Мысли для начала... мышления

Неграмотными в 21-м веке будут не те, кто не могут читать и писать, а те, кто не смогут научаться, от(раз)учаться и перенаучаться. Элвин Тоффлер

2012-04-25

Онтография как философский инжиниринг

Сегодня где-то краем уха зацепил фразу про «философский инжиниринг» — Тим Бернерс-Ли так выразился о помышлении идеи Интернета (идеи связи всех со всеми и со всем). Так вот, онтография — философско-инжиниринговый визуально-чертёжно-модельный язык, но ориентированный не на общение с компьютерами и между компьютерами, а для прямого использования людьми в своей деятельности и в коммуникации между собой. Онтография опирается на опыт развития информационных технологии и на возможности компьютеров, но предназначена в первую очередь для человеческого использования и человеческого взаимодействия.

См. также Онтодизайн: начальный вариант описания

2012-04-23

«Три щелчка попу», или Новое юродство как рефлекс : ПОЛИТ.РУ

ПОЛИТ.РУ: «Три щелчка попу», или Новое юродство как рефлекс

Автор > Алексей Муравьев

23 апреля 2012, 14:25
Адрес > http://polit.ru/article/2012/04/23/Riot_three_kicks/

Привычка объяснять все простыми причинами — вещь неправильная и вредная. Но еще вреднее сочетание упрощения и конспирологии. Три молодые женщины совершили некое действие в главном храме страны. Как это понимать? Есть унылое и неинтересное объяснение, что это рецидив советского безбожия.

Сразу неинтересны и конспирологические теории возникновения истории с «Pussy riot», ибо конспирология, как известно, — «прибежище идиотов». Тот, кто объясняет происходящее «заговором», «конфликтом властей», «антицерковным лобби», медиа-атакой из-за рубежа, обедняет поле анализа и вместо ныряния в море смыслов ходит по лужам, считая, что плавает.

Это скорее актуализация одного старинного социокультурного механизма. Мы не осознаем глубоко архаического и сакрального значения псевдопрофанирующих действий, поскольку живем в практически полностью десакрализованном социальном и культурном пространстве и по большей части не видим ни его границ, ни тех ситуаций, когда действительно нарушается, разрушается или делегитимируется то немногое, что осталось в нем от былой священности. Не различая этого, мы путаем настоящую десакрализацию с ритуалом, имеющим куда более глубокий и спасительный для сакрального смысл.

Заманчиво видеть в призывающих к расправе над «кощунницами» матерых византийских архаистов или граждан Империи, требующих смерти для кощунников-осквернителей своей Святой Софии. Не отцы ли Вселенского Собора кричали «рассечь надвое тех, кто исповедует во Христе две ипостаси!»? Не византийские ли святые ревнительницы забили палками чиновника, который полез снимать икону Спаса с Золотых Ворот Царьграда по приказанию царя? Никто не дает права на кощунство — ни царь и не герой! А вот с Богом вы бы поосторожнее. Время нынче не то, а снявши голову по волосам не плачут.

Те, кто требует расправы над мерзкими плясавицами в храме, воспринимают храм Христа Спасителя как сакральное пространство, которое сознательно профанируют, предают недолжному употреблению: крики, пляски, «панк» и прочее… И реакция, заложенная в незапамятные времена древнего благочестия, срабатывает, как смазанный механизм. «Очень жаль, но придется посадить», «Дать им по полной, чтобы знали!». И тут же возникает сомнение, причем самого простого свойства. В каких условиях работал архаический механизм защиты сакрального пространства от посягательств? Только в условиях соблюдения всеми чистоты и неврежденности этого пространства. По мере его десакрализации теряется и смысл защиты. И журналистка Н. Кеворкова, страшными словами поносящая весь мирской круг и грозящая за Бога кулаком "кощунницам", выглядит несколько несуразно.

Какова истинная цель «плясавиц»? Помолиться? Приколоться? Устроить хэппенинг? Кажется, что объяснение проще — это сакрализующий протест, они вышли подобно людям на площади протестовать против того душного порядка и устройства жизни, который вокруг них сложился. Молодые женщины очевидно рассматривают ХХС как изначально сакральное, но подвергшееся профанации пространство.

И церковь для них, и патриарх, и царь-президент — важные и социально-значимые функции, ради которых они обращаются к Богородице.

Своим танцем они радикально камлают с политическими целями.

Храм десакрализован не их плясками, а обманом, коррупциией, ложью и всем тем, чем в глазах общественного мнения характеризуется власть и (увы!) церковное руководство. Бассейн «Москва» оскорбить нельзя, храм Христа-Спасителя — можно. Молодые женщины выступают как трикстеры, как юродивые. Даже тот факт, что молодых матерей называют «девушками», важен, ибо он указывает на следы весталата в сознании. Непорочные девы (весталки в частности) всегда имели в религиозной архаике сакральное значение. Пифия была девой. Непорочная, нерастленная дева имеет право на сакральное слово. Да, молодым женщинам тоже доступен механизм юродства, а мужик Василий Блаженный ходил голым и ругал царя. Но тут мнится иное — только Дева может войти в храм и жить там, как дома.

Впрочем, маски на лицах женщин указывают еще на один культурный адрес. Он называется «полишинель» (или гиньоль, а то даже и петрушка). Смысл его в том, что кукле можно ругаться и обличать. Балда имеет право давать щелбаны попу, на то он и Балда. Жорж Брассенс, увидев такой спектакль с неистовыми женщинами, призывами к расправе над стражами порядка (mort aux vaches, mort aux loix, vive l’anarchie!), назвал его «самой красивой гекатомбой за все времена» и «забавным спектаклем». Принять всерьез призывы «вешать свиней» ему не приходило в голову. Также глупо и бессмысленно звучат повторяемые как заклинания слова «они должны покаяться». Нет предмета.

