Мысли для начала... мышления

Неграмотными в 21-м веке будут не те, кто не могут читать и писать, а те, кто не смогут научаться, от(раз)учаться и перенаучаться. Элвин Тоффлер

2012-03-16

Сознательная мнимая гражданская пассивность может оказаться эффективнее - | Колонка Семёна Новопрудского

Гражданское повиновение - Газета.Ru | Колонка Семёна Новопрудского

— 16.03.12 09:09 —

После президентских выборов практически никто в России — ни противники власти, ни даже ее сторонники – не говорит о стране в категориях развития. Все рассуждения строятся исключительно вокруг того, как долго протянет нынешняя власть и каким образом появится преемник у нашего нового президента. Эти разговоры не случайны: Путин и его окружение сами загнали себя в классический шахматный цугцванг, когда любой следующий ход лишь ухудшает позицию.

Квинтэссенцией этих разговоров стал прогноз Михаила Дмитриева, президента Центра стратегических разработок (ЦСР), организации, в 2000-м писавшей первую путинскую президентскую программу. С точки зрения Дмитриева, Россию в ближайшие шесть лет ждет «чрезмерно затяжной и неопределенный процесс политической трансформации» с риском политической нестабильности. Положение усугубит новая волна экономического кризиса — не менее разрушительная, чем в 2008—2009 годах. Примерно к середине президентского срока Путина — через три года — страна будет вынуждена провести досрочные парламентские выборы, а к концу шестилетия рейтинг самого Путина может скатиться ниже 10%. При этом, что бы власть ни делала, как бы ни пыталась выправить ситуацию, поля для маневра у нее больше не существует. Путин неизбежно движется к ситуации позднего Ельцина, полагает президент ЦСР.
Такой прогноз делает не оппозиционер, не пламенный карбонарий, а респектабельный аналитик организации, вполне вписанной в действующую политическую систему.

Представители властной корпорации тешат себя иллюзиями, что если десятки тысяч москвичей перестали ходить на митинги, а Центризбирком и административный ресурс обеспечили приличный процент на выборах, то худшее позади. Но теперь надо как-то распорядиться этой победой — откладывать обещания дальше, продолжать имитацию реального развития страны уже политически невозможно. О том, что Путину не стоит баллотироваться на следующий срок, открыто говорят даже в стане сторонников режима: достаточно вспомнить предвыборную статью главы ВТБ Андрея Костина, где после тезиса о незаменимости Путина сегодня следовал призыв к нему обязательно уйти в 2018 году.

На таком фоне разочарованные в итогах президентских выборов противники власти пытаются придумать, как им действовать дальше. Мол, давайте создадим партии, общественные организации, начнем сами устраивать параллельную политическую реальность. Последнее вполне возможно и разумно — хотя бы в части устройства собственной жизни максимально независимо от власти, насколько это позволяют обстоятельства. Понятно и то, что при любой системе по мере возможностей важно максимально профессионально заниматься собственным делом.

Кто хочет, пусть строит партии или пытается вести какой-то диалог с властями. Только надо отдавать себе отчет: играя по правилам режима, его не переиграть. Не разумнее ли сейчас позволить власти повластвовать, не помогая, но и слишком яростно не мешая ей? Пусть приближает свой конец собственными руками.

То есть вести себя, как ведет классическая оппозиция в цивилизованном мире. Разумеется, жестко критиковать каждую ошибку и каждое преступление власти. А она будет ошибаться, как делала это последние 12 лет. Не просить у власти никаких уступок, а только требовать от нее конкретных действий. Не абстрактной политреформы и честных выборов, а, скажем, немедленного освобождения из тюрьмы Ходорковского с Лебедевым или от должностей — Сечина с Нургалиевым. Не оказывать режиму никакой интеллектуальной поддержки. Если будет желание и тема для митингов, проводить их, но не считать это способом борьбы с властью, если только это не митинг сотен тысяч человек с единственным требованием — немедленной отставки первого лица государства.

Логика этой тактики «гражданского повиновения», дистанцирования от власти и от каждодневной борьбы с ней очень проста. Вы хотели победить любой ценой? О-кей, теперь платите цену за свою победу. Только знайте: отныне вы и только вы отвечаете за все, что будет происходить в России. Никакого дележа ответственности. Никаких сказок про «оранжевые революции» и мировой кризис, который в очередной раз помешал нам построить светлое настоящее. Такая тактика особенно оправданна в Москве, где Путин не выиграл выборы, даже по официальным данным.

Эта сознательная мнимая гражданская пассивность может оказаться эффективнее поспешной и бездумной гражданской активности.

Власть не захотела вести цивилизованный диалог с разумной частью общества — пусть теперь ведет монолог до самых финальных титров.

