издевательств, за что ее ненавидели и блатные и забитые доходяги. Как-то через примерно год, когда она сказала что-то типа "нельзя же так бить человека!", кто-то из блатных баб придумал — "ах нельзя? ну так мы должны тренироваться, чтобы правильно научиться — даешь, б*дь ДОСААФ!" Ее раздели и били, показывая друг-другу, кто как умеет, а "политических" заставили оценивать удары по десятибальной шкале. Каждый удар вызывал оживленные споры среди жюри — ведь надо было отдать кому-то предпочтение, а проигравший мог обидеться. Никто не заметил, когда она умерла — упала быстро, били лежащую. Заметившая сказала: "Сука, сдохла, так не интересно. Шабаш всем!"

Вы прожили еще 15 лет после войны, умерли в 50 лет от инсульта. Вы жили все это время конечно не в своей старой комнате на Соколе, а в полу-комнате, которую Вам выделил Минсредмаш (за картонной перегородкой жила семья из 4 человек, дверь была одна, но и туалет уже всего на 7 комнат). Половину этого времени вы получали большинство товаров (а нужно то вам было всего ничего) по карточкам и талонам. Вы так и не успели купить радиоприемник, слушали радиоточку, которая была на половине соседей, но почти всегда включена. Когда у вас отказала левая половина, вас уже через 6 часов вывезли в больницу и положили на матрас в коридоре. К вам не подходили, так как признали безнадежным. Вы умирали в своей моче и экскрементах еще около суток, но это было ничто по сравнению с лагерем — это было так же хорошо, как отправка на фронт, как ранение, как узнать, что рука не будет работать, как верить в то, что ваша жена умерла и не мучается (до 56го вы только верили, а не знали).

Я хочу чтобы вы знали: все, что с вами случилось нельзя рассматривать в отрыве от экономических и индустриальных вопросов. Ибо есть еще те, кто верит, что Россия стала экономически сильной если не за счет ваших небольших неприятностей, то по крайней мере одновременно с ними.

Ну что ж. Давайте не будем в отрыве. Россия в это же время пережила чудовищный голод (до 8 млн жертв, до 3 млн умерших напрямую от голода) — единственная в Европе. Россия распродала фантастические запасы драгоценностей и искусства. Россия содержала в голоде, холоде и болезнях своих граждан — все время до войны и 20 лет после. Для чего? Для того чтобы суметь выпускать только и исключительно — танки, пушки, военные самолеты и автомобили, обмундирование и сапоги. Россия ни тогда, ни после того, не смогла произвести ни одного стоящего потребительского товара, ни одной своей технологии (даже ракеты и ядерную бомбу украли). Правда груды танков не спасли СССР от вдвое меньшего по численности и вооруженности врага, который пропахал всю европейскую часть пока мы перевооружались американскими подачками и ели американскую тушенку.

Цена страха Европы перед коммунизмом, цена Сталинской стратегии "ледокола", цена колаборционизма перед войной — 26 млн жизней. Цена репрессий — не менее 3 млн трупов и 6 млн вернувшихся из лагеря. Цена раскулачиваний и "вредительских — расхитительских" законов — еще 4 млн. Треть страны. Зачем? Чтобы сперва за счет Запада начать делать плохую сталь и старые танки, а потом уставить свои заводы трофейными станками и работать на них до 21го века? Чтобы безнадежно отстать в сельском хозяйстве (генетика — буржуазная лженаука) и кибернетике (продажная девка империализма)? Чтобы до 90х годов не изжить бараки, до 80х не избавиться от господства коммуналок? Чтобы телевизор через 30 лет после войны стоил полугодовую зарплату кандидата наук, автомобиль — 5 лет работы, квартира (кооператив!) — 20 лет работы, если позволят, и где дадут — там дадут?

СССР родился нищей страной, был нищей страной при Сталине и умер нищей страной. Диктатуры богатыми не бывают (если это не Сингапур).