Но самое главное в архаическом юродстве — в те давние времена царь боялся юродства и видел в нем грозный перст Бога, грозящий ему из заоблачных высей: «Душа царя в руце Божией»! Он не смел тронуть юрода, хотя бы тот высморкался в его царскую порфиру, ибо самим актом обличения юрод берется за алтарь. А того, кто взялся за алтарь, убивать нельзя. В античных Афинах заговорщики бежали в храм и брались рукой за алтарь. После этого их уже нельзя убивать — они под защитой божества. И когда таких людей убивали, убийцы становились сквернавцами, профанировавшими свою харизму.

Из этой актуализации существует только один исход — явление акта милосердия.

Милосердие — это такая экстраординарная вещь, которая не следует из логики закона или архаической «защиты от посягательства». Это «бог из машины». Являя милосердие, власть показывает, что она понимает всю эту архаическую игру. Если же власть отказывается понимать архетипы, не может отвечать, – значит она никуда не годится. Только от большой глупости можно заменить пушкинского попа купцом — выключается весь архетипический ряд!

Итак, перед нами совсем не «хулиганство безбожниц» и не «заговор против церкви», но акция профетического типа, осуществляемая женщинами («как бы девами») в силу древней традиции. Задача акции — указать на десакрализацию власти духовной и светской.

У десакрализации много лиц. Десакрализация у нас столь тривиальна, что мы даже не видим проблемы с показным богатством чиновников. Фокус в том, что сакральное пространство аскетично, туда входят через самоограничение. Богослужебная роскошь, золото и пурпур возможны только как сверхусложненная символика этой сакральной жизни. Нестяжательство — главный момент политической харизмы и запрос людей к власти. Богатство (царь Давид говорит «да не хвалится богатый богатством своим») должно утекать на добрые дела, все оборотные средства должны быть в деле.

Если у публичного человека остается «на роскошь» — значит он плохой хозяин и плохой публичный человек.

Времена малиновых пиджаков и золотых ватерклозетов прошли. Интересно, что в исторической памяти, отраженной в житиях, самыми известными и успешными патриархами византийской древности был Иоанн Милостивый, буквально нищий, раздававший все свое имение бедным, церковный законодатель Иоанн Постник, живший в каморке, и ученый Фотий, тративший все средства на новые книги.

В нашем национально-культурном и религиозном архетипе только искренний и бескорыстный ходатай за других, самозабвенно раздающий все, что проходит через его руки, может быть харизматическим лидером. Отход от этого архетипического первосвятителя будет всегда десакрализацией нашего священного пространства. Нестяжательство — самый главный и самый массовый запрос нашего стяжательного, жадного, но очень чуткого и в душе прозорливого времени. И при виде настоящего осквернения священного места срабатывает неумолимый защитный механизм древности, Балда готовит щелчки, дурачок Василий плюет в царя, а бабы лезут на амвон.

О хамках и негодяях — Денис Драгунский

clear_text: исторический процесс

О ХАМКАХ И НЕГОДЯЯХ

Некоторые очень брезгливые граждане говорят: «Фи! Не хотим выбирать между хамками и негодяями!» И, соответственно, «не хотим защищать хамок от негодяев».
Хамки, как догадался проницательный читатель — это группа Pussy Riot.
А негодяи — это власть и её административные органы.
Конечно, Pussy Riot — это не очень приятные люди, наверное. Как и вся молодежь с ее молодёжными штучками. Я, например, с трудом себе представляю, чтобы я с ними подружился. Это просто невозможно. Наверное, они курят, ругаются, любят громкую музыку, говорят на непонятном жаргоне. И вообще ходят на голове.
Одно слово — хамки.
Но на другом полюсе — негодяи.

Боюсь, что в данном конкретном случае третьего не дано.
Возьмем, к примеру, Сталина. К 1941 году огромная масса народа была им недовольна, и вполне обоснованно. Коллективизация, «кировский поток», тридцать седьмой год.
Но, когда на страну напала Германия…
Посмотрел бы я на граждан, которые бы этак брезгливо сказали: «Фи! Не хотим выбирать между коммунистическим генсеком и нацистским фюрером! Не хотим защищать диктатора Сталина от диктатора Гитлера».
Приходилось делать выбор. Отсидеться на сеновале удалось единицам, и жалка была их судьба.
Так что — не Сталина от Гитлера, а родную землю от оккупантов.
Не хамок от негодяев — а свободу от рабства, право от произвола.

Анти-панк-молебен в защиту главной поруганной святыни России — PublicPost

Анти-панк-молебен в защиту главной поруганной святыни России — PublicPost

Сергей Генералов, литератор, Москва
22.04.2012 18:55

Сегодня у Храма Христа Спасителя в Москве православные верующие совершают молебное стояние в защиту веры, поруганных святынь и доброго имени Церкви… Я полностью разделяю все опасения Ольги Бакушинской в этой связи. Меня тоже пугает размах агрессии со стороны РПЦ (это в защиту «доброго имени Церкви»!).

Судите сами: По свидетельству корреспондента «Коммерсанта», происходящее не всегда похоже на молебен: «Со сцены говорят о врагах России, и о том, что революции начинались со святотатства». Патриарх с помоста призвал к мобилизации церкви…

Но давайте все-таки попробуем спокойно разобраться.

Необходимость совершения молитвенной акции связана с участившимися случаями вандализма и осквернения храмов, которые начались еще зимой с кощунственного так называемого «панк-молебна» в Храме Христа Спасителя… Патриарх заявил о том, что Русская православная церковь в последнее время подвергается «атакам гонителей, не сопоставимых с тем, что было в прошлом». При этом он сравнил современных «осквернителей» с врагами Иисуса Христа!

Специально к этому дню были доставлены святыни, подвергшиеся поруганию: распятие, изрезанное 20 марта в кафедральном соборе города Невинномысска и пять икон, 6 марта порубленных топором в Великом Устюге. Из этого же города доставлена икона Божьей Матери, простреленная пулями в начале 20-х годов прошлого века…

Но как же так! Почему такое передергивание? Как могли акции вандализма и поругания начаться с «панк-молебна» этой зимой? А прошлым летом? А все предыдущие двадцать лет? А жестокие убийства священников? Где же было РПЦ раньше?

