Мысли для начала... мышления

Неграмотными в 21-м веке будут не те, кто не могут читать и писать, а те, кто не смогут научаться, от(раз)учаться и перенаучаться. Элвин Тоффлер

2014-06-05

«Молоко без коровы»: технологический провал России

http://rusplt.ru/society/innovatcii-10332.html

«Молоко без коровы»

05 июня 2014, 19:17Александр Телишев
Авиаконструктор Игорь Сикорский сажает свой четырехмоторный самолет «Илья Муромец» на Корпусном аэродроме в Санкт-Петербурге, 1914 год. «Илья Муромец» — первый в истории авиации пассажирский самолет. Фото: Репродукция фотохроники ТАСС

Авиаконструктор Игорь Сикорский сажает свой четырехмоторный самолет «Илья Муромец» на Корпусном аэродроме в Санкт-Петербурге, 1914 год. «Илья Муромец» — первый в истории авиации пассажирский самолет. Фото: Репродукция фотохроники ТАСС


Историк науки Лорен Грэхэм рассказал о причинах технологического отставания России

В среду, 4 июня, профессор Массачусетского технологического института (США) Лорен Грэхэм выступил с лекцией в Национальном исследовательском университете «Высшая школа экономики». Он рассказал, почему, по его мнению, Россия отстает от Запада в технологическом развитии и уровне инноваций. Главная проблема кроется в российском обществе, неспособном ценить предпринимателей и инноваторов, считает эксперт.

Профессор Грэхэм — один из ведущих историков науки в мире и главный западный специалист по научной истории России. Он совершил десятки поездок в Советский Союз, работал в МГУ и встречался со многими ключевыми научными фигурами разных исторических эпох, в том числе со скандально известным академиком Трофимом Лысенко. В последние годы Грэхэм опубликовал несколько книг по истории российской науки, последнюю из которых представил на лекции в ВШЭ.

Блеск и нищета

В начале лекции профессор МИТ признал первенство российских ученых и изобретателей в открытии многих технологий, определяющих облик мировой цивилизации.

«Русские часто утверждают, что они изобрели многие ключевые технологии современного мира — лампочку, радио, транзистор, лазер и даже электронно-вычислительные машины. На Западе к этим заявлениям относятся скептически. Мое исследование российских источников привело к удивительным даже для меня выводам — русские действительно первыми в континентальной Европе создали паровоз и первый в мире тепловоз, первыми при помощи электрических ламп осветили улицы крупных городов, начали передавать радиоволны, построили первый пассажирский самолет буквально через пару лет после полетов братьев Райт», — начал Грэхэм.

Перечисляя огромное число российских ноу-хау, профессор озадачил аудиторию вопросом: почему современная Россия с ее столь высоким научно-техническим потенциалом остается слабым игроком на мировом рынке высоких технологий и почему ее экономика зависит от экспорта энергоносителей.

«Практически невозможно назвать ни одну высокотехнологичную компанию российского происхождения, за исключением лаборатории Касперского и производителей вооружения, которая могла бы конкурировать на мировом уровне. Маленькая Швейцария производит и ежегодно экспортирует в 3–4 раза больше технологий, чем Россия. Возникает вопрос — почему так происходит», — продолжил лектор.

Для поиска ответа на этот вопрос Грэхэм обратился к истории науки в России и всей страны в целом. По его словам, почти 300 лет Россия рождала десятки и сотни блестящих изобретений и не смогла извлечь выгоду ни из одного из них. Эта особенность российской научной истории заставляет провести четкую границу между интеллектуальной деятельностью и инновациями.


Лорэн Грэхэм. Источник: ranepa.ru

Как считает историк, Россия преуспевает и является одним из мировых лидеров в первой области. В качестве примера он приводит множество известных математиков, литераторов, физиков. С другой стороны, мир технологий требует не только интеллектуальных усилий, но и взаимодействия с обществом, экономикой и другими факторами реального мира.

«Где российские Томасы Эдисоны, Стивены Джобсы или Биллы Гейтсы? Они были и есть, но ни я, ни вы никогда о них не слышали, так как они потерпели крах при попытках коммерциализовать свои открытия и изобретения в России», — пояснил Грэхэм.

По его словам, проблема России заключается в том, что наши ученые и изобретатели не понимают того, что изобретения и инновации — разные вещи. Российские ученые умеют создавать новые устройства и открывать новые технологические процессы, но они не осознают того, что на достижение успеха работают и внешние факторы — социальные, экономические и правовые.

«Для реализации коммерческого потенциала нужен целый ряд "поддерживающих" факторов. Общество должно ценить такие качества, как способность создавать практичные изобретения, экономическая система должна обеспечивать инвестиционные возможности, а законодательная система — защищать интеллектуальную собственность и вознаграждать изобретателя. В свою очередь, политическая система не должна бояться инноваций и успешных влиятельных предпринимателей. Насколько сложно это воплотить в жизнь, показывает история России и современная действительность», — объяснил свою идею лектор.