Нам нужна десталинизация. Это чудовище и спустя 60 лет после смерти продолжает тянуться к нам своими лапами — через тех, у кого нет воображения. Надеюсь у вас оно есть, и вы сможете представить себе: ваш ребенок наконец уснул, и вы с женой посидели у лампы, на которую накинут платок, стоящей на стуле. Она говорила вам что-то о том, как это жестоко — не только наказывать предателей (ну конечно, иначе никак, я же понимаю), но еще и радоваться казням — это же средневековье какое-то, я же учитель истории, я же знаю... Вы еще сказали ей "смотри, договоришься!" и смеялись. Вы легли заполночь и еще не заснули, когда услышали шум машины под окном. Машин в то время ездило мало, но мало ли, что за дела у людей в городе — вы не придали этому значения...

Ресурсы, помогающие освоить рациональность и науку для улучшения своей жизни

CFAR is a nonprofit organization that takes the results of cognitive science research and turns them into techniques that people can practice and use in their own lives. 

Less Wrong 
An online community for people who want to apply the discoveries of behavioral economists and cognitive psychologists to improve their thinking. 

Harry Potter and the Methods of Rationality 
This fanfic is a fun way to learn about the thinking errors our minds are wired to make. 

Clearer Thinking 
Free mini-courses and tools to help learn about and avoid thinking errors. 

You Are Not So Smart 
A blog/podcast about human irrationality presented in an accessible and fun way. 

My Rational Pony
A comic series about rationality, probability theory, statistics, cognitive science, and ponies.

Источник: http://intentionalinsights.org/resources

2015-05-20

Замкадье на дне: дефолт уже тут




Замкадье на дне: дефолт уже тут

Самые страшные и важные вещи пишутся цифрами в графе "итого" банковских договоров и социологических исследований. Так, ученые престижного столичного университета – Высшей Школы Экономики – решили подсчитать, какие регионы в России сколько должны федеральному центру, и неожиданно для себя подтвердили дефолт отечественной экономики.

Речь идет о мониторинге «Социальные расходы в России: федеральный и региональный бюджеты», который составили доктор географических наук, экономико-географ Наталья Зубаревич и кандидат экономических наук Елена Горина – сотрудницы Центра анализа доходов и уровня жизни Института управления социальными процессами НИУ ВШЭ.

Из мониторинга следует, что 20 из 85 субъектов РФ – чуть меньше 25% от общего числа – уже находятся в состоянии дефолта. Так же данные исследования показывают: первое, на чём вынуждены экономить регионы – социальные расходы.



Фото: Emil Gataullin

Только факты:

* Последнее десятилетие социальные затраты по стране съедали больше половины всех расходов консолидированного бюджета (федеральный + региональные бюджеты)
* Последние два года федеральный бюджет снижает затраты по социальным статьям. Компенсировать экономию приходится регионам, хотя законы и так обязывают их нести на себе основные издержки по социальным статьям.
В 2014 году доля социальных расходов в региональных бюджетах составила в среднем 62%.
* С началом кризиса в прошлом году инфляция "сожгла" заметную часть региональных бюджетов + сократились налоговые поступления на местах.
* К концу года все несоциальные статьи бюджетов регионов были урезаны, но ситуация требует большей экономии ⇒ сокращения затрат социального блока неизбежны.
В прошлом году 17 регионов урезали номинальные расходы своих бюджетов: расходы на образование сократились в девяти регионах, расходы на социальную политику – восемь. И это без учёта инфляции.

Четверть всех субъектов РФ уже переживает дефолт

На 1 января 2015 года Москва недополучила от регионов треть доходов – их общая задолженность перед центром (кредитная и налоговая) составляет 2,4 трлн рублей.

Лидеры среди неплательщиков:
Чукотка – 125%
Смоленская, Костромская области, Мордовия — 100%
Карелия, Удмуртия, Белгородская, Вологодская, Астраханская, Пензенская, Саратовская, Амурская области — 80-96%.

В 47 регионах долги превышают половину всех поступлений в бюджет.

Состояние 20 регионов обладает всеми признаками дефолта, но власти не торопятся его объявлять по политическим мотивам.