С 1990 года по 2011, начиная с убийства отца Александра Меня, было совершено 42 нападения на священников, которые в основном заканчивались их убийством. По данным православного портала «Правмир» Почему же не созвали молебного стояния в защиту веры после подлого убийства прекрасного отца Меня?

С 1998 по 2008 год по данным, приведенным РИА-новости, совершено 47 актов вандализма, ограблений или осквернений православных церквей в России…

И что? Почему сейчас опомнились? Да еще приравняли все это к прострелянной иконе 20-х годов? И причем тут «панк-молебен»? Что, например, произошло в Великом Устюге и Невинномысске, откуда привезли поруганные святыни?

В Великом Устюге задержан мужчина, ворвавшийся с топором в местный собор и повредивший 38 икон. В УМВД по Вологодской области отметили, что мужчина 1975 года рождения наблюдался у психиатра и после задержания был доставлен в больницу. Прежде чем приступить к акту вандализма, мужчина кричал, «что ему утром были голоса из ада».

В Невинномысске среди дня в храм ворвался молодой человек с охотничьим ножом в руках со стеклянными глазами и принялся крушить интерьер храма. Потом перевернул на пол поклонный крест, в который воткнул охотничий нож. Дежуривший в храме священник попытался остановить преступника. Но тот ворвался в алтарь, перевернул семисвечник и стал выкрикивать ругательства вперемежку со словами Священного Писания и называть себя Богом… Как сообщили в пресс-службе ОВД по городу Невинномысск, молодой человек уже был судим по статье «Присвоение и растрата», а сейчас находится под судом по статье «Самоуправство».

И во всех остальных случаях за очень редким исключением преступниками как правило оказывались сумасшедшие, неадекватные люди, алкоголики или уголовники. Где же тут нападки на веру?

Вот, к примеру, случай, который произошел в Москве 23 декабря 2011 года, задолго до всех пусси и райотов. В церковь-часовню во имя равноапостольного князя Владимира при Московском казачьем кадетском корпусе ворвался неизвестный мужчина и стал все крушить. Как рассказали приехавшие на вызов полицейские, мужчина находился в абсолютно неадекватном состоянии и бубнил себе под нос: «Кругом демоны, нужно спасаться, это единственно верный способ, им нельзя поклоняться».

Чем это отличается от случая в Великом Устюге? И где полгода назад был Всеволод Чаплин? Почему тогда это был просто уголовное преступление, а сейчас заговор против Православной Церкви? Может быть как раз потому, что по мнению руководства РПЦ «началось все после так называемого панк-молебна»?

Кстати, это как раз и есть то самое редкое исключение из правил. Потому что Панк-молебен «Святая Богородица Путина прогони» был чистейшей воды политической акцией. А не осквернением православных святынь. И не деянием сумасшедшего. Виновность девушек, кстати, не доказана (см. пост Дениса Драгунского). А они сидят и вот уже 60000 человек на ответный молебен из-за них вышло! Осквернение храмов по всей стране с их подачи пошло! Патриарх огромной церкви огромной страны массы на борьбу поднимает!!!

И все это потому, что в течении двух минут некто в маске попросил Богородицу прогнать светского политика, который надоел и никак не уходит…

А что, может быть действительно это было осквернение?

Тогда придется привезти в Храм Христа Спасителя главную поруганную православную святыню России. Владимира Владимировича Путина

Тэги: рпц, pussy riot, путин, молебен

Духовность и государство : ПОЛИТ.РУ

ПОЛИТ.РУ: Духовность и государство

Автор > Сергей Митрофанов
Духовность и государство
23 апреля 2012, 09:28
Адрес > http://polit.ru/article/2012/04/23/sm230412/

Снова с неимоверный силой (и в не последней степени из-за томящихся в ожидании суда девочек из Pussy Riot) ожесточился спор о путях духовности в нашем государстве. Девятнадцатого апреля им продлили арест, якобы «расследуя» какое-то «дело», на трезвый взгляд не стоящее и выеденного яйца, но свидетельствующее о сращивании церкви, государства и «независимого суда» по линии своекорыстных интересов властной элиты. Показательно, что в тюрьме с ними не произвели ни одного следственного действия.

А интересы эти, судя по всему, не блещут оригинальностью: пристроить к монетарному государству новую идеологическую машинку приблизительно с теми же функциями, что и в приснопамятные годы руководящей и направляющей роли КПСС. Тогда, как известно, вожди пролетариата сами назначили себя богами, а одного даже похоронили в стеклянном гробу. Церквями стали райкомы. А красный угол, где обычно у верующего находились иконы, не долго думая переименовали в «Красный уголок», подрывая позиции конкурента.

На взгляд комиссаров, что в царское время, что в советское, идеология хороша уже тем, что давала внеправовую мотивацию везде там, где здравый смысл и формальное право вступали в противоречие с политической необходимостью. Вопрос: «Ты что — против Советской власти?», — напрочь снимал всякую инициативу снизу. А зачин «как говорил нам товарищ Владимир Ильич», напротив, обосновывал любую чепуху.

Сегодня начался обратный процесс, который некоторые публицисты склонны трактовать позитивно — как возвращение к духовным истокам. Церковь снова становится церковью, а иконы иконами. Однако в нем, как и раньше, недвусмысленно угадывается желание политического класса восстановить непререкаемую идеологическую инстанцию, утерянную с поражением коммунистического режима.

О симфонии властей земных и властей небесных мечтают некоторые единороссы. В частности, Владимир Мединский предлагает даже поставить церковь над государством. А о том, что надо восстановить союз белых (православных патриотов) и красных (православных сталинистов) против ненавистных демократических либералов — вещает популярный телевизионный трибун Проханов.

Проханов не стесняется и следующей формулы: « России не нужны политические реформы. Не нужна бессмысленная трескотня парламентских ассамблей. России нужны алтари и оборонные заводы». Что отнюдь не мешает рукоплескать либеральной скучающей публике.

Со стороны церкви сделка закрепляется неприятием «оранжевой революции» (то есть мирной смены власти, когда власть препятствует легальной ротации) и признанием лично патриархом Кириллом итогов выборов. Неважно каких, неважно где и неважно с какой долей честности или нечестности.

