Мысли для начала... мышления

Неграмотными в 21-м веке будут не те, кто не могут читать и писать, а те, кто не смогут научаться, от(раз)учаться и перенаучаться. Элвин Тоффлер

2016-12-02

Кто и как создаёт успешное общество


В сегодняшнем послании ФС Путин высказал совершенно недвусмысленный мессадж, опять послав нас всех нах. («Нас всех» — здесь и далее имеется ввиду думающая публика).

Мы в очередной раз выслушали, что мы должны засунуть себе в жопу все свои образования, все свои успешности, весь свой опыт, прочитанные книжки, мысли, мозги и пассионарность. Все это в «этой стране» сегодня никого не интересует и даже является раздражителем 86% публики, именуемой народом. Более того, нам однозначно намекнули, что мы тут всех сильно бесим и давно заебали своим умничаньем, а также являемся причиной всяких революций и потрясений, будоража вязкое болото дремучего электората.

«Вы знаете, если кто-то считает себя более продвинутым, более интеллигентным, даже считает себя поумнее кого-то в чем-то — если вы такие, но с уважением относитесь к другим людям, это же естественно». Очень похоже на классическое совковое — "если кто-то, кое-где, у нас порой..." Перевести на русский язык эту тошнотворную политкорректную конструкцию спичрайтеров президента можно так: Умный? Тогда сиди и не выебывайся и уважай глупых. Не согласен? Заставим...

У любого государства вне зависимости от его социально-политического устройства есть два пути:

1) Популистский, рассчитанный на потакание ежеминутным прихотям плебса, не видящего дальше собственного носа, в силу отсутствия образования, кругозора и ума. Это, например, Венесуэла, Куба, и, с недавних пор, как ни странно, большая часть современной Европы, обрекающая себя такой политикой в ближайшие пол века на превращение в Халифат. Важные компоненты такого государства: провозглашаемая из каждого утюга химера социальной справедливости, большое количество всяких пособий, иллюзия бесплатного медобеспечения и образования и прочая халява, преследование по имущественному признаку, высокие налоги или прогрессивная шкала налогообложения и периодическая конфискация имущества у тех, кто его имеет.

2) Государства, где трудолюбивая, рационально думающая, талантливая и пассионарная публика создает тренд и направление развития всему этносу. Дебилы, лентяи, бездельники, лоботрясы и долбоебы в таких странах тоже есть, но они не культивируются государственными пособиями и воспринимаются обществом как маргиналы. Большинство граждан, включая людей рабочих профессий, являются собственниками — мастерских, магазинчиков, производственной техники, заправок итд. Нужно с сожалением признать, что не беря в расчет такие примеры как мизерный Сингапур, последним оплотом образца подобной политики в 21 веке является лишь США. Розовый Обама попытался повернуть Америку в левое болото евросоциализма и госбюрократии, но Бог пока благословляет Америку и тем самым дает шанс всему миру не свалиться в новом приступе коммунистической болезни и шариковских идей.

Государства первого типа пока существуют по инерции капиталистических привычек населения и за счет жирка, накопленного «бременем белого человека» еще во времена, когда они жили без ложных ценностей и пособий халявщикам. У многих из них этого жира хватит еще на десятилетия. Однако, если новые европейские локомотивы пассионарности типа Польши и Эстонии не смогут вытащить этот ржавый поезд из тупика толерастии, то до превращения Европы в Халифат останется не более половины века. Уже сегодня в этих странах невозможно представить себе рождение корпораций типа Гугла, Эппла и Теслы, там уже давно нет новых лауреатов нобелевки, почти не осталось науки, нет прорывного бизнеса и нет никаких идей кроме нового дизайна анальных пробок. Новые тенденции в бизнесе и логистике типа Убера душатся зажиревшими ленивыми бездельниками-таксисами и поддерживающими их еврочиновниками. Бюрократия не дает там разрабатывать новые технологии, например сланцевую нефть, там уже ставится под сомнения частная собственность, а свобода предпринимательства попрана в угоду профсоюзам и прочим сборищам лоботрясов.