Регионы без долгов или с минимальным дефицитом бюджета:
1. нефтегазовые — Тюменская, Сахалинская области, Ненецкий АО
2. с ответственной бюджетной политикой — Ханты-Мансийский АО, Пермский и Алтайские края, Иркутская область
3. дотационные — Крым, Северный Кавказ, Дальний Восток.

Москва поможет не всем 

* В 2009 году регионы спасла поддержка из федеральной казны (объемы госпомощи тогда возросли на треть), однако в 2015 году ее получают лишь избранные.
* В 2010-2011 годах доля поступлений в регионы составляла 23%, в 2014 – всего 18%.

Кому помогают?

* Дальний Восток, по данным экспертов ВШЭ — получил 120 млрд, по версии Slon'а — 210 млрд (откуда разница в цифрах?)
* Северный Кавказ получил 189 млрд, что на 7 млрд больше, чем в 2013
* Крым с конца марта по декабрь получил 125 млрд

Так же, в Крыму, остаётся весь НДС, в итоге уровень дотационности Крыма достиг 80% и сравним с Чечней (82%) и Ингушетией (87%). Немного меньше власти щедры к Севастополю (70%), но там могут быть дополнительные значительные поступления от военного ведомства.

К сожалению, учёные, составляя мониторинги, не делают конкретных прогнозов и не говорят, к чему приведет описанная ими ситуация.
Замечают только, что "регионам придется адаптироваться к изменениям, сокращая социальные расходы бюджета и снижая занятость в бюджетном секторе".
Хотелось бы всё же услышать более далеко идущие предположения
Есть версии, чем это всё обернется?

Страна победившей тотальной опасности

Если даже филология назначается проблемой безопасности огромной страны, то это страна победившей тотальной опасности.

Фашизм — этот очень просто

Фото Politikos.

Politikos

В 1995 году, т.е. ровно двадцать лет назад, фантаст Борис Стругацкий опубликовал в газете «Невское время» небольшую заметку под названием «Фашизм — это очень просто. Эпидемиологическая памятка». Прочтите. Задумайтесь. Рекомендуйте друзьям.
Заметка
«Чума в нашем доме. Лечить ее мы не умеем. Более того, мы сплошь да рядом не умеем даже поставить правильный диагноз. И тот, кто уже заразился, зачастую не замечает, что он болен и заразен».
Ему-то кажется, что он знает о фашизме все. Ведь всем же известно, что фашизм — это: черные эсэсовские мундиры; лающая речь; вздернутые в римском приветствии руки; свастика; черно-красные знамена; марширующие колонны; люди-скелеты за колючей проволокой; жирный дым из труб крематориев; бесноватый фюрер с челочкой; толстый Геринг; поблескивающий стеклышками пенсне Гиммлер, — и ещё полдюжины более или менее достоверных фигур из "Семнадцати мгновений весны", из "Подвига разведчика", из "Падения Берлина"...
О, мы прекрасно знаем, что такое фашизм - немецкий фашизм, он же - гитлеризм. Нам и в голову не приходит, что существует и другой фашизм, такой же поганый, такой же страшный, но свой, доморощенный. И, наверное, именно поэтому мы не видим его в упор, когда он на глазах у нас разрастается в теле страны, словно тихая злокачественная опухоль.
Мы, правда, различаем свастику, закамуфлированную под рунические знаки. До нас доносятся хриплые вопли, призывающие к расправе над инородцами. Мы замечаем порой поганые лозунги и картинки на стенах наших домов. Но мы никак не можем признаться себе, что это тоже фашизм. Нам все кажется, что фашизм - это: черные эсэсовские мундиры, лающая иноземная речь, жирный дым из труб крематориев, война...
Сейчас Академия Наук, выполняя указ Президента, лихорадочно формулирует научное определение фашизма. Надо полагать, это будет точное, всеобъемлющее, на все случаи жизни определение. И, разумеется, дьявольски сложное.
А, между тем, фашизм - это просто. Более того, фашизм - это очень просто! Фашизм есть диктатура националистов. Соответственно, фашист - это человек, исповедующий (и проповедующий) превосходство одной нации над другими и при этом - активный поборник "железной руки", "дисциплины-порядка", "ежовых рукавиц" и прочих прелестей тоталитаризма.
И все. Больше ничего в основе фашизма нет. Диктатура плюс национализм. Тоталитарное правление одной нации. А все остальное - тайная полиция, лагеря, костры из книг, война - прорастает из этого ядовитого зерна, как смерть из раковой клетки.
Возможна железная диктатура со всеми ее гробовыми прелестями - скажем, диктатура Стресснера в Парагвае или диктатура Сталина в СССР, - но поскольку тотальной идеей этой диктатуры не является идея национальная (расовая) - это уже не фашизм. Возможно государство, опирающееся на национальную идею, - скажем, Израиль, - но если отсутствует диктатура ("железная рука", подавление демократических свобод, всевластье тайной полиции) - это уже не фашизм.
Совершенно бессмысленны и безграмотны выражения типа "демофашист" или "фашиствующий демократ". Это такая же нелепость как "ледяной кипяток" или "ароматное зловоние". Демократ, да, может быть в какой-то степени националистом, но он, по определению, враг всякой и всяческой диктатуры, а поэтому фашистом быть просто не умеет. Так же, как не умеет никакой фашист быть демократом, сторонником свободы слова, свободы печати, свободы митингов и демонстраций, он всегда за одну свободу - свободу Железной Руки.
Могу легко представить себе человека, который, ознакомившись со всеми этими моими дефинициями, скажет (с сомнением): "Этак у тебя получается, что лет пятьсот-шестьсот назад все на свете были фашистами - и князья, и цари, и сеньоры, и вассалы..."