А со стороны благодарного государства, налоговыми льготами и другими преференциями для церковных предприятий. Прямыми государственным участием в церковных делах. Любопытно узнать, что храм Христа Спасителя, где проходят церковные съезды, находится на балансе мэрии Москвы. Административным давлением в судебных тяжбах (кейс Pussy Riot) , где затрагиваются реальные или мнимые интересы церкви.

Церковь сетует на кампанию, якобы ведущуюся против русского православия… О том есть и строчка в молебном пении ( 22 апреля): «О еже милостивым оком призрети на церковь свою святую и сотворите ю невредиму и непреобориму от восстающих на ню и попирающих святыни Ея…». Что, по всей видимости, не так далеко от истины.

Как бурно хозяйствующая и политикующая организация церковь действительно слишком многим наступила на хвост, подсчитывая свои квадратные метры. Отчего любой, в том числе и чисто хозяйственный ответ хозяйствующего «противника», непременно проецируется в вопросы религиозной догматики. Но говорить, что эта кампания ведется из некоего центра, враждебного России, наверное, было бы большим преувеличением.

Зато верно другое утверждение (Проханова) — о разводе русской церкви и значительной части русской либеральной интеллигенции, которая в семидесятые-восьмидесятые годы прошлого столетия видела в церкви своего естественного союзника. И тому есть объективные причины.

Ведь тоталитарное государство раньше было одинаково непримиримо и к либерализму, и к христианству. А проводники последних одинаково страдали от КГБ. Да и само христианство в те годы понималось как антитоталитарная, антитираническая философия. Что, например, было блестяще подмечено поэтом-диссидентом Александром Галичем, сведшим в одном стихотворении и евангельский рассказ, и узнаваемые черты советской действительности:

«Но тут в вертеп ворвались два подпаска/ И крикнули, что вышла неувязка,/ Что праздник отменяется, увы,/ Что римляне не понимают шуток./ И загремели на пятнадцать суток /Поддавшие не вовремя волхвы» (А.Галич, «Рождество», 1966-1969)

Но главное, что то было время очень бережного и очень заинтересованного отношения образованного класса к евангельскому тексту, чего, как ни странно, никогда не замечалось в самой церкви, больше озабоченной ритуалом.

Не будем опускаться до того, чтобы упрекать патриарха за дорогие часы. Церковь официально не согласилась с нестяжателем Нилом Сорским (1503 г.) и… разрешила стяжать. А раз разрешила, то разрешила. Не будем ханжами. Во всем мире административное могущество сопряжено с символами могущества, и Breguet вполне укладывается в это определение. Не может патриарх ходить в китайской подделке!

Однако никуда не уйти от другого, более важного вопроса: а что же это такое — «духовность» сегодня, которой клирики и православные патриоты долбят по башке либералов?

 Одно ли это вытаращивание глаз, шарфик вокруг шеи Никиты Михалкова и произнесение с придыханием слова «духовность». Или все же за этим стоят какие-то конкретные культурные достижения и внятные нравственные, да и политические тоже — не будем бояться этого слова — принципы?

Что спорить, русское православие (равно как протестантизм, как и католическое христианство) дало немало светлых имен и продемонстрировало немалые достижения. Хотя и нельзя сказать, что и очень большие в рамках мирового христианства. Известны в православии многие интеллектуалы. На память сходу приходят имена Николая Бердяева и Александра Меня.

Однако в целом, если говорит о русской церкви как об институте, то ее история – это история огромной политической несуразности. Насколько изначально ясно выражали свои позиции родоначальники христианства, настолько всегда было неясно, как относится русская церковь к гнету и несправедливости.

В конечном итоге импортированное с Запада, «христианство по-русски» так и не стала подлинно народным, поскольку народ был безграмотен, книг не читал. Наоборот, в годы татаро-монгольского нашествия православной церкви пришлось стать великим оппортунистом, за что монгольские оккупанты освободили все находившееся под их властью духовенство от повинностей, которыми облагали порабощенное население. А позже, разросшиеся в результате монастыри стали и первыми землевладельцами, попросивших монархию о грамотах, прикрепляющих крестьян к земле. Что, надо думать, подрывало симпатии народа. Все эти инвективы с успехов использовали большевики.

«Когда в феврале 1912 г. терпение рабочих лопнуло, — писал о Ленском расстреле советский историк и библеист Николай Никольский в книге «История русского православия», — и с одного прииска на другой стала распространяться забастовка, приисковые священники сейчас же открыли у себя дар красноречия и совместно с полицией и администрацией употребили все усилия для срыва забастовки, другими словами, для сохранения сверхприбылей петербургских и лондонских акционеров компании».

Теперь можно спорить с деталями и давать иные исторические трактовки, но несомненно, что совершившим переворот большевикам довольно легко удалось заставить нацию отказаться от религиозной культуры, оставив ее доживающим старушкам и в очень узких нишах — архитектуры, музеев, кладбищ и немногих действующих храмов.

Когда я в детстве гулял около Церкви Вознесения Господня, в которой венчался Пушкин, то очень хорошо помню, что там был склад, и это особенно никого не возмущало тогда. Рядом не было ни одного человека, который сказал бы: «Вот пойду и умру за веру!» А если б сказал, то, чего доброго, его бы сдали в участок сознательные граждане как вредителя.

Наоборот, либеральная революция 1991 года под руководством проклятых либералов дезавуировала коммунистическую идеологию (суррогат религии) и снова вывела русскую церковь на оперативный простор.  Казалось бы, живи да радуйся, крась яйца, пой про духовность.

Но тут возникли два любопытных противоречия.

Первое. В мировой истории не известны случаи, чтобы развитые светские государства снова трансформировались в клерикальные, если это не сопрягалось бы с социальной деградацией и упадком образования и наук. Поэтому надо смотреть, о чем  нам сигнализируют православные митинги, и очень хорошо подумать, прежде чем двигаться по этому пути.

И второе. У нашей церкви слишком большой опыт сращивания с властью, чтобы презреть свой собственный архетип. А в услужении властям церкви приходится отказываться от главного своего духовного ресурса — социально-гуманистического демократического по сути пафоса христианства, отсутствие которого не спрятать в пышности обряда и бормотании не очень понятных молитв на старославянском.

