Мысли для начала... мышления

Неграмотными в 21-м веке будут не те, кто не могут читать и писать, а те, кто не смогут научаться, от(раз)учаться и перенаучаться. Элвин Тоффлер

2016-12-27

Об электоральной (без)ответственности

[Безответственность тут с двух сторон — избираемых и избирателей. Но «ответка» катастрофы прилетит всем без разбора. — ЕВ]

https://www.facebook.com/ilya.faybisovich/posts/10100731949659181

Илья Файбисович
54 мин. ·

Попробую максимально аккуратно сформулировать одну очень неприятную и не слишком оригинальную мысль. Думать ее, мне кажется, имеет смысл людям с самыми разными взглядами.

Я вижу два основных типа реакции на катастрофу с самолетом, остальные статистически не значимы, десятки реплик на фоне десятков тысяч.

Один тип — ошарашенное молчание, человеческий отклик на человеческую трагедию, исключающий политическую составляющую. Погибли люди, помолчим.

Другой — реакция прежде всего, если не исключительно политическая, главным воплощением которой стал пост Аркадия Бабченко, за который все принялись Аркадия Бабченко линчевать. Погибли люди, но это естественное следствие политики государства, которое они поддерживали.

Я прошу никого не злиться на меня за упрощение позиций, я не хочу сейчас выявлять "лучшую" из них. Меня больше волнует другое.

Мне кажется, у этих двух типов реакции гораздо больше общего, чем принято считать, в силу вот какого обстоятельства:

Ни один человек из того небольшого количества людей, которые принимали судьбоносные для путинской России решения, не понёс за них никакой ответственности — ни электоральной, ни правовой, ни физической.

Об электоральной даже не будем.

Правовую ("правовую") ответственность вместо них несут люди, которые что-то такое постят у себя на странице и отправляются в тюрьму на два года, люди, которые в одиночку выходят на улицы с плакатами, люди, которые оказываются не в том месте не на тех митингах, люди, которые оказываются слишком близко к Навальному и Ходорковскому.

Физическую ответственность — простите, я не знаю, какое слово лучше выбрать, я не хочу оскорбить ничью память — несут миллионы граждан Украины — убитые и лишенные дома, Борис Немцов, граждане Сирии, Василий Алексанян, Андрей Карлов, Анна Политковская, пассажиры "Боинга", десантники из Пскова и, разумеется, не только из него, пассажиры египетского лайнера, и слишком многие другие люди. Я намеренно включаю в этот ряд людей, занимавших, скажем так, разные стороны в российском внутриполитическом конфликте, который несколько лет назад стал внешнеполитическим и, как следствие, внутриполитическим для еще нескольких стран, которые могли бы счастливо жить, ничего не зная о попытках Владимира Путина и его друзей удерживать власть пожизненно.

Теперь вот ещё — пассажиры Ту-154, который летел в Сирию.

И вот в этом отсутствии ответственности людей, которые принимают большие решения, мне кажется, и стоит искать ключ к нашим реакциям на катастрофу. Я бы даже сказал, очередную и не последнюю катастрофу.

Ключ — это бессилие двух полярных позиций. Часть общества предлагает просто молчать в память о погибших, говоря, что "не надо вмешивать сюда политику" — это бессилие одного рода, де-факто отказ от политической жизни как таковой.

Другая часть общества предлагает не молчать в память, и даже считать погибших сообщниками преступной власти (думаю, не надо тут никому объяснять, что это не фигура речи, а эта власть действительно является преступной).

Эта реакция сейчас более важна, даже если она менее приятна, а в некоторых — многочисленных — случаях принимает мерзкие формы. (Просто на всякий случай, чтобы не прослыть моралистом и чистеньким, я говорю не об Аркадии Бабченко.)

Пассажиры Ту-154 оказались в политической серой зоне. Мы не видели и никогда бы не увидели такой реакции (второго типа) на гибель людей на борту египетского лайнера. И наоборот, не может быть никакой другой реакции на гибель условного Моторолы — нельзя по-человечески жалеть того, кто добровольно, не по приказу идет убивать.

А пассажиры военного Ту-154, летевшего на войну, в глазах довольно большого количества людей оказываются не посередине, конечно, но между этими двумя точками. Большое количество людей уже не верит, или почти не верит, что, сколько ни тверди о "Гааге", ответственность понесет хоть кто-нибудь, кто должен был бы ее понести. И происходит этот малоприятный внешне перенос: пассажиры самолета назначаются "представителями российской власти", после чего человеческая составляющая из этой трагедии пропадает.

Вместо того, чтобы высокоморально линчевать Аркадия Бабченко или в принципе обращать внимание на женщину, чье имя мне не слишком хочется называть, лучше подумать об этом. Не оправдывать свои частные мысли, не считать их самыми чистыми и христианскими (или какими угодно еще) на свете, не стыдиться их, не учить жизни тех, кто формулирует не так аккуратно, как хотелось бы, а просто отдать себе отчет в том, что в ситуации полной безответственности властей сдавать экстерном "Основы этики" мы будем вынуждены все чаще. И гибнуть будут то социально близкие, то просто знакомые, то незнакомые и неприятные, но практически без исключения мало в чем виноватые люди.

А власть никогда не будет нести никакой ответственности, пока она не начнет нести электоральную ответственность. Так что нельзя "не примешивать сюда политику". Я не знаю, о чем еще нам говорит эта трагедия, если не о том, что политику примешивать сюда совершенно необходимо. Извините, что этот слишком длинный текст кончается так буднично.