Путин признал сегодня, что несогласные с его политикой патернализма есть люди более умные, талантливые и образованные, но он еще раз подтвердил, что руководимая им Россия их не будет поощрять — она не делает на них ставку и с удовольствием от них избавится. Нынешняя Россия принадлежит необразованному плебсу. На самом деле, конечно, она принадлежит Путину и его друзьям, но, так как быдло всегда поддерживает хозяина, и довольствуется крошками с его стола, то обе эти группы не смотря на поражающую разницу в численности и достатке имеют безусловную общность.

История не знает примеров успешного развития государств, культивирующих кухарок. Однако, в тактической перспективе, проще говоря — на век вождя, такой политики вполне хватит для его безбедной жизни, старости и пышных похорон. А дальше..? Дальше это уже будет в следующей жизни... Дальше будет возрастающее отставание от более пассионарных стран, разочарование и озлобленность от понимания этого разрыва, смутное время, распад государства и так далее... все по учебнику истории..

Вояки, которых создал прусский учитель: образ мышления солдата versus образ мышления разведчика

Есть известная фраза, приписываемая Бисмарку: «В общественном сознании прочно утвердилось: «Бисмарк после победы над Францией сказал: эту войну выиграл прусский школьный учитель». Хорошая справка о реальном первоисточнике, авторе этой фразы и историческом контексте есть в статье «Война, которую выиграл прусский учитель», и в ней же чётко сформулирован тезис о том, что прусская система образования создала хорошо готовых солдат, что и привело к двум мировым войнам. Прусские учителя создали хорошо заточенных убийц, настроенных на войну.

Логично сделать вывод, что образовательные системы и институты, схожие с прусской моделью, продолжают порождать пушечное мясо, легко принимающее идею нормальности и даже желательности войны, т.е. сложившееся институциональное образование во многих странах несёт прямую ответственность за вооружённые конфликты и войны современности. Советская система образования была, а российская продолжает быть фабрикой по производству войны, что мы и наблюдаем год за годом.

А теперь посмотрите выступление Джулии Галеф «Почему мы думаем, что правы, даже когда это не так» про два образа мышления — солдата и разведчика. Если образование не переключится на обучение разведчиков вместо солдат, войны не остановить...


Добавление:

Прежде всего монтёр культуры должен быть искусным разведчиком! / А. Гастев о типе настороженного активного наблюдателя

Был такой старый большевик (в партии с 1901 года) Алексей Гастев. После революции 1905 года жил во Франции, там стал синдикалистом, поклонником идей Сореля.
В СССР он стал главным организатором "научной организации труда" - руководил Центральным институтом труда. В отличие от Ленина и левого крыла партии, бывших германофилами, Гастев был фанатом США. Восторгался американским подходом к труду (тэйлоризмом-фордизмом), в индустриализацию Сталин подхватил именно идеи Гастева. В 1939-м расстрелян.
Интересен и взгляд Гастева на то, как организовывать культуру в СССР - организатор культуры в первую очередь должен быть разведчиком. В своей книжке от 1923 года "Юности, иди!" он пишет:

«Культура — не грамотность и не словесность: мало ли у нас есть грамотных, учёных людей, но они беспомощны, они созерцательны, они — скептики.
Современная культура, та, которую нам надо для переделки нашей страны, это прежде всего сноровка, способность обрабатывать, приспосабливать, подбирать, одно к другому, приплочивать, припасовывать, способность монтировать, мастерски собирать рассыпанное и нестройное в механизмы, активные вещи.
Прежде всего монтёр культуры должен быть искусным разведчиком!