Тeги: Итоги выборов 4 марта, митинги протеста, гражданская активность, ЦСР, Михаил Дмитриев
Читать полностью: http://www.gazeta.ru/column/novoprudsky/4093953.shtml

Настоящая борьба с коррупцией погубит нынешнюю политическую систему

Антикоррупционная активность власти вызвана давлением со стороны гражданского общества — Газета.Ru
Огонь по штабам
Антикоррупционная активность власти вызвана давлением со стороны гражданского общества
 О борьбе с коррупцией власти говорят лишь из-за растущего напряжения в обществе
— 16.03.12 10:15 —

ТЕКСТ: АЛЕКСЕЙ МЕЛЬНИКОВ
ФОТО: РИА «НОВОСТИ»

Настоящая борьба с коррупцией погубит нынешнюю политическую систему точно так же, как перестройка погубила советский строй.

Затеянная высшим российским руководством демонстративная борьба с коррупцией, проведенная искренне, решительно и быстро, приведет к неизбежному уходу из политики главных организаторов этой кампании и слому всего государственного устройства современной России. Дорога, на которую оно встало, есть проторенный путь, пройденный Михаилом Горбачевым во второй половине 80-х. Тогда безобидная, как казалось поначалу, но затем разжавшаяся, как пружина, перестройка привела к крушению устоявшегося порядка. Так же будет и сейчас.

Коррупционеры в администрациях различного уровня и силовых структурах – это и есть те, кто окончательно освоился в российской власти в начале нулевых, те, кто больше всех выиграл от экономического роста, главная опора существующего порядка – его плоть и кровь, цель и смысл, жизнь и судьба.
Это все тот же циничный советский партийный, хозяйственный и репрессивный аппарат, только одетый в приличные костюмы и обладающий несравнимо большими доходами, хотя и любящий ностальгически вздохнуть перед телевизором, показывающим какой-нибудь очередной мусор на тему «у нас была великая страна». Воевать с ними – это все равно что начать взрывать гранаты в собственной квартире для того, чтобы извести ставших до теплой вонючести родными мышей, тараканов и клопов.

Те, кто находится сегодня во главе российской власти, в глубине души испуганные люди. Они потрясены тем, что происходило в СССР во второй половине 80-х, когда власти шли на уступки пришедшему в движение обществу. Но это страх особого рода – не острастка государственных людей, а испуг обывателей, волею насмешливой судьбы вознесенных до высот страны на излете ее существования.

Поэтому сегодняшние правители желают наивно показать, что все, что они делают, придумано ими самими, исходя из внутренних «государственных соображений», а вовсе не продиктовано внешними требованиями российских граждан. Словно советский пьяница, страшащийся попасть в вытрезвитель, стараются они крепить осанку, держать строгое выражение лица и дышать в сторону от бдительного милиционера в метро.

Но, в сущности, обманывают лишь себя. И так понятно:

%%о борьбе с коррупцией они вынуждены говорить лишь потому, что начались протесты и растет напряжение в обществе.

Собственно, эта пугливость и есть то единственное, что вынесли сегодняшние правители из опыта 80-х. Ничему другому их тот опыт не научил. Не понимают они главного: реформы должны быть своевременными, а уходить с постов следует заранее, когда еще есть силы. Так, как это сделал Гарри Каспаров в мире шахмат. Свой же шанс они уже упустили.

Раз так, то остается только медленно или быстро, а главное, рука об руку с оппозицией, по большей части безголовой, но вернее чувствующей пульс жизни в стране и гораздо более живой, скользить к общему для всех концу. Этапы начала этого движения известны. Они означают глубочайшее согласие верхушечных реакционеров с низовыми революционерами в оценке создавшегося положения.

Сначала, публично демонстрируя разложение силовых структур, издается приказ главы ФСБ о том, что его сотрудники должны до 1 декабря 2012 года избавиться от имущества, право собственности на которое зарегистрировано за пределами России. Пораженный этим обыватель, которого все нулевые годы кормили телепродукцией о лубянских рыцарях, чуждых не то что собственности, но и личной жизни, женатых разве только на перетянутой ремнем и портупеей матушке России, еще не успел придти в себя от изумления, как зароились следующие горячие новости.

Выясняется, что руководители и сотрудники государственных компаний, опоры российской государственности во время хаоса 90-х, разгула бессовестных частников, тоже подвели. Оказывается, у некоторых их них и членов их семей образовались какие-то непонятные доходы, родилось имущество неясного происхождения, появились фирмы, крепко привязанные к родным государственным структурам. Кроме того, все это деловитое хозяйство, оказывается, живет своей собственной жизнью и совершенно не собирается отчитываться перед главой российской власти, о чем он сам удивленному российскому народу и сообщает.

Раздражение и возмущение «государственных менеджеров», отвлеченных от неотложных распильно-откатных дел подувшим сверху демократическим ветерком, сродни настроению Белобородова в разговоре с Хлопушей в «Капитанской дочке»: «Полно, Наумыч. Тебе бы все душить да резать. Что ты за богатырь? Поглядеть, так в чем душа держится. Сам в могилу смотришь, а других губишь. Разве мало крови на твоей совести?» Озлобленные белобородовы огрызаются: «Да ты что за угодник? У тебя-то откуда жалость взялась?..» И ведь оба правы.