Атеисты — последние христиане — don_beaver

don_beaver — Атеисты — последние христиане

Сидят атеисты в каком-нибудь своём заветном храме науки или живописи. И вот врываются туда религиозные люди и громко начинают петь свои гимны, нарушая атеистическое течение жизни. Но мебели не ломают и никого не бьют. Какое развитие событий возможно в этом случае? Атеисты попросят удалиться нарушителей покоя. Не помогут слова — вызовут охрану или даже милицию. Это представимо. Но совершенно НЕПРЕДСТАВИМО, чтобы на следующий день атеисты стали собирать подписи за то, чтобы вчерашних хулиганов и нарушителей покоя осудили на СЕМЬ лет тюрьмы. Не на штраф, не на пятнадцать суток, а на семь лет. Так же непредставимо, что атеисты вооружаются камнями и забивают до смерти людей, которые ведут неправильный образ жизни. А вот в Москве и Багдаде такое возможно — нескольких девушек-панков в тюрьму на 7 лет, а 14 мальчиков-эмо забить камнями насмерть. Я не знаю, что хуже, несколько лет российской тюрьмы или быстрая смерть под градом иракских камней. Для интеллигентных атеистов такое поведение это немыслимое варварство, это глумление над святыми основами нашей жизни — не пожелай ближнему своему того, чего не желаешь, чтобы сделали с тобой. Издевательство над гуманистическими основами жизни, которые во многом выросли из христианских заповедей. Вот и получается, что просвещенные атеисты ныне остались последними истинными христианами. Помолимся же за тех, кого обуял бес злобы и ненависти.
Tags: Гуманизм

О проклятых оскорбителях веры — don_beaver

don_beaver — О проклятых оскорбителях веры

Это тип реально оскорбил верующих. Он сказал, что слова Священного Писания не так уж и священны, что личный опыт посущественнее будет. Это был плевок в душу каждого честного христианина. Если бы он высказал это сомнение в Священном Писании в частной беседе — это было бы ещё полбеды. Но он высказал это сомнение в священном для всех верующих месте. Нет, не в церкви, а в присутствии самого главы церкви, главного представителя Бога на земле. Тот был снисходителен и не убил святотатца на месте. Но всякому терпению есть предел! Этот тип стал совершать святотатственные действия в публичных местах, при большом стечении народа, доказывая, что то, во что верят все остальные честные люди — неверно. Личный представитель главы церкви лично попросил этого типа не грешить больше, ибо милость Господа и его главного представителя не может быть реально беспредельной. Но это оскорбитель не раскаялся, не попросил прощения, а изложил свои сомнения в виде книги и сделал всё, чтобы об его сомнениях узнали все. Более того, он позволил неуважение к главе церкви, вложив его увещевания в уста персонажа, которого обозвал глупцом. Нет, ну вы же понимаете, что сегодня этот тип оскорбляет Священное Писание словами, а завтра он нагадит на алтарь буквально. Эти оскорбления могут подхватить другие силы зла — и мир покатится в ад! Нужно давать суровый отпор и защищать веру от таких злонамеренных оскорбителей. Вот и вызвали этого типа в суд, посадили в тюрьму. Он сказал, что раскаивается, но глаза его выдавали — не было в них смирения и покорности. Так оно впоследствии и оказалось. Но судьи обошлись с ним мягче обычного и дали всего лишь восемь лет, да ещё вполне мягкого режима. Дольше бы стоило подержать, да оскорбитель умер и, очевидно, попал в ад на сковородку. И вы представляете, находятся мерзавцы, которые его защищают! Которые считают поразительное мягкосердечие судей, фактически спасших его от смерти, слишком жестоким! А что же — чувства верующих, которых всем скопом оскорбил этот проклятый грешник, не в счет?! Встанем же, братья и сестры, в защиту истинной веры и скажем громко — не зря был осужден проклятый Галилей! И его защитники будут тоже гореть в аду!

Изучаю я дело Галилея и вижу, что ничего не изменилось, что логика его осуждения полностью совпадает с логикой суда над нынешними «оскорбителями веры». Только там церковь действовала напрямую, а сейчас ей приходится давить через светский суд. Вы скажете — где Галилей, а где — дрянные художники, или ещё хуже — девушки-хулиганки. Но с точки зрения гуманизма (есть такое течение, которое ставит во главу угла человека, а не постулаты веры), разницы между этими людьми никакой. Если же вы настиваете на том, что принципиальная разница есть, то помните, что если вас «поймают» на «оскорблении веры», то вы пойдёте на суд вовсе не в статусе Галилея. На самом деле, если внимательно прочитать определение гуманизма — см., например, Википедию — то станет понятно, что нынешнее российское противостояние случилось не между верующими и атеистами, а между гуманистами и не-гуманистами, для которых их личные религиозные постулаты дороже свободы, а то и жизни другого человека. Причем, государственный аппарат, перетрусивший от недавних массовых демонстраций, поощряет выступление церкви против свободомыслия и демонстрантов любого толка, а то и прямо заказывает (и хорошо оплачивает) эту жесткую позицию. Итак, девушки-хулиганки уже реально мотают срок в тюрьме с февраля по июнь, ожидая решения суда и возможного многолетнего срока. «Предлагаемое уголовное наказание — до восьми лет лишения свободы — абсолютно несоразмерно действиям девушек», — заявила организация Human Rights Watch. Международная правозащитная организация Amnesty International признала «Узниками Совести» заключенных под стражу участниц скандальной российской панк-группы Pussy Riot.