Зоркий глаз, тонкое ухо, хорошо воспитанные органы чувств, но при всем том главное качество — внимание; слагается то, что предрешает нанизывание культуры — наблюдательность, способность чеканно воспринимать; это противовес ленивому созерцательному ротозейству, лежебокству.
Получается тип настороженного активного наблюдателя, от которого не скрыта жизнь, она динамична, даже в её замерзшем виде она постоянно клокочет быстрыми ассоциациями, память работает, как мастерская: в голове принимают и подают, кладут в стопки и увозят, сортируют и бракуют».
(Иллюстрация из этой книжки Гастева)
Фото Павла Пряникова.

Реальная Куба


Юлия Баканова

В 90-м, когда моего отца отправили работать на Кубу, Фидель был у власти уже 31 год. Первое, что поразило в Гаване - число подростков-попрошаек. Стаи и одиночки, их было много, очень много, а туристов мало. И если что-то перепадало одной стае, нужно было ещё суметь добычу удержать - остальные не собирались стоять в очереди, подаяние могли и отнять в подворотне.

Гавана была похожа на декорации к арт-хаусному фильму: остатки испанских замков разрушались, возведённые американцами небоскребы пугали запущенностью, по дорогам ездили редкие яркие звероящеры в основном производства советского автопрома. Или страшные остовы ПАЗиков - без окон, без дверей, ощетинившиеся шоколадными конечностями. Всё залито солнцем. И приправлено вытатуированным на сердце "Куба - любовь моя!".

Городок Моа, где отец трудился на комбинате, встретил нас коротким инструктажем от дяди Лёши: "Хотите чтоб что-то вам сделали сегодня, а не маньяна (завтра) или порломаньяна (послезавтра), готовьте рейхало (подарок). Дядя Лёша говорил "рыгало" и громко смеялся.
Получить постельное белье - взятка, оформить бумаги - взятка, попросить три ключа от двери собственного дома - взятка. Ну, как взятка. Банка тушёнки, пачка печенья или немного конфет. "Не развращайте туземцев, - напутствовал дядя Лёша, - нам тут ещё коммунизм строить, много не давайте!"

Мы прибыли на остров Свободы в смутные времена, когда никаким дустом окопавшихся здесь советских специалистов на Родину не выкуришь, а потому места в отстроенном чехословаками элитном закрытом городке нам не хватило. И мы полностью погрузились в местную жизнь. 
Кубинец получал от правительства типовую квартиру в пятиэтажке, с одинаковой фанерной мебелью, холодильником, плитой и телевизором советского производства. Он приходил в эту жизнь голодранцем, с узелком личных вещей перемещался с казенной квартиры на квартиру и уходил, не оставляя наследства.

Иметь земельный участок - запрещено, иметь личный транспорт можно только отдельным категориям служащих, ловить рыбу, собирать раковины, кокосы и любые фрукты - нельзя, это собственность государства. На тропическом острове, где всё росло с утроенной силой, а океан мог прокормить каждого, кубинец сидел на сухом пайке. При изобилии морских гадов, главным праздничным блюдом являлась жареная курица с гарниром из риса и бобов. Потому что курица выдавалась раз в месяц.

По тархете (социальной карте) на семью из двух взрослых и ребёнка на месяц кубинец мог получить:
Половая тряпка - 1 шт
Мясо - 2 кг
Курица - 1 шт
Рис - 2 кг
Бобы - 2 кг
Яйца - 12 штук
Хлеб, картошка, бананы - минимальное количество, так, чтобы не опухнуть от голода.
Просто пойти в продуктовый магазин и что-то купить кубинец не мог - только паёк. Он мог зайти в магазин бытовой техники и посмотреть, как в музее, на товар, подсчитать, сколько сотен лет он должен работать, чтобы купить телефон или телевизор.
Кроме шуток, при универмагах были продавцы-экскурсоводы, что водили и просто показывали.

Однажды в Сантьяго нам с мамой приглянулся термос на витрине огромного универмага. Такой толстый термос, чудовищный, расписанный ядовитыми пионами. Магазин уже закрывали две синьоры, мама лихорадочно рылась в сумке, но смогла найти лишь шесть крошечных карамелек. За эти конфеты нам открыли магазин, продали термос и сожалели, что не могут помочь чем-то ещё.