В каком-то смысле такое замечание бьет в цель, ибо оно верно "с точностью до наоборот": фашизм - это задержавшийся в развитии феодализм, переживший и век пара, и век электричества, и век атома, и готовый пережить век космических полетов и искусственного интеллекта. Феодальные отношения, казалось бы, исчезли, но феодальный менталитет оказался живуч и могуч, он оказался сильнее и пара, и электричества, сильнее всеобщей грамотности и всеобщей компьютеризации.
Живучесть его, безусловно, имеет причиной то обстоятельство, что корнями своими феодализм уходит в дофеодальные, еще пещерные времена, в ментальность блохастого стада бесхвостых обезьян: все чужаки, живущие в соседнем лесу, - отвратительны и опасны, а вожак наш великолепно жесток, мудр и побеждает врагов. Эта первобытная ментальность, видимо, не скоро покинет род человеческий. И поэтому фашизм - это феодализм сегодня. И завтра.
Только, ради Бога, не путайте национализм с патриотизмом! Патриотизм - это любовь к своему народу, а национализм - неприязнь к чужому. Патриот прекрасно знает, что не бывает плохих и хороших народов - бывают лишь плохие и хорошие люди. Националист же всегда мыслит категориями "свои-чужие", "наши-ненаши", "воры-фраера", он целые народы с легкостью необыкновенной записывает в негодяи, или в дураки, или в бандиты.
Это важнейший признак фашистской идеологии - деление людей на "наших и ненаших". Сталинский тоталитаризм основан на подобной идеологии, поэтому-то они так похожи, эти режимы - режимы-убийцы, режимы - разрушители культуры, режимы-милитаристы. Только фашисты людей делят на расы, а сталинисты - на классы.
Очень важный признак фашизма - ложь. Конечно, не всякий, кто лжет, фашист, но всякий фашист - обязательно лжец. Он просто вынужден лгать. Потому что диктатуру иногда еще как-то можно, худо-бедно, но все-таки разумно, обосновать, национализм же обосновать можно только через посредство лжи - какими-нибудь фальшивыми "Протоколами" или разглагольствованиями, что-де "евреи русский народ споили", "все кавказцы - прирожденные бандиты" и тому подобное. Поэтому фашисты - лгут. И всегда лгали. И никто точнее Эрнеста Хемингуэя не сказал о них: "Фашизм есть ложь, изрекаемая бандитами".
Так что если вы вдруг "осознали", что только лишь ваш народ достоин всех благ, а все прочие народы вокруг - второй сорт, поздравляю: вы сделали свой первый шаг в фашизм. Потом вас осеняет, что высоких целей ваш народ добьется, только когда железный порядок будет установлен и заткнут пасть всем этим крикунам и бумагомаракам, разглагольствующим о свободах; когда поставят к стенке (без суда и следствия) всех, кто идет поперек, а инородцев беспощадно возьмут к ногтю...
И как только вы приняли все это, - процесс завершился: вы уже фашист. На вас нет черного мундира со свастикой. Вы не имеете привычки орать "хайль!". Вы всю жизнь гордились победой нашей страны над фашизмом и, может быть, даже сами, лично, приближали эту победу. Но вы позволили себе встать в ряды борцов за диктатуру националистов - и вы уже фашист. Как просто! Как страшно просто.
И не говорите теперь, что вы - совсем не злой человек, что вы против страданий людей невинных (к стенке поставлены должны быть только враги порядка, и только враги порядка должны оказаться за колючей проволокой), что у вас у самого дети-внуки, что вы против войны... Все это уже не имеет значения, коль скоро приняли вы Причастие Буйвола.
Дорога истории давно уже накатана, логика истории беспощадна, и, как только придут к власти ваши фюреры, заработает отлаженный конвейер: устранение инакомыслящих - подавление неизбежного протеста - концлагеря, виселицы - упадок мирной экономики - милитаризация - война...
А если вы, опомнившись, захотите в какой-то момент остановить этот страшный конвейер, вы будете беспощадно уничтожены, словно самый распоследний демократ-интернационалист. Знамена у вас будут не красно-коричневые, а - например - черно-оранжевые. Вы будете на своих собраниях кричать не "хайль", а, скажем, "слава!". Не будет у вас штурмбаннфюреров, а будут какие-нибудь есаул-бригадиры, но сущность фашизма - диктатура нацистов - останется, а значит, останется ложь, кровь, война - теперь, возможно, ядерная.
Мы живем в опасное время. Чума в нашем доме. В первую очередь она поражает оскорбленных и униженных, а их так много сейчас.
Можно ли повернуть историю вспять? Наверное, можно - если этого захотят миллионы. Так давайте же этого не хотеть. Ведь многое зависит от нас самих. Не всё, конечно, но многое.