Двуличие властей совершенно очевидно. Какое наказание понесли люди, которые разгромили выставку художников, нанеся реальный материальный ущерб? Никакого, дело возбудили против самих художников. А какое наказание понес православный молодчик, недавно ударивший в висок девушку-лесбиянку Елену Костюченко, журналиста «Новой газеты» — вплоть до сотрясения мозга? Он был арестован на месте преступления, но какой он срок отмотал за физическое насилие над женщиной? Никакого. Дело закрыли. Пока панк-девицы за своё ненасильственное хулиганство сидят в тюрьме, постараюсь чаще размещать посты против не-гуманистов средневекового толка. Если хулиганкам дадут реальный срок — сделаю антирелигиозную пропаганду одной из главных задач этого ЖЖ. Все, кому дороги идеалы гуманизма, могут присоединиться. Только помните, что нынешняя обстановка такова, то выступая против церкви, вы можете стать объектом как судебного преследования, так и внесудебной расправы. Пример — у всех перед глазами. Разговоры, что эти девицы — исключение, потому что совершили хулиганство в священном месте, в церкви и т.д., наивны. Мракобесы угрожали мне судом и прокуратурой только за мои антирелигиозные посты в ЖЖ. Это тоже святое место? Значит, этих святых мест скоро станет так много, что нормальная жизнь станет невозможной. Трезво оценивайте свои силы, возможно, вам лучше не высказываться лично, а размещать материалы из других источников. Это безопаснее.
Tags: Гуманизм

2012-04-11

Понятийная конституция: реальная онтология российского строя

ПОЛИТ.РУ: Понятийная конституция

Автор Владимир Пастухов
11 апреля 2012, 12:53
Адрес http://polit.ru/article/2012/04/11/constitution/
В России писаные и неписаные законы постоянно конкурируют друг с другом. Но, если писаным законам посвящены десятки томов юридических исследований, то неписаные законы остаются в тени, в прямом и переносном смысле этого слова. Я решил восполнить этот фундаментальный пробел и воссоздать ту конституцию, по которой на самом деле живет почти сто пятьдесят миллионов человек. В отличие от официальной Конституции, эту «понятийную» конституцию российские власти блюдут неукоснительно. В отличие от официальной Конституции, эта конституция близка и понятна миллионам. В уважении к ней проявляется сегодня единство власти и народа. Представляю первый раздел основного закона современной России.

РАЗДЕЛ I. ПОНЯТИЙНЫЕ ОСНОВЫ КОНСТИТУЦИОННОГО СТРОЯ.

Статья 1.

Сильный может все.

Вся власть в России принадлежит сильным, власть сильных не может быть ограничена ничем, кроме силы.

Статья 2.

Закон существует для слабых.

Слабые обязаны исполнять законы, которые написаны сильными. Сильные не обязаны исполнять законы, которые они пишут для слабых.

Статья 3.

Сильный не равен слабому. У сильного всегда виноват слабый. В отношении сильных действует презумпция невинности.

Статья 4.

Сильные имеют права, слабые имеют обязанности.

Сильные могут нарушать закон. Слабые тоже могут нарушать закон, но только в отдельных случаях и если это не наносит ущерба сильным.

Статья 5.

Сильные не могут злоупотреблять своими правами в отношении более сильных, чем они сами. Если сильный злоупотребил правом в отношении более сильного, чем он сам, он считается слабым, и к нему применяется закон.

Статья 6.

Ни один сильный не может быть привлечен к ответственности за преступление, которое он совершил, за исключением случаев, когда он нарушил право более сильного, чем он сам.

Статья 7.

Слабые могут быть привлечены к ответственности за преступления, которые они совершили, за преступления, которые совершили сильные, и даже за преступления, которые вообще никто не совершал.

Статья 8.

Слабый не имеет права на защиту от сильного. Слабый является сильным по отношению к более слабому, чем он сам. Попытка слабого защититься от сильного является преступлением.

Статья 9.

Собственность принадлежит сильным.

Сильные владеют собственностью с разрешения самого сильного.

Слабые обязаны отдать свою собственность сильному по его первому требованию. Право сильного на собственность слабого защищено государством.

Статья 10.

Реальным гражданством обладают сильные. Сильные рождаются от сильных, либо становятся сильными в силу родства или знакомства, а также в случае признания таковым другими сильными.

Статья 11.

Споры между сильными разрешается по понятиям. Понятия имеют силу традиции.

Понятия выше законов. В случае если понятия и законы противоречат друг другу, законы применяются в той части, в которой они не противоречат понятиям.

Статья 12.

Власть сильных от Бога. Монопольное право объяснять, почему властью должны обладать сильные принадлежит Церкви. Церковь принадлежит сильным - наряду с государством. Слабые должны ходить в Церковь.

Статья 13.

Сильными руководит самый сильный. Самый сильный не избирается и не назначается, а самоопределяется. Выборы необходимы для того, чтобы заранее известный результат выглядел правдоподобным.

Статья 14.

Сильные на местах сами управляются со слабыми.

Одни сильные не вмешиваются в дела других сильных, если соблюдаются приличия. Вмешательство в дела других сильных допускается в пределах, необходимых для восстановления приличий.

Пока сильные разбираются между собой, слабые обязаны молчать.

Статья 15.

Право сильных распространяется на всю территорию России. Слабые могут съехать, если успеют. Кто не успел, тот опоздал.

Статья 16.

Законы сильных действует до тех пор, пока слабые сами не станут сильными.2

2012-04-08

Игнорируемое невидимое

Можно ли представить себе ситуацию, когда люди используют какие-нибудь весьма сложные технические приспособления, машины, механизмы, и при этом такие, чертежи и технологии создания и функционирования которых и их составные элементы никому в подробных и точных деталях не известны и никем не фотографировались, не моделировались, не схематизировались?

И можно ли себе представить, что в такой ситуации эти механизмы будут работать наилучшим образом и в нужном людям отношении? И будут вовремя чиниться при своевременном обнаружении и понимании дефектов и эффективно совершенствоваться?

А теперь представьте себе, какие гигантские пласты социальных, социально-психологических и когнитивных механизмов и устройств повседневно используются нами именно в таком режиме непонимания и непредставления. И вы всё ещё ждёте, что при таком слепом подходе можно получить какие-то сносные положительные результаты? Ну-ну, ждите...

Или займитесь наконец по-серьёзному онтографией и поработайте над проектами в технологии КОРНИ.

См. Онтодизайн: начальный вариант описания.