Раз в неделю в дома кубинцев давали воду. Ставить цистерны-накопители на крышах разрешалось только советикам, поэтому у нас вода была всегда. А кубинцы крутились, как могли. На комбинате, где работал отец, зарплата у всех была одна - 125 песо. Уборщица ты или бригадир, роли не играет. Пройдите в кассу, у нас все равны. Отношение к труду было соответствующее. Зато всем полагался бесплатный обед - пол бутылки молока и булочка.

На помойке возле дома мы как-то подобрали облезлого, но злого, как дьявол, котёнка. В руки он дался только потому, что бок был ошпарен и сил на борьбу не осталось. Мы его выходили, хоть и не получили в ответ ни капли расположения. Примерно через месяц котёнок снова удрал на помойку, где и был забит камнями - местные подростки не любили конкуренции в хлебных местах.

Нелегально купить продукты или выменять на поделки кубаши могли у нас. Поэтому в подъездах постоянно сновали челноки. Тут нужен был глаз да глаз - обворовывали они виртуозно. Хотя иногда мне казалось, что мама специально оставляла вещи в коридоре. Наш холостой сосед дядя Олег любил поговорить о распущенности кубинок. К нему часто по ночам приходили женщины, обычно он расплачивался курицей. Была одна дама, что нравилась ему особенно. Ее мужа на шухере мы чаще всего видели у подъезда.

Самое интересное, что советики смотрели на эту жизнь, получали бОльший паёк, гоняли вороватых кубашей, продавали им еду, получали секс за еду, могли решить любую проблему за еду - и по-прежнему считали Фиделя героем. Они принимали условия, при которых становились паханами на зоне легко и свободно, распевая под гитару песни о команданте.

Мне было 12 лет, я часто включала телевизор, чтобы заглушить беспрерывный ор соседского попугая. По телевизору выступал Фидель. Он любил делать это на свежем воздухе, на площади можно было собрать много народу. Под палящим солнцем люди стояли и слушали, как фигура в военной форме выкрикивает лозунги. Чем хуже становилась международная обстановка, тем дольше он говорил. Час, два, три, четыре, пять, шесть. Однажды он говорил 12 часов. Наши кубинские друзья рассказывали, что люди падали в обморок и никто не смел им помочь.

Мы сдружились с двумя студентками из Мединститута. Айда и Дильбис. Высокая мулатка и толстенькая рыжая девица. Будущие врачи - элита страны. Они жадно слушали рассказы о мире, в ответ говорили нам о том, что для плохо образованных соотечественников единственный способ достойно существовать - это армия. Еда, одежда, казарма - полная упаковка. Поэтому и девочки и мальчики маршировали с надеждой на светлое будущее.

Когда отношения Союза и Кубы резко испортились, советикам была поставлена задача в 24 часа убраться оттуда. Фидель дал добро на линчевание, имело смысл поторопиться. Уже на пороге автобуса мы увидели плачущую Айду. Она сказала, что Дильбис арестовали. Прошло 25 лет, а меня до сих пор трясёт от беспомощности.

Романтизация тиранов гнилая привычка. Так часто мы делаем героев из подонков и подонков из героев. Фидель правил с 1959 по 2011. Потом пришел Рауль, он был из того же гнезда стервятников, но первое, что он сделал - отпустил узду. В 2011 году кубинцы узнали, что есть Интернет. Пусть пока и только внутренний. В 2011 году они узнали, что можно купить мобильный телефон и позвонить близким. Это стало огромным откровением для нации. Вот ЭТО, понимаете?

В песне прекрасной кубинской группы Буэно Фе есть строки: "Мы можем увидеть Луну через телескоп, но не имеем права узнать, что происходит рядом. Мы остров, во всех смыслах его одиночества".сли кому-то это кажется свободой, пусть примерит на себя.