Постыдный труд

Власти России, как считает Грэхэм, хорошо осознавали эту проблему на протяжении последних трехсот лет — они одновременно пытались решить ее при помощи «форсированной модернизации» и использовали эту особенность российской действительности для оправдания авторитарного стиля управления государством. По этой причине «мы раз за разом наблюдали серии грандиозных провалов при попытках удержать достигнутое преимущество, полученное в результате научных прорывов или недавних попыток обновить технологическую базу производства».

По его словам, в России сложилась уникальная модель науки, сочетающая в себе интеллектуальное превосходство и невероятную технологическую слабость. Грэхэм считает, что она определяла социальную и политическую эволюцию всего российского государства на протяжении последнего столетия, так как позволяла власть предержащим игнорировать демократию и насильно модернизировать общество, не задумываясь, что это только усугубляло симптомы.

Несмотря на видную роль государства, причиной существования этой «раздвоенности» науки в России является не власть или какие-то другие факторы, а само российское общество.


Сотрудники компании «Лаборатория Касперского» за работой. Фото: Валерий Шарифулин / ИТАР-ТАСС

«Отношение российского общества к коммерциализации научных идей является ключевым фактором в этом вопросе. Его крайне сложно сформулировать и анализировать, однако я могу сказать следующее — в целом, жителям России, да и самим ученым, вплоть до сегодняшнего дня не удалось в полной мере воспринять концепцию того, что инновации и извлечение прибыли из науки являются выгодным и весьма почетным занятием, достойным уважения. Научный бизнес сегодня в России и в прошлые эпохи воспринимался и воспринимается как нечто постыдное, особенно среди людей, занятых умозрительным и интеллектуальным трудом», — продолжил профессор МИТ.

На подобные выводы Грэхэма натолкнули две вещи — беседы с российскими коллегами, которые пытались раскрыть секреты успехов американских стартапов и изобретателей, а также результаты соцопросов среди российских студентов технических специальностей.

«Нужно признать, что многие россияне не разделяют западных либеральных ценностей и пытаются идти своим путем, преследуя высшие цели продвижения науки вперед и пытаясь принести пользу всему миру. Такие вещи, несмотря на всю их похвальность, мешают вступлению России в мир высоких технологий. Большинство студентов МИТ и других американских вузов мечтают стать очередным «Биллом Гейтсом» или, по крайней мере, создать стартап, который они продадут настоящему Биллу Гейтсу. Я ни разу не слышал ничего подобного от российских студентов», — констатирует Грэхэм.

По его словам, наличие этой проблемы не осознают даже те российские ученые и научные функционеры, которые преуспели в науке и создали себе имя. В качестве примера он привел диалог ректора МИТ с российскими коллегами о проблемах инноваций в России. Руководитель американского вуза пытался рассказать об экономической подоплеке инноваций, о тесных связях между университетом и инвесторами, о культуре предпринимательства, которая существует даже среди студентов первого курса в МИТ.

Ни один из этих пунктов не вызвал интереса у россиян, которые забрасывали ректора вопросами о разработках МИТ в области нано- и биотехнологий, компьютерных программ. Профессор несколько раз безуспешно пытался перевести дискуссию в прежнее русло. В итоге он не смог сдержаться и выпалил: «Вы пытаетесь получить молоко без коровы!»

Что делать?

Как считает Грэхэм, проблема «молока без коровы» является главной причиной нереализованности инновационного потенциала России.


Здание «Гиперкуб» на территории инновационного центра «Сколково». Фото: Алексей Филиппов / РИА «Новости»

«Сможет ли Россия выбраться из этой ловушки и стать страной с успешной коммерческой наукой? Для этого России нужно реформировать общество. У меня есть два способа решения этой проблемы — первый из них очень простой, но нереальный для осуществления, а второй — практически сложный и крайне долговременный. В первом случае России должна стать обычным западным государством и провести все необходимые для этого реформы. Понятно, что сегодня крайне сложно представить себе даже гипотетическую возможность такой трансформации, так как это противоречит российским традициям и интересам многих высокопоставленных людей», — пояснил лектор.

Второй путь — постепенная модернизация России силами самого общества. Грэхэм возлагает большие надежды на зарождающийся средний класс, сообщество профессионалов, которое должно «трансформировать Россию из страны подданных в страну граждан». По его словам, если президент Владимир Путин, премьер Дмитрий Медведев и другие лидеры страны действительно верят в модернизацию и хотят ее осуществить, они должны не бояться среднего класса и позволить ему заменить экономику «инноваций по приказу» на экономику знаний. Впрочем, как отмечает профессор, такие надежды пока эфемерны — политическая ситуация в стране развивается сегодня в противоположном направлении, и Россия, по его мнению, будет оставаться в ловушке «форсированной модернизации» из-за ее нежелания становиться «нормальным демократическим государством».