Мысли для начала... мышления

Неграмотными в 21-м веке будут не те, кто не могут читать и писать, а те, кто не смогут научаться, от(раз)учаться и перенаучаться. Элвин Тоффлер

2011-12-20

О выходе из гражданской комы : Александр Амзин

Приоткрыть левый глаз
Александр Амзин о выходе из гражданской комы

Митинг на Болотной площади, как и дату 10 декабря 2011 года, я буду помнить всегда. Запомнятся четыре вещи: плотная толпа, в которой не чувствуется ветра, холод, проникающий даже сквозь подошвы высоких шнурованных ботинок, голоса политиков, качающие первые ряды, и песня "Наш дурдом голосует за Путина".

До тех пор я никогда не ходил на митинги. Не знаю, пойду ли еще, но в декабре я ощущал, что по-другому поступить не могу. Там меня, как писал Кнышев, окружали милые, симпатичные люди, медленно сжимая кольцо. Это было прекрасно. Каждый раз, когда я слышал конструктивные предложения (например, записаться наблюдателем на следующих выборах или акунинское про организацию онлайн-трансляций с избирательных участков), теплый ком подкатывал к горлу.

Воодушевленные митингом люди разошлись по домам — возмущаться "половиной процента" найденных нарушений, недостаточным медиа-покрытием события на Болотной и явно завышенными оценками численности участников митинга в поддержку "Единой России". Аналитики, все как один, написали про зарождение гражданского общества в стране. И лидеры мнений, все как один, предложили не призывать Россию к топору.

У меня насчет сложившейся ситуации есть несколько соображений. Вот они, мои маленькие предновогодние тезисы.

Войну за перевыборы оппозиция, к сожалению, проиграла. Несмотря на трезвые призывы к отставке Чурова и многих других, власти просто спели Let It Be. Перефразируя эпиграмму известного фантаста, "Подлога нет! — сказали кандидаты, и доктора кивнули головами". Перевыборов не будет. Будем реалистами — президентские выборы, даже если против их результатов выступит в десять раз больше народу, тоже вряд ли будут оспорены.

Но, допустим, было бы наоборот. Мы собрались на Болотной, потом еще где-нибудь, а потом пару раз сходили куда-нибудь наблюдателями и перевыбрали более сбалансированную Госдуму, а затем и более неожиданного президента. В этой ситуации есть сценарий гораздо более плохой, чем гражданская война — успокоение.

Куда как легко выбрать человека, на которого можно переложить ответственность за решение накопившихся проблем; предоставить ему мандат, карт-бланш и все такое. Примерно двенадцать лет назад, в эпоху треволнений, дефолтов, взрывов домов и еще черт знает чего мы сделали осознанный выбор в пользу стабильности, передав такой же мандат на обеспечение стабильности и решение проблем Владимиру Владимировичу.

Он это доверие оправдал — дефолта не было, взрывы домов прекратились, а вместе с ними — и всякая политическая жизнь. Понадобилось почти десять лет, чтобы наглость чиновников, достигшая невообразимых высот, спровоцировала гражданские выступления — все эти химкинские леса и синие ведерки.

Пациент самостоятельно ушел в кому. Десятого декабря 2011 года он содрогнулся, приоткрыл левый глаз и увидел вокруг консилиум оппозиционных политиков, предлагающих ему подписать завещание в их пользу.

Ребята, очень просто можно выбрать Немцова, Явлинского, Лимонова, Навального, Яшина, черта с рогами и кого-нибудь еще в придачу. Пусть разруливают, ведь мы были на Болотной и пару раз их поддержали. Но мне не хочется быть тем, кого Линор Горалик в свое время называла "Умничка такой". Да и вам, я думаю. Митингов недостаточно — ни мирных, ни боевых. Оппозиция их проводит уже лет двадцать в разных вариантах — и что?

Для того чтобы пациент хотя бы встал с кровати, ему придется сто раз бессильно упасть. Чтобы, выйдя из комы, убить Билла, надо долго готовиться, рисковать и одерживать одну маленькую победу за другой.

Возможно, придется перетерпеть и первый срок, а может - и второй. Принять к сведению закручивание гаек, которое обязательно последует за любыми активными действиями — и все равно не сломаться. Сначала наблюдателем на выборы, потом достать своего депутата требованиями, потом не дать взятку гаишнику, потом заставить соседа не мусорить, затем поговорить с учительницей, занизившей ребенку оценку за неполиткорректное сочинение, затем не допустить уничтожения леса под боком, затем помочь детскому дому, затем создать городское сообщество неравнодушных, затем узнать, почему префект разъезжает на BMW X5, затем пойти в префектуру или мэрию с проектом строительства спортивной площадки, затем выдвинуть самого себя в муниципальный совет, поступить на полставки в муниципальную библиотеку или вести кружок, сообщить о злоупотреблениях чиновников, узнать, как устроена власть и кто отвечает за выключенные фонари на вашей улице, затем пройтись по ДЕЗу, собрать жильцов, да еще не забыть изучить права потребителей.

И, наконец, перевыбрать тех, кто одержал временную победу год, два, десять лет назад. Не закрывать левый глаз, а потратить неделю на открытие правого. Два месяца на сгибание мизинца на руке. Год учиться заново шевелить ногами. Два — чтобы сесть, тяжело привалившись к стене. А потом еще надо встать на ноги и упорно тренироваться, вспоминая, как вы провели апперкот в девяносто первом.


Вы готовы? Нас минимум тридцать тысяч человек. Готовы?