Мысли для начала... мышления

Неграмотными в 21-м веке будут не те, кто не могут читать и писать, а те, кто не смогут научаться, от(раз)учаться и перенаучаться. Элвин Тоффлер

2015-03-22

Провал России в архаику

Боря Цейтлин


Эдуард Надточий

Собственно, сегодня уже очевидно, что Россия потерпела крах в своем проекте технической цивилизации модерна. создать человека технологической эры, способного на стандартизированное усилие - как это мечтали Гастев и ко - не удалось. Обнажилось это окончательно на пороге перехода к постиндустриальной цивилизации, куда может войти лишь человек, адекватно приспособленный к индустриальной цивилизации, созданной модерном в ходе второй индустриальной революции.

Несмотря на все успехи во второй индустриальной революции - достигшие возможностей летать в космос и создавать реактивные самолеты - российский проект технологической цивилизации оказался внешним всей этой технологической машине. Она не затронула его антропологически, индивид (точнее - коллективное рабочее тело) российской второй индустриальной революции осталось глубоко архаическим, не пустившим внутрь антропологических структур технологические протезы второй индустриальной революции. Поэтому как только мир перешел к третьей технологической революции - где продукт второй стал востребован как индивидуальная единица, а не как принудительно организованное коллективное рабочее тело - начался распад всего "регулярного государства", обеспечивающего совместимость местной антропологической размерности и технологической эволюции модерна.

Пост-индустриализм - предметно выраженный в стандартизации производства микросхем, к примеру - разорвал все связи с российской антропологией, и она сейчас стремительно возвращается в адекватное себе, как только удалены протезы регулярного государства модерна, - состояние архаики того, что Маркс именовал "первичной формацией", т.е. доиндустриально-дорациональный мир цивилизаций экономии дара и жертвы.

Атомная бомба в нынешней российской цивилизации используется по религиозным канонам этих цивилизаций первичной формации. В этом смысле можно, конечно, говорить об альтернативной цивилизации России - общей ей с племенной Африкой, Азией и Южной Америкой. Сможет ли на просторах рухнувшего проекта индустриального коллективного спасения кристаллизоваться в виде отдельных очагов цивилизация, адекватная антропологически пост-индустриализму - вот теперь главный вопрос. Но нужно отдавать себе отчёт, что такую трансформацию сможет совершить лишь меньшинство населения остатков империи. большинство обречено быть архаикой в снегах, примитивными народами Севера, не совместимыми со стремительно уходящим вперед техническим прогрессом. что с ними делать дальше - вот вопрос, который станет через 20 лет во весь рост перед глобальной цивилизацией. Но там он будет в одном пакете с вопросом о тропической Африке и племенах джунглей Южной Америки.