2015-05-18

Россия обменяла себя на Крым... и исчезает

Евгений Юрьев

https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=892932790768056&id=100001540314095&fref=nf

https://www.facebook.com/evgeny.ermolin/posts/970342732998953

Вот что произошло.

Вот что произошло. Объясню еще, как математик. Все точки должны быть поставлены. Все. Если не верите, что это объективно так, по математическим законам исключения множеств, то, во всяком случае, вы поймете, как я это вижу, и почему так реагировал на Крымнаш. У меня был синдром отмены. Утраты, но не Украины, а России. Он давно прошел, меня ломало всего месяц, и теперь я просто с научным удовлетворением наблюдаю, как продолжается, завершается процесс сжимания, усыхания этой шагреневой кожи, России.

Россия не Украину обменяла на Крым, она Россию на Крым обменяла, оказалась от России сразу, осталась с носом (крымом), и продолжает отказываться по частям.

То, что было, окей, не было, считалось Россией, влегкую было перечеркнуто.

Тупо все, убого слили.

И стало ясно, что за ценностями и достижениями стояло. Ничего.

Очередной "приличный" человек, какой-нибудь писатель или литературовед, такой глубокий и тонко чувствующий, покрутил глазками и говорит: ммм... Крым наш!

Бум, отвалилась литература.

Детский доктор: Не все так однозначно!

Медицина, пуххх, растворилась в небытии.

..Есть высшие ценности! - кинематограф минус..

- Это наше общее! - наука...

Они сами виноваты ..история..

...Есть международный суд!...

...не бутерброд!..

...все так делают!..

минус минус.. .. интеллигенция, армия и флот..

реки..
леса..
поля..

Минус, минус. Минус. Это как заклинание-проклятие. Помните открытие Олимпиады, все это вранье, от которого все плакали растроганно. Думаете, это все осталось, то что Эрнст нарисовал? А носитель этого - кто? Русский врунишка, подлец, крымнашист? Пустой человек, да еще и сбросивший покровы, снявший последние приличия, как трусы?