Наконец, уходящий президент следом за демократической оппозицией, настаивавшей в ходе думской избирательной кампании на декларировании государевыми слугами своих расходов, предложил законопроект о контроле чиновных трат. И опять простому человеку совершенно непонятно, как могло создаться такое положение в стране, 13 лет находившейся по большей части в безраздельном владении той властной группы, которая декларировала в начале нулевых как величайшее благо усиление роли чиновного государства во всех сферах общественной жизни.

Вне зависимости от того, получится ли что-либо серьезное из этих начинаний (а скорее, ничего, кроме шума, не получится), самим своим появлением они говорят о продолжающемся политическом сдвиге в России, о растущем недоверии граждан к обанкротившимся властям.

Пока же чиновная коррупция решила покусать свой собственный хвост и убедиться в том, что кусает саму себя – и это больно.
Потому что какой же смысл тем, у кого отнимают полученные за верную службу блага, защищать от граждан тех, кто сидит наверху? Раз даже купить недорогой дом в какой-нибудь Испании запрещено? Ради чего гнать рабов из государственных компаний на избирательные участки для голосования за отца нации? Почему нужно исполнять министерские обязанности, мирясь с заоблачным воровством, раз закрыта самая приятная возможность – делать свой небольшой бизнес на государстве? Ведь в этой системе так живут все. И понимают это в ней тоже все. Как те, кто вспоминает приказ Мао «открыть огонь по штабам», так и те, кто в этих «штабах» надевает каски, тревожно нюхает воздух, но знает, что никакая это не «культурная революция» – ревущие снаряды не выйдут из стволов орудий. А если и выйдут, то, несомненно, не долетят или перелетят.

Тeги: борьба с коррупцией, контроль над расходами, Дмитрий Медведев, чиновники
Читать полностью: http://www.gazeta.ru/comments/2012/03/16_a_4093969.shtml 

Единственный процесс, который полным ходом идет в российском государстве — это разложение | ВЕДОМОСТИ - Максим Трудолюбов

ВЕДОМОСТИ - Максим Трудолюбов: Лишние люди у власти

16.03.2012, 00:24

Официальная Россия, включая все органы, институты, участки, отделения, комитеты и министерства, — это продукт разложения советской государственной системы. Единственный процесс, который полным ходом идет в российском государстве (не в обществе, не в стране, а именно в структурах государства), — это разложение. Гниение системы началось до формального конца СССР и продолжается на наших глазах. Все еще есть чему разлагаться. Мы каждый день получаем новую порцию продуктов распада: новое преступление людей в погонах, новый приговор купленного суда.

Новая в этом во всем только интенсивность процесса гниения. Сама гниющая материя вся старая.

Советская милиция не стала полицией в настоящем смысле и продолжает разлагаться на глазах: см. недавнюю казанскую историю, буквально животную по содержанию; см. недавнюю историю с убийством Никиты Леонтьева в Петербурге. Советская прокуратура никогда не была прокуратурой в собственном смысле. Просто она из карательного инструмента переродилась в рыночный, работающий по заказу. Российские суды никогда не были судами в подлинном значении слова и из ненастоящих судов превратились в штамповочные пункты, работающие на теневом рынке. Спецслужбы, с самого начала опричные по смыслу, остались таковыми, только переродились в квазирыночные структуры. А их начальники стали подпольными миллионерами — как когда-то те, кого они преследовали в советское время. Командная система переродилась в продажную, потому что только за деньги можно делать то, что раньше делали из страха.

Поколение, точнее социальная группа, которая находится у власти, вся «категория А», включая премьер-министра Путина, есть продукт разложения советского общества. Эти люди оказались госслужащими, когда государство потеряло смысл и авторитет. Они и сами видели: жалкий «совок», никчемная идеология, бедность, а настоящая жизнь — вон она, там, где правит чистоган. Они нигде не были своими — ни в среде интеллигенции, ни в среде советских «барышников». Это лишние люди 70-х и 80-х. Теперь их мечты воплощены в виде дворцов и яхт на Средиземном море. Они не вся страна, только ее малая часть, симптом.

Оборотная сторона их сегодняшнего успеха — распад государства как механизма обеспечения общего блага. Каждый вывезенный ими рубль и тонна нефти, каждое сфабрикованное дело и незаконный приговор — утверждение цинизма как правящей идеологии. Но это и новый удар по системе, который она наносит сама себе.

Перестройка, может быть, и возможна в теории. Внутри государства есть новое поколение людей с идеями, условная «категория Б», которая хотела бы модернизации государства. Но «категория А» настойчиво выбирает другой путь. В том, что обществу нужно современное, честное, сервисное государство взамен феодально-советского, сомнений нет ни у кого. Содержание нового политического периода в России в том, чтобы понять, будет ли «новая республика» строиться на основе старого государства или совсем заново.

Автор — редактор отдела «Комментарии»
Опубликовано по адресу: www.vedomosti.ru/newsline/news/1538709/fundament_novoj_respubliki