Мысли для начала... мышления

Неграмотными в 21-м веке будут не те, кто не могут читать и писать, а те, кто не смогут научаться, от(раз)учаться и перенаучаться. Элвин Тоффлер

2014-03-16

Войны вер: все войны — религиозные

Каждый день вспоминаю фразу К. Поппера: «Наши войны, по сути дела, являются религиозными. Это войны между сторонниками конкурирующих теорий относительно того, как нужно строить лучший мир».

Ниже — тексты на эту же тему из Facebook.

7 ч. · 
Что такое - имперский синдром? Что это за страсть такая - болеть за величие державы? Зачем, сидя в гаражах, мечтать о мытье сапогов в Индийском океане? Что это за хобби - выдумывать небылицы о трехдневном танковом броске к Ла-Маншу?
Почему люди хотят начти точку опоры и испытывать гордость не за собственные достижения, а за подвиги некоего абстрактного "мы", к которому они имеют очень опосредованное отношение?
Вот болеет человек за какой-то футбольный клуб. И говорит: "мы" выиграли, или "мы" - проиграли. Когда "мы" выиграли, то он гордится. Ему радостно. Он со снисхождением и презрением смотрит на проигравших, к которым относятся и фанаты вражеского клуба.
Но в сущности какое отношение этот человек имеет к этой победе? Иностранные чернокожие игроки, ни слова не говорящие по-русски, за огромные деньги сделали "good job". А люди говорят: "армейцы стали чемпионами". И болельщики "коней" ходят выпятив грудь по Москве.
А когда клуб проигрывает - какая его вина в этом? Никакой. Но он страдает, грустит, мечтает о реванше... Ждет следующей игры, беспокоится, пьет валерианку, надеется... Людей косят инфаркты, они чистят друг другу физиономии, реально, на самом деле ненавидят противников... Как все это объяснить?
Вот входит русский солдат в Чечню. Его убивают. Его товарищи мстят за него. Тогда чечены ожесточаются еще сильнее. Разгорается кровавая мясорубка. Чеченцы становятся врагами этих солдат. Солдаты - врагами чеченов. Потом, как-то потихоньку война затихает. Налаживается мирная жизнь. Чеченцы постепенно, медленно и тяжело, начинают жить вместе с нами.
И вот мы, уже вместе с ними, вторгаемся в Грузию. И что я вижу: простые люди, типичные русаки, дети которых воевали в Чечне, а соседи получили "груз 200" с истерзанным телом их сына без гениталий, смотрят телевизионный репортаж о бравом рейде чеченского батальона по тылам грузинской армии и говорят: "Здорово мы (!) наподдали грузинам!"
Это же переход Быстрова из Спартака в Зенит! Раньше он был враг, а теперь наш! Он теперь - "мы". Как такое могло случится? Как это различается: "мы" и " чужие"? Вот Дугин пишет, что меня и моих товарищей надо убить потому, что мы предатели.
Но ведь для того, чтобы кого-то предать (да вот хоть того же Дугина), нужно сначала считать его членом своей команды. А я никогда не считал, что я с ним играю в одной команде. Он мне чужой, неинтересный человек. И мне даже оскорбительно думать, что он мог предположить, будто я как-то с ним связан, какой-то незримой присягой...
Или вот этот стон о угрозе русским в Крыму. Почему он меня должен трогать? Почему я должен был стоически снести уничтожение русских в Туркмении, а вот именно сейчас воспрять духом и петь "Священную войну"? Был я в Крыму. Честно говоря, я там особо ничего не заметил в этом смысле...
Вот не могу я себя довести до такой экзальтации, до которой доводят себя и Кургинян и Леонтьев. Нет какого-то топлива. Мне отвратительна эта стадность имперцев, их истеричность, их лузерская обидчивость... Ну, право, какая может быть "травля" подписантов вернопдданического письма, если все телевизионные каналы в стране контролируются его адресатом?
Где вы увидели эту "травлю"? На наших стенах в ФБ? А! Так вы их читаете? А зачем? Вот мы ваши телеканалы не смотрим. Нам неинтересно. И противно. А вы подписываетесь на наши страницы и ЖЖ. Зачем вам это? Вы что, мазохисты?
Послушайте! У вас армия, милиция, прокуратура, ФСБ. У вас весь пропагандистский аппарат. У вас огромные финансовые средства. У вас вся полнота государственной власти. Вы хотите захватить Крым. Как мы можем вам помешать? Никак!
Какую угрозу мы для вас представляем? Никакой! Почему же вы так нас боитесь? Откуда такая ненависть? Почему вы хотите нас обвинить в предательстве того, чему мы не присягали? Почему нам нужно заткнуть рот? Зачем нас сажать? И уж тем более - убивать?
Я думаю, все потому, что вы нам завидуете. Завидуете тому, что мы не замазались в этом дерьме. И еще вам страшно. Потому, что вы знаете, что вы - преступники. И поддерживаете вы - преступников. И вы это хорошо понимаете. И также вы прекрасно понимаете, что расплата, рано или поздно, неизбежна.