Русские еще не поняли, что натворили. Растворили, выскоблили сначала себя, хоть никто снаружи еще не замечал, что ничего внутри нет, потом вот эти вот покровы скинули, наряды образов и традиционных представлений о себе, которыми дурили весь мир.

Отказались от приличий, как от одежды. А под ней-то и вовсе ничего нет, совсем смешно, хоть бы этот секрет постыдились открывать. Или из инстинкта самосохранения.

Обаяние исчезло. Образ пропал. Русские еще бегают, как инфантилы-придурки, в этих тупых футболках искандеры воевали деды смеются, а мир смотрит на них, как на убогих, которые так долго дули щеки и морочили своим достоевским.

Теперь-то понятно, что это за шныри, достоевские..

Чей Крым, Достоевский? Твой, обменял на слезу ребенка? Моло-одец, блят.

Чей Крым, Чехов?

Молчишь, глазки бегают? Такое же трусливое завистливое чмо, как и те, из кого ты выдавливал типа раба? Минус.

Чей.. Ты чей, русский человек? Ничей.. Или дугинский, кадыровский, путинский? Вот теперь вся твоя история, наука и литература.

Единственно полноценный путь научения

Владимир Спиваковский

https://www.facebook.com/vspivakovsky/posts/897246140314449

Как учили раньше. И как учить надо теперь.

Раньше было так: взял учебник, нашёл параграф, выучил тему, решил пару задач, запомнил формулы, сдал зачёт, получил оценку, забыл, перешёл к следующему параграфу.

Теперь будет иначе. Получил индивидуальную задачу, составил список источников информации, добыл её, профильтровал на достоверность, сопоставил между собой цифры и мысли, выбрал нужные, приступил к конструированию нового знания. Получил результат, презентовал его социуму (сверстникам, коучу, интернету), заработал многовекторную оценку в виде индекса своих собственных личностных акций. И приступил к следующему заданию.

Это другая технология, облачная. Мы попробовали её на кейсе по изготовлению лимонада, когда школьникам пришлось пройти все стадии конвейера по выискиванию информации о напитке, изучению химических реакций, раскладыванию их на молекулы и валентности.

Включили развертку по ещё 10 «векторам». Физика (откуда пузырьки?). Биология (усвоение организмом). Бизнес (кто сколько на лимонаде зарабатывает). Реклама (самые креативные образцы). Математика (посчитать объём бутылки). Английский язык (у каждого свой рассказ о лимонаде). Рисование (изобрети и нарисуй свою бутылку). Коммуникации (собери мнения 10 друзей и недрузей – какой напиток им нравится больше). Информация (найди «за» и «против» газированных напитков).

Мы нашли таким образом то, что веками искало всё учительство мира: научить учиться. Уметь искать, обрабатывать и применять информацию. И главное – мотивацию к овладеванию новыми знаниями.

В результате каждый школьник развивает системное, критическое и позитивное мышление, связь конкретного с абстрактным, реальную работу ума по поиску необходимой информации, её структурированию и выходу на конечный результат.

Для тех скептиков, у которых есть подозрение, что знания окажутся фрагментарными и утилитарными, скажу, что достаточно ста кейсов по каждому предмету, чтобы охватить весь фундаментальный школьный курс. И получить 2 в 1: и фундаментальный базис, и облачную надстройку и практические навыки.

Предполагая упрёки от пессимистов, хочу уточнить, что систематические базовые знания формул, графиков и таблиц никуда не деваются, не выхолащиваются и не заменяются кейсами. Я сторонник с и с т е м н о г о охвата, когда нужны и базовые учебниковские данные.
Просто наступил период, когда ни абстрактные формулы, ни прагматичные кейсы сами по себе больше не являются самодостаточными. Выход – в их взаимодействии, когда можно получить максимально п о л н ы е знания. Xvatit противопоставлять научное – прагматичному, гуманитарное – техническому, а бесплатное – коммерческому.

