Мысли для начала... мышления

Неграмотными в 21-м веке будут не те, кто не могут читать и писать, а те, кто не смогут научаться, от(раз)учаться и перенаучаться. Элвин Тоффлер

2012-03-26

Это, конечно, не вера. Это имитация веры: Усмешка диавола : o_proskurin

o_proskurin: Усмешка диавола

Из слова Патриарха Кирилла:
Ну что должно было бы быть в земле нашей, которая самим фактом своего существования во многом обязана Церкви Православной и вере православной, подвигавшей народ наш на величайшие подвиги — в том числе на защиту Отечества в 1812 году? Ведь во имя сей победы и был воздвигнут Храм Христа Спасителя. Нет, появляются люди, которые оправдывают это кощунство, минимизируют его, стараются представить как некую забавную шутку... А потому я призываю всех вас усилить молитвы о стране нашей и о народе нашем... Диавол посмеялся над всеми нами, введя столько скорбей в те дни, когда мы должны уходить от волнений мира сего, погружаться в молитву, ограничивать себя постом, каяться в своих собственных грехах. Но, может быть, Господь проводит нас через эти испытания в святые дни Великого поста для того, чтобы мы все осознали ответственность за землю нашу, за Русь Святую, за веру православную. 
Из защитительной речи Федора Никифоровича Плевако:
Много бед, много испытаний пришлось претерпеть России за более чем тысячелетнее существование. Печенеги терзали ее, половцы, татары, поляки. Двунадесять языков обрушились на нее, взяли Москву. Все вытерпела, все преодолела Россия, только крепла и росла от испытаний. Но теперь... Старушка украла старый чайник ценою в 30 копеек. Этого Россия уж, конечно, не выдержит, от этого она погибнет безвозвратно... 
В чем разница? В том, что у Плевако — сарказм, а у Кирилла — как бы всерьез. В самом деле: все пережила земля наша — и нашествие двунадесяти языков в 1812 году, и гонения на церковь, и разрушение Храма Христа Спасителя (и тысяч других храмов) — и только перформанс Pussy Riot поставил землю русскую и веру православную на грань гибели!..

По-моему, не может в это вcерьез верить предстоятель РПЦ. Сколько раз, поди, в начале своей карьеры проезжал будущий патриарх в черной «Волге» мимо бассейна «Москва» — и ничего. Ни разу не выступил с обличительным пастырским словом. А сколько раз, поди, въезжал в Кремль (уже на более комфортабельном автомобиле) — и тоже ни разу не громыхнул перед земными владыками: «Не будет ноги моей здесь, покуда в кремлевских стенах захоронены человекоубийцы и гонители православия (вроде Емельяна Ярославского), а на Красной площади лежит идолище поганое!»... Ничего, терпел как-то. А тут, понимаешь, чаша терпения переполнилась...

Это, конечно, не вера. Это имитация веры. Или, пожалуй, симулякр веры. И, соответственно, патриаршья речь — симулякр волнения, скорби и заботы о судьбах земли русской. В этом нет ничего удивительного, поскольку вся путинская «Россия», вся ее идеология (и «православие» как часть идеологии) — это симулякр. И «правосудие» — тоже, конечно, симулякр.

Над этим разложением (выдающим себя за «возрождение») можно было бы отстраненно рефлексировать или отстраненно же посмеиваться, если бы мнимые православные и мнимые патриоты-государственники не калечили судеб реальных людей.