Россия: первобытная магия, средневековые устои и полусовременный полукапитализм в одном флаконе.Общество как машина времени и как убойный коктейль

В двух последних перепостах, которые я разместил в своём блоге, в заголовках, явно претендующих на оценку современной ситуации в России, на первом плане термин «средневековье»: «Pussy Riot: вызов средневековью» и «Мы на всех порах катимся в новое средневековье: скоро будут жечь на кострах...». В моей подписной ленте рядом с ними высвечивается заголовок «О современном феодализме» из блога Артёма Кречетникова, и это опять о сегодняшней России.

Что это — просто полемические аналогии или констатации некоторых объективных фактов? Как ни прискорбно, и независимо от намерений авторов, необходимо признать вполне обоснованным второй вариант ответа. Дело в том, что реальное историческое время, в котором живёт тот или иной человек или социальная группа, определяется не календарём, не Конституцией и не урбанистически-технологическим антуражем, а исключительно способом мышления и содержанием верований — индивидуальными и групповыми. Комплекс из организации мышления и взаимосвязанных с ним верований у современного индивида или группы может быть и образцом первобытной дикости, и примером средневекового варварства, и экземпляром, демонстрирующим проблески будущего столетия — если такой убойно-взрывоопасный ментальный коктейль позволит человечеству досуществовать до него. Именно это — и исключительно это — обстоятельство и является главной причиной и перводвигателем всех современных социальных неурядиц и нескладух. Принципы толерантности и плюрализма трактуются и реализуются в этом отношении, к сожалению, совершенно неверно и серьёзно препятствуют осознанию и признанию этой главной проблемы наших дней.

ВСЕ человеческие социально-эмоциональные и поведенческие реакции — это исключительно СУБЪЕКТИВНЫЕ КОНСТРУПРЕТАЦИИ. Большинство человеческих реакций на совершенно невинные и объективно ничего не значащие и на что не влияющие слова и неопасные для жизни окружающих поступки — это проявления дичайшего первобытного и языческого МАГИЗМА, когда люди сами себе придумывают фантастические смыслы и галюцинногенные причинно-следственные связи. Я бы за иррациональные реакции наказывал ровно в той же мере, что и за провокации. Pussy Riot — это просто лакмусовая бумажка, показывающая, кто живёт ещё максимум при фараонах, а кто мозгами дорос до современности.

Жизнеспособность любого отдельного общества и человечества в целом критически и фундаментально (эволюционно) напрямую зависит от ясного и однозначного выбора приоритетного способа мышления и соответствующего комплекса верований, наиболее адекватных времени и актуальным задачам (и наиболее полно учитывающих весь исторический практический и теоретический опыт). На сегодняшний день этим требованиям отвечают лишь критическое мышление и критический рационализм (светское научное мировоззрение). Любой другой выбор — неизбежный и глупый смертельный тупик.

Такой вывод не означает запрета или преследования иных мировоззрений, он требует всего лишь закрепления безусловного приоритета научного мышления и научных знаний в образовании и на всех рабочих местах, в остальное время каждый может развлекаться как хочет. В индустрии внедряют научно-технические передовые стандарты без всяких оглядок на мультикультурализм или плюрализм, благодаря чему и достигают фантастических успехов. Устранение шизофренического разнобоя мировоззрение человеческих ресурсов на рабочем месте — действительно сейчас это решающий фактор или развития, или неминуемого — быстрого или медленного — самоубийства человечества. С этой точки зрения и следует оценивать любые политические, экономические и социальные проекты и решения. И личные тоже.

Рussy Riot: вызов средневековью


открыть материал...
«Группа Рussy Riot бросила вызов деспотическому, архаичному государству и его табельной церкви, лжи, ханжеству и конформизму, полицейщине, цинизму и бесправию, слипшимся в один огромный грязный вонючий ком. Акция Рussy Riot – это веселая манифестация здравого смысла и достоинства в самом эпицентре мрачной и безысходной фантасмагории российской жизни. Отстаивая свободу девушек, мы отстаиваем свой разум (и разум в принципе) перед лицом дремучего клерикально-полицейского мракобесия. Свое право жить в современном мире, а не в перманентных средних веках, где властвуют монарх, феодалы и попы. »
Не знаю, что подсказало участницам группы Рussy Riot идею их акции в ХХС. Скорее всего, безошибочная артистическая интуиция, а не просто анализ. Как бы то ни было, акция получилась не только смелая, по праву заслуживающая именоваться гражданским героизмом, но и удивительно энергоемкая по своим смыслам. Антипутинский панк-молебен в ХХС — это, не побоюсь сказать, гениально. Это вызов не только Путину и системе его власти, это вызов и официозной церковности, сросшейся с этой властью, с этим государством. ХХС — зримое воплощение торжествующей государственной церкви, стремительно и органично заполнившей собой идеологический вакуум, возникший после ухода КПСС. Именно РПЦ помогла значительной части постсоветского населения преодолеть кризис идентичности: советские без особой ломки стали православными. Главное, что при этом они сохранили внутренний комфорт и возможность получать простые ответы на сложные вопросы, поскольку смысловая матрица их сознания не изменилась: Запад остался врагом, а Россия, как и раньше, идет своим особым путем. Более того, в ракурсе эрпэцэшной православности враждебность Запада приобрела новую, метаисторическую и метафизическую глубину, равно как и российская особость: мифологема противостояния «миру капитала» обновилась смыслами противостояния «царству антихриста». РПЦ предоставила совкам прекрасную возможность не меняться в своей сути. Православность для многих стала легитимацией их инаковости — разумеется, в отношении Запада, его ценностей и всего строя его жизни. При помощи РПЦ советское как бы вернулось в российское, которым и было порождено. В результате российское стало более злокачественным, гротесковым. Вторичный концентрат, исторический отстой, в котором причудливо перемешаны и Московское царство, и романовская империя, и СССР — вот что такое путинская Россия. Роль РПЦ в ее формировании огромна — она сопоставима лишь с аналогичной ролью КГБ, с которым связана теснейшим образом еще с 20-х годов. На это прямо указывала Рussy Riot, когда пела про «черные рясы, золотые погоны», ставя рядом с именем Путина имя Гундяева. Но дело не только в том, что Путин и Гундяев, так сказать, сослуживцы по линии лубянки. Дело в том, что нынешний союз чекистского государства и чекистской церкви — это, по сути, российский византизм с его т.н. симфонией властей: светской и духовной, о чем с восторгом пишет «православный эксперт» Кирилл Фролов.