Мало-помалу получится совершенно новая система образования, когда знания будут плавно переходить в умения, умения – в навыки, навыки– в компетентность, компетентность – в личностный рост, личностный рост – в ум, смекалку и хороший вид на жизнь. По крайней мере, перестанут задавать глупый вопрос: а зачем оно нужно, это образование?
‪#‎РФРМОБР‬ – быть.

2015-05-12

Вера беспамятных

Евгений Ермолин поделился публикация Mark Urnov.
У нации нет образующего гражданскую идентичность мифа, кроме мифа Победы.
Вот так мы один раз уже строили, отталкиваясь от октября 17-го, по сути от братоубийства (последние стали первыми, авель пошел на каина) и богоборчества (воинствующий неоадамизм). Результат налицо: не рай, а ад. 
В мифе же Победы нет столь же масштабного смысла: он о том и о тех, что и кому повезло уцелеть в аду. 
Победа - праздник случайно уцелевших в 1917-1953 годах. Надгробная тризна и монгольский пир на костях. 
Каким-то странным образом она стала безразмерным и невозвратным кредитом и вечной индульгенцией для выживших и их потомков. 
Участники войны и прочие "ветераны" номинируются как новая аристократия или как особая высшая каста, полубоги. Им приносятся жертвы, создаются жертвенники с огнем неугасимым (привет от Заратуштры), почитают могилы и останки. 
Так все это выглядит в глянцевом исполнении. 
Между тем, жизнь идет своим путем по буеракам, не принимая совсем уж всерьез эту мифо-ритуалистику.
Ключевский сказал как-то, что в русском дворянстве потомки пользовались без всякого собственного труда заслугами своих предков. Эта практика перенята и у нас. Но если кредит заслуг прежде передавался по линиям родства, то теперь у нас Победа - одна на всех. И кредит общий, и отпущение грехов. Это создает странный казус, напоминающий, здесь Урнов прав, случай евреев. Как для случайно выживших в пекле ХХ века евреев Холокост явился основанием для создания еврейского государства Израиль, которое есть продукт своего рода Исхода, так для русских дорого искупленная Победа (может быть, тоже нечто вроде Холокоста в его итоге для выживших) - предпосылка всемирно-исторических амбиций на исключительный статус российского государства как Ковчега избранных для спасения.
Россия каменеет, как каменные и металлические женщины ее монументов, становясь памятником самой себе. Она оказывается избрана и спасена, чтобы нести это бремя тождества. Какая-то тяжесть во всем. Как богатырь Святогор, мы увязли в этой истории, лишившись любой другой. «Кому суждено в том гробу лежать, тот в него и ляжет». 
Все это, коротко сказать, способствует паразитизму потомков и вовсе не способствует творчеству. Недоверие к творчеству, неприязнь к свободному смыслопорождению, к игре смыслами и интеллектуальной провокации составляет у нас содержание "общественного мнения".
Чем больше думаю о 9 мая, тем больше склоняюсь к тому, что победа над нацистской Германией в жизни постсоветского российского общества играет такую же роль, какую в жизни евреев играет исход из Египта - главное событие, формирующее нацию. У еврейского народа, к которому я себя отношу, в течение примерно 3,5 тысячелетий из поколения в поколение передается живое переживание Исхода и освобождения. В синагогах и сейчас говорится "мы вышли", и это поддерживает живую общность многих поколений. В постсоветской России, к которой я тоже себя отношу, нация только формируется, и практически единственным событием, способным объединить поколения, является Победа. Понятно, что вокруг Победы совершается много такого, что не может не вызывать отторжения у людей, обладающих минимальным нравственным чувством и эстетическим вкусом. Но все эти всплески идеологического бреда и безвкусицы во многом провоцируются исключительностью Победы как фактора формирования национальной идентичности. Они столь же неизбежны, сколь и опасны. Опасны, потому что, если Победа будет опошлена и девальвирована, нация не сложится и страна просто исчезнет. Они вдвойне опасны, потому что сегодня все происходит куда быстрее, чем когда мы выходили из Египта. А значит и времени на выработку очищенной от конъюнктурной пошлости и безвкусицы процедуры передачи живой исторической памяти значительно меньше.