Все, что происходит сейчас на наших глазах – это война не Украины с Россией, не украинцев с россиянами. Это война не столько за территории и даже не за контроль над ресурсами. Сейчас идет борьба ценностей. Идей, установок, убеждений – всего того, что дорого людям, что объясняет их место в бытии, заставляет действовать, на что они опираются в своей жизни.

Носители одних ценностей противостоят носителям ценностей противоположных. У кого-то ценностью является свобода, а у кого-то – сильная власть. Кто-то ценит достоинство, а кто-то – стабильную зарплату. Кому-то важно счастье близких людей, а кому-то – величие родины.

Ценности не терпят свои противоположности. Они угрожают друг другу разрушением, что для носителя означает потерю смысла жизни. Поэтому люди часто пытаются убедить других в чем-то, и никак не готовы слышать обратные доводы. Доходит до оскорблений, угроз и рукоприкладства. Если кто-то считает, что вояки УПА – единственно правильные герои Украины, то ему будет сложно слышать, что сотрудники НКВД праведно наказывали приспешников нацистов. Если вы выше всего цените человеческую жизнь, вам будет трудно усидеть рядом с тем, кто считает, что всех неправильных надо уничтожить.

Война начинается, когда за ценность человек готов убивать. А за сверхценность – погибать.

И вот мы видим, как одни убивают или помогают убивать ради денег: титушки, профессиональные наемники, врущие журналисты, депутаты, олигархи, политтехнологи, Путин. Некоторые выше жизней ставят свои социальные группы: «Ночные волки», ВДВ, футбольные фанаты. Другие готовы это делать ради величия своего народа, культуры и символов: радикальные националисты, исламисты-смертники, взбесившиеся пожилые носительницы геолент.

Украинцы не воюют с россиянами. Просто людям, у кого ценностью являются былая слава родины, величие нации, возврат к прошлому, сильная рука и опека государства, стабильная зарплата, бабло и возможность не меняться, противостоят те, кому важны свобода, взаимоуважение, достоинство, открытость и возможность развиваться. И наши народы сойдутся в бою, когда столкнутся ценности «Украина» – «Россия», как столетие назад сотни тысяч начали погибать из-за столкновения «Франция» – «Германия». Люди первой категории готовы бороться с негодяями из чужого государства. Люди второй – с негодяями из государства собственного.

И ещё добавление:

Про Обаму и Меркель я не понял, под остальным подписываюсь.

Сергей Трушкин

Я был уверен, что в современных условиях тотальной информационной прозрачности крайне сложно начинать войны. Раньше ты мог закрыть границы а в СМИ устроить истерику по поводу злодеяний соседа с которым нужно повоевать. И мнение народа как бы оправдывало необходимость таких шагов. Сейчас через интернет все со всеми связаны и можно было бы проверять информацию но... люди выбирают свою позицию и затем настраивают каналы что бы слышать только ту информацию которая совпадает с ней. Никому не нужна реальная картинка. Логично было бы так, сначала достоверная информация, а затем решения и выработка позиции. А по факту получается так: сначала позиция затем отфильтровывание неугодной информации. Или как говорят: Если факты противоречат теории то тем хуже для фактов. Естественно, что при таком подходе человек каждую секунду уверяется в том в чем он и ранее был уверен. Я смотрю на конфликты, что в Украинской раде, что на улицах Донецка или Москвы или в моей ленте фейсбука и вижу фанатиков идей, не способных воспринимать информацию. Уверен они не договорятся... Видимо основная трудность это инструменты обработки информации, ее доступность, достоверность. У меня сложилось впечателние, что Обама и Меркель узнают о событиях в Украине и Крыму из телевизионных передач. Не имея инструментов наш мозг пассует перед очень разнородным и насыщенным информационным полем и занимается более простой деятельностью - питает свои собственные иллюзии. Увы, я думал что зомби только в голливудских фильмах, а их вокруг столько...  Ну ничего, прорвемся. За достоверную полную и своевременную информацию для всех!!!