Николай Бердяев в свое время проницательно заметил: «Россия никогда не выходила из средних веков». Не выходила и в советский период, поскольку большевизм, как писал А. Янов, «разрушил форму русской политической системы для того, чтобы спасти ее полувизантийскую, средневековую сущность». Спасти от Февральской буржуазно-демократической модернизации. Особенно это стало явным в период сталинского благоволения к РПЦ, когда советские праздники были вписаны в «Православный календарь» наравне с церковными. Многие — и охранители, и либералы — видят в позднем сталинизме исполнение пророчеств византиста Константина Леонтьева о «православном царе во главе социалистического движения». Но Сталин все-таки не стоял со свечечкой в главном тогда Елоховском соборе — полной «симфонии» мешал партбилет.

Путинизм стал очередным откатом к средневековой политической системе после еще одной неудачной попытки буржуазно-демократической революции —Августовской. Единственное, что действительно исчезло после Августа-91 — это официозный марксизм-ленинизм, и без того уже давно мертвый. Однако российское средневековье осталось практически неприкосновенным, более того, оно обнажилось, поскольку теперь перестало нуждаться в риторических оглядках на диалектический материализм. Есть лишь одно, на что оно сейчас еще как-то оглядывается — это Конституция, декларирующая светский характер государства. Однако на деле РПЦ давно имеет неофициальное положение государственной церкви, постоянно подтверждаемое недвусмысленными статусными жестами со стороны власти. Тут такая же история, как и с федерализмом — он хоть и провозглашен в Конституции, но в реальности его нет, в реальности у нас империя. Так же и российский институт президентства, по существу, является осовремененной формой царского самодержавия. Сегодняшняя Россия в целом вполне соответствует своей базовой модели, заложенной Иваном Грозным: монархия, освященная церковью. РПЦ — один из важнейших государственных институтов, призванный укреплять лояльность общества к существующей власти и озвучивать исторические смыслы России, выгодные кремлю. Собственно патриотизм, понимаемый как политтехнология обслуживания интересов власти, транслирует сегодня, прежде всего, РПЦ. Верноподданный К. Фролов пишет об этом светло и благостно: «Путин берет на себя восстановление экономического и геополитического потенциала России, ее воссоединение, Святейший возрождает духовный потенциал Исторической Руси, воцерковляет "Большую Страну", своим убедительным словом раскрывает опасность иностранной интервенции в России, просвещает и народ, и Путина в духовных, церковных вопросах…». Вот на ВСЕ ЭТО и посмела замахнуться группа Рussy Riot — отсюда столь острая и суровая, полицейско-карательная реакция на ее действо в ХХС.

Да, в нескольких европейских странах есть официальные религии, но там они мягко и надежно упакованы в демократические традиции, в культуру права, в гражданское общество, в особый менталитет, свободный от фанатизма и обскурантизма. Реакция на Рussy Riot — и государства и значительной части общества — показывает, насколько Россия далека от перечисленных факторов цивилизованной жизни. Девчонки брошены в тюрьму всего лишь за неканоническую молитву об избавлении от власти Путина и гэбэшных попов. Притом, замечу, массовая газета с благочестивейшим названием «Комсомольская правда» всерьез рассуждает о «богохульстве», причем как об уголовно наказуемом деянии — и это в светском-то государстве! Дело Рussy Riot поставило Россию в один ряд с такими замечательными странами как Иран, Пакистан и Саудовская Аравия. Напомню: в Иране казнят смертью за «богоотступничество», в Пакистане — за пресловутое «богохульство», а в Саудовской Аравии — за «колдовство». И когда отечественный черносотенный сайт с удовольствием цитирует православно-скандального израильтянина И. Шамира, считающего, что наших акционисток «надо было бы сжечь на костре на берегу Москва-реки, пепел спихнуть вниз по течению, и место костра посыпать солью…» — сознаешь всю реалистичность эпизода из знаменитой антиутопии Владимира Сорокина, где некий блаженный Амоня предсказал, что «у Государыни второй выкидыш случится из-за сглаза вдовы стрелецкой. С той вдовой тогда народ круто обошелся — проволокли ее по Васильевскому спуску к Москве-реке да под лед баграми и запихнули» («Сахарный Кремль»). Здравствуй, 16-й век!

За что держат в тюрьме девушек? Они выступили против Путина? Ну так это их конституционное право. Они молились неподобающим с точки зрения РПЦ образом? Ну тогда это чисто внутрицерковное дело, причем тут тюрьма и суд, если церковь у нас отделена от государства? Или, получается, не отделена? Утверждают, что девчонки оскорбили чувства верующих. Это, мягко говоря, крайне дискуссионное обвинение. Они молились Богородице так, как сочли нужным, однако необычная, авангардная форма молитвы говорит вовсе не о намерении оскорбить кого-либо, а, скорее, о юродстве. Повторяю, все это предмет исключительно внутрицерковного разбирательства, но уж никак не уголовного преследования, которое указывает лишь на то, что мы живем в отсталой несовременной стране, где религия неотделима от государства, а агрессивные фанатики бредят расправами над еретиками. Группа Рussy Riot бросила вызов деспотическому, архаичному государству и его табельной церкви, лжи, ханжеству и конформизму, полицейщине, цинизму и бесправию, слипшимся в один огромный грязный вонючий ком. Акция Рussy Riot — это веселая манифестация здравого смысла и достоинства в самом эпицентре мрачной и безысходной фантасмагории российской жизни. Отстаивая свободу девушек, мы отстаиваем свой разум (и разум в принципе) перед лицом дремучего клерикально-полицейского мракобесия. Свое право жить в современном мире, а не в перманентных средних веках, где властвуют монарх, феодалы и попы.

Опубликовано 29 Мар, 2012 Метки: антиклерикализм, общество